Антемы
рейтинг: +8+x

Как описать ту отвратительную смесь человека, машины и чудовища, которых мы называем Антемами? Я мог бы, как и многие другие, рассказать, что они выкованы в сердце Златограда из чистейших металлов. Мог бы рассказать о том, с каким искусным мастерством соединён каждый сустав и прилажен каждый винтик их тел. Может быть, я мог бы поведать истории о демоне, обитающем в сердце каждого из них и наделяющего их злою силой. Но я не стану. Подобное уже неоднократно рассказывалось во многих официальных работах по этой теме. Если вы интересуетесь просто из академических соображений, читайте те работы. Ещё более важно, что просто описать Антемов значило бы оскорбить всех тех, кого они уничтожили. Вместо этого я расскажу вам одну историю.

Эта история случилась более ста лет назад, когда я был очень молод, и ещё зряч. Я и друг мой Исаак собирались совершить наше первое путешествие из Опалограда в Ониксоград. Ночью накануне мы сидели и рассказывали друг другу истории. Началось всё безобидно, с рассказов о наших детских проделках. Мы вспоминали, как украли драгоценную записную книжку мастера Лоуренса или испортили меньшие драгоценные камни, окружавшие замок. Он рассказывал мне грандиозные истории о своих приключениях до прихода в город, а я рассказывал ему свои, хотя мы слышали их друг от друга уже тысячу раз.

Ночь продолжалась, наши истории становились всё более тёмными и личными. Не знаю, что на нас нашло, но вскоре я рассказывал ему, а он мне, секреты, которых доселе не знала ни одна другая душа. Под утро он рассказал мне тайну, которая могла стоить нам обоим жизни: он спал с дочерью Городского Лорда. Он заверил меня, что об этом никто кроме нас не знает, но после такой новости я нескоро обрёл дар речи. Оставшуюся часть ночи мой разум наполняли видения о том, что было бы, если бы его обнаружили.

На следующий день мы отправились в Ониксоград. В течение нескольких недель наше путешествие проходило мирно (насколько мирным может быть путешествие по Ониксовому Тракту), и я полагал, что мы действительно в безопасности. И тогда прилетел ястреб. Он принёс клочок бумаги с одним словом: Дичь. Исаак был отмечен как жертва, а я был его Душой-Компаньоном, всё равно что виновным в его преступлении. Наш извозчик от нас тут же сбежал.

Я был в ужасе. Двое молодых людей, едва ли не детей, без опыта выживания или сражения, одни на Ониксовом Тракте, преследуемые Антемами? До следующего восхода солнца мы могли умереть тысячей разных способов. Я, должно быть, за час произнёс не меньше дюжины богохульств. И каждый раз это заканчивалось одинаково — никак. От нас действительно отказались.

К счастью, в то время, пока я разбрасывался бессильными проклятиями, Исаак размышлял. Он пришёл к двум выводам, один из которых был очевиден, а второй — не очень. Во-первых, мы должны были спрятаться. Во-вторых, мы не должны были покидать Ониксовый Тракт. Он объяснил это тем, что наши охотники решат, что мы покинули дорогу, и не смогут отыскать нас среди всего живого там. Я согласился. Тем не менее, оставаться на Ониксовом Тракте было задачей не из лёгких. Мы разбили лагерь в хорошо освещённом месте на краю и по очереди караулили.

Что приходило ночью, я, честно говоря, не помню. Они были ужасны, это уж точно, но их ужасность меркнет по сравнению с тем, что я увидел на следующий день. Всё, что я помню о нашей ночёвке на Ониксовом Тракте — это то, что на нас много раз нападали, и каждый раз нам удавалось отбиться. Когда взошло солнце, мы были живы. Это всё, что имеет значение.

День мы начали с инвентаризации. Из 112 бутылок воды, 97 пачек пищи и 12 коробок волшебных принадлежностей, с которыми мы выехали, осталось только 12 бутылок, 15 пачек и 11 коробок. Далее мы решили прояснить план действий. Чтобы восполнить потери пищи и воды, я предлагал продать наши волшебные принадлежности, в то время как Исаак хотел ограбить следующего прохожего. После долгих споров и небольшого кулачного боя, мы остановились на торговле.

Шанса нам не предоставилось. Когда я в следующий раз увидел вдалеке всадников, я подался вперёд, чтобы позвать их. Исаак втащил меня обратно. Он заметил что-то в облаке пыли. Я напряг глаза и увидел, о чём он говорил: среди чёрной пыли можно было увидеть блеск золота.

Как и у всех столкнувшихся с Антемами, у нас был только один вариант. Как могли быстро, мы помчались за край Тракта и выскочили с другой стороны. Почему-то мы думали, что Антемы столь бесчеловечны, что не смогут последовать за нами в истинный мир. Досадная ошибка, но в конце концов тут что ни делай, всё будет глупо. Оглянувшись, я увидел, как расступается воздух, и как врываются наши преследователи, и все надежды покинули меня. Мои ноги подкосились. Исаак остановился и попытался помочь мне, но я не сдвинулся с места. Я мог только плакать. Тогда Антемы настигли нас.

Как я уже сказал в начале, существует бесчисленное множество описаний Антемов. Насколько я знаю, все они написаны с научной точки зрения. Я же попытаюсь описать ужас, который чувствует тот, кто сталкивается с этим чудовищем.

Я смотрел на колосса перед мной. Восемь футов высотой. Пять футов шириной. Лиловая, синюшная кожа. Золотой доспех, покрывавший половину головы, охватывал спину и грудь и заменял левую ногу и правую руку. На механических золотых конечностях я видел тысячи шестерёнок, винтов и шкивов, двигавшихся в унисон. Они щёлкали, пульсировали и гремели друг о друга, создавая симфонию, счесть которую приятной мог бы лишь гнуснейший из людей. И был еще один звук — звук этого нечто в его груди. Сквозь стеклянный круг в центре его туловища я видел дымное зелёное существо с едва различимыми глазами и чертами. Оно билось внутри своей стеклянной тюрьмы и вопило. Я никогда не забуду этого вопля. Пытаться описать его здесь было бы бесполезно. Звук раздирал меня. Он прорывался сквозь мою душу во что-то более глубокое, более первичное и изначальное. На фоне этого звука смерть была милосердием. Я закрыл глаза и стал ждать.

Смерть не пришла. Спустя десять минут я открыл глаза. К Антему передо мной был присоединился ещё один, державший ошмётки трупа Исаака. Оба смотрели на меня сверху вниз.

"Ты пойдёшь с нами, — сказал первый. — Ты будешь работать на Лорда Иакова в Опалограде".

Я кивнул, они забрали меня и доставили пред очи Иакова для вынесения приговора. Он сказал мне, что хоть я и Душа-Компаньон Исаака, он полагал неправильным убивать того, кто не совершил никакого физического преступления. Вместо этого он велел отрезать мне язык. Вместо поездки в Ониксоград я должен был остаться в Опале в качестве хранителя. Думаю, он считал это милостью.

К чему я пишу это? Я просто хочу, чтобы другие поняли это. Антемы — не воины. Они не убийцы. Они — приносящие гибель. Вы не сможете бороться или бежать. Вы не сможете победить. Вы можете надеяться только на быструю смерть.

— найдено в личных трудах Гадиуса Мура, Семьсот Пятьдесят Первого Великого Хранителя Опалограда

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License