Декаданс
рейтинг: +30+x

Скажите мне, что вы знаете о Фонде SCP? А если конкретнее, много ли вы знаете о его полномочиях и о том, где находится предел его власти? Является ли он внеправительственной, аполитичной организацией или всё-таки зависит от желаний земных правителей, или даже сам управляет этими правителями? Вы ведь наверняка задавались этим вопросом, а некоторые даже нашли ответ. Для остальных же и была подготовлена данная лекция. Начнём с того, что если вы хорошо помните историю Организации, то вы уже знаете, что до 1 января 2017 года статус Организации был гораздо ниже, чем сейчас, и она вместо полноценного управления некоторыми частями государственного аппарата довольствовалась нейтралитетом и невмешательством. С наших высот довольно очевидно, что то положение, в котором пребывал Фонд, не позволяло в полной мере выполнять поставленные перед ним задачи. Итогом Портлендской конференции 1 января 2017 года стало подписание пакта «Об установлении автономности и интеграции управленческого аппарата Фонда в государственные структуры». Данный пакт явился результатом деятельности знаменитого реформатора Фонда доктора Франч… Что? Простите, мне отсюда вас плохо слышно. Не являлось ли это неправильным шагом? Говорите, боитесь, что Фонд начал переходить черту? Весьма странное мнение, молодой человек, ведь этот акт был обусловлен известными всем сотрудниками причинами. Да, я имею в виду Великий аномальный всплеск 2016. Мы были вынуж… Тише. Не кричите. Органи… Причём здесь ваша дочь? Охрана! Выведите его! Замечательно. Ну а мы продолжим лекцию. Итак, как вы уже знаете, Портлендский пакт стал величайшим благодеянием для Организации.

Из выступления Комитета по этике (16 марта 2018 года), до его роспуска в 2019 году.


Доктор Стивенсон, держа под мышкой потёртую зелёную папку с документами, спешил на работу. Опаздывать было нельзя, особенно сегодня. Из-за опоздания его рейтинг мог упасть, и он бы не получил талонов на питание, а значит, оставил бы семью голодной. Да и при всём этом, сегодня был день маркерации, и желательно поставить метку уже сегодня, несмотря на то, что очереди сегодня будут особенно большими. Судя по рекламке, что раздавал тот Е-шка, установившие метку сегодня смогут получить три квоты на прощение пропуска. Три квоты! Это даст ему возможность исправить старые ошибки и кто знает, может, даже получить повышение. А повышение для таких сошек, как он, было подобно билету в рай. Избавиться от потребности питаться по талонам и жить в фондовском общежитии для доктора Стивенсона сейчас было высшей целью. Однако некоторые ошибки прошлого, да и отсутствие особых талантов и умений мешали это сделать.

Так думал доктор Стивенсон, пока его размышления не были прерваны столкновением с выходившим из-за угла сотрудником Службы Внутренней Безопасности.


Сразу после роспуска Комитета по этике 5 февраля 2019 вследствие его низкой эффективности работы с сотрудниками и появлением Церковной Службы, фактически взявшей на себя задачи Комитета, советом О5 было принято решение обнародовать деятельность ОВБ, и, кроме того, передать этой службе некоторые полномочия Комитета по этике. С 20 февраля 2019 года ОВБ наравне с ЦС занималось идеологической работой с сотрудниками, установлением иерархичности, распространением информационного шума, формированием новой структуры организации, а также, кроме всего этого, своей основной работой, наблюдением за всеми. За короткий промежуток времени ОВБ по своей влиятельности приблизилось к Церковной Службе Фонда и совету О5. По указанию ОВБ были аннулированы права сотрудников на отсутствие наблюдения в личных кабинетах (данное право было отменено тайно), свобода и равенство вероисповеданий (данный аннулированный закон был введён в юриспруденцию Фонда, сразу после введения Церковной Службы 17 мая 2018), право на свободное заведение семейных отношений (заменено на возможность получение права формирования семьи, после разрешения от ОВБ и ЦС) и многие другие (полный список можно просмотреть в [ДАННАЯ ИНФОРМАЦИЯ НЕ ВАЖНА ДЛЯ ВАС, СОТРУДНИК].

Вступление к отчёту о деятельности переформированного ОВБ.


Лицо доктора Стивенсона исказилось гримасой, которая, по-видимому, должна была означать выражение крайней радости факту этой спонтанной встречей. Лицо же сотрудника ОВБ осталось холодным и совершенно безэмоциональным. Он лениво перевёл взгляд на столкнувшегося с ним человека и спокойно произнёс:

- Вы выронили папку.

- Ох, простите, пожалуйста. Я… Я так бежал, что не заметил как вы… ну… простите… – запинаясь и дрожа от страха проговорил Стивенсон. Он слышал истории о том, что случалось с теми, кто перечил ОВБ или просто неуважительно к ним относился.

- Вы опаздываете, доктор, – произнёс тот, кого так боялся Стивенсон, после чего пристально вгляделся в глаза доктора. – И вы даже не прошли маркерацию. Метка не установлена. Насколько мне известно, вы уже прошли испытательный срок и должны были получить свою метку три дня назад.

- Но… Я как раз иду… на маркерацию. Если вы позволите…. – доктор Стивенсон уже почти потерял надежду на отсутствие серьёзного выговора в его личном деле, но сегодня ему повезло, сотрудник ОВБ только степенно кивнул, разрешая доктору двигаться дальше.

Доктор судорожно поднял папку с пола и поспешил дальше. Времени больше терять было нельзя, наверняка он и так задержится на пункте прослушки.


Тема: Следует признать, что у вас всё выходит из под контроля.
Кому: Совету О5
От кого: Доктор Франческо

Я прошу разрешения на начало экспериментов с SCP-объектами, воздействующими на мысли. Вам известно, что ситуация критическая, и даже я знаю, что мы уже не можем контролировать все появляющиеся аномалии. Чёрт возьми, да вы не можете даже своих сотрудников контролировать! Я видел статистику перебежавших в другие связанные организации. Интересно, почему? Я знаю ответ. И я могу исправить многое из того, что мы уже натворили. Во-первых, вы должны рассмотреть план Портлендской конференции, предложенный мной, во-вторых, вам следует подумать о том, чтобы знать, что думают ваши сотрудники. И не думайте, что я имею в виду массовое использование полиграфов, я предлагаю кое-что получше. Вы знаете, что я долгое время работал с SCP-041, и, кажется, я знаю, как нам можно использовать этот объект. Просмотрите приложенные файлы и дайте мне разрешение на создание описываемого там.

Тема: Вы правы.
Кому: Доктору Франческо
От кого: Совета О5
Разрешено. Вы получите должное финансирование и разрешение на вскрытие SCP-041. – O5-12.

Зашифрованное сообщение, переданное совету О5 незадолго до подписания Портлендского пакта.


Сердце Стивенсона забилось, словно пытаясь выпрыгнуть из груди, когда он подошёл к пункту прослушки, который был установлен прямо по пути в Зал Маркерации. Пункт прослушки был установлен и по пути в офис Стивенсона и он за короткий период работы на Фонд успел привыкнуть к чувствам, вызываемым прослушиванием, однако сегодня ему было не по себе. Ощущение тревоги зарождалось глубоко в его груди, однако к пункту прослушки он подошёл, пытаясь сохранять нарочито бодрый вид, что ему, по правде сказать, не сильно удавалось.

Если бы только он не получил то глупое замечание на прошлой неделе, сейчас бы у него было освобождение от прослушки, и ему не пришлось бы лишний раз переживать её. Однако освобождения у него не было, и поэтому он подошёл к сотруднику службы охраны и попросил прослушать его. Охранник привычным движением нажал несколько кнопок на располагающемся на пункте пульте, выверенным жестом руки указал доктору на стул и специальный гель (которым доктор не преминул воспользоваться, быстро обмазав им виски) и наконец подсоединил к голове доктора электроды.

Уровня допуска, чтобы знать, как работает эта большая машина с множеством панелей и пультов, выглядевшая как привет древним громоздким компьютерам из прошлого, доктор не имел. Он знал только то, что данная машина фильтрует мысли, выискивая среди них нежелательные для сотрудника Фонда, и выдаёт эти мысли в форме текста на монитор, находящийся справа от этого устрашающего механизма.

Охранник нажал ещё несколько кнопок, и в голове доктора, где-то на границе сознания, появился тихий шум, который то резко становился громче, то был едва слышен. Так или иначе, доктор слушал привычный шум в голове, перемежающийся чьими-то едва слышимыми высказываниями, в течении трёх минут, после чего на мониторе яркими буквами высветился результат: «Лоялен». Он в безопасности. На время.

Охранник подошёл к доктору, отсоединил электроды от его головы, подал платок, чтобы обтереть гель, чьего назначения, кстати, доктор тоже не знал. Посидев ещё минуту и дождавшись, пока пост-ментальный стресс (лёгкое гудение в голове в течение минуты после прослушки) пройдёт, доктор Стивенсон встал, поблагодарил охранника и, завернув направо по коридору, зашёл в кабинет маркерации.


Тема: СРОЧНО ВСЕМ СОТРУДНИКАМ НАУЧНОЙ СЛУЖБЫ
Кому: Научной службе Зоны 19
От кого: О5-9

Совет О5 неудовлетворён качеством знаний о сотрудниках Фонда, требуется некая новация, которая позволит отслеживать наших сотрудников, где-бы они не находились. Мы не хотим повторения истории с бунтом и организацией собственного объединения, как это произошло в Русском Филиале. Требуются быстрые и надёжные меры.

Тема: Предложение об использовании переработанной технологии SCP-877
Кому: Совету О5
От кого: Научная служба Зоны 19

Мы готовы работать, если нам предоставят то, что указано в прилагающемся файле. Это единственный действительно надёжный способ сделать то, что вы просите. Однако, мы считаем, что то, что мы собираемся сделать, может вызвать побочные эффекты определённого рода. Предполагается частичная гетерохромия.

Тема: Одобрено. Приступайте к работе.
Кому: Научной службе Зоны 19
От кого: О5-9

Побочные эффекты приемлемы, но при возможности попытайтесь снизить и их.

Источник информации неизвестен. 18 мая 2018 года в 12:00 данные сведения были опубликованы на одной из страниц Интернет-портала, а именно [УДАЛЕНО].


Перед Стивенсоном находились два прохода, один вёл в отдел диагностики и проблематики микрочипа, второй же был озаглавлен табличкой, на которой было написано следующее:

ОТДЕЛ МАРКЕРАЦИИ НОВЫХ СОТРУДНИКОВ И ПОЧИНКИ МИКРОЧИПА.
Время приёма: начало приёма 8:00-13:00, обед 13:00-14:00, продолжение приёма 14:00-19:00
Сандень: последняя пятница месяца.
Пропускаются вне очереди: сотрудники ОВБ, почётные члены Церковной Службы, сотрудники, чьи родственники пострадали от Охайского синдрома (требуется справка), сотрудники, участвовавшие в любой из операций, направленных на полное уничтожение конкурирующих организаций, сотрудники-инвалиды.
ПОМНИТЕ, МАРКЕРАЦИЯ ОБЯЗАТЕЛЬНА ДЛЯ ВСЕХ НОВЫХ СОТРУДНИКОВ, ПРОШЕДШИХ ИСПЫТАТЕЛЬНЫЙ СРОК.

Перед этим кабинетом толпилась огромная очередь, состоящая из разношёрстной толпы. Здесь были агенты, доктора, младшие научные ассистенты, оперативники, и даже церковники и шпионы из ОВБ тоже были, но находились они примерно в начале очереди, споря между собой, кто войдёт первый. Все эти люди находились здесь с разными целями: большинство пришли на ежемесячную перепроверку микрочипа, но были и новички, такие как Стивенсон, шедшие последними в очереди и только ждавшие его установки. Ожидавшие получить свою отметину, которая навеки останется в их глазах.

Очередь двигалась крайне медленно, так что Стивенсон почти задремал стоя, пока его черёд заходить внутрь не пришёл. Осторожно взявшись за латунную ручку и с опаской открыв дверь, он заглянул внутрь. Ожидая увидеть жуткую операционную, он сильно удивился, когда увидел обычный медицинский кабинет Фонда. В середине стоял довольно большой стол, за которым сидел сотрудник, ответственный за установку чипа, и стояло несколько неизвестных Стивенсону приборов.

Сидящий за столом человек жестом пригласил Стивенсона сесть на стул напротив него. Стивенсон, явно нервничая, присел. Ему рассказывали истории, что некоторые люди не могли быть маркированы из-за определённых медицинских параметров. Тогда их накачивали амнезиаками и отправляли без гроша в кармане обратно в мир. По крайней мере, так говорят.
Размышления Стивенсона прервал человек сидящий за столом:

- Позвольте представиться. Я доктор Льюис, ответственный за установку чипов. Я вижу, что Вы нервничаете, однако сам поводов для беспокойства не нахожу. Это стандартная процедура для подтверждения принадлежности к Фонду. Вы, наверное, наслушались баек про то, как злобные О5 и ОВБ следят за вами с помощью этих чипов, и если Вы себя плохо ведёте, активируют встроенный взрыватель? – доктор Льюис доброжелательно улыбнулся. – Но ведь любой разумный человек понимает, что это глупости. Подробнее о роли чипов вам расскажут в Церковной Службе или на лекции у ОВБ, после того, как я его установлю.

После этого Льюис открыл ящичек в нижней части стола и извлёк оттуда папку каких-то бумаг. Немного порывшись в них, он, видимо, отыскал то, что ему нужно. Пару раз почитав содержимое того, что он извлёк из кипы бумаг, он засунул всё назад в нижний ящик и порылся в стоящей справа от него коробке, извлёк оттуда чип. Стивенсон и раньше видел такие чипы, ему и другим новичкам показывали их на вводном инструктаже.

- Вот этот вам идеально подойдёт, доктор Стивенсон. Теперь пройдёмте в соседний кабинет, - произнёс Льюис, жестом указывая на незамеченную Стивенсоном дверь.


Допрашиваемый: Анна Линденсон, уборщица супермаркета г. ██████, штат █████.
Опрашивающий: [ИНФОРМАЦИЯ УДАЛЕНА ОВБ. ВЕРНОСТЬ И ДОЛГ.]

<Начало протокола>
Анна Л.: Простите, что я здесь делаю?
██████: Вам не стоит беспокоиться. Вам всего лишь предстоит ответить на пару вопросов, и мы вас отпустим.
Анна Л.: Кто это "мы"? И на каких основаниях меня задержали?
██████: Ваше поведение вынудило нас это сделать, Вы слишком…
Анна Л.: <перебивает> У нас демократическое государство! Я знаю свои права. Немедленно выпустите меня. Я…
[ИНФОРМАЦИЯ УДАЛЕНА ОВБ. ВЕРНОСТЬ И ДОЛГ.]
██████: Теперь Вы готовы сотрудничать?
Анна Л.: Д-дда. Конечно. Пожалуйста, задавайте ваши вопросы.
██████: Расскажите, откуда Вы узнали о том, что Вы рассказывали на площади людям. О микрочипах и процедуре их установки.
Анна Л.: Я… Я просто возвращалась с работы, шла по улице и вдруг… у меня словно голова взорвалась сотней звуков. Я, кажется, упала. Когда очнулась в больнице, я просто знала это всё. О микрочипах, о том, откуда они взялись, о том, зачем вы их вживляете людям, про их побочные эффекты, про [ИНФОРМАЦИЯ УДАЛЕНА ОВБ. ВЕРНОСТЬ И ДОЛГ.] и, конечно, я знала, зачем во время установки чипа человека усыпляют.
██████: Стандартный наркоз, ничего удивительного.
Анна Л.: Это они вам так говорят, на самом же деле всё гораздо хуже. Я решила, что должна рассказать об этом людям, а дальше…

Отрывок из допроса одного из "Прозревших".


Когда Стивенсон выходил из кабинета, у него болела голова и слезились глаза. Доктор сказал, что это стандартная реакция организма на чужеродное тело и она должна скоро пройти. Стивенсон сильно надеялся на это, проходя мимо всё ещё оставшихся в очереди новичков, которые странно и боязливо посматривали на него. Одно радовало: квоты на прощение он получил. Теперь он сможет испра… Резкая головная боль прервала размышления доктора и он, охнув, облокотился на стену. Зудящая боль в голове постепенно схлынула, и он, оттолкнувшись от стены, увидел, что он стоял напротив зеркала. Несколько неуверенных движений по направлению к зеркалу. Надо привести себя в порядок. Стивенсон взглянул на своё отражение и, тихо вскрикнув, сделал шаг назад от зеркала. С той стороны на него смотрели карие, с вкраплениями неаккуратных чёрных пятен, чужие глаза.


Допрашиваемый: Доктор Эдвард Стивенсон.
Опрашивающий: [ИНФОРМАЦИЯ УДАЛЕНА ОВБ. ВЕРНОСТЬ И ДОЛГ.]

<Начало протокола>
██████: Вы ведь уже знаете, что ваша кандидатура рассматривается, как наиболее вероятная для получения ОПП?
Эдвард С.: Разумеется. Я считаю, что заслужил это больше других кандидатов. Моя лояльность Фонду не вызывает сомнений, я исправно посещаю церковь, не пропускаю лекции, имею довольно большой спектр знаний, и, кроме того, я не связан какими-либо взаимоотношениями. Всё это в совокупности делает меня идеальным кандидатом на получение особых привилегий и полномочий.
██████: Отсутствие взаимоотношений? Разве у вас нет семьи?
Эдвард С.: Она погибла в прошлом году. Ураган Рианиа.
██████: Сожалею. А взаимоотношения с коллегами? В вашей психологической характеристике указано, что Вы были дружелюбным и коммуникабельным человеком, позже ваше поведение кардинально изменилось. И это было ещё до потери семьи. С чем это связано?
Эдвард С.: В определённый момент я понял, что важно, а что второстепенно. Понял, как много Фонд делает для мира и как я мало стараюсь, чтобы помочь ему. Думаю, все мы в конце концов приходим к этому решению. Тогда я…
██████: Как пишут здесь, "поведение приобрело превышающие норму карьеристские черты". Фактически, Вы шли по спинам. Вы ведь доложили на вашего лучшего друга? Вас не мучает совесть?
Эдвард С.: Это следовало сделать. Он связывался с останками клуба Маршалл, Картер и Дарк.
██████: Вы ведь знали, что он делал это из-за того, что его дочь была серьёзно больна, а он сам испытывал на должности младшего научного ассистента определённые финансовые трудности?
Эдвард С.: Да. Однако это его не оправдывает. Разве вы не читали Книгу Святых Законов? "Да не убоится гнева Божьего тот, кто не боится предать, когда этого требует долг".
██████: Разумеется читал. Хорошо. Вопросов больше к вам нет. Пока что. Вы можете быть свободны.

Интервью перед получением доктором Стивенсоном должности научного сотрудника третьего уровня допуска с ОПП (особые привилегии и полномочия).


Сотрудник ОВБ Стивенсон шёл по коридору в направлении своего офиса и о чём-то размышлял, когда из-за угла вылетел расстрёпанный ассистент и чуть не сбил его с ног. Прошло несколько неловких секунд, пока столкнувшийся с ним несмело сказал:

- Про… Простите, сэр. Я… просто опаздываю на маркерацию.

Стивенсон некоторое время смотрел на него, а потом уверенным шагом пошёл дальше, оставив вспотевшего ассистента растерянно стоять в коридоре. Пройдя ещё немного и завернув за угол, он подошёл к пункту прослушки и вальяжным движением извлёк освобождение от всех процедур по безопасности. Охранник кивнул и дал знак, что проход открыт. Ещё десяток метров и парочка поворотов по запутанным коридорам привела его к личному кабинету. Сканирование сетчатки глаза, и дверь открыта, а охранные системы отключены.

Медленно пройдя за стол, полностью заваленный отчётами и прочей документацией, он сел на приятно мягкое кресло и принялся мельком просматривать пришедшее ему доклады.

Критическая ситуация в Российском Филиале. Внутренняя война персонала длится уже неделю. Планируется примени..

Количество личностей, идентифицируемых как "Прозревшие", увеличивается. Последний всплеск произо…

Нарушение условий содержания на втором подуровне Зоны 49 привело к…

Внедрение агентов в ГОК завер…

Стивенсон, вздохнув, откинул от себя документы и подумал, что просто хочет отдохнуть. Уехать куда-нибудь настолько далеко, в такое глухое место, что там не будет ни Фонда, ни аномалий, ни подписаний приказов об устранении почти каждый день. Тогда, возможно, он бы…

Додумать он не успел. Его разум словно взорвался изнутри тысячей звуков: жужжанием, шорохом листвы, голосами, криками, журчанием, грохотом и писком. Кажется, он вырубился. Очнулся он спустя час, застонал и поднялся с пола, опираясь на стол. Спустя минуту он осознал, что знает, в чём заключается процедура 110-Монтаук. Его вырвало.


Стивенсона вели в камеру для устранения. Ну что же. Он попытался спасти всё, что мог, и на душе у него было спокойно, как никогда. Он думал о том, что делал все прошедшие пять лет.

Он думал, что много сделал для Организации.

Он ошибался.

Он думал, что все те, кого он отправил на убой, заслужили это.

И это оказалось неправдой.

Он считал, что цель всегда оправдывает средства.

Теперь он знал, насколько сильно он был неправ.

Он всегда искал виновников.

Но главного виновника он нашёл только в самом конце.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License