Конфликт интересов. Глава 4
рейтинг: +1+x

Был уже вечер. На небе яркие созвездия и луна освещали тёмный путь автомобилю. Татьяна Журналёва опёрлась локтем о дверцу. Агент Фея включил радио, которое рассказывало о каком-то актёре Карбоне и о проектах, в которых он будет участвовать.

- Там в Падово один интересный случай произошёл, - начал разговор Фея. - Меня там… полиция разыскивает! - сказал он то ли с удивлением, то ли с хвастовством.

- Вау, - заинтересовалась Журналёва, - и как так получилось?

- Ну, что конкретно я там натворил - не ведаю. Однако, как я понял, эта полиция знает о Фонде. У них в моём личном деле была заметка, что я мол оттудова. Ну, и больше ничего интересного в том документе не было.

- А тебя опознали?

- Да, пришлось побегать. Однако всё обошлось. Место вообще странное. Вон в одном из домов нашёл это… как вы называете… экс-тра-мерную комнату. Оттуда взял папку с чистыми листами…

- Что? Зачем?

- Ну, она такая толстая была и на замке. В бардачке валяется, если хочешь взглянуть.

Журналёва открыла бардачок и посмотрела на бумаги. Оставив их лежать там, она закрыла дверцу.

- А ты чего молчишь? Как ты справилась? - спросил Фея Татьяну.

- Да у меня тоже сюрприз есть. Сейчас…

Татьяна открыла сумку и достала из неё небольшой футляр. В нём лежали очки, у которых было треснуто правое стёклышко.

- Представляю вам AM-111 собственной персоной!

- Ого! Тебе его прямо на руки выдали?

- Да, тут ещё у меня документ о выдаче есть, если что.

- Это, конечно, хорошо, но есть ли ещё информация о его происхождении? Или вообще что-нибудь?

- Скорее всего, очки действительно из Зоны 7-D, если сопоставить известную нам информацию с удалёнными данными из различных документов. Там я ещё записала информацию по мелочам, но лучше я дома с ней детальнее разберусь. А то сейчас вечер, мозги не работают.

- Да, правда.

Журналёва повертела очки в руках. Обод был тонкий, а стёкла настолько тёмными, что за ними ничего не было видно. Татьяна, надев очки, действительно увидела какие-то помехи, которые напоминали шумовой фон. Журналёва сняла их с себя и спрятала в футляр, после положив его в сумку.

- Я вот помню, что ты в милиции до Фонда работал, - обратилась к Фее Татьяна. - А как тебя в сам Фонд приняли? Встретился с каким-нибудь объектом?

- Ну, можно и так сказать. Там не только я один был, объект целой группой брали. То, что он был аномальным, узнали уже во время самой операции. Пока Фонд подъезжал, мы уже с ним разобрались. Потом почти всех из этой группы в Фонд загребли. Меня включая, разумеется.

- А что за объект-то был?

- Да так, гуманоид какой-то. Не важно. Скажи лучше, с чего ты начинала?

- У-у… Ты даже свой первый объект не помнишь. А я вот с правильной экранизацией сначала работала. Довольно странные видео у меня получились… Хотя нормальных я даже и не помню.

- Да, припоминаю такой объект.

Татьяна продолжила перечислять проекты, над которыми она работала и над которыми хочет работать. Фея же в уме вспоминал свои. Дорога домой, которая должна была продлиться ещё час, не предвещала тишины.


Спустя сутки Татьяна снова была в своей лаборатории, где продолжалась работа над новой оборонительной системой. Возле учебной доски доктор Орехов обсуждал пути развития системы со старшими учёными. Журналёва же увлеклась идеей создания окон, создающих иллюзии, и сейчас изучала преломление света в недавно полученных очках.

Идея о создании подобных обманок у Татьяны появились давно, однако только сейчас последние события подтолкнули её к реализации. Орехов уже одобрил проект, и Журналёва увлечённо занималась его воплощением.

- Татьяна, как продвигается ваша работа? - спросил незаметно подошедший начальник лаборатории.

- А? Да нормально пока всё, - ответила Татьяна.

- Хорошо. Подготовьте мне отчёт, когда будут результаты. А, ещё потом помогите с внешними прожекторами, пожалуйста, - произнёс, уходя, Орехов.

Татьяна кивнула. Она открыла образец в ноутбуке и начала вписывать в него полученные из опыта результаты. Затем она выключила лазер и сняла очки с держателя. Ей не хотелось их потерять, поэтому она практически постоянно носила их с собой. Сохранив записанные данные на ноутбуке, она вышла из лаборатории.

В коридоре было несколько научных сотрудников и охранник, которые разбирали какое-то происшествие. Сотруднику службы безопасности это уже явно поднадоело, и он лишь кивал в ответ на обращения ученых. Татьяна подошла к торговому автомату, одним ухом слушая, о чём говорят эти люди. Однако из разговора она не узнала ничего интересного: научные сотрудники жаловались на удалённые данные в условиях содержания, плохое оформление документа и на его краткость. Что среди них делал охранник, Журналёва так и не поняла.

Татьяна купила себе упаковку драже и вышла во внутренний парк Зоны 7. Через него можно было пройти в другие Сектора и Блоки. Сейчас людей здесь не было. Журналёва открыла упаковку драже и начала не спеша поглощать её содержимое.

Она была погружена в свои мысли, однако из состояния задумчивости её вывел подошедший человек в чёрном халате.

- Это вам, - сказал он, протягивая конверт.

- Что это, - спросила Татьяна. - От кого?

- Кто-то просил вам передать, - сказал человек, уже отходя.

Татьяна открыла конверт, ожидая увидеть какое-нибудь послание от Феи:

Татьяна.
Ваши старания не остались незамеченными, поэтому надо обсудить Ваши недавние действия. Просим Вас после окончания рабочего дня подойти к кабинету 404 в отделе внешних связей.
Нам всё равно придётся встретиться.
Будьте осторожны.


Агент Фея вылез из патрульной машины "Скорпион-ЛША-2", сразу отдав ключи следующему агенту, который начинал работу во вторую смену. Обменявшись с ним взглядами, Фея направился в корпус службы безопасности. Он только что закончил патрулирование территории Зоны 7. Сейчас он собирался заполнить отчёт и провести некоторые время в комнате отдыха.

Агент зашёл в пункт службы безопасности и запросил у дежурного шаблон для отчёта о патрулировании. Получив необходимую бумагу, он сел за ближайший стол и принялся за работу. Он уже заканчивал, когда к нему подошли два сотрудника службы безопасности.

- Агент Фея?

- Так точно!

- Вам приказано пройти с нами, - сказал охранник, ненавязчиво показывая свой автомат.

- Это задержание? Назовите причину.

- Вы подозреваетесь в нарушении устава сотрудников Фонда SCP. Проследуйте за нами, или мы будем вынуждены применить силу.

На Фею уже косо смотрели другие СБшники. Все обсуждения в комнате прекратились. Фее казалось, что тишина воцарилась не только здесь, но и на всём свете. Он слышал только стук своего сердца.

- Ну, ведите, - как можно спокойнее сказал Фея.


Олег покачивался в своём кресле из стороны в сторону. В руках он держал папки с документами, рядом с ним находилась заполненная сумка. На рабочем столе не было ничего, кроме компьютера и календарика, открытого на текущей странице: февраль 1990 г.

Дверь открылась, и в кабинет зашёл Джон Доу. Его лицо было бледнее, чем обычно, а глаза выглядели уставшими.

- Вот, - сказал Олег, протягивая документы, - мой последний отчёт. Здесь и "Живой щит", и "D", и система засекречивания с привязкой к УД, и всё остальное.

- Да, ты хорошо поработал… - ответил Джон.

- Именно. Вам осталась только закончить реализацию. Учитывая то, какую должность ты теперь занимаешь, я думаю, вы сделаете это быстро. А я свою работу сделал.

- Как я понимаю, - Джон прокашлялся, - ты не изменишь своего решения? - спросил он, показав какой-то документ.

- Да.

Джон вздохнул и сказал:

- А ведь были времена, когда нас связывала дружба, а не только деловые отношения.

- Были времена, когда меня с Фондом связывала клетка.

Доу промолчал, хотя в его голове уже созрел ответ.

- Мой уход пройдёт без проблем? - спросил Олег.

- Да.

- А дети?

- В безопасности.

- Хорошо…

В воздухе снова повисло молчание. Через несколько секунд Олег снова прервал его:

- Что же, тогда я поеду в аэропорт.

Он встал, взял сумку и направился к выходу. Доу хотел поблагодарить Олега за его работу, но вместо этого только прочистил горло и сказал "Прощай". Олег ответил тем же.

Доу остался один в никому не принадлежащем кабинете.


Агент Фея сидел в комнате для допросов. Снова.

В помещении, как и в прошлый раз, был сильно приглушён свет. Однако на этот раз перед ним сидел Особист, начальник службы безопасности Фонда. Позади него находился агент Стэн, руководитель по внешним операциям. Рядом на передвижном столе был установлен телевизор.

- Агент Фея, - начал Особист, - вы обвиняетесь в нарушении устава сотрудников Фонда, а именно краже медикаментов, неподчинении и превышении полномочий своего уровня допуска. Вы согласны с обвинениями?

- На каком основании были сделаны обвинения? - твёрдо спросил Фея.

Агент Стэн включил телевизор. На его экране появилась запись с видеокамеры, которая располагалась в медотсеке. На записи было видно, как Фея зашёл в помещение, открыл медицинский шкаф и что-то достал из него, после чего покинул отсек.

- Расследование показало, что вы заменили полный флакон мнестика на пустой, - сказал агент Стэн Фее.

- Также у нас есть показания Евгения Шварца насчёт вашего опроса про агента Бармена, - продолжил Особист, - и многочисленные отчёты наших агентов. Повторяю, вы согласны с обвинениями?

Агент Фея уже знал, как проводятся и чем заканчиваются подобные разговоры с Особистом, поэтому он довольно быстро дал свой ответ:

- Да.

- Хорошо… - задумчиво произнёс Особист, - вы же знаете, какое наказание вам полагается?

- Обработка амнезиаками, снятие с должности, увольнение и отправка в самые дальние уголки России…

- Примерно так. Однако ситуация особенная. Ваше расследование помогло нам. И поэтому мы можем не посчитать ваши действия за нарушение, если вы продолжите вашу работу, но уже под нашим контролем.

Агент Фея сначала удивился, а потом обрадовался, стараясь не показывать эти эмоции на своём лице. Будь такая возможность, он бы с самого инцидента с принтером начал работать под официальным руководством Фонда.

- Согласен.

"Другого ответа и не предвиделось", - подумал Стэн.

Особист плавно кивнул и продолжил:

- До инцидента с принтером мы полагали, что Зона 7-D никак не проявляет себя дальше своих владений, кроме как через редактирование документов о себе. Зона сама обеспечивала себе секретность, а её изучение было признанно опасным из-за больших потерь среди персонала. Поэтому Фонд быстро потерял к ней интерес. Сейчас предполагается, что этому способствовала сама Зона 7-D. Инцидент с принтером снова поднял интерес к Зоне и, как выяснилось, её воздействие на Фонд ограничивается далеко не только принтером.

- У вас же должны быть координаты Зоны, - сказал Фея. - Почему вы не пошлёте туда МОГ?

- Мы уже посылали туда МОГ. Все попытки оканчивались неудачей. Потом мы решили, что Зона 7-D не несёт никакого вреда для нас и решили её оставить, так как наши исследователи установили, что она сама способна себя содержать. Поэтому, чтобы найти более действенные методы борьбы с Зоной, нам нужно больше информации, с чем вы нам и поможете. Как я уже говорил, сфера влияния Зоны на Фонд не ограничивается одним принтером. Есть информация о шпионах Зоны, - Особист протянул папку с документами. - Они могут знать о ней больше, чем мы. Вашим заданием будет поиск слабых мест Зоны и сбор любой другой информации о ней. Журналёву пока не уведомлять. Её стаж работы гораздо меньше, чем ваш, и мы не определились на её счёт. Посмотрим, как она будет дальше проявлять себя.

- Вас понял. Можно задать несколько вопросов по Зоне 7-D?

Особист кивнул.

- Агент Бармен. Мы были тогда с ним на одном задании?

- Да. Однако кто-то в Зоне обработал вас амнезиаком, из-за чего вы его и забыли. Это была первая и последняя операция, где вы работали вместе.

В другом случае Фею не волновала бы судьба агента, с которым он был только на одном задании, но он наизусть помнил строки из его дневника: "Тот, кто сольет все коды доступа и пароли Фонда, которые знает, и будет отпущен". Если Фея сейчас находился здесь, а агента Бармена уже никто и не помнит, то из этого следовал только один вывод.

- Как она появилась?

- Раньше она строилась как обычное учреждение Фонда. Другого вам знать не положено.

- Какой вред она причинила Организации?

- Пока известны данные только о её влиянии в Русском филиале. Это массовые подделки документов, проведение незапланированных операций, часть из которых заканчивалась потерей аномальных объектов, а также ограничение деятельности Фонда. Однако самым наглядным примером служит потеря старой Зоны 7, которая сейчас собственно и носит номер 7-D. Другие конкретные случаи я вам не буду описывать.

- Это всё, - сказал Фея.

- Хорошо, идите выполнять свою работу, - произнёс Особист.

Фея кивнул и быстрым шагом вышел из допросной.

- Что думаешь на его счёт? - спросил Стэн у Особиста.

- Целеустремлённый. Однако если записки Бармена правдивы… Надеюсь, что история не повторится.


Татьяна вошла в отдел внешних связей. Здесь люди в лабораторных халатах встречались куда реже, чем в её научном отделе. Вместо этого большинство из них были одеты в строгие костюмы, хотя встречались и исключения. Например, один из сотрудников пришёл на работу в шортах и рубашке с красным галстуком-бабочкой.

Через несколько минут Журналёва стояла перед дверью кабинета 404, который располагался в конце коридора.

- Можно войти? - спросила она, предварительно постучав в дверь. Ответа не последовало. Журналёва попробовала приоткрыть дверь, и та легко поддалась. Татьяна зашла в помещение и обвела его взглядом в поисках каких-нибудь намеков, почему же её пригласили именно сюда. Помимо стандартного стола с кипами бумаг, в кабинете стоял аквариум с маленькими разноцветными рыбками. Вдоль стен находились шкафы, наполненные книгами. На одной из полок Татьяна заметила маленькое радио.

Она подошла к столу и начала его осматривать, стараясь не нарушить порядок на нём. Среди бумаг не было ничего примечательного: доклады о фирмах-прикрытиях, полевых агентах и тому подобном. Тут же стояла чёрно-белая фотография, которую Татьяна взяла в руки, чтобы рассмотреть поближе. На ней была изображена группа мужчин, один из которых Татьяне показался знакомым.

Вдруг планка, придавливающая сзади фотографию, отошла от рамки. Татьяна развернула фотографию, чтобы вернуть планку на место, и увидела какой-то непонятный рисунок и телефонный номер: "+3754478555…".

- Кхм…

Татьяна от неожиданности подскочила и уронила рамку на стол. У входной двери стоял мужчина в тёмном костюме и солнцезащитных очках.

- Простите, просто здесь никого не было, а меня сюда пригласили, и… - начала оправдываться Татьяна.

- Здравствуйте. Кто вас пригласил?

- Да, здравствуйте. Записку вот дали, - сказала Татьяна, протягивая мужчине недавно полученную бумажку. Мужчина взял ее и рассмотрел с разных сторон. Положив её в карман, он сказал:

- Чей-то розыгрыш.

Мужчина подошёл к своему столу и поднял рамку с фотографией. На ней образовалась трещина, расходящаяся по всему стеклу. "Совсем новая", - подумал он.

- Простите… - начала извиняться Журналёва. - Я не хотела. Так нехорошо получилось.

- Всего лишь рамка.

После того, как мужчина подошёл к столу, Татьяна смогла более детально рассмотреть его облик. Тёмные волосы, прямые черты лица. После неловкой паузы она спросила:

- Это же вы на фотографии?

- Я.

- Выглядите знакомо… Мы нигде раньше не встречались?

- Встречались, - сказал мужчина.

- Правда? Когда? Давно?

Мужчина перевёл свой взгляд с фотографии на Журналёву.

- Татьяна, верно?

- Она самая. А вы…

- Агент Клевер. Более известен для вас под именем Николай.

Татьяна подумала пару секунд и радостно воскликнула:

- Нико! Точно! Я помню! Я тогда жила напротив тебя. Когда это было? Лет десять назад? Не, больше. У-у… как давно. А потом тебя из детского дома забрали в Россию. Я помню. Вот в Фонде не ожидала тебя увидеть!

- Я тебя тоже, - спокойно сказал Клевер.

- Помню, как мы каждую зиму замки строили, кошек дворовых кормили. А ещё ты мне мой конструктор так и не вернул!

- Я его потерял.

- Да ладно! - Татьяна уже вела себя менее застенчиво. - А как ты сюда то попал?

- Из тюрьмы в D-класс. Потом повысили.

- Оу… Прости. Немного неожиданно. Наверное, по ошибке посадили?

- Не уверен.

Снова молчание, снова Татьяна пытается его прервать:

- Ладно… А ты же меня сразу признал?

- Да.

- А почему молчал? Интригу сохранял?

- Думал, что не увижу тебя больше.

- Ну, вот мы теперь стоим здесь, разговариваем. Что-то у тебя настроение не очень.

- Кто-то однажды говорил, что в Фонде не бывает друзей.

- Разве это был ты? - с удивлением спросила Журналёва.

- Дружбы… не должно быть много. Наступают моменты, когда она подвергается проверке: расставания, предательства, различные беды. И если ты не выдерживаешь испытание, то потом её призраки могут преследовать тебя до конца твоих дней. А с момента последней нашей встречи прошло много времени. Мы оба наверняка сильно изменились. Если снова пытаться склеить наши былые отношения, то результат может быть не самым лучшим.

Улыбка быстра спала с лица Татьяны. Она долго не могла найти подходящий ответ.

- Ну, иногда можно же после работы встречаться.

Клевер кивнул.

- Это очки у тебя? - спросил агент, указывая головой на AM-111. - Если стёклышко поменять, то они будут хорошо на тебя смотреться. Посмотрись как-нибудь перед зеркалом.

- Э-э… Хорошо. Я тогда пойду, наверное? А то скоро автобус до Снежинска.

Клевер ещё раз кивнул. Татьяна медленным шагом покинула кабинет. Агент взял в руки разбитую фотографию и подумал: "Как за такой короткий промежуток может произойти столько изменений?"


Уже будучи у себя дома, лаборантка рассказала Фее о своей встрече с Клевером, об их разговоре. Агент слушал её речь и иногда поддакивал, одновременно рассматривая папку, добытую в Падово. Он был в подавленном настроении, ведь эта папка напоминала ему о его неудаче. Татьяна же вышла из кухни в прихожую, чтобы достать из куртки записи по AM-111.

Добыв из кармана небольшую записную книжку, она отложила еë на трюмо, чтобы еще раз осмотреть очки. Татьяна посмотрела на себя в зеркало. Там она увидела девушку всё с теми же неровными каштановыми волосами и болезненной кожей. Лицо её выглядело уставшим, хоть она и старалась придать ему радостное выражение.

В голове Татьяны всплыл совет Клевера, и она аккуратно надела очки. Перед глазами появились знакомые белые точки. Сломанные очки только дополняли неряшливый образ Журналёвой.

Татьяна начала позировать перед зеркалом. Это занятие увлекло её на некоторое время, однако вскоре она заметила какое-то изменение в очках. Она приблизилась лицом к зеркалу и стала рассматривать AM-111. На ободе появился небольшой белый логотип Фонда SCP, в середине которого стояла буква "D". Татьяна сняла очки и посмотрела на их лицевую часть. Символа не было. Она снова надела их и посмотрела в зеркало. Символ появился. Журналёва повторила процедуру ещё несколько раз, и эффект повторился. Она немного подумала и сказала:

- Фея. Можешь сюда принести свою папку, пожалуйста?

- Зачем? - отозвался агент.

- Проверить кое-что хочу.

- Ладненько.

Фея подошел к Татьяне с папкой бумаг. Журналёва открыла её и посмотрела на первый попавшийся лист. Он был полностью заполнен буквами, цифрами и изображениями. Она открыла следующий - он также был исписан. Все листы были заполнены текстом. Но сняв очки, Татьяна снова увидела пустые страницы.

- Ты что делаешь? - спросил Фея.

- На, сам вот возьми посмотри, - сказала Татьяна, протягивая Фее AM-111.

Фея одел очки и начал просматривать папку. Сначала на его лице отобразилось удивление, а затем - ликование.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License