Протокол экспедиции 1243-ДЗН

Предисловие: В настоящем документе содержится отчёт об экспедиции 1243-ДЗН, состоявшейся ██.██.████. Целью экспедиции было проверить действенность ритуала, описание которого получено в ходе эксперимента 1243-Б9, и, в случае удачного проведения, осуществить изучение открывшегося экстрамерного пространства. Стартовой точной экспедиции выбрана комната 9 в подвальном помещении Зоны 3. Камеры наблюдения отключены в соответствии с требованиями ритуала.

Участники:
Агент Григорьев.
Агент Апраксин.
Агент Водных.

Стенограмма звукозаписи переговоров

Агент Григорьев: Раз-два, проверка связи. Помещение приведено в соответствие с требованиями, начинаем эксперимент.
База: Вас понял. Приступайте.
Слышен голос агента Водных, начинающего песнопение. Текст удалён по соображениям безопасности.
Агент Григорьев: Водных обходит помещение, соблюдая положенные действия, мы с Апраксиным держимся в центре. Пока никаких изменений.
Приблизительно две минуты радиомолчания.
Агент Григорьев: Водных сделал уже несколько кругов, пока без толку. От этих чёртовых благовоний уже голова кружится.
Агент Апраксин: Погодите-ка, вот эта дверь здесь раньше была?
Песнопения агента Водных постепенно стихают.
Пауза.

Агент Григорьев: Докладываю: обнаружена дверь, не отмеченная на плане здания. В стене напротив входа, ближе к дальнему углу. На вид не отличается от входной, только выглядит более обшарпанной.
База: Проверьте.
Агент Григорьев: Уже проверяем. Для того же всё и затеяно, верно? За дверью начинается коридор. По стенам – кабели разной толщины, на потолке – лампы дневного света. Не работают. Покраска стен под кабелями зелёная, цвет пола не понять – уж очень грязный. Словом, пока ничего особо необычного. Ребята, придержите-ка дверь… Вхожу в коридор. Как слышно? Связь не барахлит?
База: Связь в порядке.
Агент Григорьев: Отлично. Начинаем экспедицию. Ребята, выдвигаемся за мной.
Пауза.
Агент Григорьев: Все трое в коридоре, дверь закрыта.
База: Понял, продолжайте движение.
На протяжении нескольких минут ничего, кроме звука дыхания и шагов.
Агент Григорьев: Коридор понемногу меняется. Изоляция на кабелях выглядит всё хуже, местами оголены большие куски. На стенах начали попадаться пятна плесени, вроде бы чем дальше, тем круп…
Агент Апраксин: М-мать!
База: В чём дело?
Агент Апраксин: Тут по стене проползла какая-то помесь паучары со сколопендрой, сантиметров двадцать в длину, не меньше. Скрылась за проводами.
База: В следующий раз постарайтесь взять образец.
Агент Апраксин: (неразборчиво)
База: Что?
Агент Апраксин: Ничего.
Агент Григорьев: Хм, а вот эта штука вроде бы не кабель… Что это за хрень вообще?
Агент Водных: Похоже на корень дерева. А вон ещё… И ещё… Ох же ж срань!
Агент Григорьев: База, тут корни в провода врастают. И наоборот. Без понятия, как это.
База: Можете взять образец? Соскоблить немного коры?
Агент Григорьев: Сейчас попробуем.
Непродолжительная тишина.
Агент Григорьев: Ага, готово. Вроде порядок, в прах не рассыпается, не шевелится, в НЁХ не превращается.
Агент Водных: Это может быть временно, так что колбу всё же закрой поплотнее.
Агент Григорьев: И без тебя знаю. База, ещё образцы нужны?
База: Нет, можете продолжать движение.
На протяжении двух с половиной минут ничего, кроме звука дыхания и шагов.
Агент Григорьев: Состояние коридора всё хуже. Кругом плесень и мох, провода от корней не отличишь, а пол, кажется, теперь земляной, хотя нельзя понять, в какой именно точке он изменился. Кроме то– твою ж!
Слышится неразборчивый шуршащий звук, который постепенно нарастает.
База: Что у вас там?
Агент Апраксин: Черви у нас!
Агент Водных: Прут по всему полу. Почти цилиндрические, с пальчиковую батарейку, а с обоих концов – круглые пасти… Ух ты, ещё и с зубами.
Агент Апраксин: Образцы брать?
База: Агент Апраксин, не язвите. Образцы не помешают.
Агент Григорьев: Ну, поймать этих засранцев нетрудно – они таким потоком, что не промахнё–
Обрыв связи.

Через три с половиной часа агенты Григорьев и Водных вернулись в отправную точку. Неисправностей средств связи не найдено.

Протокол интервью

Опрашивающий: д-р Л██████.
Опрашиваемый: агент Григорьев.

Д-р Л██████: Итак, что произошло после обрыва связи?

Агент Григорьев: Мы не сразу его заметили. Сперва мы отловили пару этих тварей – тех самых, которые, когда мы вернулись, оказались камешками странной формы – а потом этот червивый поток схлынул так же резко, как и начался. Мы попытались было об этом доложить – и вот тут-то обнаружили, что связь сдохла. Это нас, сами понимаете, не порадовало. А потом мы поняли, что коридор переменился, и стало ещё хуже.

Д-р Л██████: Как именно переменился?

Агент Григорьев: Радикально. Вдруг оказалось, что мы не в заросшем техническом туннеле, а, не знаю, в какой-то горной пещере. Каменный пол, каменные стены, над головой – сталактиты… Причём тянется куда фонаря хватает, в обе стороны. И самое интересное – никто из нас не заметил, как это случилось. Естественно, эмоции были те ещё – и захочешь, назад не повернёшь. Впрочем, описание ритуала как раз строго запрещало поворачивать назад, как вы помните. И тут была проблема.

Д-р Л██████: Какая же?

Агент Григорьев: Ориентация. Мы ведь пока ловили этих червей, поворачивались кто куда, слегка запутались, а тут коридор слева ничем не отличается от коридора справа… Короче, к счастью, разобрались и выбрали нужную сторону… (мрачнеет) А то бы не вернулись все трое.

Так вот, мы отправились дальше по коридору. Он понемногу расширялся, расширялся и, наконец, вывел в здоровенную пещеру со сводчатым потолком. Кругом сталактиты, сталагмиты и эти, как их… сталагнаты, вроде – когда они вместе срастаются навроде колонны. Примерно в центре и чуть правее – широченное тёмное озеро. На дальнем конце – несколько проходов. Темно, мрачно, готично – почти как у Лавкрафта в «Празднике», только без трупов и чудищ.

Дальше встал вопрос, какой из проходов выбрать. Тут ведь в чём подвох – ритуал требует вообще никуда не сворачивать, идти по прямой. Так что развилка едва не поставила нас в тупик. Тщательно обследовали все проёмы и, наконец, нашли, что в камне над входом в средний коридор вырезан знак. В инструкциях упоминалось что-то подобное, так что мы сделали вывод, что сюда нам и надо.

Д-р Л██████: А что именно за знак? Можете воспроизвести?

Агент Григорьев (рисует на листе бумаги): Примерно такой.

Д-р Л██████: Понятно. Продолжайте.

Агент Григорьев: Словом, мы зашагали по этому коридору. Со временем заметили, что он очень медленно идёт под уклон – мы спускались глубже. Кстати, с того самого случая с червями мы больше не видели никакой жизни. Не то что насекомых с пауками – даже мха и плесени не было. Голые камни. Мы-то ожидали совсем другого, и нас это сами понимаете, насторожило. О том, что здесь было что-то живое, говорили только пометки на стенах – вот они как раз в этом коридоре стали попадаться всё чаще. В основном просто какие-то закорючки из пересекающихся линий, типа клинописи, изредка – невнятные полустёршиеся картинки.

Постепенно начало становится ощутимо теплее. Пометки никуда не делись, но появилось и кое-что новенькое – на стенах то и дело стали мелькать окаменелости… или что-то на них похожее. Какие-то твари типа трилобитов, огромных многоножек и ещё чего-то непонятного, то и дело проступающие из камня. Изредка рисунки на стенах как бы наползали на окаменелости, как будто, не знаю, кто-то пытался дорисовать их.

Пока коридор шёл глубже, становилось всё теплее. И тут Водных заметил интересную штуку – смещался цвет.

Д-р Л██████: То есть?

Агент Григорьев: Трудно объяснить. Сначала нам просто показалось, что сменилась горная порода – всё делалось таким красновато-оранжевым, не знаю, как точнее описать. А потом мы вдруг поняли, что это касается не только камней, но и нас. Мы тоже виделись, как через красный светофильтр. То ли там что-то происходило со светом фонарика, то ли вообще с физикой, я без понятия.

Д-р Л██████: Или изменился состав воздуха. Затруднения дыхания, посторонние запахи были?

Агент Григорьев: Вроде нет. Но тогда, знаете ли, уж проще списать всё на бэд-трип.

Д-р Л██████: Таки да, тоже верно.

Агент Григорьев: Так вот, коридор всё шёл под уклон, становилось всё краснее и глубже – короче, динамика сохранялась. Окаменелостей становилось всё больше, они выглядели всё более странно и со временем напрочь вытеснили со стен и потолка все рисунки. Скоро вокруг уже нельзя было разглядеть голого камня – кругом была мозаика из окаменевших сегментов и рёбер, в этой неестественной красно-оранжевой гамме, и они перетекали друг в друга на стенах и потолке, вроде даже образуя нечто вроде узоров или рельефов. До жути психоделично, на самом деле.

Тут пол постепенно начал выравниваться, пока уклон полностью не исчез. Мы решили, что сейчас что-то изменится, на всякий случай приготовились, и не зря. Коридор вывел нас в следующую большую пещеру, но на первую она была совершенно не похожа. Если там просто хаотично торчали каменные сосульки и колонны, то тут продолжалась мешанина из чёртовых окаменелостей – они покрывали вообще всё, так что казалось, что всё из них и состоит. У этой пещеры была симметрия – не такая, как мы привыкли, но довольно отчётливая. Казалось, что ты внутри какого-то странного организма… А по центру из пола вырастало нечто вроде… скульптуры? Не знаю даже, как внятно описать. Огромная монолитная глыба с ребристой поверхностью, словно сделанная из окаменевших грудных клеток, фрагментов панциря и ещё каких-то непонятных штуковин. Верхушка отдалённо напоминала сросшийся с камнем череп… Очень отдалённо.

Ха, я вдруг понял, что это мне напоминает. Гигер же! Помните тот момент в «Чужом», когда они находят на корабле дохлого пришельца? Очень похоже, во всяком случае, по атмосфере – разве что цветовая гамма совсем не та. Стены стали настолько красными, что едва не светились. Не то чтобы они действительно светились, просто вдруг стало ясно, что и без фонариков всё видно – каждую деталь пещеры можно было разобрать совершенно отчётливо.

Так вот, вышли мы из коридора, повертели головами, осмотрелись. Вокруг по-прежнему никакого движения, только эти напластования окаменелостей вокруг, краснота и сухой, жаркий воздух. Какой-то геологический погост. Водных сказал, мол, ни черта не похоже на то, что нам описывали на инструктаже, но под определение «зона застоя» подходит куда как больше. И вот тут случилось то, чего никто не ожидал – нам ответили.

Д-р Л██████: Агент, я ценю вашу эрудицию в жанре хоррора, но прошу – без драматических пауз.

Агент Григорьев: О’кей, о’кей. Так вот, мы сперва не поняли, кто это был, ну или что это было – просто вдруг слышим голос: «Это не зона застоя». Вертим головой, ничего понять не можем. Ну, наконец, набрались храбрости спросить: а что же, мол, это тогда? Тот же голос отвечает: «Это Его гора и Его грот». Тут мы понемногу и понимаем, что звучит он словно бы у нас в голове… И знаете что? Говорит та скульптура, торчащая из пола.

Д-р Л██████: И как вы это определили?

Агент Григорьев: Без понятия. Какая-то телепатическая передача информации, или вроде того. А эта каменюка меж тем продолжает: «Вы не паломники». И вот тут нам, знаете ли, стало реально не по себе – о таком развитии событий в описании ритуала не сообщалось. И кто знает, что будет, если местные решат нас турнуть? На глаз вокруг ничего, кроме камней, но я не первый год в Фонде работаю, чтобы меня это успокаивало.

Мы попытались переубедить это… существо, но ничего не вышло. Оно точно знало, что мы не из числа фанатичных культистов и сунулись чисто из научного интереса – хотя оно немного иначе высказалось. Потом заявило, что «Каждый получает, что хочет», и предложило нам задать три вопроса на халяву. Тут мы весьма пожалели, что связь полетела, и никого из докторов с нами тоже нет. Откуда нам знать, что у этой глыбы спрашивать? Так что пришлось импровизировать.

Короче, в первую очередь мы спросили – где мы вообще? Если уж обряд, как оказалось, ведёт ни разу не в зону застоя – надо выяснить подробности. Ну, он и ответил… (внезапно морщится и трёт виски) Чёрт, а я ведь до сих пор помню ответ дословно. Кажется, какая-то форма внушения. Вот засранец.

Так вот, что он ответил… «Это – преддверия священной Горы, что находится глубже, чем способна вместить планета. Ваш путь пролегает лишь по окраинам, но можно пройти и глубже. Там, в сокровенных недрах, по воле Хранительницы Горы разлагается и тлеет дух, чтобы стать дыханием энтропии».

Тут логично было бы спросить, что это за Хранительница такая, но Апраксин не выдержал и спросил – мол, а откуда здесь все эти окаменелости и чего они здесь делают. Он всю дорогу нервничал и на них поглядывал – почему-то они выбивали его из колеи. Ну что я могу сказать… напросился. Потому что камень ответил: «К Гнилому Господу ведёт множество путей. Те, кто выбрал путь Богини Завершения, хранящей эту Гору, уподобляются ей, отрекаясь от суетного движения. Вы видите их вокруг себя – мы, верные почитатели Хранительницы Земных Направлений, ждём, став частью камня. Вы тоже присоединитесь к нам, если пробудете здесь достаточно долго».

Кажется, это оказалось для Апраксина слишком. Видимо, во всех подробностях представил, как врастает в камень. Он заорал, что с него хватит и он возвращается в Зону, после чего развернулся и бросился наутёк. Остановить мы его не успели… и своими глазами увидели, что будет, если нарушить условия обряда. На бегу его тело как-то странно перекосилось и перекрутилось, так, что у меня аж виски заломило, а потом исчезло. Бесследно. «Это шо щас было?» – спросил Водных. Истратил наш последний вопрос, ага.

А статуя спокойно так отвечает: «Он свернул с предначертанного пути, и теперь ему нет возвращения. Возможно, скитаясь в глубинах Горы, он постигнет истину. Вам же должно продолжать путь вперёд, ибо лишь следуя выбранному пути, можно вернуться обратно. Помните, что любой поворот приведёт вас к истине, но не выведет обратно».

Тут каменюка замолчала, давая понять, что разговор окончен. Так что мы пошагали дальше. Поход по этой пещере… Наверное, самая странная экспедиция в моей жизни. Она казалась не такой уж большой, до выхода рукой подать, но шагали мы по ней очень, очень долго. Временами казалось, что мы топчемся на месте, а вокруг нас всё перестраивается. Статуя всё время маячила левее и чуть сзади, не сдвигаясь ни на сантиметр, но перетекая и переплавляясь в какие-то странные формы.

Д-р Л██████: Искажение топологии?

Агент Григорьев: Видимо, да. Выход постепенно приближался, но по мере этого всё вокруг делалось всё более и более странным. Краснота стала такой, что глазам больно, к тому же повсюду выступили прожилки разных цветов, ядовитых и очень ярких, подсвечивая отдельные выступы и впадины на стенах. Выглядело это… болезненно, не знаю, как ещё сказать. Снова мелькнула мысль, что мы внутри какого-то организма, только вусмерть больного, начисто изъязвленного. Потом вообще подумалось странное: внутри больного разума, словно все эти пещеры – развёртка чьего-то сознания, а мы – случайные мысли, заблудившиеся в чьём-то безумии, или наоборот: что этот лабиринт прорастает у нас в мозгу… (трясёт головой) Ну, по крайней мере, у меня такие мысли были, Водных я на эту тему не расспрашивал.

Последние шаги к выходу выдались особенно сложными. С каждым шагом наваливались усталость, апатия, желание замереть… как те окаменелости на стенах, или как статуя. Чтобы были покой и неподвижность, и ничего больше. И тут как раз мы оказались у самого выхода, а по обе стороны от него, словно специально для нас, вспучились два пьедестала.

(Пауза)

Д-р Л██████: И что дальше?

Агент Григорьев: Не помню. Вернее, наоборот – помню больше, чем надо. На том месте у меня память раздваивается, доктор! Я помню, как мы вышли из той пещеры и зашагали по туннелю наверх, скоро добравшись до подвалов Зоны… Но ещё я помню, что вместо этого мы поддались усталости и сели на пьедесталы… и до сих пор там сидим! Понимаете, доктор, мы сидим там, и врастаем в камень, и нам снится, что наши проекции сейчас в Зоне 3, и никто не видит разницы… Доктор, я не знаю, что из этого правда.

Д-р Л██████: Вас понял. Интервью окончено.

(Конец протокола)

Результаты медицинской экспертизы

Медицинская экспертиза агентов Григорьева и Водных дала противоречивые результаты. Метаболизм обоих агентов оказался аномальным образом замедлен, что по неустановленным причинам не сказывается на скорости реакции, однако, теоретически, может послужить причиной замедленного старения и, как следствие, удлинению срока работоспособности. Каких-либо других аномальных изменений в организмах и свидетельств возможной нечеловеческой природы не обнаружено. Существенных психических отклонений также не обнаружено, фантомные воспоминания успешно устранены с помощью амнезиака класса А.

Статус обоих агентов в настоящий момент обсуждается.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License