Только страх
рейтинг: +27+x

Двое докторов стояли бок о бок в крохотной каморке, лицом к запертой двери напротив той, в которую только что вошли. Тот, что был постарше, тихо листал страницы ежедневника в кожаном переплёте, а молодой нервно ёрзал и старался держать колени слегка согнутыми. Молодому могло бы показаться, что свет здесь горел ярче, а в воздухе витало какое-то мрачное предчувствие, но у него в голове роились мысли о миллионе возможных вариантов того, что может ждать по ту сторону двери. Он уже пробовал завести разговор с доктором постарше, но не сумел скрыть волнения, и голос его надломился. Коллега в ответ выгнул бровь и вернулся к своим заметкам.

Казалось, прошла вечность перед тем, как из динамиков в стенах комнатки раздался трескучий голос. Старший доктор, по фамилии Вандивье, снова выгнул бровь, увидев, как молодой дёрнулся от неожиданности.

- Пожалуйста, назовите своё имя в том виде, в каком оно записано в кадровой базе данных Фонда и предъявите служебный номер 4 уровня допуска и код доступа, - отчеканил голос тоном, за которым скрывались долгие годы практики.

Доктор Вандивье негромко прочистил горло и произнёс:

- Доктор Грегори Арнольд Вандивье. Служебный номер 4511-12894-19-055. Код доступа - 18840-12884-19078-00004.

После едва уловимой паузы голос прорезался снова и запросил то же самое у Монтгомери. Старший коллега окинул его взглядом, в котором на секунду показалось что-то, похожее на сострадание.

- Расслабься, - посоветовал он негромко. - Просто назови номер.

Монтгомери сглотнул, глубоко вдохнул и произнёс свои данные.

- Доктор Андерсон Дин Монтгомери. Служебный номер 9280-27112-17-054. Код доступа… - на какую-то секунду его охватило сомнение, но одобрительный кивок доктора Вандивье развеял его. - 16738-17489-13782-00004.

Мужчины не сходили с места, последние слова Монтгомери повисли в воздухе. Ещё одна недолгая пауза, ещё одна вечность, и дверь перед ними щёлкнула.

- Входите, доктор Вандивье, доктор Монтгомери.

Сдвижная панель тихо уехала в стену, и мужчин окатила волна затхлого, много раз прошедшего фильтры воздуха. Это напомнило Монтгомери о том времени, когда он проходил практику в тюрьме, и каждый вздох заключённых людей окутывал их, словно саван. От этого воспоминания он на мгновение утратил равновесие, а доктор Вандивье тем временем двинулся вперёд.

- Ну, пойдём, - обернувшись, позвал он. - Уже недолго идти.

Доктора молча пошли по длинному белому коридору. Монтгомери сказали, что камеры здесь стояли каждые 20 метров. Пол под ногами был кафельный, и каждый шаг мужчин эхом разносился по коридору, словно армия крошечных барабанщиков возвещала об их прибытии. Воздух стал немного холоднее, но Монтгомери всё равно чувствовал, как на шее сзади образуются бисеринки пота. Образуются - и не спешат пропадать.

Впереди показались двойные двери с латунной табличкой на стене. Таких дверей по комплексу были десятки. Доктора подошли ближе, текст на табличке стало возможно различить, и от этого текста у Монтгомери спёрло дыхание.

Объект #: SCP-231-7

Класс объекта: Кетер

Вандивье же, не поведя бровью, быстро прошёл через двери. Монтгомери на секунду остановился, чтобы вдохнуть поглубже, и последовал за ним. По ту сторону дверей было довольно тихо - несколько докторов стояли у разномастных экранов и разглядывали показатели и информацию, обрабатываемую стоящими там же машинами. У каждого из них был мрачно-торжественный вид, царившая здесь атмосфера серьёзности совершенно ошеломила Монтгомери. На стене висели цифровые часы с большими красными цифрами 19:45, такой же таймер поблизости вёл обратный отсчёт до нуля.

Высокий мужчина в белом пиджаке заметил вошедших и быстрым размашистым шагом подошёл к ним поздороваться. Сначала он пожал руку Вандивье и обменялся с ним парой негромких реплик, потом повернулся к Монтгомери и протянул руку.

- Добрый вечер, доктор Монтгомери, - произнёс он. Выражение лица, скрытого густыми серыми усами, было непоколебимым. - Оливер Таргус, очень приятно.

- Мне тоже, - пожал руку в ответ Монтгомери.

Доктор Таргус проводил его к набору консолей, на которых выводилась медицинская информация и показатели жизнедеятельности.

- Доктор Монтгомери, вот ваше рабочее место. Дам вам время поглядеть на показания сенсоров. Посмотрите, возможно захотите настроить кое-что под себя. - Он указал рукой на экран, висевший в стороне, на котором виднелась пустая белая комната. - Вот монитор с камеры из процедурной. Во время процедуры персонал туда не допускается, так что пока она проводится, этот монитор - ваши глаза и уши. Как, нормально?

Монтгомери кивнул. Он пристально посмотрел на экраны, прочитал показания пульса и ЭЭГ, и на какой-то момент ощутил себя в своей тарелке. Это была его стихия, его епархия.

Но тут он заметил монитор с показаниями УЗИ, снимаемыми в реальном времени, и его пульс подскочил. Он быстро обернулся, чтобы не выдать своего волнения.

- На вид вполне нормально. Какие у меня ещё будут обязанности?

Доктор Таргус на секунду улыбнулся и подвёл его к большому окну наблюдения. Окно выходило сверху на ту же белую комнату, что была видна на мониторе, как показалось Монтгомери. В стене справа была единственная дверь. Он взглянул вперёд и увидел других докторов и учёных, стоявших у такого же окна на другой стороне комнаты управления. Монтгомери подумал, для чего они все собрались, но решил, что в эту сторону думать лучше не стоит.

- Итак, через несколько минут мы начнём процедуру. Она развивается довольно быстро, так что поглядывайте на мониторы и не теряйтесь. Если заметите что-то необычное, немедленно сообщите доктору Брюнель, вот она.

Он показал рукой на блондинку с волосами до плеч, стоявшую в другой стороне комнаты. Та обсуждала ворох каких-то записей с другим доктором, низкорослым мужчиной.

- Она отвечает за стабильность состояния, и во время процедуры будет находиться непосредственно за дверью. С вашего рабочего места можно будет отправить ей вызов, по другим задачам также отчитываться в первую очередь ей.

Монтгомери, помедлив, поднял голову и уловил взгляд доктора Таргуса.

- Понимаю вашу нервозность, Дин, - сказал тот с краткой и лёгкой улыбкой. - Все мы когда-то были как вы. Но поймите, насколько важна наша работа, и выполняйте её на том же отличном уровне, который стал причиной вашего перевода сюда. Всё будет в порядке.

Монтгомери кивнул и сглотнул.

- Спасибо, доктор. Просто нервничаю после перевода, понимаете. - Он попытался изобразить улыбку, но та увяла, не успев возникнуть.

В этот момент в комнате управления раздался зуммер и снова послышался тот же голос, что говорил с ними на входе.

- Внимание. Процедура 110-Монтаук начнётся через пять минут. Всем сотрудникам занять свои места.

Таргус похлопал Монтгомери по спине.

- Расслабьтесь, доктор. Думаю, эта работа покажется вам не такой уж и плохой.

Сказав это, загорелый мужчина удалился к своему рабочему месту на другой стороне комнаты управления. Монтгомери помедлил, глядя вниз через окно - медперсонал в белых халатах как раз закатывал в открывшуюся дверь небольшую кровать.

Через несколько секунд он быстрым шагом подошёл к своему месту. Усевшись, он сразу же посмотрел на экран, где медперсонал приводил комнату в порядок. Внесли ковёр, небольшой прикроватный столик, лампу и постельные принадлежности. Монтгомери почувствовал укол страха в животе и снова взглянул на часы над окном. Время было 19:59, таймер показывал 00:24. Уже совсем скоро.

Экраны перед ним негромко гудели, информация поступала непрерывным потоком. Он сделал несколько пометок, открыл информационный буклет, который принёс с собой, и услышал последний зуммер.

- Внимание всем сотрудникам. Процедура 110-Монтаук началась.

Он ещё раз повернулся в сторону часов и заметил, что окна оказались закрыты крупными металлическими панелями. На мониторе наблюдения было видно, что свет в комнате погас, светилась только настольная лампа. Снова открылась дверь в стене, явились ещё две медсестры. И между ними - маленькая девочка.

Как показалось Монтгомери, ей было не больше восьми, и её внешний вид совсем не вязался с тем, что он себе представлял. Очень короткая стрижка, едва видная на оливковокожей голове. Её движения были неуклюжими. Только сейчас Монтгомери заметил её живот. Он горой выпирал под больничным халатом, заставляя девочку неловко двигаться вразвалку. Медсёстры проводили её к кровати, помогли залезть. Одна поправила подушку, другая закутала девочку одеялом. Закончив работу, одна из медсестёр наклонилась и что-то шепнула девочке, после чего удалилась вместе с напарницей. Монтгомери счёл это необычным и задумался, а заметил ли это ещё кто-нибудь.

Он поднял голову. Интерком снова зашуршал, раздался знакомый голос доктора Таргуса - тот уже стоял в центре комнаты, глядя на экраны перед собой.

- SCP-231-7 на месте. Сотрудник класса D готов? - Пауза. - Хорошо. Откройте дверь, запускайте субъекта.

Повернувшись к своему монитору, Монтгомери увидел, как в открытую дверь медленным шагом вошёл темнокожий мужчина в типовом сером комбинезоне Фонда. Дверь за ним скользнула на место, мужчина слегка повернулся, и Монтгомери заметил, что в руке у него что-то было. Монтгомери прищурился, пытаясь разглядеть предмет, но мужчина снова повернулся в сторону девочки и заслонил то, что держал. С каждым его шагом к центру комнаты волосы на шее Монтгомери топорщились всё сильнее, кровь билась в сосудах, будто ища выход.

- D-55318, - словно в отдалении, раздался голос доктора Таргуса. - Можете приступать.

Монтгомери не смог заставить себя отвести взгляд. Глаза отказывались покидать экран, хотя разум отчаянно желал чего-то другого. Сотрудник класса D подошёл к прикроватному столику. Маленькая девочка с раздутым животом поглядела на него, не ведая о том, что ей предстоит, и улыбнулась. Монтгомери едва не закричал, но осёкся, когда мужчина в сером извлёк из-за прикроватного столика небольшой стул и уселся. Микрофоны в процедурной послушно передали его голос.

- И снова добрый вечер, Кэтрин, - произнёс он мягким голосом. - Я сегодня принёс новую книжку, называется "Баю-баюшки Луна". Годится?

Девчушка энергично кивнула и прижала к себе плюшевого зайчика. Сотрудник класса D открыл книгу, которую принёс с собой, и начал читать.

Монтгомери не мог пошевелиться. Он не мог даже дышать. Глаза его метались по комнате в поисках хоть кого-нибудь, кто был бы в таком же недоумении. Таких не нашлось - никто вообще не отвернулся от мониторов. Все в помещении занимались своим делом, писали заметки, говорили что-то в гарнитуры. Не сдвинулся даже доктор Таргус, и, по мнению Монтгомери, его вид можно было бы назвать скучающим.

Повернувшись к экранам, он попытался записать изменения в показателях сердцебиения, давления, температуры кожи, но так и не смог оторваться от монитора наблюдения. Сотрудник класса D продолжал читать, лишь иногда его голос становился громче, чтобы выделить ту или иную фразу.

Так прошли десять минут - по мнению Монтгомери, с тем же успехом могла пройти вечность. Он вслушивался в каждое слово, разум его лихорадило. Не так всё должно было быть. Что происходит? Что это такое? Он вспомнил тот момент, когда услышал, что его переводят на SCP-231. Он вспомнил, как разговаривали с ним коллеги из Зоны 81, как пытались его утешить, как говорили, что после амнезиаков по окончании службы будет не так уж плохо. Он слышал, какие слухи ходили о 231, о том, что для процедур содержания требуются насильники, о том, что творят с девчушкой…

И ничего подобного не происходило. Вид у мужчины был, безусловно, суровый, Монтгомери вполне мог бы поверить, что тот преступник. Но голос мужчины был спокойным, и он ни разу не прикоснулся к 231-7. Он читал и читал, время от времени поглядывая на девочку. Та уже клевала носом, и не успел расходник дочитать, как та заснула крепким сном. Мужчина положил книгу, поднялся, слегка взъерошил ребёнку волосы и вышел из комнаты. Лампа в процедурной погасла, в комнате управления зажглось освещение. Поднялся одобрительный гул, а когда Монтгомери нашёл в себе силы оторвать глаза от экрана, другие уже заканчивали отчёты, подписывали нужные документы, что-то набирали на клавиатурах и в целом не паниковали. Монтгомери быстро развернулся, почувствовав за спиной чьё-то присутствие, и вздохнул, поняв, что это только доктор Таргус.

Пожилой мужчина улыбнулся ещё раз.

- Как вы, доктор? Не заметили никаких аномалий в субъекте?

Монтгомери схватил блокнот и принялся листать.

- Эм, я… нет. Никаких отклонений от нормы, ничего кроме… гм, кроме… - он не закончил.

- Кроме того, что процедура 110-Монтаук оказалась не такой, какой вы её себе представляли.

Молодой доктор кивнул. Таргус подкатил кресло и уселся рядом.

- Что ж, обычно в наших правилах проводить предварительную беседу, и если бы не та поспешность, с которой вас сюда направили, мы бы и это организовали. Но во главе угла этого проекта стоит секретность, так что, полагаю, это не так уж и плохо. - Он прокашлялся. - Уверен, у вас есть вопросы.

Монтгомери помедлил и ответил дрожащим голосом:

- Да, жм, почему он… я же слышал, что это, ну знаете, что они…

- Насилуют её? - не меняясь в лице, произнёс Таргус. - Да, именно такой намёк и закладывался в документацию. Это ведь было бы едва ли не худшим вариантом, как по-вашему? Жестокое сексуальное насилие над ребёнком? - Монтгомери не шелохнулся. - Да, это было бы ужасно. Омерзительно и непростительно. Но процедура 110-Монтаук заключается не в этом, доктор.

Он откинулся на спинку кресла.

- Ранее, при содержании субъектов 231, мы делали с бедняжками жуткие вещи. Не такие жуткие, как то, что я сейчас сказал, но для консультаций у нас было всего несколько сектантов, которых удалось изловить и выдавливать из них информацию. Они сдерживали демона именно так, а значит, то же предстояло делать и нам. Я тогда не работал в этом проекте, и понятное дело, что многие доктора - большинство докторов, пожалуй, - уже не с нами, как нет с нами и 231-1 по 231-6. Они погибли из-за наших недоработок, и их смерти заставили нас осознать, что действовать надо по-другому.

- Знаете, боги крайне редко обязаны повиноваться законам физики. Скульпторы реальности могут придавать окружающему миру любую форму, играться с мирозданием. Но правила есть всегда, доктор Монтгомери. - Он наклонился поближе. - Правила есть даже у богов. Древние законы, да. Мистические, но действенные. Мы начали более тщательно исследовать ту информацию, которую удалось собрать по Багровому Королю, по самой этой сущности. Во всех этих документах, в тех материалах, которые были у нас на руках, мы обнаружили кое-что ещё. - Он снова откинулся на спинку кресла.

- Демона необязательно сдерживать отвратительными и ужасающими деяниями, Монтгомери. Демону всего лишь следует верить, что во имя его совершаются отвратительные и ужасающие деяния. Та документация, которую мы создали, жуткие слухи о процедуре 110-Монтаук, сообщения о самоубийствах докторов, работающих над проектом, всё это от и до. Это ширма. Всё это затеяно для того, чтобы демон считал, что с этой девочкой творят наихудшее из того, что вообще возможно. Все эти меры, кампании по устрашению, позволили нам посеять ужас в сердцах сотрудников Фонда, и этот ужас удовлетворяет демона.

- Пока такое количество народа верит, что мы творим непотребства, монстр будет считать, что мы творим непотребства. В символах есть власть, доктор. Древние боги это знают, и древние боги этому подчиняются. У Багрового Короля нет глаз, ему нечем видеть жестокость. Нет ушей, он не слышит криков. Нет носа, он не чует крови. Но он чует страх, и этот страх мы ему дали. Только страх - ничего иного не требуется.

Пожилой доктор замолк и прикрыл глаза. Они сидели молча, пока другие сотрудники выходили мимо них из комнаты управления в коридор. Когда большая их часть покинула комнату, Монтгомери подал голос.

- А это чтение? Сказки на ночь?

Таргус кивнул.

- Кэтрин не может заснуть без сказки на ночь. Я не могу взять в толк, как она вообще может заснуть, но чтобы убедить демона, нужно было какое-то действо. С точки зрения Багрового Короля, доктор Монтгомери, - произнёс он, - чтение этих сказок на ночь - худшее из того, что с ней можно сделать.

Монтгомери кивнул, медленно переваривая услышанное. Он взглянул в сторону закрытых стальными загородками окон комнаты управления.

- А эти панели тогда? Почему не пускают сотрудников в комнату?

Таргус раскрыл глаза.

- Опасность никуда не девалась, доктор. Нарушение условий содержания SCP-231-7, скорее всего, приведёт к сценарию XK. На этот случай есть меры безопасности, внесённые в план проведения процедуры 110-Монтаук. Не стоит думать, что наш метод сдерживания демона делает его хоть сколько-либо менее опасным. Да, это, скорее всего, самая опасная сущность, которую нам когда-либо удавалось сдержать, но… есть такие вещи, на которые мы не пойдём, Монтгомери. Есть то, что слишком отвратительно, даже от намёков на такое у меня словно грязь по коже. Но если намёками можно и ограничиться, то я могу хотя бы спать со спокойной душой.

К Таргусу подошёл ещё один доктор, и тот, коротко распрощавшись, ушёл по каким-то делам в другую часть комнаты. Монтгомери молча сидел и обдумывал. Он повернулся к экрану наблюдения - там, у себя в кроватке, крепко спала девочка, зажав в руках плюшевого зайчика. Молодой доктор ощутил беспокойство, но за этим беспокойством стояло что-то ещё. Ужас исчез, но страх остался, безмолвный и грозный, как Дамоклов меч.

Монтгомери выключил мониторы, собрал записи и вышел.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License