Отчет после операции 2272'
рейтинг: 0+x

7 ноября, в 0430 EDT1, сотрудники, задействованные в локальной Мобильной Оперативной Группе 352-Далет получили сообщения от информационной службы Главной Лиги Бейсбола о том, что питчер-правша Эллис Канастота был включен в перечень из 40 игроков франчайза Цинциннати Редс. Это событие спровоцировало рассылку предупреждений о повышенной готовности всем сотрудникам, назначенным на SCP-2272. В 0445 EDT через официальные каналы ГЛБ пришло второе оповещение о том, что Эллис Канастота был вызван в сборную высшей лиги Цинциннати Редс из 25 игроков. В результате был мобилизован весь доступный персонал, включая весь состав МОГ 352-Далет.

Он лежал на боку и продолжал пялиться на яркие зеленые цифры будильника на тумбочке. Каждые несколько секунд, непериодически, его рабочий телефон жужжал, при этом поток e-mail’ов сотрясал полупустой стакан воды и каждый раз сдвигал телефон все ближе к краю тумбочки. Они послали его домой отоспаться, так что в ближайшие несколько часов он собирался притворяться, что так и делает, ей Богу.

Часы резко мигнули на 04:29. Бззз-бззз. Телефон продолжил ползти к краю тумбочки. Они, наверное, полагали, что оказывали всем услугу, распространяя рассекреченную информацию. Будто посвящали всех в большую тайну. Кому бы это не понравилось? Бззз-бззз-бззз. Ему точно не понравилось. Никто и словом не обмолвился о массовом распространении ампул с цианидом, насколько он знал. Не было никаких слухов. Он находился в блаженном неведении. До прошлой недели его самой большой головной болью была бесконечная политическая реклама по радио в машине. Вот же были деньки.

Часы мигнули на 04:30. Его телефон принялся за более гулкое, неостанавливающееся, куда более настойчивое жужжание. Дополнительные силы вибраций протащили телефон прямо за край, со звуком удара наконец завершив его путешествие на пол. Жужжание телефона не прекращалось, но теперь было смягчено ковром. Он наклонился и потянулся за телефоном, опасаясь того, что знал, что может увидеть. Он поднял его, свет экрана больно ударил ему по глазам, когда он смотрел на него.

"Звонит: региональный директор Кейт МакТирисс".

Он прикрыл глаза от света телефона, тщетно пытаясь притупить стук крови в голове.

— Оллред-Смит.

Голос директора застрекотал в его ухе. Он сел прямо. Вот вам и притворяться, что спишь.

— Они собираются выставить Канастоту? Ага. Ну, я подумал, к этому моменту у нас уже должно быть раннее утро. Окей, какие ваши приказания?

Голос на другом конце линии выложил перечень инструкций и доступного персонала. Если директор и была более взволнована, чем обычно, она этого не показывала. Кое-что не меняется, так подумалось ему.

— Понял. Пожалуй, напишу конспиративным айтишникам, чтобы они все это потерли. Офис уже открыт?

Ладонью своей руки он пытался разгладить упрямую складку на рубашке. Складка на него внимания не обратила. Как и его волосы, которые он пытался пригладить пальцами. Не суть. Пускай жалуются, что он выглядит так, будто спал на скамейке в парке и так и пришел на работу. Разрядка смехом ему бы не помешала.

— Потому что мне нужно что-то извне. На всякий случай.

Он надел туфли и затянул бабочку. Он взял бейсболку с комода, чтобы прикрыть волосы. Он невольно рассмеялся.

— Ммм, нет, ничего. Да, мне так кажется. У вас…

Голос оборвал его. Он внимательно слушал и параллельно изучал себя в зеркале. Мультяшная рыба на лицевой стороне его кепки, оборачивающаяся вокруг бейсбольной биты выглядела уверенной в своих намереньях.

— Вот как. Списание? Это что-то новенькое. Нет, нет. Не волнуйтесь, босс, если события примут опасный поворот, мы не будем колебаться.

Директор повесила трубку. Он огляделся в поисках ключей от машины. Похоже, до того, как все закончится, замешаны будут не только айтишники.

В 0521, официальный планировщик ГЛБ опубликовал в интернете сообщение о том, что игра пройдет в полдень в тот же день, "Цинциннати Рэдс" и "Сент-Луис Кардиналс" сыграют в Грейт-Американ-Болл-Парк в центре Цинциннати. Стартовыми питчерами были указаны Майк Лик от "Сент-Луис Кардиналс" и Эллис Канастота от "Цинциннати Рэдс".

— В каком смысле, они сегодня играют? Они только закончили драный ежегодный чемпионат! — рявкнула д-р Ханака громко достаточно, чтобы её было слышно с места водителя в мобильном командном центре размером с автобус, который гнал на север по федеральной трассе 75. — Там же сейчас снег идет или еще чего.

— На самом деле погода сегодня приятная, — агент Оллред-Смит глядел в окно, одновременно пытаясь удержать на коленях длинный черный кейс. — Из-за чего держать людей подальше от стадиона будет тяжелее.

— Дрянь, — вздохнула д-р Ханака. — Как много билетов было продано перед тем, как мы удалили уведомление?

Молодая женщина, сидящая напротив Оллред-Смита за мобильным терминалом, шустро вбила запрос на клавиатуре.

— Всего 17 397 билетов, мадам. Хорошо, что мы добрались до сюжета на ESPN прежде, чем они запустили его. Товарищеский матч сразу после чемпионата, это новинка.

— Семнадцать тысяч. Это драная катастрофа.

Д-р Ханака прошлась до кормовой части командного центра.

— Энрикес, залезь в кадровую систему стадиона. Мне там нужны наши парни из безопасности, и если мы можем это обеспечить, чтобы и торговые лотки были нашими. Все, кто в этом парке не на поле или зрительских местах, должны быть из наших.

Молодой заместитель командира по тылу и снабжению взглянул на д-ра Ханаку из-за своего терминала.

— Вы хотите, чтобы мы продавали хот-доги?

Глаза д-ра Ханаки сверкнули за очками. Она нависла над сидящим Энрикесом.

— Хот-доги, пиво, лакрицу, начос и хреновы пончики, если мы можем это обеспечить! — она швырнула свой планшет на пол. — Мы имеем нарушение ОУС аномалией с аудиторией в семнадцать чертовых тысяч людей. Заткнулся бы ты и делал, что говорят, понятно?

Агент Оллред-Смит не мог удержаться от мыслей о том, когда он в последний раз слышал речь д-ра Ханаки на семинаре по академическому рецензированию несколько месяцев назад. Он вспомнил, как сложно было слушать доктора с тихим голосом с противоположного конца комнаты. Он пару раз кашлянул в кулак, чтобы замаскировать свой смех, пока несчастный Энрикес спешно выполнял отданные ему приказы.

Локальная МОГ 352-Далет прибыла в Грейт-Американ-Болл-Парк в Цинциннати в 1147 по местному времени. Учитывая число граждан, имеющих намерение посетить бейсбольный матч, в непосредственной близости, закрытие стадиона было расценено неосуществимым. К тому времени, как двери были открыты для зрителей, 78% обслуживающего персонала внутри стадиона составляли сотрудники и наемные работники Организации. Оперативники на месте приняли решение наблюдать за событиями и определить дальнейший курс действий.

Агент Данбар вошел в номер люкс, напичканный проводами, оборудованием для наблюдения и компьютерными терминалами, приличествующими импровизированному командному центру. Он выглянул в окно. Поле внизу было готово для игры, трава недавно пострижена, земля ухожена, свеженанесенное лого "Рэдс" за основной базой обведено мелом.

— Они только что опубликовали составы, мадам. Вам это не понравится.

Д-р Ханака вздохнула.

— Как составы вообще могут быть? Мы проверили местоположение каждого, ни один из игроков обеих команд не на месте или даже в курсе матча. Что все это значит?

Агент Данбар нервно дернулся.

— Канастота начинает на каждой позиции.

— Великолепно, — сказала д-р Ханака. — Больше его.

— За обе команды, мадам.

На секунду комната замолчала, все члены МОГ-352-Далет ожидали, когда д-ра Ханака отдаст новые приказы. Она опустила взгляд на матч. Оживление прокатилось по стадиону, когда нечто, выглядевшее как "Цинциннати Рэдс", вышло на поле. Она схватила полевой бинокль и посмотрела еще раз. Естественно, каждый игрок был тем же улыбающимся, темноволосым молодым мужчиной. Униформа каждого со спины блистала одним и тем же номером 72 с именем "Канастота" вышитым поверх него.

Она повернулась к техникам-связистам группы.

— Показания?

Мужчина постарше за особенно гнувшимся под тяжестью оборудования терминалом ответил:

— Показания воздухового сонара отрицательные. Кроме арбитров на поле никого нет.

— Ну он хотя бы не судит собственную игру. Это было бы неспортивно, — д-р Ханака отложила бинокль. — Уполномоченные по дезинформации! Нужна деза и посты в соцсетях и забить этим интернет и все в ближайшие пятнадцать минут. Происходящее — пиар-ход. Следите, чтобы так все и понимали. Будьте готовы дать обратную, если дела примут дурной оборот.

Три исследователя в углу комнаты тут же повытаскивали телефоны и ноутбуки и принялись за работу. Д-р Ханака продолжила.

— Контроль за толпой! Убедитесь, что все наши торговцы имеют полный запас Классов С. Не начинайте распространять, пока я не отдам приказ.

Мужчина в униформе офицера полиции вышел из комнаты, уже отдавая инструкции по рации, которую держал в руке.

— Меметики! Мне нужно, чтобы каждое сообщение, выходящее из этого стадиона сканировалось на предмет аномального влияния! Используйте наши новые ИИ. У нас нет времени собирать людей-подопытных для наблюдений.

Женщина в кресле у окна,выглядящая изрядно умотавшейся и с беспокойными глазами, открыла было свой рот. Взглянула на д-ра Ханаку. Она закрыла свой рот и начала что-то печатать на планшете.

— И вы, агент Оллред-Смит, — д-р Ханака нависла над агентом, откинувшимся на своем стуле возле люксового холодильника. — Будь со своей игрушкой повыше на задних рядах.

Кивком головы она указала на черный кейс на коленях агента Оллред-Смита. Он кивнул в ответ.

— Сигнал от вас?

— Сигнал от меня, агент.

Благодаря мерам, принимавшимся на месте локальной МОГ 352-Далет, зрители в Грейт-Американ-Болл-Парк пребывали в уверенности, что наблюдают неаномальный бейсбольный матч до примерно 1452 по местному времени, что совпало с серединой седьмого иннинга игры. В то же время индивид, все известные биометрические данные которого совпадали с таковыми у бейсболиста Педро Бурбона2, и идентифицирующий себя таковым, вышел на поле и ему был предоставлен микрофон, предположительно в рамках традиционного исполнения песни "Take Me Out to the Ballgame" во время седьмого иннинга. Когда обнаружилась личность оратора, среди собравшихся зрителей проявилось значительное беспокойство.

Агент Оллред-Смит обозревал инфилд через прицел высокого увеличения. Частью работы на SCP-2272 было знакомство с бейсболом, и он узнал мертвого игрока, когда увидел его. Он дотронулся до наушника.

— Это куда как за гранью задокументированного поведения, доктор. У меня есть разрешение?

Д-р Ханака рявкнула ему в ухо:

— Нет, проклятье! У тебя будет разрешения, пока я так скажу!

— Вы собираетесь ждать, пока мертвец не начнет… делать что-то, что там мертвецы делают? Здесь?

— У тебя оборудование готово?

Агент Оллред-Смит дотронулся до треноги прямо перед собой.

— Подтверждаю, доктор.

— Значит, ты сможешь отреагировать в течение пяти секунд после того, как я отдам приказ. Я бы объяснила, что нам важно узнать все, что сможем, но я не обязана нихрена тебе объяснять, агент. Жди моего сигнала.

— Вас понял, доктор.

Он откинулся на своем месте. Мертвец говорил, а толпа встала в ожидании.

Педро Бурбон, выдающийся запасной питчер и скончавшийся член команд Большой Красной Машины в 1970ых, смотрел на небо, держа в руке микрофон.

— Спорт — это чудесный символ человеческой природы. Вы будете рады услышать, что, так же, как и в этом месте, в нашем совершенном обществе спорт является священным занятием.

Толпа молчала.

— Спорт — это больше, чем соревнование. Спорт создает победителей и побежденных. Чувство триумфа не может существовать без жертвы побежденных. Вы многое поймете после того, как мы искренне поговорим.

Мертвый питчер, выглядевший до черточки как живой спортсмен из прошлых поколений, выступал с бесстрастным лицом.

— Это место, эта игра, это творение. Это прекрасное место, чтобы мы могли поговорить откровенно.

Агент Оллред-Смит просканировал толпу на предмет необычной активности. Все на стадионе были неподвижны, стояла идеальная тишина. Впервые питчер улыбнулся.

— Мы слышали историю вашего народа множество раз, я уверен, что она вам знакома. О человеке, который спросил своего друга, вернувшегося из могилы, есть ли бейсбол на небесах. Позвольте мне поведать вам, мои братья и сестры, на небесах есть бейсбол.

Оратор засмеялся высоким, визгливым смехом, не вполне уживающимся с выражением на его лице. Оллред-Смит навел прицел на лицо питчера.

— А сегодня, как мы все вместе видим, бейсбол есть и в аду тоже.

Как только он прекратил речь, заиграл орган, зазвенели знакомые ноты традиционной песни разминки седьмого иннинга. Педро Бурбон снял кепку перед молчащей аудиторией и испарился. Орган продолжал играть. Никто не пел.

Количество сообщений в социальных сетях и личных сообщений от гражданских лиц, присутствовавших на игре значительно увеличилось после высказываний неизвестной сущности во время седьмого иннинга. Число сообщений, вкупе с содержанием, свидетельствовавшим о произошедшем, потребовало осуществления расширенных протоколов содержания. В 1459 по местному времени, д-р Акане Ханака дала согласие на списание SCP-2272 и массовое распространение амнезиаков.

Распространение прекурсоров амнезиаков было согласовано к концу третьего иннинга. Каждая закуска, проданная на стадионе, содержала Часть А двухэлементного амнезиака класса С. Основываясь на полевых испытаниях и собственных наблюдениях игры, химик оперативной группы заверил д-ра Ханаку, что степень освоения превысила 90%. Более чем достаточно для того, чтобы обеспечить изменение памяти и внушаемость среди "критической массы" толпы. Д-р Ханака кивнула и рявкнула какие-то слова в трубку неподалеку.

Небольшой винтовой самолет, за которым тянулось знамя с надписью "Зимняя выставка 2016", прежде целый день нарезавший круги над стадионом, теперь резко снизился над Грейт-Американ-Болл-Парк, на взгляд сохранив достаточно высоты, чтобы не задеть прожекторы. Крупный шлейф багряного дыма повалил из задней части самолета. Часть В выпускалась. Реакция будет достаточно мощной, чтобы позволить дезинформационной команде создать правдоподобное наваждение, которое, если повезет, скроет все подробности того, что сегодня здесь видела толпа.

Когда самолет пролетел над ним, агент Оллред-Смит поправил свой противогаз и прицелился. Камера, установленная на треноге, была нежным, капризным инструментом, а спутниковая связь на практике оказывалась каверзной. Для достижения перспективы, в которой SCP-2272 был бы уничтожен, было нужно три различных метода наблюдения, включая конвертированную форму сигнала сонара. Исследование, судя по всему, указало на то, что запечатление изображения SCP-2272 в формате, который бы позволил ему оказаться одновременно наблюденным и ненаблюденным, сделало бы его нестабильным в качестве когерентной мем-сети. Или типа того. Осмысление не входило в его зарплату.

Сверкнул зеленый свет индикатора. Он навел камеру на поле, убедившись, что и игроки на поле, и мужчина, ждущий возле «дома», и оба запасных, вся улыбчивая харизма Эллиса Канастоты, номера 72, питчера-правши, оказались в кадре. Все визуальные сигналы находились в тандеме и функционировали. Он сделал снимок.

В тот момент стелющееся красное облако дыма спустилось на него, заслоняя поле, сиденья, и все его окружение. Он держал маску плотно прислоненной к лицу, благодаря чему ни клочка воздуха вокруг него не просочилось внутрь. Ответственные за амнезиаки расстроились бы, если бы им пришлось реконструировать его память.

С севера поднялся ветер, обдувая реку Огайо и унося дым над правой трибуной, как прежде многие выбитые туда шары. Когда дым рассеялся и отступил, начал возвращаться вид. Агент Оллред-Смит осмелился взглянуть вниз, на поле.

Пусто. Четверо ошарашенных судей толпились вокруг горки питчера, несомненно, обсуждая, нужно ли отменить игру, прежде чем их умы были временно брошены в состояние внушаемого ступора. Ни одного игрока на поле, ни в зоне фола, ни на скамейках. Ни одного Эллиса Канастоты.

На видоискателе камеры появилось изображение. Оллред-Смит вгляделся. Образ, который он снял, образ, который, по-видимому, нейтрализовал это долгосрочное аномальное явление, не был образом игрового поля Грейт-Американ-Болл-Парк. На его месте, на экране камеры виднелось черно-белое фото команды, 25 мужчин, выстроенных ровными рядами, одетые в униформу, в которой он узнал форму первых команд "Цинциннати Рэдлэгс". Все 25 человек улыбались точно такой же улыбкой, какую он привык видеть на лице Эллиса Канастоты.

В отличие от типичного командного фото, это было сделано ночью, под звездами. В небе виднелось девять лун. Знак, стоящий перед улыбающимся отрядом, гласил: "Прошлое, Настоящее, Будущее". Все 25 игроков протягивали перед собой руки. У всех 25 отсутствовали ладони.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License