Экспертиза
рейтинг: +10+x

- Ещё слишком рано отправлять группу "Зажигание" обратно в поле.

Д.К. аль Фине, Заместитель Генерального секретаря ООН по Оккультной безопасности, стояла посреди пустой черноты, в окружении ста восьми светящихся точек. Сегодня она решила выглядеть как Одри Хёпберн, включив в свой образ платье от Givenchy, зонтик и причудливую шляпку. С другой стороны, у Одри Хёпберн никогда не было такого холодного и зловещего взгляда или столь надменного и властного выражения лица.

Д.К. аль Фине хорошо справлялась с образом знаменитой актрисы, но ей никогда не удавалось сгладить те острые углы, из-за которых её прозвали "Ужасающей Леди".

- Первое, что вы должны понять - это то, что "Зажигание" - одна из лучших наших экспертных групп, - пояснила она. - Это трое ветеранов, у которых в общей сложности тридцать лет опыта работы в области паранормального. В составе группы они провели более дюжины успешных миссий. Они работали, как идеально настроенный прибор… и вот потеряли один из своих основных компонентов. Да, его заменили, но у них не было времени для адаптации к изменению в составе команды. А вы просите их вернуться в поле всего через несколько месяцев. Это слишком рано.

Одна из светящихся точек ярко мигнула и разрослась в виде высокой фигуры в чёрном балахоне, обрамлённой фиолетовым сиянием. Надпись, появившаяся на высоте груди, указывала, что под этим аватаром скрывается Лорд Маркус Кроули, Антипапа Объединённой Церкви Сатаны, учёный.

- Ваша забота о своих оперативниках похвальна, мадам, - произнесла фигура в балахоне, - но неуместна. Ваши оперативники готовы. Пусть ваш разум не омрачается самообманом.

- Предзнаменования подтверждают слова Его Темнейшества, - сказала молодая женщина в белом балахоне, державшая в руках клубок нитей. Её программа определила как "Глашатая Кремниевых Норн".

- Полное Согласие или Мнение Большинства? - спросила аль Фине.

- Согласие, - ответила Глашатай. - Урд, Верданди и Скульд единогласно уверены в правильности этого решения.

- Личные чувства следует отбросить. Необходимо принять меры. Совет согласен в этом, - сказал Лорд Маркус. - Не позволяйте себе согрешить в этом вопросе, предпочтя глупость мудрости.

Все сто восемь звёзд вокруг неё моргнули и склонились в безмолвном согласии.

- Тогда я приму рекомендации Совета к сведению, - сказала аль Фине. - Если нет никаких дальнейших вопросов, то я объявляю этот Конклав оконченным.

Одна за другой, звёзды погасли, оставив аль Фине плавать в тишине и пустоте. Она закрыла глаза и медленно открыла их снова, оказавшись в своём кабинете на 40-м этаже здания Секретариата ООН, с видом на Манхэттен. Она потёрла лоб и с минуту приходила в себя, ожидая, пока пройдёт тошнота после Конвергенции.

Заместитель Генерального секретаря взяла телефон и набрала номер, которого не существует. После первого же гудка сняли трубку.

- Соедините меня с отделом PHYSICS, - сказала она.


- Что ты знаешь о Фонде? - спросил Жаба.

- Это одна из… если не самая крупная… паранормальная организация, не являющаяся участницей Глобальной Оккультной Коалиции. Ориентирована прежде всего на захват и приобретение паранормальных объектов. Поддерживает большую сеть скрытых зон содержания по всему миру, что делает её одной из немногих глобальных организаций не из Коалиции, наряду с "Дланью Змея" и так называемыми "Повстанцами Хаоса". В поле предписывается избегать стычек с агентами Фонда, за исключением крайних ситуаций. Уровень контрмер 3.

- Хорошо, - кивнул Жаба. - Руководства ты читала, это видно. А теперь расскажи мне, что ты знаешь о Фонде.

Паучиха мысленно вздохнула и сделала глубокий вдох.

- Они барахольщики, - сказала она. - В отличие от некоторых других организаций, они, кажется, не имеют никаких политических или экономического интересов в том, что делают. Параугрозы эксплуатируют мало, и то в основном для финансирования своих операций. У них был краткий союз с комиссией Боу правительства США, но он провалился. Официально они вне закона. Подспудно же они имеют значительную поддержку со стороны правительств стран, которые не хотят иметь дело с бюрократией и правилами Коалиции. Также они странно одержимы определённой последовательностью из трёх букв. Поначалу мы думали, что это как-то связано с их официальным девизом, однако в настоящее время предполагается, что эта последовательность имеет для них оккультное значение, поскольку она встречается повсюду в названиях их фирм-прикрытий, а также в их внутренней документации. Текущие директивы, предписывают по возможности избегать этой трёхзначной последовательности - на случай, если это окажется принципом подобия, который может быть использован для нарушения внутренней безопасности организации. Из-за этого мы даже не используем Secure Copy Protocol в компьютерах.

- Неплохо, - сказал Жаба. - Это довольно полная картина… с точки зрения офисного работника. Давай-ка расскажу теперь версию полевого оперативника.

Здоровяк хрустнул костяшками пальцев и откинулся на спинку сиденья; маленький частный самолет продолжал свой долгий полет над облаками.

- У оперативника, - продолжил Жаба, - больше всего шансов столкнуться с отрядом Фонда, называемым командой содержания. Это эквивалент экспертных групп отдела PHYSICS. Они чертовски хороши и равны нам с точки зрения обучения, оборудования и поддержки. Отличаемся мы нашей миссией и нашими целями.
Фонд в основном заинтересован в поиске, захвате, и извлечении параугроз. Это заметно по их оборудованию: много нелетального оружия и оборудования для захвата. В то время как группы Коалиции в первую очередь направлены на выполнение Пятеричной миссии. Нигде в этой миссии не сказано, что мы должны доставлять живьём каждую встречную параугрозу.
Более того, большая часть экспертной работы Фонда выполняется добровольно-принудительно сотрудниками класса D, как их называют. Неугодных людей и осуждённых преступников заставляют работать в опасных ситуациях, когда не хотят отправлять действительных сотрудников опергруппы. Таким образом, мораль среди их групп, как правило, низкая, учитывая, что около половины команды не хочет там находиться и не хочет выполнять свою миссию.
Короче говоря, толковой экспертной группе ГОК нередко удаётся прокрасться вслед за Фондом, выхватить находку у них из-под носа и смыться оттуда, прежде чем они вообще поймут, что мы там были. Мы делали так в прошлом, когда Фонд прибывал на место, когда мы уже высмотрели угрозу. Регламент велит по возможности избегать контакта с сотрудниками Фонда… но это не значит, что мы должны сидеть сложа руки и позволять им забирать все параугрозы, какие им заблагорассудится, - заключил Жаба.

- На самом деле, вообще неплохо бы не дать им заграбастать как можно больше параугроз, - сказал Скунс, сидевший напротив Жабы и со скучающим видом листавший порнографический журнал. - Мы не знаем, какого хера они с ними делают… но, вероятно, лучше, не позволять им слишком живо пополнять то, что может оказаться паранормальным арсеналом.

- Конечно, бодаться мы можем с командами содержания Фонда, но не с мобильными опергруппами, - продолжал Жаба. - Это их спецы. Их элита. Думай о них, как об ударной группе.

- Если мы видим МОГ, то параугрозу отдаём им, - согласился Скунс. - Следим за ними, протоколируем захват, пытаемся собрать побольше информации, но не приближаемся.

- Ясно, - сказала Паучиха, обдумывая информацию. - А у нас есть дипломатические каналы с ними? Какие-либо контакты, соглашения?

- У Коалиции есть. Но именно мы этим не занимаемся, - объяснил Жаба. - Бывало, что члены ГОК переходили в Фонд, и наоборот. Было несколько раз, когда наши организации разрабатывали совместный курс действий… да и работали вместе. С другой стороны, официальная позиция Коалиции такова, что Фонд, будучи незаконной организацией, не получает ни официального признания Совета, ни тем более приглашения вступить в саму Коалицию.

- Квак пытается сказать, что мы стараемся играть по правилам, но друзьями вряд ли будем, - сказал Скунс. - Держи друзей близко, а врагов еще ближе. Как-то так.

Паучиха кивнула в ответ, что-то черкнула в записной книжке авторучкой с красивой костяной инкрустацией, на самом деле, изготовленной из бедренной кости казнённого убийцы: древнее и грубое (но эффективное) средство противодействия магическому шпионажу.

- Что-нибудь добавишь, Киса? - спросила она четвёртого члена группы, в этот момент резво качавшую пресс в проходе.

Высокая, футов семь, женщина остановилась и провела рукой по волосам, не меняя строгого выражения лица. "Нет", - коротко ответила она и перешла к отжиманиям, её подтянутые мышцы напряглись от нагрузки.

Жаба пожал плечами. Киса никогда не была особо разговорчивой.

В салоне раздался мягкий звонок и короткие статические помехи.

- Говорит капитан. Мы приблизительно в пятнадцати минутах от аэропорта. Прошу всех вернуться на свои места, пристегнуть ремни и вернуть все сиденья и столики в вертикальное положение - 16:00. 27 градусов тепла по Цельсию, солнечно.

Паучиха сунула блокнот в сумку рядом со своим гримуаром, планшетником и потрёпанной копией полного собрания сочинений Роберта Сервиса.

- Какие-нибудь ещё советы?

- Да. Расслабься. Всё у тебя получится, - сказал Жаба.

- Не то, чтобы это помогло тебе, если всё покатится к чертям, но по крайней мере тебе будет приятно, что тебя убили не из-за твоей же собственной глупости, - вставил Скунс.

- Полегче, пердило, - зарычал Жаба.

- Так точно, сэр. Навеки верные, стремимся мы в далёкую синюю высь, - пробормотал Скунс.

Тошнотворное чувство, шебуршившееся в желудке Паучихи к моменту прибытия, не имело ничего общего с "морской болезнью".


До чего ж смешно я выгляжу, - думала Паучиха, глядя на своё отражение в зеркале. Выглядела она так, как выглядят солдаты по мнению авторов отстойных видеоигр.

Маскировочный костюм марки ІІІ был определённо эффективным предметом снаряжения, но его плотно прилегающий подбитый шиферно-серый комбинезон создавал неприятный эффект. Возможно, размышляла она, это отлично смотрелось бы на модели с силиконовыми грудями, упругой задницей и осиной талией, но выглядел нелестно для широкозадой учёной, которая, несмотря на несколько месяцев интенсивных физических упражнений, так и не удалось избавиться от жирка вокруг талии и живота.

Ещё сильнее бросался этот эффект в глаза на коротком, коренастом и мускулистом мужчине средних лет с широкими плечами и бёдрами, похожими на стволы деревьев. Жаба вошёл в комнату, пару секунд посмотрел на Паучиху и начал возиться с ремнями.

- Ослабь его вокруг груди и талии, - предложил он, - чтобы дышать не мешал.

- А Киса затянула все свои ремни на максимум, - отметила Паучиха.

- У Кисы с головой не всё в порядке.

Точно подмечено. Паучиха терпеливо ждала, пока Жаба подстраивал её ремни, различные сумки и крепления.

- Жаль, что не могу дать тебе больше времени, чтобы привыкнуть к "серому костюму", - сказал он, сосредоточенно поджав губы. - У тебя ещё не выработалась сноровка, чтоб его носить.

Не моя вина, что нас так рано выдернули с обучения - подумала Паучиха. Она подождала, пока Жабу, наконец, не удовлетворило состояние её снаряжения, взяла личное оружие и повесила через плечо. С лёгким оружием она чувствовала себя по-прежнему неловко и неуверенно, хотя и прошла курс обучения по пользованию им.

Киса и Скунс ждали их в зале совещаний, уже будучи облачены в свои костюмы. Киса, отметила Паучиха, вооружилась футуристического вида карабином и пистолетом, а также пугающе большим ножом, закреплённым на левом бедре. Скунс имел при себе полуавтоматическую винтовку со сложно выглядящим прицелом и крупнокалиберный пистолет, а Жаба - пулемёт с большим коробчатым магазином. Все трое обращались с оружием с привычной лёгкостью, выработанной годами практики.

- Проверим камо, - сказал Жаба.

Вся четвёрка защёлкала переключателями на шлемах, и серая ткань, покрывавшая их тела и оружие, размылась и расплылась. "Хамелеоновая ткань" не была истинным плащом-невидимкой - она всего лишь маскировала хозяина под окружающую местность, используя реактивные пигментные пакеты, подобные таковым в шкуре существа, в честь которого она получила своё название. Минус её заключался в том, что действительно хорошо она работала в темноте или на расстоянии, и только если владелец не двигался. Плюсы были в том, что при потере куска хамелеоновой ткани, в отличие от плаща-невидимки, не потребуется в пух и прах разбомбить пятьдесят миль сельской местности, чтобы убедиться, что технологии +2 поколения не попадут в чужие руки.

- Последние новости, - сказал Жаба, когда все четверо завершили приготовления к заданию. - Патруль считает, что в районе находится команда содержания Фонда, ищет параугрозу. Действуем согласно стандартным протоколам. Избегать контакта, не попадаться, по возможности - не стрелять в них. Вопросы есть? Вопросов нет. Тогда вперёд.


Дорога была отвратительной: корявая, покрытая выбоинами, неасфальтированная, извилистая и неровная. Это было бы ещё ничего, если бы у машины были нормальные рессоры. Но таковых не имелось, и каждый камешек с дороги через кошмарную подвеску автомобиля и тонкую обивку сиденья здоровался с Паучихиной задницей, бёдрами и позвоночником.

За рулём был Скунс; он ехал, выключив фары и освещение приборной доски, осторожно пробираясь по горной дороге, освещённой только звёздным светом, видя её через свой визор дополненной реальности. Огромные линзы наголовного прибора делали своего владельца похожим на жутковатого жука, а бледный звёздный свет только нагонял жути. Скунс приглушённо поругивался, когда машину качало после встречи с особо большими и острыми камнями, которые больше всего "радовали" Паучиху.

- Расчётное время прибытия? - шепнул он Кисе.

- Две минуты, - шепнула в ответ амазонка. - Остановись на той поляне, дальше мы пойдём пешком.

Киса ехала рядом с ним, не только потому, что на этом задании выполняла роль навигатора, но и потому, что ввиду роста не могла удобно расположиться на тесном заднем сиденье.

Еще несколько минут толчков и скачков, - и автомобиль, наконец, свернул на небольшую лесную поляну и остановился под большим платаном.

- Закрыть маски и активировать визоры, - сказал Жаба. - С этого момента: ни голосов, ни лиц.

Паучиха надвинула свой визор расширенной реальности и крепко затянула его ремешки. Как всегда, она закрыла глаза и открыла их, только сосчитав до десяти. Изображение было тёмным и и нечетким, но, слегка повертев слайдер слева на маске, ей удалось вернуть фокус.

OCULUS, четырёхфункциональное устройство расширения зрения отдела PHYSICS, сочетал в себе приборы ночного, инфракрасного и ультрафиолетового видения. Четвёртая система, VERITAS (какие-то жлобы из научно-исследовательского подогнали его название под звучное латинское словцо) основывалась на сверхтехнологии второго поколения, использовавшей истинную кирлианографию для жизненной энергии живых существ: энергии витальной активности или ЭВА. Сквозь VERITAS её товарищи по команде выглядели как чёрные силуэты в окружении пылающей ауры: Скунс "горел" хаотично и энергично, Жаба - насыщенно и сфокусированно, а Киса - прохладными и спокойными волнами.

Паучиха подняла руку к небу. Её собственная аура метала яркие, хаотичные и непостоянные искры с кончиков пальцев, похожие на разряды статического электричества.

Она переключилась обратно на режим ночного видения, накинула маскировочный капюшон на голову, закрыв визор, и застегнула наглухо молнию на воротнике. Скрыв маски, четверо из "Зажигания" стали походить на безликих роботов из дрянного научно-фантастического фильма. Жаба задержался, чтобы помочь Скунсу закрыть камуфляжной тканью автомобиль, обернулся к остальным членам команды и дважды похлопал по горлу, указывая, что начинается проверка связи.

- Зажигание-3, проверка микрофона, - раздалась субвокализация высокой амазонки.

- Зажигание-2. Мой микрофон звучит отлично, раз-раз1, - съязвил Скунс.

- Зажигание-1. Как слышно? - ответил Жаба.

- За-, - Паучиха сглотнула и закашлялась. Этот негромкий кашель в ночной тиши звучал душераздирающе громко. - Зажигание-4, - сказала она наконец. - Слышу громко и ясно. Как меня слышно?

- Громко и ясно, - отвечал Жаба. - Группа "Зажигание" на месте. Центр, как меня слышно?

- Центр слышит громко и ясно, - произнёс низкий мужской голос в их наушниках. - Имейте в виду, наблюдатели подтвердили наличие сил Фонда в вашем районе. Мы опережаем их, ориентировочно, на час. Постарайтесь двигаться быстро.

- Принято к исполнению. До связи, - Жаба поднял оружие и передёрнул затвор, после чего взвалил тяжёлый пулемёт на спину. - Пошли. Третья, вперёд, я замыкающим.

Высокая безликая фигура, в которую теперь обратилась Киса, коротко кивнула Жабе и быстро двинулась в сторону от горной тропки в лес. За ней последовали трое остальных членов группы "Зажигание".


Её бедра горели, а ноги саднило. Через маску, охватившую нос и рот, было тяжело дышать. Она чувствовала запах собственного пота и страха, смешанный со слабым химическим запахом хамелеоновой ткани. В целом, Паучиха не находила в этом походе ни грамма приятного.

Она улучила момент, чтобы хлебнуть воды из гидратора - трубочка проходила под костюмом, чтобы можно было пить, не снимая маски. Вода была безвкусная, тёплая и слегка отдавала пластмассой, однако, Паучихе слишком уж хотелось пить, чтобы обращать внимание на подобные мелочи.

Группа прошла добрых два часа, прежде чем столкнулась с фондовцами. Первой услышала их Киса, подняла руку и склонила голову, а затем быстро указала остальным в сторону низких кустов. Она вслед за Жабой юркнула под широкие корни высокого дуба и затаилась, включив маскировочную систему костюма. Жаба набросал на неё листьев и веток, помогая скрыть очертания тела, и залёг в нескольких футах. Он также включил камуфляж, став похожим на странную кучу камней под корнями.

Киса вздрогнула и тряхнула головой, когда первые из сотрудников Фонда появились в поле зрения. Они ехали на квадроциклах; четырёхколесные вездеходы на одноцилиндровых мотоциклетных двигателях громогласно ревели, и даже фары на них были включены. На четырёх из машин ехали по два человека в камуфляже "цифра" и бронежилетах. Позади водителя пятого квадроцикла ехал в небольшом прицепе мужчина в оранжевой униформе - единственный безоружный, с прикованными к прицепу руками.

Водитель головной машины поднял руку, и конвой остановился. Экипажи двух передних машин спешились, собрались в кучку и склонились над какой-то картой, в то время как другие члены команды принялись потягиваться и расслабляться.

Пассажир пятого квадроцикла (тот тип из прицепа) откашлялся.

- Эй, ребят, не отцепите меня от этой хреновины? - спросил он. - Мне отлить надо.

- Потерпишь, - сказал его водитель (конвоир?). - Мы почти на месте.

- Чувак, мне сильно надо. А то я тебе весь прицеп обоссу.

- Твою ж мать. Ладно, держи руки так, чтоб я их видел, - пробурчал водитель. Другой охранник вытащил пистолет и направил на пленного; водитель в это время расстегнул тому наручники, придерживая одной рукой своё оружие. А потом, к Паучихиному ужасу, пассажир направился прямо к дубу, за которым она пряталась, расстёгивая штаны.

Она беззвучно отшатнулась, стараясь сохранять идеальное спокойствие, когда в ночном воздухе поплыл запах аммиака. Хвала небу за милосердие, мочился он не прямо на неё, но она была уверена, что в любой момент он вдруг заметит, как странно искажается свет у основания дерева, или услышит партию турецкого барабана, который выстукивало её сердце.

Человек в оранжевом комбинезоне закончил свои дела и, насвистывая весёлый мотивчик, застегнул штаны. Паучиха заставила себя выдохнуть медленно-медленно, когда агенты Фонда перегруппировались, а затем дышать неглубоко, пока конвой не уехал. Только тогда она рискнула слегка приподнять голову и поискать на поляне остальных членов команды.

Она чуть не закричала, когда Жаба похлопал её по плечу, но сумела смолчать, кусая язык. Жаба терпеливо дождался, пока она успокоится, после чего жестом велел ей продолжать путь за Кисой и Скунсом.

- Центр, это "Зажигание," - услышала она его субвокализацию. Сообщаю, что мы столкнулись с сотрудниками Фонда. Противник передвигается на квадроциклах. Приём.

- Принято, "Зажигание". Конец связи.

- А как же "опережаем на час"? - шепнул Скунс в коммутатор.

- Мы не знали, что они будут на квадроциклах, - сказал Жаба. - Мы не думали, что они настолько тупые.

- Они нас по скорости уделают, - заметил Скунс.

- Эфир не засоряй, - только и ответил Жаба.


Ещё целый час прошёл, прежде чем экспертная группа "Зажигание" догнала команду содержания Фонда. К тому времени всё было кончено.

Параугроза лежала на земле, трепыхаясь под сетью из серебряных нитей. Трое из агентов Фонда были ранены, двое из них - несовместимо с жизнью. Заключённый в оранжевом сидел в стороне с забрызганным кровью лицом и дрожал от страха.

Паучиха не могла оторвать глаз от параугрозы. Она никогда не видела раньше единорога. Он мало был похож на прекрасного сверкающего коня, какие были нарисованы на обложках её тетрадок в школе. Его очертания действительно смутно напоминали лошадиные, и у него действительно был рог, но на этом сходство и заканчивалось. Двенадцатилетней девочкой она вряд ли могла представить, что у её волшебного пони будет шершавая чешуя, рваная львиная грива и бычий хвост.

- Центр, это "Зажигание", - услышала она шёпот Жабы в коммуникаторе. - Вошли в контакт с параугрозой. Фонд добрался до неё первым. Прошу дальнейших указаний, приём.

- "Зажигание", это Центр. Нельзя допустить, чтобы Фонд захватил параугрозу живой. Действуйте на своё усмотрение. Как поняли, приём?

- Центр, вас понял. Не позволить Фонду захватить параугрозу. До связи.

Паучиха ощутила, как тошнота в очередной раз подкатывает к её горлу. Это был единственно возможный выбор. Сиды никогда не смирятся с тем, что один из их священных зверей оказался в плену у людей: часть тысячелетнего договора между Светлым Народом и человечеством включает в себя право отомстить любому человеку, нарушившему этот пакт. Насколько она знала Фонд, те никогда не откажутся добровольно от уникального паранормального экземпляра.

Её воображение рисовало яркие, кровавые образы деревьев, разворачивающихся в волшебные двери, и сотни гибких, скелетообразных существ, мчащихся верхом на спинах тигров и оленей, в коронах из рогов и с мечами из чистого света звёзд. Она представила себе то, чем закончится нарушение древнего мирного договора между человечеством и его альтернативно-вселенными соседями: полномасштабную межпространственную войну. Даже если Дикая охота потерпит поражение, Вторая миссия ГОК, сокрытие существования паранормальных явлений от человечества, не сможет пережить тотальную войну с царствами Фей…

- Предложения, команда? - спросил Жаба, прерывая ход её мыслей.

- Дай минутку на подготовку. Я могу всадить пару пуль единорогу в голову. Это лучше, чем позволить им взять его живым, - ответил Скунс.

- Лучше оставить его в живых, - заметила Киса. - Фондовских осталось ещё семеро. Мы возьмём на себя по два, новичок - одного и зэка, и по ходу дела освободим цель.

- Убить их - значит надолго разосраться с Фондом, - заметил Скунс. - Оно нам надо?

- Лучше разосраться с ними, чем с Зимним Двором, - парировала Киса.

- Я говорю, ликвидируем единорога, и Фонду достанется не более, чем забавный труп, - возразил Скунс. - Мы-

- Я понял, - прервал их Жаба. - Паучиха, есть идеи?

Чёрт возьми.

- Погодите, - ответила Паучиха. Её голова кружилась. Это было слишком много для нее. Это её первая миссия, а она уже застряла посреди леса, на пороге возможной паранормальной войны, вынужденная выбирать между раздором с самым могущественным из Королевств Фей и одной из самых сильных человеческих паранормальных организаций мира. Её разум ещё не справился с осознанием всех ужасов, которые могут начаться в эту ночь. И, в довершение, она была одета в нелепый обтягивающий комбинезон, держала оружие, которым она едва знала как пользоваться, да ещё и слегка пахла мочой…

…слегка пахла мочой…

Она осторожно отошла чуть назад от своего укрытия и отвернулась от агентов Фонда. Очень медленно расстегнула молнию на маске, стянула костюм с головы. Глубоко вдохнула свежего воздуха, а затем поднесла капюшон к лицу и слегка принюхалась.

Да. Она определённо почувствовала лёгкий запах мочи от ткани. Должно быть, какие-то брызги долетели от заключённого до того места, где она лежала в укрытии.

- Паучиха? - голос Жабы звучал резко и нетерпеливо.

Впервые за всю эту ужасную, раздражающую, изнурительную миссию, Паучиха улыбнулась.

- Думаю, у меня есть третий вариант, - сказала она.


Им потребовалось ещё полчаса, чтобы найти неплохое место для выполнения ритуала. Скунс, следивший за фондовцами, сообщил, что те подлатали раненых товарищей и готовились грузить единорога в прицеп.

Жаба помог Паучихе натянуть камуфляжную ткань над головой и верхней частью туловища, в то время как она вытащила свои сверхпрочный планшетник и гримуар. Яркость экрана была настроена достаточно низко - кроме как через визор, при его свете читать было невозможно. Она нашла нужное заклинание и дважды постучала по экрану, заставив предстать во всём своём ослепительном величии сложный фрактал.

Она взяла выпачканный мочой капюшон и разместила его в центре изображения, затем вытащила атаме с чёрной ручкой из кармана брюк и уколола палец левой руки. Капля крови, упавшая с её пальца на ткань, заставила изображение фрактала коротко вспыхнуть.

Она положила нож на капюшон, закрыла глаза и протянула руку.

Она почти слышала голос своего профессора по практической магии: "Принцип внушения является одной из самых базовых форм магии, и составляет основу самых старых разработок Центра. Принцип прост: Однажды вместе - навсегда вместе. Часть влияет на целое, и две вещи, которые были частями единого целого, сохраняют между собой магическую связь. Именно поэтому для кукол вуду требуются волосы или обрезки ногтей намеченной жертвы, именно поэтому почитаются мощи святых и мучеников, и именно поэтому столь строг меморандум ГОК об обязательной и правильной утилизации использованных презервативов после секса…

Паучихе доводилось использовать и лучшие привязки, чем несколько капель засохшей мочи, но доводилось также использовать и худшие.

D-75213 был неплохим парнем. Да, он убил человека, но тот мудак это заслужил - за то, что сделал с его младшим братом. На сделку, которую ему предложил человек в чёрном костюме, D-75213 пошёл по одной простой причине: один месяц - это в любом случае лучше, чем пятнадцать лет жизни. Чем раньше он отбудет срок (за тюремной ли решёткой, или в качестве приманки для сказочных чудовищ), тем скорее он попадёт домой, чтобы заботиться о своей маме. В любое другое время, он и подумать не мог бы сделать то, что собиралась продиктовать ему Паучиха, но только что его едва не убил блядский единорог, и ум у него слегка заходил за разум.

D-75213, даже не осознав принуждения, потянул за один из семи серебряных кольев, удерживавших единорога под сеткой. Единорог, однако, сделал выводы незамедлительно. Он вырвался из-под сети и бросился за свободу. Убивать D-75213 он не планировал, но тот стоял на пути…

Перламутровый рог переполовинил растерявшегося заключённого и скрылся в темноте.


- Перемать! - заорал Ломбарди вслед удиравшему в лес существу. Он пробежал за ним несколько метров, но быстро сдался, ещё выругался и сердито завертел головой. - Ладно, ребята, пакуемся. Миссия провалена.

- Мы можем его догнать, Макс! - крикнул Вэнс.

Макс Ломбарди обернулся к подчинённому и ухватил молодого человека за шиворот.

- Ты собрался ловить единорога без девственника в качестве приманки? Ну-ну, давай! Я даже цветы на твои похороны принесу. А сам я собираюсь сматывать удочки и топать домой. Мы потеряли троих плюс приманку. Мы оперативно неэффективны!

- На кой хрен он это сделал? - спросил Беккет. - Зачем он выдернул колышек? Он же знал, что произойдёт.

- Знал ли он? А я гребу. Я ни хрена не знаю. Знаю только, что мы прерываем миссию и уходим. Чёрт бы его побрал, бестолковый расходник.

Вэнс покачал головой, но спорить дальше не стал. Когда взошло солнце, семеро оставшихся членов группы содержания Фонда подобрали тела трёх своих коллег и одного сотрудника класса D и двинулись домой.


Единорог нашёлся на полянке, где он тихонько пасся в невысокой травке возле кольца грибов. Зрелище того, как гротескное создание гложет траву акульими зубами, выглядело сюрреалистично.

Когда экспертная группа "Зажигание" остановилась на краю поляны, животное вскинуло голову и уставилось на них. Четверо людей застыли на месте, молча глядя на смертоносное создание.

Единорог фыркнул, затем медленно пошел к Паучихе и наклонил к ней голову, нюхая протянутую руку.

Паучиха нервно сглотнула, когда существо потёрлось об неё носом и приблизилось к её лицу. Зловоние его медно-кетонового дыхания обволокло её, как миазмы смерти.

Взошло солнце, и он исчез в мгновение ока, оставив вьющееся облако светлячков, которое также быстро сгинуло с глаз.

- Не знал, что ты девственница, - тихо сказал Жаба.

- После моего изменения личности? Да. Думаю, это так, - прошептала Паучиха.

Она потёрла лицо в том месте, где единорог тёрся о него носом. На нем тогда осталась маленькая стекловидная чешуйка, которая теперь рассыпалась в пыль, словно никогда и не существовала.

- Хорошо, - откашлявшись, сказал Жаба. - Нам предстоит долгий обратный путь. Пошли.


Д.К. аль Фине закрыла отчёт об операции и положила в стол, поверх аккуратной стопки распечаток, показаний и отчётов.

- Учитывая все обстоятельства, - сказала она, ни к кому конкретно не обращаясь, - экспертная группа "Зажигание" превзошла все ожидания.

- Предзнаменования никогда не лгут, - отвечала Глашатай, и её образ появился на экране компьютера аль Фине. - Кремниевые богини предсказали этот результат.

- Как и Его Сатанинское Величество, - прошептал Маркус Кроули ей на ухо. В каждом его слове чудились запах серы и отзвуки криков обречённых. - Вы ошибались, когда сомневались в их способностях.

- Тогда почему вы так разочарованы? - спросила аль Фине.

- Мы не-

Заместитель Генерального секретаря открыла другую папку и бросила её на стол.

- Полный отчёт о предзнаменовании Кремниевых Норн, - сказала аль Фине. - И не спрашивайте, откуда он у меня, я перед вами отчитываться не собираюсь. Норны и впрямь предсказали 95% шансы на успех операции. Но также они предсказали 50%-й шанс на возрастание напряжённости в отношениях с Фондом. Что выглядит весьма интересно, если учесть, что другие группы имели примерно те же шансы на успех, но гораздо более низкие шансы на конфликт с Фондом.

- Что касается вас… Сатанинские Учёные всегда возражали против соблюдения Коалицией договора Артура с Королевствами Фей, не так ли, - продолжала аль Фине. - И наиболее вероятной альтернативой конфликту с Фондом стал бы конфликт с Феями. Внезапно и случайно, как я погляжу, две организации, ранее друг с другом и не здоровавшиеся, вдруг стали едины в стремлении подтолкнуть Совет к возвращению группы "Зажигание" в поле. Как интересно.

- Я не знаю, на что вы намекаете-

- Я не намекаю. Я прямо говорю. Впредь не используйте отделение PHYSICS для осуществления своих собственных планов, - сухо сказала аль Фине. - Если я ещё раз замечу за кем-то из вас что-то подобное…

Она подняла руку и нажала на кнопку. Тут же образы Маркуса Кроули и Глашатая вздрогнули: в соответствующих местах материализовались две ударные группы, отключив свои плащи-невидимки и вскинув автоматы к плечу.

- …Я знаю, кто вы и где вы находитесь, - произнесла она. - В следующий раз, когда вы увидите этих ребят - это будет последнее, что вы увидите в своей жизни вообще.

- Вы не можете…

- Ещё как могу. Цели Первой и Второй миссий. Выживание человеческой расы и сокрытие паранормального мира куда как важнее защиты жизни двух отдельно взятых людей. Собрание объявляю закрытым.

Последним, что увидела аль Фине перед тем, как представители Кремниевых Норн и Учёных Церкви Сатаны исчезли с экрана её компьютера, были злые и удивлённые выражения на их лицах. Они не скоро простят.

С другой стороны, она тоже ничего не забудет.


- Приступаем к самой важной фазе любой операции, - сказал Жаба, поднимая кружку пива. - Послеоперационное пиво с командой. За успешную миссию и за то, что никто из нас не убит и не ранен.

- И за обоссанную маску, которая спасла положение, - добавил Скунс.

- И за неё.

Четвёрка чокнулась кружками и присосалась к фирменному пенному вареву "Лаки Килигана". Этого бара не было на картах и в списках: технически, действовал он незаконно, поскольку не имел разрешения на продажу спиртных напитков. Однако, ввиду того, что владелец, бармен, и все гости являлись оперативниками ГОК, местные власти по понятным причинам их не трогали.

Паучиха сделала ещё один долгий глоток пива, наслаждаясь холодной, горькой настойкой, потом поставила кружку и откашлялась.

- Извините, что я спрашиваю о таком, - деликатно сказала она, - но есть кое-что, что мне интересно.

- Выкладывай, Паучиха, - сказал Жаба, наливая себе ещё пива.

- Как погиб Бигль? - спросила Паучиха.

Остальные три члена группы замерли.

- Ты что, не в курсе? - спросил Скунс.

- В его досье просто сказано "погиб в бою". Это мне ничего не-

- Его сожрал дракон, - сказала Киса.

- Технически, это была инородная жизнеформа из другого измерения… - уточнил Скунс.

- Он был триста футов в длину, в чешуе, летал и выдыхал огонь.

- Технически, он не выдыхал огонь. Он плевался коллоидным белым фосфором и натрием—

- Дракон, - настаивала Киса.

- Ладно, это был дракон, - сдался Скунс. - В любом случае, оно сожрало Бигля.

- Зажарило живьём и сожрало, как цыплёнка, - согласилась Киса.

- Знаешь, какие были его последние слова? "Держитесь, ребята. Я его достану", Вот же ж придурок.

- За агента Бигля, - сказал Жаба, снова поднимая бокал. - Самого смелого, самого славного и самого придурковатого человека, которого я встречал.

- За Бигля!

Они снова чокнулись и принялись пить.

"Последовательность"
« Начало| "2. "Удар" »

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License