Твори добро, или Берсерк-машина доктора Мальбурга
рейтинг: +21+x

ОТ КОГО: Д-р Гед Мальбург, отдел исследования и разработки
КОМУ: Совет Смотрителей О5
ТЕМА: Военные разработки

Запрашиваю разрешение на проведение совместных опытов с SCP-1003, SCP-1008, SCP-1013 и некоторыми видами звукового гипноза. Схема опытов прилагается. Цель - создание устройства, превращающего людей в идеальных солдат.

- Мальбург

ОТ КОГО: Совет Смотрителей О5
КОМУ: Д-р Гед Мальбург, отдел исследования и разработки
ТЕМА: Военные разработки

Запрос отклонен в связи с непредсказуемостью поведения вышеперечисленных SCP.
Примечание: Занимайтесь своим делом, Мальбург.

Гед Мальбург - так звали главу отдела исследования и разработки и по совместительству администратора Зоны 7+, хотя многие из его подчиненных небезосновательно считали, что ему самое место в подземной зоне. Мальбург был человеком злорадным, желчным и раздражительным, а его вечные придирки к малейшим промахам подчиненных могли вывести из себя даже ангела.
В тот вечер Мальбург был не просто зол - он был вне себя от ярости. Отказали! Как эти мерзавцы, эти тупицы, эти трусы посмели ему отказать? Разве он не вкалывает по шестнадцать часов в сутки на благо Родины? Разве он не пытается создать превосходную машину, которая сделала бы из современной армии - жалкое зрелище! - отважных солдат, нечувствительных ни к боли, ни к страху?
Отказали!
Мальбург неловким движением вытащил из пачки последнюю сигарету. Она переломилась пополам, и он витиевато выругался, однако начал успокаиваться. Ему не дают разрешения? Отлично; ему не нужно разрешение. Он имеет доступ ко всем объектам Зоны. Он сделает всё сам, в одиночку, а потом швырнет отчеты о результатах в лицо этим жалким паникерам - пусть увидят, насколько они просчитались.

На следующий вечер Мальбург тайно забаррикадировался в самой большой и самой укрепленной лаборатории, в которую предварительно самолично привез на вилочном погрузчике сначала большой куб, накрытый покрывалом, а потом деревянный ящик, в котором что-то гремело и перекатывалось. Камеры наблюдения он предварительно отключил, а охранникам во всей Зоне дал отгул. Пару раз пришлось слегка надавить - некоторые охранники робко настаивали на письменном разрешении своего непосредственного начальника, - но в общем возражений у них не возникло.
Почти сразу после отбоя из лаборатории начал доноситься стук молотка, скрежет пилы и жужжание дрели. Потом этот шум на несколько минут стих, а затем возобновился, чередуясь теперь с низкими частотами, от которых дрожала мебель. Обитателям Зоны не спалось. Научные сотрудники лежали в кроватях и, не стесняясь камер видеонаблюдения, вслух проклинали психопата, которому вздумалось поработать ночью, однако с постелей не вставали. Мальбург очень строго относился к распорядку дня и в особенности к тому, чтобы его подчиненные жили по этому распорядку. Только двое решились покинуть места, где им положено было находиться в это время, и пойти на разведку. Первой была Айлинн, которая опять дежурила в больничном крыле: все эти слабые, но раздражающие звуки мешали больным спать. Вторым нарушителем был доктор Шванц.

После долгого и тяжелого рабочего дня начальник службы безопасности Шванц только и мог думать о том, чтобы скорее провалиться в бездну сна. Устало рухнув на постель, он мгновенно отключился. Доктору, в общем-то, было наплевать на режим, установленный Мальбургом, но со своими биоритмами он старался согласовываться. Однако то и дело приходилось внезапно срываться с места и бежать - часто случалось так, что какой-нибудь идиот пренебрегал инструкциями безопасности, и начинался аврал. Так вышло и в эту ночь. На часах было почти двенадцать, когда какое-то угрожающее гудение на низких частотах вырвало Шванца из объятий Морфея. Несколько раз выругавшись на родном наречии, он встал с постели, накинул прямо на пижаму лабораторный халат и направился к источнику звука.

Доктор Шванц был человеком педантичным, как и большинство немцев, однако от этого самого большинства отличался некоторой грубоватостью и нелогичностью поведения. У некоторых людей грубость свидетельствует о внутренней неуверенности; однако в случае с доктором химических наук и экс-капитаном ВВС Германии Грегори Шванцем она была показателем незаурядной отваги, граничащей с безрассудством. Шванц, недолго думая, решил разыскать ту сволочь, которая мешает ему спать, и в коротких выражениях попросить соблюдать тишину и режим. Тем временем низкие частоты снова сменились на жужжание дрели. «Когда я найду этого думкопфа, я засуну эту дрель в его тупую…» - ход мыслей доктора был прерван внезапным столкновением с Айлинн.

Айлинн немного устала, но вполне решительно шла по коридору A-2, продумывая разговор с человеком, работающим по ночам. Что сказать Мальбургу, если она случайно встретит его по дороге, она еще не придумала, поэтому, услышав шаги позади, испуганно обернулась и столкнулась лицом к лицу со доктором Шванцем, который издал какое-то раздраженное восклицание, но потом все-таки остановился и поприветствовал ее:
- Здравствуйте, Айлинн! Не спится?
Девушка пожала плечами.
- Сейчас никому не спится. Вы слышите этот шум?
- Еще как слышу, - гневно подтвердил Шванц. - И я добьюсь того, чтобы придурок, которому взбрело в голову поработать сверхурочно, полежал на койке с Конденсатором на груди.
Айлинн нахмурилась.
- Не стоит. Просто попросите его прекратить. А я, пожалуй, вернусь в больничный отсек. Спокойной ночи, доктор Шванц!
- Спокойной ночи!
И Айлинн пошла обратно, в глубине души радуясь, что ей не пришлось разговаривать с нарушителем. Шванц был в ярости, а этот аргумент, как правило, был самым убедительным в тех случаях, когда дело касалось нарушителей спокойствия.

Все существо Шванца желало поскорее добраться до источника звука и положить ему конец. Шум все нарастал, доктор ускорил шаг и стиснул зубы. Звуки доносились из лаборатории для работы с особо опасными SCP. «Что, черт возьми, там происходит, и где охрана?» - мельком подумал Шванц. Дверь была заперта изнутри. Шванц принялся стучать кулаком по металлической обшивке. «Открывайте, вашу мать!» - крикнул он, и шум внутри прекратился. В лаборатории послышались чьи-то шаги, неразборчивая ругань, и дверь приоткрылась. В образовавшийся проем высунулась голова самого Мальбурга. Поглядев на него с полсекунды, Шванц даже не смог определить, кто из них двоих в данный момент питал к другому большую неприязнь.
- Чего стучите, доктор Шванц? Не спится, что ли? - сумрачно улыбаясь, спросил Мальбург.
- Не поверите… Действительно не спится, - ехидно бросил Шванц. - И вот как странно получается: не только мне, а всему отделу. И еще более невероятно, но, по-видимому, из-за вас… - Доктор с шумом выдохнул и чуть прикрыл глаза, стараясь не давать воли своему гневу.
- Да что вы говорите, - сказал Мальбург и сделал попытку закрыть дверь перед носом Шванца. Заметив, что Мальбург собирается захлопнуть дверь, Шванц моментально выставил ногу в дверной проем и, улыбнувшись, проговорил:
- Да-да. Но, понимаете, раз уж мне не спится, хотелось бы обсудить с вами пару вещей… глобального масштаба.
Шванц косо взглянул на Мальбурга и добавил:
- И… доктор, не сломайте мне ногу, пожалуйста. Дверь вы закрыть всегда успеете.
- И собираюсь заняться этим прямо сейчас, - сообщил Мальбург и еще раз толкнул дверь. Шванц поморщился, но промолчал. Мальбург глянул ему в лицо, мгновенно раздражаясь, но тут ему, по-видимому, пришла в голову какая-то идея. - Слушай, коллега, что бы ты сказал о машине, которая делает людей идеальными солдатами?
Шванц вскинул брови и удивленно посмотрел на Мальбурга. Прищемленная нога немного ныла, но доктор, будто бы и не замечая этого, с легкой усмешкой ответил:
- Если бы такая машина была, нас бы с вами уже тут не было. А что до технической стороны вопроса, - Шванц на мгновение чуть прикрыл глаза, возвращаясь в своему прошлому, - то это была бы весьма и весьма полезная вещица. Генератор поля, плюс выяснить общие элементы в схеме биохимических реакций, плюс гипнотическое внушение… Да, это было бы впечатляюще. Только кто же разрешил… стоп. Мальбург?
Администратор строго и оценивающе посмотрел на Шванца и, решив что-то для себя, потащил его внутрь лаборатории, пинком ноги захлопнув дверь. Они остановились перед высоким и неуклюжим металлическим сооружением, в отдельных частях которого виднелись мощные динамики. Сооружение было подключено к сети ("Интересно, сколько оно уже сожрало электричества?" - пронеслось у Шванца в голове) и каким-то образом соединялось с SCP-1013, который величественно возвышался рядом.
- Вот, - с гордостью сказал доктор Мальбург. - Берсерк-машина!
Шванц уткнулся в ладонь, едва подавив смешок:
- Берсерк-машина? Она делает из солдат голых мужиков в медвежьих шкурах и с дубинками? Да, страшно. Я бы испугался. Честно.
- А что, попробуем на тебе? Не прикидывайся идиотом, Шванц, - мрачно посоветовал Мальбург. - Даже ты должен знать как минимум то, что берсерки дрались топорами… В общем, смотри, что выходит, - и с этими словами он сорвал с клетки на столе белое покрывало. В клетке обнаружились три лабораторные крысы. При виде людей они яростно кинулись на прутья клетки и принялись с остервенением грызть их. Шванц брезгливо наблюдал за этим.
- А что на мне пробовать. Я разве что не голый и без дубинки. Ладно, давай серьёзно, - Шванц с подозрением глядел на обезумевших животных. - Мы не на первом курсе, чтобы на крысах эксперименты ставить. Неизвестно, какой эффект твоя шайтан-машина возымеет на людей, неизвестно, как даже в одинаковых условиях сработает Генератор, да и вообще, ты хоть знаешь, как этот процесс контролировать? Вот сейчас они прогрызут клетку и примутся за нас, - Шванц отошел подальше от шатающейся клетки и сердито поглядел на Мальбурга.
- А, не беспокойся об этом, - Мальбург беззаботно махнул рукой и, подойдя к клетке, ловко просунул между прутьями оголенный провод. Моментально накинувшиеся на него крысы задергались в судорогах и вскоре замерли. - Любой аппарат работает в одинаковых условиях одинаково, иначе и быть не может, а на людях я собираюсь попробовать прямо сейчас. Для этого-то ты мне и нужен.
Шванц скептически хмыкнул.
- Ты что, думаешь, что я соглашусь быть подопытной крысой? Ты либо окончательно рехнулся, либо перебрал сегодня.
Доктор стиснул зубы, буравя Мальбурга пристальным взглядом. Администратор Зоны был на многое способен.
- И не надейся! Много чести для иммигранта, - ухмыльнулся администратор. - Эксперимент будем ставить на мне. Ты будешь ассистировать. Иди сюда.
Мальбург снова схватил Шванца за рукав и потащил к Генератору Невероятности.
- Вот, видишь? - спросил он, указав на разъемы для элементов питания. В одном из них поблескивал оргстеклом SCP-1003. - Видишь? Я прикрутил сюда регулятор. Вот так, - Мальбург передвинул ползунок на регуляторе немного вправо, - будет один час полной нечувствительности к любым угрозам, вот так, - еще немного вправо, - два часа. А вот так, - ползунок переместился к самому краю, туда, где уже не было отметок, - вечное безумие и ярость топора. А весь аппарат устроен вот как…
И Мальбург начал излагать. Он сгребал со стола охапки схем и совал их под нос Шванцу, он устно делал математические выкладки, доказывая свою правоту, он едко прошелся по поводу личных качеств Смотрителей и один раз даже уронил клетку с мертвыми крысами, с энтузиазмом размахивая руками. У него горели глаза. Дослушав, Шванц крепко выругался себе под нос, затем бросил взгляд на панель и перевел его на лицо Мальбурга, невольно улыбнувшись.
- Да ты безумец, - протянул немец, разминая пальцы. - Так и быть. К тому же, когда у меня еще будет возможность над тобой поэкспериментировать? - Тут он немного замялся, и, тряхнув головой, продолжил. - И что же ты хочешь из себя сделать, товарищ патриот?
- Не торопись, фриц, я тебе еще не показал, где включать, - рассмеялся Мальбург. - Вот этот рычаг. Вниз - включен, вверх - выключен. Я сейчас возьму Конденсатор, стану вот здесь, чтоб попасть в поле Генератора, - Мальбург взял со стола небольшой плоский предмет и отошел к противоположной стене, - а ты по моей команде жми на рычаг.
- Погоди, погоди-ка, если это действительно Конденсатор, то это совсем другое дело, дай хоть проверить расчеты, - запротестовал Шванц, но администратор, не слушая его, начал отсчет:
- Итак, три, два, один…
И в то самое мгновение, когда Мальбург скомандовал: "Давай!", дверь распахнулась и на пороге показались встревоженные сотрудники Зоны, а Шванц, вздрогнув от неожиданности, нажал на рычаг.

Инцидент: 3813/2
Участвовавшие SCP: SCP-1003, SCP-1008, SCP-1013
Участвовавший персонал: Доктор Мальбург, доктор Шванц
Дата: ██.██.████
Место происшествия: ██████, РФ
Описание: В результате несанкционированного использования нескольких SCP доктором Мальбургом был создан прибор под кодовым названием «Берсерк-Машина». Однако ход эксперимента был нарушен, в результате чего доктор Мальбург приобрел ряд несвойственных ему качеств, что могло превратиться в угрозу для персонала. Для получения дальнейших подробностей см. отчет 3813/3 «Твори добро».

Рэзор Уотсон был человеком терпеливым, спокойным и законопослушным. Когда почти сразу после отбоя из лаборатории, находившейся неподалеку от жилых отсеков, раздался шум, Уотсон только поморщился, улегся поудобнее и задремал - за годы работы в РАН он привык засыпать и в менее благоприятных условиях, а в Русском Филиале по ночам чего только не случалось. Из полусна его вырвала внезапно наступившая тишина. Вот тогда доктор Уотсон действительно забеспокоился. Впрочем, шум вскоре снова возобновился и даже начал чередоваться с низкими частотами, однако Уотсона это не успокоило. Он встал с кровати, подошел к интеркому и набрал номер администратора. Ответа не последовало. Начальник службы безопасности Шванц и дежурный охранник тоже молчали, зато доктор Фазанова сразу ответила. В ее голосе были слышны нотки усталости - она так и не сомкнула глаз этой ночью.
- Доброй ночи, Уотсон. Вы тоже это слышите?
- Да. И меня беспокоит то, что Мальбург и Шванц не отвечают. Может быть, имеет смысл пойти проверить?
- Пожалуй. Хотя не дай нам Бог нарваться на Мальбурга.
- Я ему всё объясню, - убежденно сказал Уотсон, - и он поймет.
- Кто? Мальбург? Ну-ну. Лучше прихватите пару пистолетов на всякий случай. А я пока попробую дозвониться до Тео.
- Хорошо. Выйду через пару минут.

Ровно через две минуты доктор Уотсон стоял у выхода из жилых отсеков, аккуратно одетый и даже причесанный.
- Вы что, не ложились? - удивилась Фазанова, торопливо поправляя волосы.
- Почему же, ложился. Как там Теомант?
- Сейчас подойдет. Черт, как встала - сразу спать захотелось… - Фазанова зевнула. - Где оружие?
- Держите, - сказал Уотсон, протягивая девушке пистолет. - У меня было только два. Вы не знаете, у Теоманта есть оружие?
- Вроде бы есть. А вот и он сам, кстати. Здравствуйте, Теомант!
К ним подошел заспанный и злой доктор Теомант.
- Чего ради вы вскочили среди ночи, а?
- Мы не можем дозвониться ни Мальбургу, ни Шванцу, а шум, который было слышно несколько минут назад, неожиданно изменился, - объяснил Уотсон. - Вас это не беспокоит?
- Да дрыхнут они все небось. Меня-то зачем разбудили?
- Нам нужно пойти и проверить всё. У нас могут быть проблемы, - сказала Фазанова.
- У нас точно будут проблемы, если нас поймает Мальбург, - возразил Теомант и, подумав немного, прибавил:
- Ладно уж, пойду с вами, раз встал. Только давайте потихоньку. Кстати, куда пойдем-то? Эти чертовы низкие частоты везде ощущаются одинаково.
Словно в ответ на его вопрос все стихло, а откуда-то справа донесся удивленный возглас и стук закрывающейся двери.
Ученые переглянулись.
- Это из третьей специальной лаборатории, - уверенно сказал Уотсон. - Это моя лаборатория. У меня есть ключ.
И троица направилась в сторону третьей специальной, осторожно ступая по кафельному полу и напряженно прислушиваясь. Подойдя к двери лаборатории, они расслышали обрывки разговора, ведущегося там на повышенных тонах:
- … а эти трусливые кретины - заметь, трусливые! - пишут мне: "Занимайтесь своим делом"! Ты можешь себе такое представить? Просиживают там у себя задницы в мягких креслах и указывают, как мне работать!
- Это же доктор Мальбург, - изумленно прошептала Фазанова. - Быть не может!
- Тише, не факт, что это… О, здравствуйте, Айлинн!
Айлинн, с задумчивым видом шедшая по коридору, явно обрадовалась и подошла к группе.
- Здравствуйте… И вы тоже идете искать нарушителей?
- Тоже? Что это значит? - спросил Теомант.
- Я выходила минут десять назад и встретилась с доктором Шванцем. Он пообещал, что восстановит порядок, и я решила вернуться в больничный отсек, но потом вспомнила, что у одной сотрудницы из противоположного крыла бессонница, и решила ее навестить, сейчас я уже возвращаюсь…
- Очень интересно, - перебила ее Фазанова. - Коллеги, вы себе представляете, что сейчас творится в лаборатории, если охраны нигде нет, ни Мальбург, ни Шванц не отвечали на вызовы, а Шванц при этом, скорее всего, зашел внутрь и не выходил?
Всем стало не по себе. Теомант вытащил из кобуры револьвер, Фазанова тихонько щелкнула предохранителем, Уотсон с обреченным видом снял халат и вручил его испуганной Айлинн.
- Проверьте оружие, - скомандовал Уотсон. - Готовы? Сейчас я отопру дверь. По моей команде идем внутрь. Три, два, один… Пошли!
Дверь распахнулась, и перед глазами ученых предстало необычайное зрелище: начальник службы безопасности, бывший капитан ВВС Германии, доктор химических наук Грег Шванц стоял рядом с Генератором Невероятности и небрежно держал руку на каком-то рычаге. Услышав, как открылась дверь, он, вздрогнув, нажал на рычаг. Генератор тихонько загудел, а нелепая конструкция из металла и пластика начала распространять низкочастотные звуковые волны. Стоящий у противоположной стены доктор Мальбург неестественно захихикал и опустился на пол.
Шванц, опомнившись, рванул рычаг вверх и бросился к администратору.
- Мальбург! Эй, Мальбург! Ты меня слышишь? Ты в порядке? Живой?
Остальные сотрудники тоже подбежали к жертве эксперимента и столпились вокруг, взволнованно переговариваясь.
- Не убирайте оружие, он может быть опасен, - бросил Шванц и осторожно потрогал стоящего на коленях Мальбурга за плечо. - Доктор Мальбург?
Мальбург помотал головой и спрятал лицо в ладонях.
- Доктор Мальбург, вам немедленно нужно пройти медицинское обследование, - вмешалась подошедшая Айлинн. - Пойдемте в больничное крыло.
Администратор Зоны поднял голову, и все увидели зрелище совсем уж невероятное: он плакал. Слезы медленно стекали по щекам и капали на воротник халата.
- Шванц, я убил их! - сквозь слезы пробормотал он. В его голосе было слышно неподдельное страдание. - Черт возьми, я их убил…
- Кого, доктор Мальбург? - спросила Айлинн. Мальбург молча показал в сторону опрокинутой клетки, в которой, судорожно сведя лапки, лежали три лабораторные крысы, и снова закрыл лицо руками.
- Будь я проклят… - всхлипнул он.
- Безобразие, Шванц. Я такого от вас не ожидал. Остается надеяться, что это пройдет, - мрачно сказал Уотсон, обращаясь к начальнику службы безопасности, который растерянно улыбнулся, вдруг вспомнив, где находился ползунок регулятора во время проведения эксперимента.
- Да, пожалуй, остается только надеяться.
- Эй, а эта штука похожа на десептикона, - вдруг сказала Фазанова. - Слишком маленькая, правда, наверное, детёныш. - На укоризненные взгляды сотрудников она лишь растерянно развела руками. - Ну правда ведь!


На следующий день после инцидента о переменах, произошедших в душе администратора, почему-то знала вся Зона. Кое-кто не поверил слухам и решил самолично проверить их - в результате еще до обеда на стол Мальбурга легли двенадцать заявлений на внеочередной отпуск, которые он с удовольствием подписал. Сотрудники удивились, но возражать, конечно, не стали.

Сразу после завтрака доктор Уотсон со всей грубостью, на которую только был способен, отчитал Шванца за то, что тот, будучи начальником отдела безопасности, не прервал эксперимент и, более того, сам в нем участвовал. После этого немец с мрачностью грозовой тучи засел в комнате отдыха и курил. Его коллеги, изредка заглядывавшие в помещение, только вздыхали и осторожно прикрывали дверь, стараясь не тревожить озлобленного доктора. Вскоре всем стало безразлично наличие оккупанта в комнате отдыха, поскольку тот никак не реагировал на присутствие или отсутствие людей в помещении. И в тот момент, когда несколько научных работников и ассистентов шумно обсуждали результаты очередного исследования, в комнату ворвался Мальбург, радостно улыбаясь. Он держал в руках большую миску, в которой лежало то, что, видимо, должно было быть печеньем, однако кулинарные способности Мальбурга превратили его в куски обугленного теста.
- Друзья! Я сделал его специально для вас! Попробуйте! - воодушевленно воскликнул администратор и принялся раздавать плоды своих кулинарных изысканий растерянному персоналу. Шванц встал, глядя на приближающегося Мальбурга, который, все так же лучезарно улыбаясь, достал самое большое печенье и проговорил: «А это специально для тебя, Грег! Я старался!» Запах гари, табачного дыма и женских духов одной из лаборанток вызвал у Шванца рвотные позывы. Он молнией вылетел из комнаты. Его примеру последовали и другие. Лишь одна девушка грустно разглядывала уголек из теста. Мальбург жалобно взглянул на нее и вздохнул: «Ведь я же с любовью… Разве они не вкусные?» - с этими словами он откусил кусочек от печенья, которое держал в руках, чуть поморщился и положил его обратно в миску.

Однако после этого Мальбург стал более аккуратным в своей любви к ближнему. Он помогал всем и каждому, сам вымыл полы в своем кабинете и даже в некоторых лабораториях, был вежлив, добр и ни на минуту не прекращал улыбаться. Причем улыбка его была настолько заразительна, что все окружающие поневоле и сами стали улыбаться. Обыкновенный рабочий день, казалось, стал на порядок веселее. И только хмурый и задумчивый Шванц нарушал эту гармонию, курсируя по коридорам.

Через два дня такой жизни Уотсон, фактически взявший на себя руководство Зоной, назначил на вечер неофициальное собрание старших сотрудников. На этом собрании должна была решиться дальнейшая судьба Мальбурга, поскольку было очевидно, что в теперешнем состоянии ума ("сумеречном", как выразился Теомант) он не может продолжать руководить Зоной. В этот день начальник службы безопасности встал очень рано и хотел было прогуляться по пустым лабораториям, но в холле наткнулся на Мальбурга, перемазанного зеленой и желтой краской. Тот смущенно хихикнул и прислонился к стене.
- О, доброе утро, Грег! Что-то ты рано сегодня.
Шванц приподнял бровь, чуть склонив голову на бок. Его взгляд остановился на части стены, которая была выкрашена в ярко-голубой цвет.
- Мальбург, что ты тут делаешь? - подозрительно осведомился немец.
- Ничего такого, совсем ничего… а, ладно, тебе скажу, раз ты уже видел. Хотел сделать вам всем сюрприз! Белые стены - это, конечно, хорошо, но, мне кажется, здесь не хватает цвета! - он отошел от стены и встал рядом со Шванцем. - Вот. Правда, здорово?
Перед глазами Шванца предстала странная картина, больше похожая на творчество ребенка-первоклассника: ярко-зеленая угловатая трава, столь же яркое голубое небо и то, что обычно называют солнышком - большой желто-оранжевый круг с глазами и улыбкой. Шванц вздрогнул, натянуто улыбнулся и, проронив еле слышное сдавленное «Мило», удалился. Мальбург, видимо, обиделся, шаркнул ногой по полу и продолжил красить стены в ядовитые цвета.
Ближе к вечеру, когда все собрались в комнате отдыха, Уотсон запер дверь на ключ и, слегка нервничая, поднялся на импровизированную трибуну. Он окинул взглядом собравшихся и кивнул.
- Добрый вечер, коллеги. Сегодня на повестке дня, как вы могли догадаться, доктор Мальбург. Как вам, должно быть, известно, - "хотя это не должно быть вам известно" - мысленно заметил он, - несколько дней назад доктор Мальбург и доктор Шванц провели эксперимент, не получив соответствующего разрешения, поскольку в эксперименте участвовали несколько опасных SCP, что могло привести к разрушительным последствиям. Однако по счастливому стечению обстоятельств обошлось без жертв, не считая самого зачинщика. Согласно правилам, в связи с грубыми нарушениями доктора Мальбурга следует устранить…
- Я протестую! - перебила доктор Фазанова. - Доктор Мальбург не причинил существенного вреда Организации и слишком ценен как сотрудник.
- Если не считать того, что пытался отравить нас своими печеньками, а половину коридоров превратил в психоделический ад, - ехидно добавил чей-то голос.
- Тишина, пожалуйста, - хладнокровно сказал Уотсон. - Итак. Согласно правилам, доктора Мальбурга следует устранить. Если мы доложим о ситуации Совету Смотрителей, они, несомненно, вынесут такое же решение. Однако, уважая нашего администратора и как специалиста, и как человека, я предлагаю попытаться исправить вред, нанесенный его сознанию в результате эксперимента, и, таким образом, добиться того, чтобы наказание ограничилось штрафными санкциями. Кто за?
Сотрудники молчали.
- Очень хорошо, предлагаю тайное голосование, - сказал Уотсон.
Через две минуты сотрудники уже закончили голосовать. Уотсон вытряхнул из непрозрачного пакета на стол кучку обрывков бумаги и занялся подсчетом голосов.
- Пятеро за, трое против, одиннадцать воздержались, - известил он.
- Стыдно, товарищи воздержавшиеся, - укоризненно заявил Теомант. По его лицу было видно, что он голосовал "за".
- Итак, большинством голосов решено попытаться вылечить доктора Мальбурга. Есть предложения?
- Как вариант, можно проделать то же самое, что они со Шванцем натворили, только зарядить перед этим Конденсатор, - предложила Фазанова. Уотсон скептически нахмурился.
- Если это не сработает, мы рискуем получить параноика со склонностью к истеричности.
- Ну, тогда точно можно будет устранять.
- Ладно, оставим это как запасной вариант. Еще предложения есть?
- Что, если попробовать просто медикаментами? - спросила Айлинн.
- Я не уверен, что получится. Это ведь не обычное душевное заболевание. Кроме того… - речь Уотсона была прервана воем сирены. Еще через мгновение раздался громкий стук в дверь. Кто-то кинулся открывать. В комнату ворвался разъяренный и увешенный оружием Шванц. Он был бледен и тяжело дышал. «Мальбург!» - задыхаясь, бросил начальник службы безопасности. Все тут же сорвались с мест и ринулись к выходу. Вечер обещал быть жарким.


Вечер был чудесным.
- Очень подходящий вечер для того, чтобы даровать свободу, - сказал Мальбург, обращаясь к двери своего кабинета. Он встал, взял со стола ключи и вышел в коридор. Осторожно посмотрев по сторонам и не обнаружив ни души, он неторопливо направился к лифту.

…так-так, мне нужен уровень минус четыре… Предъявите ваш пропуск? Да пожалуйста, вот мой пропуск… Спасибо, спасибо, поехали. И никто ничего не узнает. Они все думают, что Мальбург окончательно свихнулся - а я не свихнулся, я совсем не свихнулся…

Мальбург широко улыбнулся своему отражению в зеркале, висевшему в кабине лифта.

…я просто хочу немного добра, немного добра, свободы и справедливости для всех, кому могу это дать, и я дам им это, дам им свободу, а потом пускай устраняют - у них уже будет свобода, и дураки они будут, если не сумеют воспользоваться ею так, как сумел я…

- Да, дураки они будут, - сказал Мальбург вслух. Лифт остановился, дверь открылась и Мальбург вышел в коридор четвертого подземного уровня Зоны 7-. Оглядевшись, он достал из кармана план этажа, повертел его в руках и, удостоверившись в чем-то, удовлетворенно хмыкнул. Сложив план и сунув его обратно в карман, он направился вперед по коридору.

…эти люди совсем не разбираются в условиях содержания, в безопасности, в человечности… Они думают, что достаточно запереть тех, кто нападает на людей, в армированных камерах, и всё, угрозы нет? Это ошибка, роковая ошибка, это не решает проблемы, не устраняет зла… Нам нужно действовать иначе, искать подход к ним, общаться с ними, дружить с ними, дать им свободу, полюбить их - и тогда они не будут нападать. Я докажу это. Вот я и на месте - вот он, Патриарх!..

Мальбург остановился перед стальной дверью. Маленькое окошко было застеклено и забрано решеткой. Администратор украдкой заглянул туда. Патриарх сидел на полу, сгорбившись, и медленно листал какую-то книгу.
- Я иду, Патриарх! Скоро ты будешь свободен! - возвестил Мальбург и достал из кармана пропуск. За углом послышались взволнованные голоса, и администратор, с досадой выругавшись, быстро приложил пропуск к сканеру, но дверь открыть не успел - сзади на него бросился Шванц, применив классический армейский захват. Мгновенно оказавшийся рядом Уотсон схватил начальника за руку и отобрал пропуск, а Теомант, нервно оглядываясь по сторонам, бросил:
- Потащили его к лифту. Если нас поймают здесь
- У меня есть парочка знакомых в здешней службе безопасности, - пропыхтел Шванц, сражаясь с отчаянно вырывающимся Мальбургом. - Да тихо ты!.. Я с ними поговорю насчет видеозаписей, а вы ведите этого психа обратно.
- Может, его того… вырубить? - опасливо спросил Теомант.
- Легко, - сказал Шванц и с явным удовольствием ударил начальника ребром ладони по шее. Мальбург пошатнулся и осел на пол. Уотсон, вздохнув, наклонился к нему.
- Давайте, Теомант, поднимаем его.
Обмякшее тело администратора потащили по направлению к лифту, где уже дожидалась взволнованная Фазанова.
- Так, вижу, Шванц решил проблему кардинально, - вздохнув, заметила она. - Кстати, где он?
- Пошел говорить со службой безопасности, - ответил Теомант. - Ну что, в третью специальную?
- Пожалуй, что так, - вздохнул Уотсон.

Дотащив тело Мальбурга до третьей специальной лаборатории, доктор Уотсон приложил карту к электронному замку, и дверь в помещение бесшумно отворилась. Доктор Теомант устало выругался и, взявшись за край рубашки Мальбурга, потащил его внутрь.
- Бога ради, быстрее, пока он не очнулся, - сказала доктор Фазанова, проскользнув мимо мужчин к так и не разобранной Берсерк-машине.
В тот момент, когда Уотсон и Теомант подхватили горе-доктора под руки, тот страдальчески застонал, приходя в сознание. Доктор Фазанова уже держала наготове Конденсатор Страха, когда в лабораторию влетел Шванц - все еще вооруженный и взлохмаченный. Мальбург широко распахнул глаза и, выскользнув из рук докторов, отпрянул в сторону. Он удивленно глядел на своих коллег, которые медленно подходили к нему, улыбаясь.
- Все хорошо, доктор Мальбург, - почти ласково сказал Уотсон. - Мы хотим вам помочь.
Однако эти слова ничуть не успокоили разнервничавшегося освободителя. Он попятился назад.
- Нет. Вы хотите запереть меня так же, как тех несчастных созданий! Патриарх должен быть свободным! И вообще, все должны быть свободными! Вы ничего не понимаете… - его речь была сбивчивой, взгляд беспорядочно скользил по лаборатории в поисках спасения. Тут в спину Мальбурга уперся уголок стола. Глаза Шванца блеснули.
- Фазанова, давай! - крикнул немец, бросившись вперед и толкнув доктора так, что тот опрокинулся на стол. Доктор Фазанова незамедлительно нацепила на шею Мальбурга Конденсатор Страха. Доктор резко выгнулся, будто под пыткой, и вскрикнул. В его глаза читался панический ужас. Тело забилось в конвульсиях. Тем временем Шванц метнулся к Генератору и во второй раз за эту сумасшедшую неделю нажал на рычаг.
Несколько секунд агонии, сопровождающейся низким гудением, и Шванц, испытывая на этот раз некоторое облегчение, снова дернул рычаг вверх. Мальбург тут же затих и закрыл глаза. Только его тяжелое дыхание нарушало образовавшуюся тишину. Уотсон переводил взгляд со Шванца на Фазанову, затем на Мальбурга и обратно. Все застыли в томительном ожидании. Вдруг рука Мальбурга молниеносно метнулась к инородному телу на его шее и ловким, почти машинальным движением отстегнула Конденсатор. Администратор поднялся, спрыгнул со стола и окинул окружающих гневным взглядом.
- Что, вашу мать, тут происходит? - резко спросил он. Начальник службы безопасности хмыкнул. Это подействовало на Мальбурга, словно красная тряпка на быка. Он подошел вплотную к Шванцу, остановился перед ним и процедил сквозь зубы:
- Это твоих рук дело, фриц? - с этими словами разгневанный администратор со всей силы врезал начальнику службы безопасности в челюсть. Шванц чуть пошатнулся. Уотсон с Теомантом бросились к Мальбургу и схватили его за руки.
- Доктор Мальбург, успокойтесь, Шванц тут не при чем…
- Точнее при чем, но не так, как вы думаете…
Немец сплюнул на пол кровь и повернулся к двери. Уже у выхода он бросил: «Я тоже рад тебя видеть, Мальбург», - и скрылся где-то в лабиринтах коридоров Зоны.
- Ну, если он не при чем… черт, ничего не помню. Объясните, что ли… - Мальбург вздохнул и прислонился к ближайшей стене. Трое ученых переглянулись и облегченно вздохнули.
- Все началось с того, что вы, доктор Мальбург, решили соорудить Берсерк-машину…

Вечером того же дня Шванц, как всегда, бродил по коридорам. Проходя мимо комнаты отдыха, он решил туда заглянуть. Дверь оказалась заперта на ключ, и ему пришлось воспользоваться своим, чтобы отпереть ее. К его удивлению, в полутемной комнате у окна сидел человек. Человек меланхолично курил. Услышав, как открылась дверь, он обернулся и безразлично посмотрел на внезапного гостя. Это был Мальбург. Узнав Шванца, он почему-то улыбнулся. Шванц ответил такой же улыбкой и развалился в кресле по соседству.
- Хорошие сигареты, - сказал немец после минутного молчания. Мальбург хмыкнул и, вытащив из кармана халата пачку, протянул ее Шванцу. Тот благодарно кивнул. Вновь повисла тишина.
- Ведь все было идеально! Если бы не эта оплошность, то…- Мальбург замолчал, поймав взгляд Шванца, и затем тихо добавил:
- Когда-нибудь…?
Шванц кивнул.
- Когда-нибудь…


Со следующего дня все вернулось в норму. Доктор Мальбург сквозь зубы принес научным сотрудникам извинения и отменил казарменный распорядок дня в Зоне. Кое-какие записи камер видеонаблюдения все-таки не удалось скрыть от Совета, в результате чего доктор Мальбург лишился премии (и долго ругался по этому поводу), а также был смещен с должности главы отдела исследования и разработки. На этом посту его заменил весьма удивленный таким назначением Рэзор Уотсон. На следующий день после выхода приказа все старались обходить кабинет Мальбурга стороной, однако те, кому все-таки приходилось туда заходить, потом говорили, что начальник пребывает в благодушном настроении. Сотрудники не преминули обсудить это в курилке, но после некоторых событий было сложно удивляться таким мелочам, и вскоре об этом забыли.

Однако в поведении доктора Мальбурга возникла некоторая странность. Однажды Айлинн застала его за распитием спиртных напитков с Семенычем (или с SCP-1004, если быть точным). Приглядевшись, она с удивлением обнаружила, что пьют они очень дорогой ром из личной коллекции Мальбурга. Семеныч заплетающимся языком рассказывал что-то на сантехническую тему, а Мальбург внимательно слушал, и по лицу его блуждала блаженная и умиротворенная улыбка. Заметив изумленный взгляд Айлинн, он встрепенулся, поднялся на ноги и смущенно, но с вызовом спросил:
- Что вы тут делаете? У вас сейчас дежурство в больничном крыле, если я не ошибаюсь?
- Да, доктор Мальбург, простите, - улыбнулась Айлинн. - Я уже ухожу.


Доктор Мальбург стащил лабораторный халат, сбросил ботинки и, не раздеваясь, упал на кровать. Денек выдался сложный, а тут еще и эта сумасшедшая выходка с SCP-1004 - и что это на него нашло?
- Завтра все придет в норму, - сказал он себе. - Спи, Мальбург. Завтра все будет в порядке.
Через два часа в комнате доктора Мальбурга можно было услышать приглушенные ругательства - администратору не спалось. Он чувствовал жгучее желание купить Шванцу пива, отдать Семенычу остальную коллекцию алкоголя и… испечь Уотсону пирожков?

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License