Венок Кетеров
рейтинг: +80+x

(посвящаю Nel_Fler)

Пролог

Об этом знать мы вовсе не должны.
Вздохнём устало - и скорей забудем
Жестоких тварей, смерть несущих людям,
Знобящий свет скучающей луны…

Тревожный зов проснувшейся сирены…
Стихающий во мгле предсмертный крик…
Вновь самый страшный в твоей жизни миг
В сознании растает постепенно.

Все наши чувства - только лишь помеха.
Гремя во тьме сверкающим доспехом,
Ушёл в небытие вчерашний друг….

О, наша служба часто пахнет серой!
И чёрный с белым перемелет в серый,
Мгновения сплетая в вечный круг.

I

Об этом знать мы вовсе не должны.
Что толку? Никогда не будет вести, -
Действительно ли лучше им быть вместе,
И стоит ли любовь такой цены.

Их жизни - две сплетённые струны.
Как там капралу и его невесте?
Им повезло - не замаравши чести,
Пасть жертвой необъявленной войны.

Так горько… Наливай ещё, мой друг!
Мы много боли видели вокруг,
Но не было настолько жутких судеб…

"Цветут" кораллы над могилой их…
Не вечно нам плести печальный стих.
Вздохнём устало - и скорей забудем.

II

Вздохнём устало - и скорей забудем
Тех, кто когда-то был мудрее нас.
Увы, дорога наша разошлась
Ещё в эпоху каменных орудий.

Они - творцы живых машин и суден,
Но мы, цари металлов и пластмасс,
Их победили и прогнали с глаз,
И есть ли в мире тот, кто нас осудит?

Возможно, "снежный" - тоже человек…
Нам это предстоит стереть навек.
Друзьями мы уж никогда не будем.

И вспоминать их можно только как
Исчадий ночи, в мир зовущих мрак,
Жестоких тварей, смерть несущих людям.

III

Жестоких тварей, смерть несущих людям,
Всех превзошёл, заткнул за пояс враз!
Сумел сбежать удачно на сей раз, -
Успех мой был весьма кровав и труден.

Лежу, свернувшись на осколков груде,
Уставив в небо взгляд бездвижных глаз.
Простором наслаждаюсь - здесь, сейчас! -
Взяв выходной среди кислотных буден.

Ласкает и пьянит свободы воздух.
Всего лишь час, чтоб посмотреть на звёзды,
Затем явиться смертные должны.

Спешат сюда по следу, словно волки…
Скользит, блистая чешуёй на холке,
Знобящий свет скучающей луны.

IV

Знобящий свет скучающей луны.
И Озера зияющая рана.
Я вглядываюсь зло и неустанно
В притворное спокойствие волны.

И в амбразурах крепостной стены
Не спит за пулеметами охрана.
Ни блика из кровавого тумана.
Ни звука из багряной пелены.

Вздохнув, гоню дурные мысли прочь.
Эх, пережить бы тихо эту ночь!
…Но вновь кипит бушующая пена.

Взмывает тень над красною водой,
И разрывает тьму истошный вой -
Тревожный зов проснувшейся сирены.

V

Тревожный зов проснувшейся сирены.
Кошмарный, несусветный жуткий сон!
Прибереги себе один патрон.
Не убежать: повреждено колено.

Для этой твари не преграда стены,
Металлы для него - что твой картон.
Течёт к тебе сквозь кафель и бетон,
Сочится, будто кровь из рваной вены.

…Уж без толку растрачена обойма.
Ты мечешься - пока ещё не пойман,
Но обречён. И за спиной - тупик.

Нет проку от мольбы и уговоров…
Метнулся в полумраке коридоров
Стихающий во мгле предсмертный крик.

VI

Стихающий во мгле предсмертный крик…
Плывёт в крови десяток свежих трупов.
Ты жив пока. Дрожишь впадая в ступор,
Трясёшься, будто немощный старик.

Меч занесён, на нём сверкает блик….
Ты пульт от детонатора нащупал…
От взрыва содрогнулся неба купол;
Убийца обезглавленный поник.

Бывают исключения из правил.
Он умер первым и тебе оставил
На память седину и нервный тик.

Но воин воскресает, умирая.
А ты - живи, во снах переживая
Вновь самый страшный в твоей жизни миг.

VII

Вновь самый страшный в твоей жизни миг, -
Ведь ты не помнишь прошлой Процедуры.
Беззвучно шепчешь, жалко и понуро
Молясь скорей увидеть Смерти лик.

Внутри встречая болью каждый крик,
Уродливая тварь свернулась хмуро.
Не ведала, что делала ты, дура,
Но перст тебя карающий настиг.

Ещё живой ты угодила в ад…
Разъест неумолимый химикат
Воспоминанья в теле твоём бренном…

Последний милосердия глоток -
Ценою жизни дареный цветок -
В сознании растает постепенно….

VIII

В сознании растает постепенно
Всё то, что я о нём успел узнать…
О нём? О ней? О чём я? Твою мать…
Оно не шар. По-моему. Наверно.

Как раздражает памяти измена!
Я возвращаюсь в камеру опять -
Пишу в блокноте, силюсь рисовать…
Но взгляд отвёл - и всё забыл мгновенно!

Что за ужасный там лежит секрет,
Что даже права его помнить нет?
О, мне, признаться, вовсе не до смеха!

Вновь любопытство побороло страх.
Но толку нет от них, они суть прах.
Все наши чувства - только лишь помеха.

IX

Все наши чувства - только лишь помеха.
Не думайте, что можно ей помочь.
Объект - не человеческая дочь.
Реальность для неё - одна потеха.

Наш мир подобен грецкому ореху, -
Она его разгрызть совсем не прочь.
Так пусть же видит грёзы день и ночь!
Химическая кома ей утеха.

…Невинная девчушка смотрит сон:
Оскалил пасть ликующий дракон,
Заходится от дьявольского смеха.

Но встал пред ним, к сражению готов,
Отважный воин, рыцарь мотыльков,
Гремя во тьме сверкающим доспехом.

X

Гремя во тьме сверкающим доспехом,
Он бродит в камере, навек забыв про сон.
Вертящиеся звенья шестерён
Зияют сквозь ранения-прорехи.

Остатки одеяния морпеха
Торчат на проводках со всех сторон.
Порою слышен дребезжащий стон
Иль цоканье чудовищного смеха…

Любил его ты - братскою любовью…
В бою он измарался вражьей кровью,
И исказил его черты недуг

Напарник твой погиб - отбрось сомненья,
Он умер - да, убит "при исполненьи"!
Ушёл в небытие вчерашний друг…

XI

Ушёл в небытие вчерашний друг,
И лютый враг пришёл ему на смену.
Кто мог бы знать, когда "сверлили" "стену",
Что смерть несёт пожатье наших рук?

Мы были счастливы услышать в двери стук
И рады плодотворному обмену…
Но принесли погибель их вселенной,
Случайно разорвав рождений круг…

Для нас - лекарство, им же - страшный яд.
Они обречены и слепо мстят.
Мы в их глазах - подлее Люцифера.

Наш мир для них предстал вратами в ад.
И ничего не воротить назад…
О, наша служба часто пахнет серой!..

XII

О, наша служба часто пахнет серой!
Нам выпало с тобой из всех фронтов
Мир защищать от злобных… пирогов!
Звучит нелепо, - но прими на веру.

Мы нагрешили свыше всякой меры,
Но ради искупления грехов,
Любой из нас на подвиги готов,
Как Геркулес, преследуемый Гéрой.

Вон чёрная глазурь и белый крем, -
Они хотят NK устроить всем,
Собой заполнив всю земную сферу.

Но на пути захватчиков-тортов
Рядами встанет рать наших зубов
И чёрный с белым перемелет в серый.

XIII

И чёрный с белым перемелет в серый,
Плоть растворяя, слёз тугая прядь.
Но это мелочь перед тем, как вспять
Я обращать могу любую веру.

Любезны и изысканы манеры,
Но лучше вам, милейшие, не знать,
Чтó заставляет иногда менять
Ухмылку на угрюмый лик мегеры.

На клавесине низменных желаний
Сыграю вам мелодию страданий,
Я вижу вас насквозь, мой юный друг!

Вся ваша грязь, переполняя око,
Наружу бесконечным льёт потоком,
Мгновения сплетая в вечный круг.

XIV

Мгновения сплетая в вечный круг,
Несётся в небесах корабль воздушный.
Рабы Христовы - против Тьмы бездушной,
И в гуле ветра слышен сердца стук.

Не вырваться Вратам из крепких рук!
Лишь только агнец, Господу послушный,
Смиренный и покорно-простодушный,
Способен мир спасти от адских мук.

Дай силы нам (Te Deum laudamus…)
За дверью удержать кошмар и хаос
И защити от царства Сатаны!

…Зачем нам ведать, что ещё за твари
Здесь символ Преисподней рисовали?
Об этом знать мы вовсе не должны.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License