Нападение Комаров-Кетерóв
рейтинг: +20+x

На дворе - второе апреля 2012. Место действия: милый старомодный городок Ленивцева Подмышка, штат Висконсин. Приглядитесь.

Это - сотрудник организации SCP, едет на работу из своей квартиры в городе. В Зоне 87 хватит жилых помещений на всех сотрудников, но кое-кому больше по душе жизнь в городе. Квартиры здесь сдаются по гуманным ценам, еда приличная, люди - дружелюбные.

В машине сидит доктор Джейсон Хендрикс. Ему 48 лет, седеющие каштановые волосы, на левой щеке - родинка в форме рыбки, в руке - бумажная кружка с латте из местной забегаловки с пончиками. У Хендрикса непереносимость лактозы, но этого он пока не знает.

А ещё он до смерти боится насекомых. Следующие несколько дней превратятся для него в сущий кошмар.


Зона 87, отдел энтомологии:
Знакомьтесь: доктор Мэри Чёрчвелл. Ей тридцать два года, она - один из лучших энтомологов в своей области, но руководить отделом энтомологии ей не светит. Она женщина, но работает в области, которая считается мужской, вроде гинекологии или феминологии. Однако, сегодня это может измениться.

Как раз сегодня доктор Чёрчвелл тщательно проводит вскрытие E-20053, разновидности мухи-подёнки, которая, судя по всему бессмертна, однако её можно прихлопнуть журналом. E-20053 выживает под водой, в парах фумигатора, и даже зимние холода ей нипочём.

- Вот зараза, и не режется никак. - Твёрдый, как броня, панцирь подёнки, затупил ей скальпель. - Что, опять придётся идти за разрешением на лазерный резак? - Как бы она не старалась, упрямое насекомое никак не резалось. В конце концов ей пришла в голову идея приподнять пластинки панциря подёнки и резать её так, но в итоге насекомое оказалось раздавленным. - Бога душу мать. - Мэри уткнулась лицом в ладонь и вздохнула.

Умирая, подёнка выпустила феромон; так действуют некоторые осы, когда сталкиваются с врагом. Люди этот феромон не замечают, но эта разновидность подёнки может его унюхать за восемь километров. Это - призыв к оружию, знак собраться в рой и наброситься на то, что убило их сородича.

Этого Мэри не знала. Она почистила раздавленную подёнку и отправила её в лабораторию. Примерно через полчаса ей придёт ответ, и там будет сказано, что подёнку неправильно назвали; по сути, насекомое было довольно крупным кровососущим комаром.


На часах 19:16. Солнце почти село. А с заходом солнца прилетают комары. И с ними приходит…

СМЕРТЬ!

Крылатая, бессмертная погибель легла густо на Зону 87. Охранников на наружном посту высосали за считанные секунды, и бесполезны были их пули против надвигающегося роя! В парниках от летучей смерти тоже не укрыться, но к счастью, сейчас там никого нет.

Зона 87 переходит в режим изоляции. В нём она продержится неограниченно долго, пока из какой-нибудь ближайшей Зоны не подоспеет помощь.


Третье апреля, рассвет. Все спокойны и собраны - рою на улице ни за что не пробиться сквозь щиты. Жужжание донимает всех. Запасные беруши из отдела меметики расходятся по пять долларов за пару, а по причине изоляции все штатные работы отложены.

МОГ Сигма-10, расквартированная в Зоне, начинает собираться. Их кодовое имя - Ленивцева Мышка, и у них есть специальные гранаты с пестицидами, разработанные в отделе энтомологии. А ещё у них есть ручные огнемёты.

План был таков: надеть непрокусаемые изолирующие костюмы и выдвинуться из северного, западного и восточного входов, прихватив с собой домашний скот в качестве наживки. Рой набросится на скотину, а МОГ пустит в ход весь свой арсенал.

Наживка оказалась не та. E-20053 питаются только людской кровью.

Доктору Хендриксу только и оставалось, что с ужасом наблюдать на мониторе, как большую часть опергруппы … нейтрализует то, что позднее назовут Комарами-Кетерáми.


Четвёртого апреля отношения в коллективе начали становиться напряжёнными - в комнате отдыха кончился кофе. В пончиковую в город сгонять было нельзя, так что сотрудникам пришлось перейти на бурду без кофеина. А ещё подъели все крекеры, что тоже не радовало. Немного утешал тот факт, что в столовой оставалось достаточно еды.

Первыми на мордобой сорвались доктора Уэст и Маттерсон. У Уэста была теория, что можно применить против Комаров-Кетерóв звуковой импульс, который создаёт E-5991. Это должно было превратить внутренности насекомых в фарш. Маттерсон же указал, что это, скорее всего, уничтожит большую часть Зоны и перебьёт всех сотрудников. Звучали такие слова, как "Ты с ним не работал, а я работаю!" и "Его же небезопасно применять вблизи от людей, вспомни, что на той неделе с подопытной кошкой стало!"

Отдел энтомологии тем временем забаррикадировался в лаборатории. Иначе бы их линчевали. Прошёл слушок, что рой, скорее всего, прилетел из-за мёртвой E-20053.

- Посмотрите на это так! - кричала через дверь доктор Чёрчвелл, - Если нас не станет, вы от эти кровососов никогда не избавитесь!

Доктор Хендрикс довольствовался тем, что заперся у себя в комнате, постоянно обмазывался репеллентом и не выпускал из рук внушительных размеров мухобойку, на случай, если они таки просочатся внутрь. Выходил он только чтобы поесть, попить и посмотреть мониторы на предмет прорывов безопасности. Жуков он терпеть не мог. Всей душой ненавидел.


Пятого апреля выяснилось, что Комары-Кетеры́ размножаются почкованием. От безысходных воплей и криков ужаса звенело в ушах.


Шестого апреля отдел химии решил включить вытяжку, чтобы поставить эксперимент. Они обосновывали это тем, что для как можно более нормальной жизни им нужно продолжать опыты.

Увы, включить вытяжку значило включить наружную систему вентиляции. На улицу выходил едкий газ, но внутрь просачивалось нечто худшее. Поговаривали, что последние слова одного из бедолаг в лаборатории были таковы: "А-а, какой чудовищный недосмотр, о Боже, моя кожа!"

Комары-Кетеры́ разлетелись по всей Зоне и добрались до жилых помещений за пять минут. Рой достиг двери Хендрикса и выдавил её своей массой; в ответ Хендрикс, как безумный, замахал мухобойкой. Побоище было достойно легенд, а кишками насекомых был усеян буквально каждый сантиметр его комнаты.

Воздев мухобойку над головой, Хендрикс оглушительно проревел:

- Ну довольно! Меня достали эти грёбаные комары в этой грёбаной Зоне! - Он выбежал из комнаты, и…


Директор Вайс хлопнула ладонью по лбу уже в восьмой раз. Наверное, шишка будет.

- Доктор Хендрикс, достаточно. Если хотите дать своё описание событий, то, пожалуйста, держитесь в рамках жанра. Сейчас вы уже заходите в область комедии с ломанием четвёртой стены.

- Но директор Вайс! Клянусь, они были там! О-они всё заполонили, снаружи… была бы кровавая баня, если бы я не принял меры! Или даже бескровная баня, не знаю уж, что хуже!

- Доктор Хендрикс, вы употребили галлюциногенный наркотик, предназначенный для подопытных мышей в лаборатории №5. Вы на три дня заперлись у себя в комнате, а потом бегали по Зоне 87 с огромной мухобойкой из магазина приколов, и хлопали ею по стенам и по людям. И за ваши действия я настроена понизить вас до научного сотрудника со вторым уровнем допуска. - Директор Вайс со вздохом потёрла лицо. - Жаль, но этого я сделать не могу. И знаете, почему? Потому что провалиться мне на этом месте, если наркотик не сработал так, как мы хотели. - Она помотала головой. - Это вам предупреждение, доктор Хендрикс. В лабораториях кушать надо осторожно. Вернее, в лабораториях кушать вообще нельзя. Вы меня поняли?

- Д-да, мэм… - Покорный доктор обмяк в кресле, теряясь в догадках, почему громадная муха притворяется директором. - М-можно я пойду?

- Да. Если галлюцинации не пройдут, лучше отдайся рою.

- Что, простите?

- Лучше зайдите в медпункт.

- Хорошо, понял, обязательно. - Доктор Хендрикс поднялся на ноги и выбежал из кабинета директора.

Директор Вайс откинулась на спинку кресла и вздохнула.

"Могло быть и хуже" - подумала она. - "Я хотя бы не работаю в девятнадцатой Зоне."

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License