Пятница
рейтинг: +6+x

Нексусные районы подобного характера существуют и в других точках земного шара, однако же в Соединенных Штатах они наиболее ярко выражены. Это, по моему мнению, не что иное, как образец влияния культуры на универсальные нарративные принципы: описания загадочных происшествий в маленьком американском городке были типичным приемом в СМИ — начиная с самого появления страны и вплоть до того момента, когда они уже перестали казаться нам аномальными. Странности маленького городка привычны, и потому сама природа нексусных точек обуславливает их сдерживание: какие бы необыкновенные события не происходили в городе, они никогда не выходят за его пределы, и население остается в блаженном неведении.

Эта закономерность не могла остаться незамеченной Фондом. В пятнадцати из двадцати трёх известных нексусов в США располагаются целые зоны, а оставшиеся так или иначе находятся под наблюдением. По моему мнению, одна из этих зон, Зона 87, заслуживает особого внимания.

- Доктор Филип Феротен, "Перекрёстки: Исследование урбанистических аномальных нексусов США"


- Ты взял, пошёл и…

- А ты как будто удивлён. Знаешь же, что у меня за работёнка. Давай, деньги на бочку.

Гарольд Брейкер вздохнул и вытащил из кармана пачку купюр из "Монополии". Послюнив палец, он отсчитал пять сотен и бросил их на стол, между двумя подносами с завтраком весьма огорчительного вида.

- Премного благодарен, - откликнулся Райан Мельбурн. В голосе не было ничего, что хотя бы отдаленно напоминало бы удовлетворение. Он добавил купюры к своей пачке. Брейкер покачал головой и усмехнулся, всем своим видом как бы говоря "Ну ты даёшь" — как человек, ставший свидетелем дурацкой переделки, в которую попал его друг.

- Смейтесь сколько хотите, но знаешь что? Хьюз купил мне эту футболку, потому что он говнюк. Если бы я был способен отказаться от халявной футболки, я бы сжёг её быстрее, чем ты сказал бы "техасское барбекю"! Ага, смейтесь-смейтесь, но вам, пацаны, со времен Дарвина здорово живётся. А мне приходится переписывать пол-книги раз в неделю по каждому пуку, когда кто-нибудь выкладывает её в сеть. Знаете, сколько я пашу сверхурочно из-за этого грёбаного представления? На двадцать процентов больше, мать его! И я никак не могу выбросить его из головы!

Брейкер глянул на него поверх газеты и отхлебнул кофе. Сочетание угла наклона кружки, положения газеты относительно стола, выражения глаз и продолжительности глотка говорило: "Речь на восьмерку из десяти: слегка переигрываешь, но в общем забавно, так что отпущу-ка я ехидное замечание, чтобы слегка тебя подзадорить."

Глоток кофе — это вообще мощное выразительное средство.

- Ты всё ещё в футболке с My Little Pony, - сказал он.

- Ага, и я потихоньку начинаю закипать от такого позора. Это вообще всё из-за тебя. Из-за тебя и из-за моей игромании.

- Я не думал, что ты правда это сделаешь.

- Чувак, ты не знаешь, что такое мания.

- Признать проблему - первый шаг на пути к её решению.

- Допуская, что я хочу её решить.

- Шансы минимальны.

- Вот именно.

- Моя гипотеза такова: дурость это всё.

- Согласен с твоей гипотезой.

- Данные это подтверждают.

- Заключение: данная беседа - дурость, и нам, скорее всего, следует её прекратить.

- Согласен. - Брейкер вернулся к газете, на удивление хорошо делая вид, что читает её. - Хотя Хьюзу я устрою разнос за скверный вкус. Твайлайт - лучшая. Так Линн говорит.

Мельбурн несколько мгновений, словно рыба, хватал ртом воздух, потом поморгал и сокрушённо вернулся к своим кукурузным хлопьям. Как он мог забыть тот решающий факт, что у его друга есть шестилетняя дочурка? Разумеется, он заключил пари. Он знал ставки и примерно представлял, о чём речь. Он понимал, что условия Мельбурну придётся выполнить, и, кроме того, заранее предвкушал, какое именно ехидное замечание отпустит в самом конце. Ох и сволочь…

В столовой снова наступила тишина — правда, нужно было учесть, что там только Брейкер с Мельбурном и сидели. Причем второй сосредоточенно обдумывал месть первому.

Через несколько минут, прошедших за потягиванием кофе, поеданием хлопьев, чтением газеты и обдумыванием мести, дверь в столовую отворилась. За ней стоял долговязый паренёк с каштановыми волосами и маленькими прямоугольными очками на мальчишеском лице.

- Эй, Бейли! - окликнул его Мельбурн. - Ты сегодня который?

- Тот же, что и последние пять месяцев. - Тристан Бейли подошел к ящичкам и принялся рыться в них. Кому-то скоро придется покупать хлеб.

- Вот блин. - Мельбурн протянул Брейкеру полтинник. - Чёрт меня подери, если однажды ты не решишь сыграть с нами шутку с подменой. И я буду готов к этому.

- Сложно будет это провернуть, когда Трев в Девятнадцатой, а Том - в Антарктиде. - Бейли положил четыре кусочка белого хлеба в тостер. Арахисовое масло кончилось.

- Ага, ага, я так и поверил. Я слежу за тобой. - Мельбурн изобразил это универсальным жестом, хотя футболка почти полностью нивелировала эффект. Брейкер допил кофе и продолжил читать о том, как где-то люди убивают других людей разнообразными способами.

Бейли ждал свои тосты.

Дзынь.

- Наконец-то. - Бейли вынул тосты. - Думается мне, этот тостер знавал лучшие времена. - Намазывать на тосты пришлось обычное масло, за неимением арахисового. - Это только я сегодня полудохлый или вся Зона?

- Так сегодня ж пятница. По пятницам Зона всегда полудохлая.

Бейли сунул масло обратно в холодильник, взял тарелку и кружку и уселся рядом с двумя коллегами.

- Какая прекрасная смерть. Что у вас сегодня по расписанию?

- Постараюсь набросать обновления к мемагентам службы безопасности, потом сбор информации, ну а потом буду несколько часов пялиться в потолок и думать, где случилась лажа. Как всегда, - сказал Мельбурн. - А ты что будешь делать?

Бейли прожевал и проглотил кусок тоста.

- Да те же переговоры о праве на добычу ископаемых в F-3426-Дельта. Эти тупые заразы сидят на горе редкоземельных элементов, которых хватило бы, чтоб грёбаную Статую Свободы иридием покрыть, веками нихрена с ними не делали, но как только мы попросили разрешения на добычу, они тут же упёрлись, как бараны.

- Ха! Ха-ха-ха-ха-ха. Ха. - Бейкер разразился хорошо отрепетированным театральным смехом. - А у меня сегодня последние отчёты по тестам с E-5503, а потом останется только спихнуть их ресурсам-и-производству. К обеду разберусь.

Мельбурн уставился на него с тем особенным отвращением, какое бывает у людей, которых заставили прилюдно носить унизительную футболку за ненастоящие деньги. Такое никому не должно сходить с рук. О нет, пришло время действовать.

- Бейли, ты свидетель.

- Свидетельствую.

- Хорошо. - Мельбурн вытащил довольно толстую пачку пастельного цвета купюр, оставил одну себе, а остальные швырнул на стол.

- Ставлю всё, что ты не успеешь до полудня.

- Согласен. - Голос Брейкера оставался слишком беззаботным, слишком ровным, слишком покладистым. Нет, так не пойдёт. Так совсем не пойдёт.

- Окей, знаешь что, нет. Слишком маленькие ставки. У меня в кошельке семьдесят пять долларов и подарочная карта в "Стейк и Шейк". Ставлю и это тоже, что тебе придётся задержаться после полудня. Идёт?

- Идёт.

Они пожали друг другу руки.


Зона 87 пробуждалась — или отходила ко сну, если говорить о ночной смене. Впрочем, обе смены походили на котов — они зевали, потягивались, но особо никуда не торопились. Несколько машин въехали на парковку О. и У. Синтетики, несколько — выехали, и никому снаружи это не показалось странным.

Райан Мельбурн сидел за столом и вздыхал. Дурак, дурак, дурак. Зачем он поставил настоящие деньги? Смысл использования денег из Монополии был как раз в том, чтобы перестать использовать настоящие. Он включил компьютер. На рабочем столе была фотография Земли с МКС.

Но такой уж он был, разве нет? Всё, что ни попадя, норовило засесть у него в голове. Мельбурн — заядлый игрок. Все это знали. Мельбурн собственную бабушку поставит на кон в споре, что у кого было на ланч. Это был мем. Это засело в голове у всех. Это засело в голове даже у него самого. О мемах не размышляешь, они диктуют поведение. Они обуславливают автоматизм. Употреблять слово "допуская" в начале предложений. Утверждать, что что-то стало на двадцать процентов больше, хотя в этом даже смысла нет. Делать отсылки, которых никто, кроме тебя, не понимает, только потому, что их понимаешь ты сам, и разум не позволяет вовремя затормозить. Под скорлупой пряталась настоящая меметика: программирование разума путем обмена идеями.

Господи боже, ему нужна была помощь. Пони на футболке больше не имели значения: это был один из тех моментов, когда человек понимает, что что-то складывается совсем не так, как надо, и что нужно срочно действовать, пока не упустил момент и не впал снова в благодушное настроение.

Он схватил ручку и пачку стикеров.

Записаться на прием к доктору Талботу

Он с силой придавил стикер к монитору и добавил в конце выразительную точку.

Секунду поразмыслив, он написал ещё одну записку:

Прекратить себя жалеть.

А потом начал исследовать схемы рассеивания.


- Мы не усматриваем в вашем случае острой необходимости.

Опять тот же ответ, что Тристан Бейли слушал на протяжении двух недель занимательных бюрократических приключений. Компьютерный переводчик, распознав фразу, принялся металлическим голосом проговаривать варианты перевода. Голос этот вполне подходил мужчине, сидящему напротив за столом переговоров. Он был высокий, лысый, с узким лицом и совершенно безжизненными глазами. По крайней мере, в названии его должности не было ни "зам-", ни "вице-". У него наверняка была хоть какая-то власть.

- Это, может, рядовой случай, но, как я уже неоднократно упоминал, ваше общество не может не иметь потребностей. Скажите, что вам нужно, и мы будем рады обеспечить это.

- У меня нет права принимать решения такого масштаба.

Опять тот же ответ. Кажется, власти не было ни у кого.

- Вы уверены? Вашим людям абсолютно ничего не нужно от нас, они ничего не хотят? Предметы роскоши, всякие культурные безделки, а?

- У меня нет права принимать решения такого масштаба.

Бейли еще немного развил дискуссию — правда, про себя. Здесь имелось значительное количество ценных элементов, а две недели — не такой уж большой срок для переговоров. Может быть, он просто слишком привык заключать сделки с примитивными существами, которые видели в них богов, или с дружественными исследователями сверхъестественного. Но у них было очень много межвселенных контактов и контрактов, нуждающихся в постоянном возобновлении. Оставить этот конкретный контакт открытым на несколько недель без перспективы прогресса означало пустую трату ресурсов, тогда как они были востребованы в других местах. Это было спорное решение.

Разработка месторождений могла подождать. У Мульти-В хватало средств.

Бейли поднялся и поправил галстук.

- Вижу, мои доводы вас не убедят. Постараюсь наладить дела где-нибудь ещё. Всего хорошего, сэр.

Они пожали руки. В какое-то мгновение худощавый человек обратил внимание на лёгкий укол в ладонь. Ещё через мгновение его глаза остекленели. Когда ступор прошёл, в его памяти остался только невзрачный иностранец, который пытался вести… какие-то дела.

Бейли вышел из комнаты, надеясь, что в F-3426-Гамма ему повезёт больше.


Гарольд Брейкер взглянул на часы и улыбнулся.

11:46.

Для него победа в споре не имела большого значения. Пусть об этом Мельбурн беспокоится. Он радовался, что закончил проект и теперь может передать дальше и его, и самих этих существ. Всегда приятно ощущать, что ты что-то закончил. Вдобавок его радовал тот факт, что E-5503 оказался вполне огнеупорным, а значит, разведение этих существ ради кожи будет вполне оправдано.

Он постучал в перегородку между ним и Мельбурном. Тот, ссутулившись, сидел перед компьютером и набирал строки кода.

- Ну конечно. Сегодня просто не мой день. - Он ткнул пальцем в небольшую стопку купюр на лотке с документами. - Вот, забирай.

Брейкер собрал валюту, пересёк кабинку и положил деньги рядом с ковриком для мышки.

- Мне нужна шариковая ручка. Плачу семьдесят пять американских долларов.

- Ну, знаешь что? Я столько за неё и возьму. - Мельбурн ухмыльнулся. - Карту можешь оставить себе. Там всё равно четыре бакса.


А потом была суббота - день визитов у Гарольда Брейкера. В этот день полагалось смотреть мультики про дружбу и есть на обед бургеры с молочным коктейлем.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License