Дети
рейтинг: +24+x

Не знаю, зачем я это пишу. Возможно, потому, что хочу поставить точку в своей жизни. Сейчас я иду в её конец, в прямом и переносном смысле. И, по правде сказать, я немного волнуюсь. Мысли в кашу, и писать довольно трудно. Но я попробую.

Всё началось с того, что в один прекрасный день я проснулся другим. Не другим человеком, а другим собой. Я не знаю, как точно это объяснить. Если раньше был ничем не примечательным учеником средней школы, то теперь я был своего рода… супергероем. Вокруг происходило то, что хотелось мне, для этого даже не нужно было делать эффектные пасы руками или читать какие-то заклинания. Моя воля была своего рода волшебной палочкой, но это я понял лишь потом. Всё по порядку.

Мой новый день начался с того, что я, проснувшись от звонка будильника и громко чертыхаясь, пытался продрать глаза и привести себя хоть в какой-то приличный вид. В общем-то, обычное утро обычного школьника. Однако я не мог не заметить, что все обычные приготовления идут необычайно легко. А когда я собирался уже выходить, позвонила классная руководительница и сказала, что наш класс закрыли на карантин. Вот уж что странно – у нас была самая высокая посещаемость в школе. Я заподозрил неладное.

Если честно, я заметил это уже давно. Мне всякий раз сопутствовала удача во многих начинаниях, ударом кулака я вышибал в нокаут многих здоровяков, а некоторые предметы изменялись на другие и перемещались в пространстве. Раньше я списывал это на простую невнимательность и удачливость, но сейчас это стало таким понятным и непонятным одновременно. Я понял, что что-то не так именно со мной. Только не мог понять, что именно.

У меня есть одна странная привычка – разговаривать с зеркалом, когда что-то не ладится или настроение плохое. И в то утро я подошёл к зеркалу с вопросом: «Объясни, какого хрена со мной творится?» Верите, нет – зеркало ответило. Моё отражение смотрело на меня с таким видом, будто перед ним стоял последний идиот. Да я и выглядел как последний идиот – я же представить себе не мог, чтобы отражение могло двигаться само по себе!

Оно, будто читая мои мысли, (может, и правда читая, всё-таки мои мысли – это, наверно, и его мысли) доходчиво объяснило, что к чему и как. Вообще-то, я и так это уже понимал, просто мне нужен был хоть кто-то, кто мог бы эти идеи озвучить. Видимо, отражение и открывало мне задумки моего подсознания. Это что-то вроде разговора с самим собой, только реплики «второго Я» мной не формулировались.

Я попытался систематизировать полученную, нет, не так, осознанную информацию. Значит, я могу… Эээ… Колдовать? Что бы это ни было, это было похоже на колдовство, только без всяких волшебных палочек и заклинаний.

Так или иначе, я рискнул проконтролировать эту силу. Мы жили в частном доме, вокруг двора был довольно высокий забор, так что помешать мне никто не мог. В итоге, как я обнаружил в ходе тренировки, я могу творить как минимум то, что делают в разных фэнтези – левитировать предметы, изменять их внешний вид и структуру, поджигать всё, что только поджигается и устраивать разнообразные биологические выкрутасы. Так что через каких-то пару часов я с хмурым видом лежал на облаке из бабочек и размышлял над обретённой силой.

А потом… завертелось.

Первое время всё было относительно спокойно – я тренировался по мелочам (нашёл себе уединённое место за городом) развивал свою силу и с каждым разом всё больше и больше контролировал свои способности. При неудачах консультировался с отражением. Оно не знало ничего наверняка, но подталкивало к верному пути, который, по правде говоря, уже был сформулирован в моей голове.

Времени прошло совсем немного, когда я обнаружил, что в моём классе есть такой же, как я. Сашка, паренёк-изгой, с которым никто не дружил, и вообще его старались избегать - он был очень странным по поведению. Мы быстро нашли общий язык и стали тренироваться вместе, а вскоре он привёл двух девочек года на три помладше, Катю и Вику, так сказать, «под опеку».

Нам казалось, что мы всемогущи и непобедимы, что мы способны на всё – наша фантазия позволяла творить немыслимые чудеса, однако мы всё равно не понимали, что способны на невероятные свершения. Катюша устроила нам хорошую защиту – мы тренировались под экраном, сквозь который нас нельзя было обнаружить никакими средствами слежения – ни человеческим глазом, ни приборами, не радио-волнами, вообще ничем. Саня общался с такими, как мы – мы не рисковали объединяться и общались в основном телепатически, да и школьников никто не хотел брать под опеку. Разве малышня способна на что-то?

Однажды Сашка принёс нам неприятные вести – те люди, с которыми он общался, были убиты один за другим, видимо, из-за их способностей. Тогда мы заволновались. Если кто-то способен уничтожить опытных взрослых, то убрать школьников ему не составит труда.

Вика предложила создать свой мир – параллельную Вселенную, так сказать, и использовать её как полигон для занятий, а после и вообще превратить в собственный мир. Эта идея казалась нам потрясающей и наиболее оптимальной, но нам не хватало знаний и опыта, чтобы создать проход в эту Вселенную.

Не знаю, может, мне опять крупно повезло, но я встретил одного опытного человека с такими способностями, который объяснил нам, кто мы такие. Силу нашу он окрестил Волей, а нас самих называл Скульпторами, а также сказал, что какие-то опасные организации окрестили нас Изменяющими Реальность. Последнее определение было очень точным, но звучало немного обидно. В слове "Скульптор" мне виделось что-то фундаментальное.

Я занимался с этим человеком (имени он так и не назвал, мы звали его Учителем) один, поскольку он назвал меня самым одарённым Скульптором. Учитель помог нам создать мир мечты, но мне почему-то не хватало Воли, чтобы туда проникнуть. Я, конечно, это скрывал - ну как так, самый одарённый, а зайти в собственный мир не могу! Правда, я и эту границу преодолел.

Как-то раз Вика пригласила нас в свой парк в новом мире, который она сейчас строила, показать творческий процесс, так сказать. У неё был особый прибор – помесь сканера, планшета и микроволновки, с помощью которого она перемещалась между реальностями. Учитель предложил мне сделать так же. Я создал себе подобный прибор, а Учитель его протестировал – всё вроде бы работало. Но у меня опять ничего не вышло. Я пробовал много раз, смотрел, как это делают остальные ребята, а потом просто плюнул и решил оставить это дело в покое.

Тогда Учитель связался со мной мысленно, и сказал, что и как делать. Я силился связать отдельные мысли в Волю, изворачивался, и, в конце концов, мне удалось проникнуть в наш мир. Там было удивительно. Я рассматривал творения остальных, помогал по мере сил, строил свои места. Вершиной творения я посчитал город, где все здания были построены по принципу гравюры Эшера «Спускаясь и поднимаясь». Там были даже люди - конечно, не настоящие, лишь проекции, и мы развлекались, устраивая там разные сценки вроде детективных расследований, погонь, комедий и всех тех приключений, какие обычно бывают в фильмах и играх. Это было интересно.

Прошло время. Мы были уже довольно опытные, умные, свой мир мы довели до совершенства и даже населили его людьми, которые в нашем родном мире умерли (Катя каким-то чудесным способом научилась воскрешать недавно погибших), оставив дальнейшее развитие на судьбу. А потом нас нашли. Я не знаю, кто это и знать не хочу, если честно. Они убили Учителя.

И тогда мы решили уйти добровольно. В смысле, умереть. Вместе, все четверо, собрались и решились. Ведь знаете, нас уже нашли и рано или поздно убьют. Мы, наверно, просто боялись противостоять, но постоянная борьба нам казалась бессмысленной, а бегство было заведомо провальным – нас наверняка найдут за считанные минуты. Свой мир мы запечатали наглухо, да и были уверены, что, если мы туда отправимся, его рано или поздно найдут, и наши творения точно так же будут уничтожены. Смерть показалась нам наилучшим выходом.

Я уничтожил все свои записи о Воле и наших силах. Стёр память о себе во всех проявлениях… Хотел, правда, написать маме записку, но передумал и ей тоже стёр память, а вместо себя оставил девочку из приюта, ей тоже промыв мозги, будто бы она всегда тут жила, и они с мамой родные друг другу. Я не хочу оставлять маму одну.

Сейчас мы стоим в каком-то ангаре и разговариваем с человеком в странной форме, вроде бы парламентёром, а я дописываю эти строки. Я чувствую четверых снайперов - по одному на каждого Скульптора. Вот-вот я услышу щелчок курка… и не буду сопротивляться.

Мне страшно.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License