13 - 23 декабря 2008
рейтинг: +1+x

13.12.2008

Доктору Кейну
Как вы знаете, скоро начнутся праздники. По существу, это время веселья, счастья, доброжелательности по отношению ко всем людям и так далее. И, собственно, к чему я это пишу: подарки. Просматривая недавно полученные бумаги, я узнал, что после того несчастного случая у вас скопилась целая куча канцелярской работы, требующей выполнения. Так что я взял на себя смелость пробраться в ваш офис, пока вы были заняты на проекте "Олимпия", и разобраться с 55% ваших бумаг. Но вам совсем незачем беспокоиться, вы не должны чувствовать себя обязанным подарить мне что-нибудь в ответ. Хотя я мог бы отнестись к внешнему виду как 244.
Ваш коллега,
Доктор Айсберг.
PS: Когда вы будете проверять личный бюджет, вы можете заметить небольшое несоответствие в виде 550 долларов в расходах. Не беспокойтесь об этом. Счастливого Рождества!

Вернувшись этим вечером в офис, я нашел эту заметку на письменном столе. Не уверен, стоит ли мне беситься по поводу того, что он вломился ко мне, порылся в моих вещах, а потом снял пятьсот пятьдесят долларов с моего личного счета в банке, или радоваться тому, что кто-то сделал за меня половину канцелярской работы за такую ничтожную сумму. Профессионалы хотели три штуки баксов за половину этой работы. Так что, думаю, в конце концов я отреагирую на это так же, как на все неловкие для меня ситуации. Я это проигнорирую и забуду напрочь.

Если, конечно, это не повторится.

Сегодняшние эксперименты с Эммой начались неудачно. Мы немного продвинулись вперед, но в основном мы только делаем первые шаги. Эти ее способности привели к тому, что она была изгнана из общества, и всю ее недолгую жизнь с ней обращались как с каким-то уродом, монстром или божеством. И у нее в мозгу сложился жуткий барьер. Когда она использует свои силы, она по-настоящему расслабляется и позволяет им управлять собой. Нам нужно сделать так, чтобы она могла управлять ими. Но на это потребуется время, а я иногда склонен торопить события. Впрочем, с этим мы определенно не будем торопиться, потому что я бы предпочел, чтобы с персоналом, со мной и с ней ничего не случилось.

В отделе исследования и разработки наконец-то насмотрелись на биотехнологии и наконец-то сняли карантин. Они провели самые разнообразные обследования при помощи самых разнообразных приборов, при содействии не менее чем двадцати девяти различных "дипломированных" экспертов и троих SCP, которые несколько раз исследовали весь набор от и до. Не нашли ничего настолько плохого, чтобы это выходило за пределы нормы, и ничего, что повлекло бы за собой гибель персонала, и, наконец, сдались и отпустили их. Не то чтобы я жаловался. Я видел, насколько опасными могут быть эти штуки, и я рад, что отдел провёл свою работу так быстро, но все-таки… Маленький ученый в моей голове оплакивает потерю времени. Мне придется взять на себя часть проекта и работать с этими парнями, если я хочу иметь возможность претендовать на него и возобновить раскопки. Позволить таким вещам пойти коту под хвост - почти преступление.

Нулевой Объект все еще ждет, пока его (её) тело будет закончено, и уговаривать его (её) подождать еще становится сложновато. В конце концов мне пришлось сказать ей, что она, наверное, получит его в подарок на Рождество. Иногда довольно сложно давать туманные ответы существу, которое может читать твои мысли и знает, когда ты лжешь.

Что касается самой рождественской вечеринки, у меня появились кое-какие планы, но все еще нет никаких приготовлений. Все застряло на этапе проектирования, так сказать, хотя было бы неплохо, если в ближайшее время случилось какое-нибудь продвижение. Такие вещи всегда подкрадываются незаметно.

15.12.2008
Эмма все еще пытается обуздать свои силы. Я понимаю, почему это могло случиться, у девочки на самом деле куча серьезных эмоциональных барьеров, но проблема в том, что нам нужно либо сломать барьер, либо вылечить ее, пока это не стало проблемой. И я бы очень не хотел, чтобы она стала проблемой. Потому что в таких случаях начальство обычно проблему уничтожает.

Я снова обдумываю некоторые вещи, которые собирался сделать для проекта "Олимпия". Вместо того, чтобы использовать Эмму, чтобы изменить отдельные части тел некоторых сотрудников класса D, я просто попрошу ее только слегка изменить и отладить само будущее тело. В конце концов, я видел ее творения. Я не уверен, что в разбирателе вообще есть гнезда для таких вещей. И, если до этого дойдет, то потом я бы предпочел не прибегать к инвазивной хирургии. Никогда этим не увлекался. Это всегда очень грязно, и мне не нравится, когда на скороходе остается кровь. Конечно, это возвращает нас к первой проблеме…

Завтра я собираюсь спуститься в зону раскопок, чтобы исследовать оставшуюся технику и живую материю и чтобы проверить выполненную работу. С тех пор как я сделал скорохода, это будет первый раз, когда мне придется рискнуть и пойти туда. Не люблю я туда ходить. У меня от этого всегда голова болит, и появляется странная паранойя, и я по личному опыту знаю, что к таким ощущениям стоит прислушиваться.

Я уже сделал некоторые приготовления к Рождеству! Ну, в частности, привез ёлку и всяких игрушек, и прошелся по черному рынку. Теперь вопрос в том, где я ее поставлю и кому что покупать?

16.12.2008
С Нулевым Объектом сегодня было… происшествие, причем довольно странное, и, кажется мне, со мной тоже. Он(а) пошла за мной в зону раскопок, и, когда мы были на расстоянии приблизительно пятидесяти футов от ядра, там, где у меня появляется странное ощущение и я чувствую подступающую головную боль, он(а) до смерти перепугалась и сказала что-то о "нем" и о том, что "оно" наблюдает за ней, а потом прочно и безраздельно обосновалась в моей голове. Это не было похоже на овладение разумом, но его (ее) большая часть была внутри меня. Незачем говорить, что от всей этой информации и излишка души/эктоплазмы/личности у меня сразу начала раскалываться голова, не говоря уже о том, что Нулевая постоянно шептала мне что-то об этом "существе". Но самым худшим было то, что я мог видеть то, что видела он(а), и слышать то, что слышала он(а).

С этого момента я плохо помню, что происходило, но сотрудники, которые были там, говорят, что я заорал во всю глотку, и, разогнав скороход почти до максимальной скорости, пулей вылетел из этого отдела, пробив кое-где стены. Всё, что я могу сказать об этом опыте - мне нужен большой стакан шотландского виски. Или бутылка. А всем остальным сотрудникам, которые там работают, нужно носить телекилловые шлемы.

Нулевая все еще ничего не рассказывает об этом. Молчит, как партизан. Еще он(а) говорит, что больше никогда не пойдет со мной туда без собственного тела, но о самом существе он(а) сказала только: "оно пыталось меня схватить". Что это за "оно" и как оно могло "схватить" его (её) - загадка.

И все-таки то, что я видел, то, что я слышал… Это наполняет меня ужасом, которого я даже представить не мог, но все же будит во мне ученого, того, который при помощи знания борется с неведомым, того, что больше всего похож на меня в детстве, когда я сражался с воображаемыми монстрами при помощи воображаемых мечей, в глубине души понимая, что их не существует. Правильно говорят: знание - сила. Но, опять-таки, говорят: неведение - благо… И когда я думаю о том, что видел… Я не могу не вспомнить первый абзац "Зова Ктулху" Г.Ф. Лавкрафта.

Проявлением наибольшего милосердия в нашем мире является, на мой взгляд, неспособность человеческого разума связать воедино все, что этот мир в себя включает. Мы живем на тихом островке невежества посреди темного моря бесконечности, и нам вовсе не следует плавать на далекие расстояния. Науки, каждая из которых тянет в своем направлении, до сих пор причиняли нам мало вреда; однако настанет день и объединение разрозненных доселе обрывков знания откроет перед нами такие ужасающие виды реальной действительности, что мы либо потеряем рассудок от увиденного, либо постараемся скрыться от этого губительного просветления в покое и безопасности нового средневековья.

И я не могу не думать о том, что он был прав.

17.12.2008
Мы наконец-то получили результаты психологических тестов Эммы. Результаты весьма огорчительные, по крайней мере, для меня. Интересно было бы узнать, у кого хватило совести причинить такому славному ребенку такую сильную боль, что для того, чтобы вытерпеть её, ей пришлось постоянно подавлять часть своей личности? Но опять-таки, это чувство распространяется на весь мир, на всех детей, с которыми плохо и жестоко обращались.

Думаю, я просто чрезмерно сентиментальный дурак, плюющий на меры безопасности ради ребенка. И я почти слышу, как Клеф смеется надо мной. Сволочь. Ненавижу, когда он бывает прав в таких вопросах. Конечно, если возникнет необходимость, я буду защищать ее от него, но я видел, как он выживал после такого, что обычно мгновенно убивает нормального человека.

Я решил перейти к интеграционной стадии проекта "Олимпия" и провести тонкую настройку будущего тела-носителя, когда Эмма будет в силах это сделать. И похоже, это время скоро наступит. Нулевая очень рада этому, кажется, она забыла вчерашний кошмар и говорит, что уже даже придумала очень подходящее имя. Я спрашивал его (ее), но он(а) говорит, что это сюрприз. Я попытался объяснить, что его (ее) телу, возможно, потребуется несколько дней, чтобы полностью адаптироваться к необычной физиологии, но сейчас у него (нее) нет вообще никакой. Думаю, лучше мне с этим подождать.

А что касается вчерашних событий - я собираюсь доисследовать основной участок раскопок при помощи того странного шарика из экспериментов с часовым механизмом, который позволяет видеть другие измерения. Еще я хочу поговорить с несколькими психологами - на всякий случай. Но судя по тому, что Нулевая сказала и сделала вчера, я не думаю, что оно как-то еще воздействует на тех, у кого есть телесная форма, хотя могут быть другие проблемы, связанные с душевным здоровьем людей, которые близко контактировали с этим существом.

Еще вернулись результаты исследования биоматерии. По-видимому, биоматерия содержит следы мутировавших человеческих клеток, но главным образом это экскременты, как шелк и паутина в животном царстве. Более того, вся эта биоматерия принадлежала одному человеку. Мне нужно будет обследовать тела зараженных и проверить записи видеонаблюдения в поисках зацепок, которое мы могли упустить. Без участия "существа" в центре здесь вряд ли обошлось…

18.12.2008
Я занялся получением разрешения и прочими документами, необходимыми для того, чтобы перейти к следующей фразе проекта "Олимпия". Интеграция композиционных материалов. Нулевая такой перспективе очень радуется. Ее радость вливается в мое сознание, почти вызывая у меня головокружение, невзирая на некоторые моральные дилеммы, с которыми я сейчас сталкиваюсь. Это здорово сбивает с толку.

Завтра осмотрю тела зараженных. Я должен был сделать это сегодня, но мне пришлось заканчивать работу с последними документами, касающимися инцидента, поскольку получение разрешения на другие запланированные вещи заняло больше времени, чем я предполагал. Но не то чтобы я сильно расстроился. Мне никогда не приходилось осматривать трупы мутировавших бывших коллег. Только касательно этого направления работы, может быть, мне придется говорить это каждый месяц.

Не знаю, что делать с Эммой. Хотя она не говорит об этом, она всё еще думает, что с ней что-то не так, и, честное слово, для ребенка это не то окружение, в котором он мог бы приложить все свои усилия для того, чтобы доказать, что с ним всё в порядке. Что он не урод, не что-то гадкое, но весь мир обращается с ним, как будто так и есть, или, что еще хуже, манипулирует им и использует его. (Хотя, думаю, не мне судить, но я, по крайней мере, сначала приведу ее душевное состояние в порядок). Поэтому нам приходится лишать таких детей свободы, чтобы защитить их либо от мира, либо от их самих.

Знаете, я уже много лет здесь работаю, и я помогал "содержать" кучу людей. Помогал "устранять" еще больше. И ни разу даже глазом не моргнул. Ни разу. Я всегда считал, что так нужно ради всеобщего блага. Даже сейчас я использую живых людей (плохих людей, заметьте), в качестве расходного материала в некоторых экспериментах. Никакого садизма, но факт в том, что я убиваю их и при этом не чувствую особой жалости. Это то, чем я всегда занимался.

Но дети - исключение. За то время, что я был здесь, нам пришлось устранить только троих детей, и всякий раз это была самая крайняя мера, необходимая для того, чтобы человечество продолжило существовать. И всякий раз я не мог им никак помочь. У меня разрывалось сердце. Но это нужно было сделать.

Чушь. Хватит сентиментальных мыслей. Слишком много их в последнее время. Этим вечером я намереваюсь отдохнуть. И, наверное, напиться.

21.12.2008
Вчера проснулся с диким похмельем (слишком много шотландского виски), проследил за переводом некоего Герра Хирурга, подписал несколько разрешений на эту рождественскую гулянку, развесил украшения и, *наконец-то*, добрался до интеграции физического тела Нулевой; из-за всего этого я немножко опоздал с записью. Но я был занят, так что пардон.

С Эммой всё хорошо. Наконец-то наша с ней работа дала положительный эффект и это само по себе наполнило мой день радостью. Может быть, она скоро сможет контролировать свои способности настолько, что сумеет помочь мне сделать финальные штрихи в проекте "Олимпия".

Что касается проекта "Олимпия" - я получил довольно необычную помощь. Добрый доктор Герр Хирург был отправлен сюда после какого-то нехорошего случая с Агатой. Он не сказал мне, в чем было дело, но упомянул, что ему понравились ее глаза.

Тем не менее, если не обращать внимания на его внешность и "легкое" помешательство, он довольно приятный тип. Бездна знания, по сути; он даже помог мне в нескольких небольших вопросах, касающихся проекта. Его это весьма заинтересовало. Он видит во мне родственную душу, и, хотя находит мой организм достаточно интересным, он сказал, что "разбирается в человеческой физиологии… но не в собачьей", и поэтому не будет вскрывать меня, чтобы понять, как я работаю.

Так что у нас честная сделка. Он помог мне с проектом, я рассказал ему то немногое, что мы знаем о разбирателе, хотя не имел на это права. Давайте просто не будем говорить об этом руководству, а? В качестве дополнительной благодарности за помощь и за то, чтобы он не стал потрошить моих людей, я куплю ему бутылку шнаппса с перечной мятой, который, по словам Агаты, ему очень нравится.

И да, проект "Олимпия". Я наконец-то начал интеграционную фазу. Видеть ее во плоти, слышать, как бьются оба ее сердца… У меня перехватило дыхание. Я бы сравнил это с тем ощущением, когда становишься отцом, хотя я лично никогда не производил потомства, так что не могу сказать точно.

Но я немного забеспокоился, когда она начала барахлить в конце. На несколько мгновений я испугался, что она умрет, прежде чем станет по-настоящему живой. Это было жутко. Я все еще не знаю, в чем именно была проблема, но, тем не менее, это меня беспокоило, хотя событие при нас не повторилось. Её тело все еще претерпевает некоторые изменения, адаптируясь к новым органам. Понадобится еще несколько дней, прежде чем тело полностью стабилизируется, чтобы можно было бы рискнуть и имплантировать в него саму Нулевую.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License