Черновик/Пиррова победа
рейтинг: 0+x

Закрыв бронедверь тира и поставив облезлый ящик на металлическую стойку, майор быстро облачился в полный комплект арайской штурмовой брони Мk-4 "Даэ'андар", подключив ДНСР, пачку стимуляторов и рацию к внутренней системе. На две секунды прежде черно-красная поверхность брони покрылась пятнами и разводами, непрестанно бегающими по поверхности, пока автокамуфляж подбирал нужный окрас под местность и боевую задачу. Выбор остановился на все той же черной окраске, но для разнообразия на этот раз по всей поверхности протянулись длинные серо-белые разводы. Майор удовлетворённо хмыкнул и вдавил тангенту переговорника: - "Юрин, протокол три". Дождавшись, пока младлей подтвердит получение приказа, командир начал забивать магазины к выбранному оружию. "Протокол 3" был всего лишь приказом на проведение техобслуживания техники класса "ВОРОН", и те, кто прослушивал переговоры, не должны обратить на неё внимания.
Несмотря на то, что майору противостояло всего шестнадцать противников, большая часть которых поляжет, так и не успев ничего понять, бывший сотрудник госбезопасности, а ныне командир последней бригады прорыва насобирал оружия на маленькую, но все же войну. Два двадцатимиллиметровых тяжелых "Ханоя" - тяжелое личное оружие, на дистанции в тридцать метров пробивающее пятый класс защиты навылет, отдачи, как и у всех боеприпасов с ПТЭ, практически нет. Скорострельный "Скорпион" vz.61 под патрон 9х18мм, ушел на заднее крепление "разгруза", вместе с двумя запасными магазинами.
Как основное оружие майор взял 7.92мм АКТ - прямого потомка легендарного АКМ. Магазины к нему, с бронебойными и экспансивными патронами уже заняли своё место в многочисленных подсумках на груди и животе "Даэ'андара". Туда же отправились осколочные и термические гранаты, дополнительные медпакеты, запасная рация и детонатор от закрепленных на броне зарядов взрывчатки.
***
Немного постреляв для проформы, командир достал нож и, приоткрыв дверь, кликнул сержанта: - "Сержант! Дай мне двоих, пусть патроны отсортируют." Вместо ответа сержант назвал две фамилии, усевшись обратно за разборку автоматического гранатомета. И вполне естественно, что за лязгом металлических деталей не услышал, как нож командира перерезал глотку первому, нагнувшемуся за ящиком, и пригвоздил к стенке второго, даже не успевшего осознать свою смерть. Пройдя коридор до комнаты отдыха, где сейчас находились почти все выжившие солдаты, майор закинул за дверь связку гранат, и, одновременно со взрывом, ворвался в филиал ада. Гулко застрочил автомат, посылая экспансивные пули в горящих противников, тем самым превращая их тела в неаппетитного вида груды мяса и крови. Никто не смог оказать сопротивление тяжелобронированному командиру, и когда затвор с лязгом остановился, выстрелив крайний патрон, майор позволил себе чуть расслабиться. Полимерный магазин с глухим стуком упал на бетонный пол, освобождая место новому. Затвор с тем же неизменным лязгом встал на место, дослав новый патрон в патронник.
Бах-бах!
Два выстрела прозвучали почти одновременно. Вместе с тем в спину майору прилетели две девятимиллиметровые пули, которых было недостаточно, чтобы нанести хоть какие-то повреждения. Обернувшись, майор сбил прикладом заляпанную кровью фигуру в камуфляже. Убрал АКТ в сторону, и достал из за спины "Ханой". Не целясь, стреляет в корпус и в голову до тех пор, пока это не перестаёт шевелиться. Впереди снова послышался лязг, и взору майора предстал второй недобиток, держащий в руках крупнокалиберную винтовку ОСВК. И ствол этого ПТР-а был направлен в голову бывшего командира. Выстрел, перезарядка. Пуля не зацепила майора, но разворотила ствольную коробку "пистолета". Отшвырнув ставшее бесполезным оружие, майор резко сократил дистанцию - благо, системы "четверки" позволяли - одновременно другой рукой выдергивая чеку из гранаты.
Второй выстрел недобиток сделать не успел, и осколочная граната Ф-1, повинуясь сервоприводам бронекостюма, полностью вдавилась в открытую рану на шее. Три секунды - и ещё одну стену украшают ошметки того, что некогда было головой разумного существа.


Зачистка - хреновое дело. Особенно тогда, когда "зачищать" приходится бывших товарищей, с которыми был пройден весь нелегкий путь борца за жизнь человечества. И теперь, во имя этого самого человечества, они полегли все от его руки.
Майор устало вышел из бункера на улицу, подставляя идущему снегу окровавленные пластины своей брони. Неторопливо, даже медленно он направился в сторону ангара, избегая коридоров бункера, словно стыдясь за содеянное им правосудие. Шаг. Другой. И нарастающее ощущение неправильности. С каждым шагом майор все больше чувствовал на себе тяжелый взгляд снайперской винтовки. И наконец, направление удалось определить.
Автомат подскакивает в руках…И отлетает в сторону, попав под удар цельномарсолитовой пули. А майор наконец увидел того, кто оказался виновен во всем случившимся.
- "Привет, Гжегож"
- "И тебе не хворать, майор. Вот что скажу - зря стараешься. Один ты против нас не выстоишь, сметем и не заметим."
- "Пошел ты, поляк сра.."
Закончить ругательство майору не дал сам объект порицания, выстреливший второй раз. Пуля пробила шлем и вышла с другой стороны, откинув тело на снег. Тяжело рухнуло бронированное тело, и снег под его головой стал стремительно наливаться красным.
- "О, так ты ещё жив? Что, ещё пытаешься цепляться за свою жалкую жизнь? Безрезультатно, говнюк!"
Заснеженные окрестности огласил смех сумасшедшего.
- "Сдохни уже наконец. Избавь этот мир от такой неприятности, как ты."
Майор молча смотрел вверх. Потом вздохнул. И ещё раз.
А через секунду голова паразита разлетелась на кучу ошметков, забрызгав несколько метров вокруг.
Майору повезло дважды. Первое - пуля оказалась свинцовой, а не марсолитовой, иначе бы Гжегож стрелял в корпус. Второе - пуля, пробив шлем, вошла в череп, но не добралась до мозга, а пропахала борозду в черепной коробке через всю голову, выйдя с другой стороны.


Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License