Пробуждающиеся
рейтинг: +7+x

Они пришли извне, с небес, из глубин земли. Они пришли из звездных ядер и из-за пелены дождя. Они пришли с изведанных земель и из тайников древности.
Те гиганты, что вдыхали туманности, и те крохи, которых не заботила жизнь на земле дальше берегов их рек; те, что купались в лучах света и те, что наблюдали из теней; те, что любили нас и те, что о нас позабыли; те, что возненавидели нас и те, что любят нас до сих пор; те, что шептались с крысами и те, что плавали с левиафанами — пришли отовсюду, пришли все до единого. Пришли уничтожить мир.


Машина под номером SCP-720 добавила завершающие штрихи к последней планете в недавно смоделированной планетной системе и подняла захват — будто бы для того, чтобы снова мечтательно взглянуть на звезды.

У SCP-720 не было ни имени, ни того, что люди могли бы назвать мыслями, и, разумеется, никаких механизмов зрительного восприятия. Но он всё же смотрел - потому что как еще можно было назвать это движение, когда он поднимал свою клешню к небу?

Как бы то ни было, в этот раз SCP-720 "видел" нечто другое. Нечто теснилось меж прекраснейших небесных сфер и сгустков цвета… нечто смотрело прямо на Землю. Нечто возвращало SCP-720 его взгляд.

Море мерцающих глаз.

В не-разуме SCP-720 сложились слова.

В сей день твои молитвы будут услышаны.

Спустя долгое мгновение в не-разуме SCP-720 возникло еще всего одно слово — и долго отдавалось в нем эхом.

Пробудись.

И он пробудился.


Гигантская стена меха — по крайней мере, нечто, имевшее такую форму, — добралась до нашей планеты, проплыла небо и опустилась на землю, на которой не осталось ничего из того, что она любила. Ее божественные собратья были уже в пути, но она, как всегда, явилась первой — как мать, которой не терпелось после долгой разлуки воссоединиться со своими детьми, ныне, когда настало время конца.

Ее не было здесь много тысяч лет. Ее не было с того дня, как ее дети впервые взглянули на звезды, и она поняла, что у них все будет хорошо.

А теперь от них не осталось и следа.

Их прекрасные плетеные города, их песни, наполнявшие мир радостью, их гигантские скульптуры, на которых даже бог остановил бы свой взгляд — всё исчезло. Абсолютно всё. От них остались лишь кости, по которым расхаживали безволосые обезьяны, которых ее дети когда-то держали в зоопарках с остальными животными, и которые ныне восстали и поработили планету. Они даже не помнили ее детей. Они кишели, словно муравьи, строили свои деревянные и железные ульи на могилах тех, кого она так любила. Земля, которую они оскверняли, была священной, а они и не подозревали — или не заботились об этом.

Ур-Ан-Уум подняла голову к небу и издала душераздирающий вопль, исполненный муки.

Она долго оплакивала их, и плач ее разносился в поднебесье. На планету обрушивались землетрясения и цунами, пока она рыдала по детям своим. Печаль ее не утихала. От ее боли теперь могли погибнуть лишь безволосые обезьяны. Час веселья обернулся скорбью. Теперь ей не будет покоя, ибо нет больше ее детей.

А потом…

Она что-то уловила. Крошечную вспышку в сознании.

И почувствовала надежду.

Ур-Ан-Уум воззвала к своим детям, которых безволосые обезьяны, как ей было теперь известно, звали множеством унизительных имен, наименее оскорбительное из которых звучало как "SCP-1000".

Ее дети ответили ей.


Существо пробудилось в самом начале, не зная, где находится, а по определенном размышлении — даже не зная, кто оно. Всё, что ему было известно — это то, что Настал Час.

Оно восстало из могилы, сокрушив при этом гору, и устремилось в атмосферу, пытаясь сориентироваться.

Существо оглядывало мир. Все изменилось. Люди теперь были повсюду. Не разбросанные тут и там среди обширных пространств, но живущие в огромных поселениях — поселениях, каких оно никогда раньше не видело.

Однако у него не было причин для недовольства. В прежние времена люди насыщали его поклонением и кровавыми жертвоприношениями. Теперь людей на Земле было много больше, и что ж, вне всякого сомнения, в скором времени оно определенно насытится.

Это было удачно, поскольку спало оно очень долго и теперь было очень голодно.

Существо искало место силы. И нашло слишком много таких мест. Гораздо больше, чем было прежде. Оно не понимало, что делать с этим знанием, но, опять же, жаловаться было не на что. Сейчас нужно было только выбрать одно место силы, самое простое, чтобы вновь обрести изначальную форму. Оно выбрало ближайшее. Некую "Зону содержания Фонда". Да, это определенно подойдет. Люди уже вложили в это место немало энергии. Должно быть, оно для них священно. "Эс Си Пи" - так они его называли.

Вскоре существо, несомненно, попирует на славу.

Без дальнейших промедлений оно понеслось прямо на место силы, где обнаружило водную поверхность и буквально врезалось в нее. Оно впитало в себя место силы и всё, что было в нем — воду, местную фауну, рукотворные металлические конструкции и обломки — и вновь поднялось, теперь уже в облике исполина, чьи ноги стояли на разных берегах. Человекоподобного исполина — для того, чтобы люди сумели понять эту форму, к которой скоро должны будут обратить свои сердца, и молитвы, и кровь, и мольбы о милосердии.

Сверхъестевенное создание, восставшее из SCP-765, открыло рот.

- КРЯ, - сказало оно, и голос эхом разнесся по округе.


Первым прокричал петух багряный, затем — петух золотой, затем — петух черно-красный.

Пес с окровавленной пастью заходился лаем в своей пещере. Его тысячелетние оковы не выдержали, и он вырвался на свободу.

По Земле разнесся звук великого рога. На улицах Нью-Йорка, Дели, Лондона, Кейптауна люди замирали и в волнении прислушивались к нему.

Змей Мидгарда, Йормунганд, заворочался во сне. Его движения вызывали цунами, обрушившиеся на берега различных стран, стеревшие с лица земли несколько деревень в Гренландии. Гигантский волк, которого видно было за сотни миль, бежал по Дании в сопровождении армии пылающих гигантов.

Наступил Рагнарёк.


Администратор развернулась вместе с креслом, чтобы взглянуть в лицо человеку, который только что вошел в комнату.

- Вы знали, что я приду, - сказал человек. - Вы впустили меня.

- Да, - сказала Администратор.

- Вы наверняка понимаете, что спите, - сказал человек. - И, разумеется… вы знаете, кто я такой.

- SCP-990, - сказала Администратор и вновь взглянула на него. Костюм, котелок… или федора? - Никто, - добавила она. - Но вот что важнее всего… - Она взяла со стола папку. - Первый Администратор.

Двое Администраторов уставились друг на друга.

- Я видела вас в толпе в Долине, - сказала теперешний Администратор. - Я знала, что этого следовало ожидать, но… скажите, что это неправда.

- Простите, - сказал Первый Администратор, - но это правда.

- Это — измена самим нашим принципам, - сказала теперешний Администратор. - Вы сами сказали это однажды. Мы сохраняем. Оберегаем. Защищаем. Мы не даем человечеству ступить во тьму. И теперь вы превратились в одно из этих существ…

- Еще я говорил, что Фонд должен оставаться во тьме, чтобы человечество могло жить при свете. - Первый Администратор на мгновение замолчал, колеблясь. - Поверьте, пожалуйста — был бы у меня выбор, я бы не принял такого решения. Так было нужно. Надеюсь, скоро вы поймете, почему. - Он вновь заколебался. - Знаете, вообще я пришел, чтобы вас завербовать. Вас и ваших людей. Простите, сейчас я не могу сказать большего, но, надеюсь, вы обдумаете мое предложение.

- Скажите мне вот что, - сказала теперешний Администратор. - Этот "Предвестник". Кто он?

- Не знаю, - сказал Первый Администратор. - Я в самом деле давно ожидал этого, но… эта череда событий и меня застала врасплох.

- Я знаю, что это кто-то из ваших людей. - В голосе теперешнего Администратора впервые зазвучало нетерпение. - Кто? Кто-то очень преданный вам, разумеется. И провернуть это мог только кто-то с пятым уровнем допуска, так что сократим список. Энтони Гирс? Джек Брайт? Альто Клеф? Кейн Пэйтос Кроу? - Она сделала паузу. - Точно не София Лайт. Фредерик Уильямс? Челси Эллиот? Черт возьми, Саймон Гласс?

- Я действительно не знаю, - сказал Первый Администратор. - Слушайте. Совет О5 уже не на нашей стороне. SCP-343. И… впрочем, остальное вы знаете. Связь я им отключил, но долго сидеть на месте они не будут. Мы с вами должны быть заодно.

- Согласна, - сказала теперешний Администратор. - Мне многое известно. Например, то, что вы не обязаны это делать. У вас будет к этому необъяснимое влечение, но слабое, легко преодолеваемое. Может быть, оно даже не вернется.

- А конец света должен наступить, - сказал Первый Администратор. - Помогите мне устроить его тем единственным способом, при котором Фонд — при котором само человечество — окажется в выигрыше. Скоро здесь будет еще больше разрушителей. Вы знаете, что уже восстали десятки божеств, а их еще сотни. Пока Замок открыт, они будут пробуждаться, одно за другим. И хуже всего то, что они будут приходить. Те, что еще не на Земле. У нас нет другого выхода.

- Тогда нам с вами больше не о чем говорить, - сказала теперешний Администратор.

- Мне искренне жаль это слышать, - сказал Первый Администратор.

- А мне искренне жаль это говорить, - сказала теперешний Администратор.

Оба Администратора кивнули друг другу с уважением и отвернулись друг от друга.

Первый Администратор вышел и растворился в фантастическом пейзаже. Теперешний Администратор повернулась к снящемуся ей столу и принялась ждать, пока закончится действие седатива.

Потом она проснулась и принялась за работу.


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License