Любопытство сгубило кошку
рейтинг: +8+x

Прошел месяц, и все вроде бы устаканилось. Человек ко многому может привыкнуть, а его способность не замечать очевидное – лучший подарок природы.

Я прихожу на рабочее место к восьми утра, и меня встречает чашка дымящегося кофе. Это Иван Петрович – он всегда стремится соблюдать особые условия содержания вплоть до последней буквы. Этим он выгодно отличается от Лидочки, которая и карандаш поточить не может, не то что сварить кофе. Зато у Лидочки красивый носик, и это искупает все – конечно, кроме того, что она – SCP-1192-2986.

Иван Петрович сидит со мной в одном офисе по вторникам, четвергам и субботам. Лидочка – все остальные дни. За неделю я успел собрать на них порядочное досье со всеми положенными протоколами и записями экспериментов, уступающее по размерам разве что моему собственному. В этом и проявляется человеческий эгоизм – что бы ни говорилось в должностных инструкциях, о себе пишешь как-то охотнее.

Документы, связанные с моим содержанием, занимают весь левый шкаф. Иван Петрович справа, Лидочка – посередине. Они содержат меня, а я содержу их. Раньше все было проще, и иногда я думаю – как хорошо было бы, если бы каждый содержал лишь себя самого. Но потом я вспоминаю историю, случившуюся совсем недавно, и мне становится грустно.

Не все сумели в равной степени приспособиться к новому порядку вещей. Неделю назад условия содержания нарушил SCP-1192-1378. Вооруженный табельным оружием, он сумел пробиться к запасному выходу, где был задержан агентом Птичниковым.

То есть – давайте говорить прямо - задержан самим собой.

Конечно, подобные вещи у нас теперь не редкость: обычно мы легко можем договориться с объектами, которые содержим, как бы это сказать, лично (тем более, что этими объектами являемся мы сами). Но в этот раз… В этот раз все пошло не так.

Неожиданно SCP-1192-1378 заупрямился.

- На черта так жить? – спросил он. – Тебе самому не противно, а, Птичников?

Птичников тактично промолчал. Если бы он в этот момент заговорил, даже самый захудалый доктор Зоны признал бы его шизофреником. Мы тоже никогда не говорим со своими личными объектами, чтобы не вызывать подозрений.

- Нет, Птичников, я серьезно, - продолжал 1192-й. – Тебе не надоело, каждый раз смотрясь в зеркало, видеть там объект? Ты ведь даже побриться нормально не можешь, посмотри, как оброс. Слушай, знаешь что? Давай бросим все это к чертовой матери! Ведь эта бумажка ничего не говорит о последствиях, так ведь? Ни-че-го-шень-ки!

Птичников молчал.

- Послушай, Птичников, так дела не делаются. Я не могу нормально поесть, я Бог знает сколько не спал, и ладно бы тебе это доставляло удовольствие, но ты и сам еле на ногах держишься.

«У меня есть инструкции», - подумал Птичников. – «Инструкции, которые я обязан соблюдать».

- Ах, инструкции! – взвился 1192-й. – Да подотрись ты своими инструкциями! В общем, так: я ухожу, а ты оставайся, если тебе тут так нравится! Адиос!

Он не успел и шага сделать – сработали многолетние рефлексы Птичникова.

Хоронили агента в закрытом гробу. Зрелище, рассказал мне знакомый патологоанатом, было не из приятных.

- Надо ужесточить условия содержания, - заявил на планерке директор Зоны. – Мы не можем позволить себе ради нейтрализации каждого поганого 1192-го жертвовать квалифицированным сотрудником. Это слишком расточительно.

Директор кивнул своему секретарю. Тот за несколько недель наблюдения и сдерживания директора научился понимать его без слов и быстро подал ему проект новых мер предосторожности. На следующий день они вступили в действие.

Теперь мы работаем совсем по другому. За какие-то несколько недель Фонд изменился до неузнаваемости. Никто уже не верит, что причиной этого была какая-то бумажка, которую любопытный уборщик вытащил из чьего-то письменного стола. Отдел прогнозирования работает над проектом SCP-1192, за который нам не было бы стыдно перед потомками. Пусть думают, что Фонд стал тем, чем он есть, из-за воздействия какой-то неодолимой силы, вроде 682-го или другой гадости, а вовсе не из-за халатности, глупости или ошибки в расчетах. Но пока я жив, я буду помнить правду. Если и вы хотите знать ее, откройте ящик моего письменного стола – она там.

Объект №: SCP-1192-RU

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: Не нужны. Ты и так никуда не денешься, так что устраивайся поудобнее и слушай.

Описание: SCP-1192 – это я, а с этого момента еще и ты. Сам виноват, надеюсь, теперь ты понимаешь, почему рыться в чужом столе и читать подряд все найденные бумаги - дурной тон? Если да, кивни и давай двигаться дальше.

Во-первых, все вещи делятся на две категории: те, которые категорически нельзя забывать, и те, о которых ни в коем случае не следует помнить. Чтобы ты знал: первая фраза в предыдущем абзаце относится ко второй группе, а вторая – к первой.

Теперь, когда ты осознал в чем твоя ошибка, поговорим о том, что из всего этого следует. А следует из этого вот что:

1. Амнезиаки не помогают, я пробовал, так что, если тебе дорого твое время, переходи к п. 2.
2. Все, что произойдет с тобой в дальнейшем, будет являться экспериментом.
3. Да, теперь ты - объект, и когда я говорю «все», я имею в виду «абсолютно все». Учеба, работа, общение, секс, спорт. Исключений нет.
4. Твое особое положение не освобождает тебя от исполнения должностных обязанностей. Будучи одновременно объектом, ты в качестве агента по-прежнему обязан соблюдать все меры предосторожности, вести тщательное наблюдение и в случае необходимости провести процедуру нейтрализации.
5. Отчитываться о каждом своем эксперименте ты должен самостоятельно. Можешь рассказать друзьям, родителям, сослуживцам, можешь написать в Интернете или поговорить сам с собой, короче, поступай, как знаешь, но помни: свою работу лучше всегда делать самому.
6. Если тебе все это не нравится, а тебе, я вижу по лицу, все это не нравится, скажу сразу: ничего с этим не поделаешь, но пытаться что-либо изменить тебе никто не запрещает. Бог в помощь.
7. Последняя просьба: если у тебя все-таки что-нибудь получится, дай мне знать, ладно? Я так устал от всего этого.

С уважением, твой SCP-1192.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License