Особый наблюдатель
рейтинг: +10+x

— Та же старая история, что и всегда, — сказала доктор Элейн Уикс. — Фермеры и владельцы ранчо прорубают и прожигают себе дорогу через лес. Когда они встречают коренные племена, то отгоняют их, иногда силой. Предполагается, что местные законы должны воспрепятствовать этому, но власти не спешат следить за выполнением этих законов. Если бы вы могли замолвить слово начальству…

— Я передам им вашу просьбу — ответил человек, известный как Джозеф Найт, — но не могу гарантировать, что примут меры. Я здесь только для оценки исторического значения находки.

— Конечно. ЮНЕСКО же только этим занимается, — горько сказала доктор Уикс. —Защищает руины. Те, которые имеют мировое значение, не так ли?

— Организация Объединенных Наций, конечно, связана с правами человека коренных жителей, — ответил Найт. — Но под мою юрисдикцию это не попадает. Я могу обещать, однако, что ваши проблемы будут переданы в соответствующие органы.

— Это всё, о чём я прошу, — сказала доктор Уикс. — Яшива — прелюбопытнейшее племя, и было бы преступлением уничтожить их культуру и наследие, чтобы американцы могли жиреть на своих гамбургерах…

— Я предпочитаю тако, — сказал Найт. — Вы позволите, мэм?

Он уважительно кивнул доктору и вышел из своего трейлера в душную жару тропического леса Амазонки. Тонкая рубашка прилипла к его телу; стрёкот насекомых и разноцветных птиц окружил его калейдоскопом звуков. Лагерь был маленький: несколько палаток, туалет, да трейлер с компьютерами, спутниковой антенной, бензиновым генератором и солнечными батареями ему в подмогу. Всё это было расставлено неплотным полукругом у основания громадного храма: сотни метров высотой, камень покрыт ручной резьбой, полуразрушенными рельефами и спутанной массой лиан. Тринадцать археологов и антропологов прибыли сюда, чтобы изучить так называемую "пирамиду яшива", уже признанную одной из самых крупных археологических находок столетия.

Мистер Найт и несколько других членов команды были здесь по другой причине.

Найт увидел машущего ему Джеймса Чжао молодого человека китайско-американского происхождения, кивнул коллеге в ответ и подбежал к нему.

— Есть подтверждение? — спросил он.

— Пока нет, мрачно сказал Чжао. — Я всё ещё пытаюсь выяснить, что здесь происходит.

— Чёрт, — вздохнул Найт. — Вы смогли замедлить развитие?

— Я убедил команду, что нам нужно закартографировать и изучить внутреннюю часть поглубже, прежде чем думать о входе в здание, — сказал Чжао, — но это только вопрос времени, прежде чем кто-то из них сорвётся с поводка и попытается открыть одну из дверей. Я же не могу им приказать не открывать гробницу Тутанхамона.

— Делайте всё возможное, — сказал Найт. — Серьёзно. Старайтесь. Совет был единодушен в этом вопросе: что бы там внутри ни было, половина их оракулов валялась в припадке с пеной у рта, когда было объявлено об открытии. Мы не можем позволить отворить это место, пока не выясним, что там внутри. Если кто-то туда полезет, и что-то плохое случится… ну, последнее, что я хотел бы делать, это винить яшива за истребление кучки студентов. "Кровожадные убийцы-дикари" в наши дни не особо популярны. Кроме того, они кажутся неплохими ребятами.

— Лёгок на помине, — вздохнул Чжао.

С другой стороны лагеря к ним шёл невысокий стройный мужчина с жёсткой, карамельного цвета кожей. В руке он держал богато украшенное духовое-ружьё-копьё-трость, а его голый торс был обильно покрыт сплетением татуировок. Из уважения к гостям, мужчина выменял свою традиционную одежду, тканую из растительных волокон, на пёстрые шорты, а традиционные шлёпанцы ручной работы — на пару кожаных сандалий "Birkenstock"; последнее было связано не столько с уважением, сколько с комфортом — обувь яшива была заведомо неудобной.

— Мистер Ташика, — сказал Найт, уважительно склонив голову. — Рад видеть вас снова.

— И я вас, мистер Найт, — ответил мужчина на английском языке с низким гортанным акцентом языка яшива. — Ваши изучения продвигаются хорошо?

- Да, неплохо. Мы изучали барельефы на стенах пирамиды, — сказал Найт. — Они увлекательны. Вы что-нибудь о них знаете?

Ташика громко рассмеялся и покачал головой.

— Я хотел бы сказать вам, что это было древнее святое место моего народа, и, может быть, даже процитировать какой-то древний рассказ, который передавали от матери к дочери многие поколения… но правда в том, что ни фига я не знаю. Яшива редко сюда приходят. Здесь нет реки, плохая земля и мало дичи.

— И это самое интересное для меня, — размышлял Найт. — Люди не часто строят огромные здания посреди "нигде". Такие большие сооружения, как это, обычно возводились там, где есть какой-то опорный природный ресурс. Река для торговли или рыбалки. Плодородная почва для земледелия. Возвышенность для защиты и изоляции. Не говоря уже о том, что редко встречаются храмы без вспомогательных зданий вокруг…

— Вспомогательных?

— Второстепенных, — уточнил Найт. — Дома для жрецов, фермы для их пропитания, жилища ремесленников или купцов. Они почти всегда появляются вокруг религиозных центров, таких как храмы. Редко можно увидеть одиночное здание посреди джунглей, такое как это.

— Тогда, может быть, это не храм? — предположил Ташика.

Найт остановился на мгновение, тщательно подбирая слова, после чего продолжил:

— Так ничем другим это и не может быть, — сказал он, стараясь, чтобы его голос звучал спокойно: Ташика опасно приблизился к истине. — Здание большое, чем же ещё оно может оказаться?

— Я не знаю. Но… — Ташика нервно засмеялся и почесал в затылке. — Чёрт. Я буду выглядеть как глупый дикарь…

— Вы что-то знаете, Ташика. Расскажите же и мне.

— Хорошо, — сказал яшива, вздыхая. — Смотрите. В нашей деревне есть одна… одна старуха. Сумасшедшая старая карга. Мы зовём её Великая Мать. Говорят, она может видеть будущее. Это всё древние легенды, мифы, но это часть нашей культуры, понимаете?

— Да, — сказал Найт. — Шаманы и мудрые женщины встречаются повсеместно.

Он смутно припомнил, что встречал эту старуху, когда вместе с командой ЮНЕСКО прибыл к племени яшива. Он вспомнил иссохшую старую женщину, одной рукой тяжело опиравшуюся на палку и сердито глазевшую на чужаков в своей деревне. Также он припомнил, что Чжао сказал ему о том, что ЭВА-сигнатура женщины свидетельствует о склонности к способностям экстрасенсорного восприятия…

— Это все фигня, но… Ну, Великая Мать говорит, что нам надо в начале года уйти на нашу зимовку. Это тридцать миль через джунгли. Мы обычно уходим туда на несколько месяцев позже, но… она говорит, что с нами случится беда, если мы останемся здесь, и моего отца она так достала, что он согласился увести племя в начале года. — Ташика нервно засмеялся, прикрывая зубы ладонью. — Это все дикарская фигня, но старики относятся к этому серьёзно. Так что, похоже, я не смогу вам больше помогать.

— Очень жаль — сказал Найт вполне искренне. Ташика был на вес золота: человек из племени яшива, воспитанный в культуре племени, но выросший в городе, ещё и учившийся в колледже. Он был неоценим в переговорах между группой ЮНЕСКО и яшива, а теперь Найт был вынужден потерять этого юношу. — Может быть, когда вы вернётесь на ваше летнее жильё, мы снова встретимся.

— Если вы ещё будете здесь, — заметил Ташика. — Вполне возможно, что вы до того узнаете об этом месте всё, что хотели, да и поедете домой.

— Возможно, — согласился Найт.

— Пойду расскажу другим, — сказал Ташика. — Спасибо за вашу помощь… и за ваше почтение, мистер Найт. Удачного дня. Мистер Чжао?

— Ташика, — сказал Чжао, протягивая руку. — Удачи. Я буду скучать по тебе.

— И я по вам, мистер Чжао.

Юноша почтительно кивнул Найту и ушёл, чтобы попрощаться с остальными друзьями из исследовательской группы ЮНЕСКО. Найт покачал головой и тревожно нахмурился.

— Джимми? Почему у меня в голове вертится старая пословица о крысах и тонущих кораблях?

— Я о том же подумал, — признался Чжао.


— Мистер Найт?

Найт медленно проснулся и увидел склонившегося над его постелью Чжао. Лицо молодого человека выглядело встревоженным.

— Мистер Найт, — сказал Чжао. — По-моему, это случилось.

— Что случилось? — спросонья спросил Найт.

— Тимоти и Джонас исчезли. И одна из дверей храма открыта.

— Чёрт, — зарычал Найт. — Я думал, у нас есть ещё неделя до того, как эта малышня начнёт делать глупости…

— Не думаю, что в этом их вина. Вам следует на это взглянуть.

Найт всё понял, как только вышел из палатки. Было трудно не заметить смятую палатку на краю лагеря, с оборванными тросами и согнутыми вдвое стальными опорами. Одна из нейлоновых стенок была растерзана, будто каким-то огромным когтем. На земле виднелось тёмное пятно, очень похожее на кровь.

— Кто ещё знает? — спросил Найт.

— Два других исследователя, Лин и Тамаки. Думаю, это всё.

— Ладно, — холодно сказал Найт. — Поговорите с ними. Попросите их молчать. Скажите им, что это медведь или ещё кто-то, и что мы вернёмся за ними. Я за снаряжением.

Найт быстро прошагал через лагерь к палатке с оборудованием, там открыл ящик для инструментов, который держал запечатанным с момента прибытия в Южную Америку. Внутри находились две гарнитуры, пара автоматов М-4, боеприпасы и спутниковый телефон.

Он вынул сначала винтовки, чтобы убедиться, что патронники пусты, и отложил их в сторону. Затем взял спутниковый телефон и набрал номер, которого не существует ни в одном телефонном справочнике на Земле.

— Центр, — сказал мягкий женский голос. — Говорите.

— Центр, это Прораб-1, — сказал Найт. — Служебный код Виктор-Ассегай-Девять-Два-Два.

— Прораб-1, вас понял. Открываю ваш файл… передаю вас соответствующему контролёру. Подождите, пожалуйста.

Найт взял одну из гарнитур, проверил батареи системы OCULUS и провёл быструю диагностику, пока телефон развлекал его песней "Wheel in the Sky" в исполнении "Journey". Трубку сняли прежде, чем песня начала повторяться.

— Прораб-1, это Центр управления. Докладывайте, приём.

— Центр, это Прораб-1. У меня пропало без вести двое гражданских, двери храма открыты. Я планирую войти в здание с Прорабом-2. Приоритет - Третья Миссия. Поднимаю уровень контрмер до третьего. Если мы не выйдем на связь в течение трёх часов, уровень контрмер следует считать четвёртым. Пожалуйста, подтвердите. Приём.

— Прораб-1, вас понял, у вас двое пропавших без вести гражданских лиц, двери храма открыты. Подтверждаю эскалацию уровня контрмер до третьего 3. В 06:00 по местному времени уровень контрмер поднимается до четвёртого. Приём.

— Спасибо, Центр. Это Прораб-1, конец связи.

Найт положил трубку и повесил телефон на пряжку ремня. Он взял аварийный пакет и упаковал пищу, воду, медикаменты и ноутбук. Вскоре к нему присоединился Чжао, и Найт помог спаковать и его аварийный комплект.

Двое мужчин вышли из палатки с автоматами в руках и с приборами ночного видения на головах. Двое археологов из команды ЮНЕСКО стояли у палаток. Лин тревожно приподняла бровь, увидев двух мужчин, одетых как солдаты-спецназовцы.

— Итак, — коротко сказал Найт. — У нас пропали два сотрудника, возможно, похищены. Мы с Чжао попытаемся вернуть их. Лин, если до шести часов мы не прибудем в расположение… то есть, если не вернёмся… забирайте всех, пакуйте их в машины и мчите к городу. Найдите ближайшее американское посольство и расскажите им, что произошло.

— Но что произошло? — воскликнула незадачливая Лин. — Я вообще ничего не понимаю!

— Террористы, — мрачно сказал Найт. — Я думаю, что они похитили Тима и Джонаса. Попытаемся их найти.

— Но…

— Лин, — тихо сказал Чжао. — Если мы не вернёмся, террористы могут прийти и за вами. Ты должна убедиться, что команда в безопасности. Ты здесь за главного.

Лин не решилась больше ничего сказать и просто кивнула.

— Берегите себя, — сказала она.

— Террористы, ха? — шепнул Чжао, когда они побежали к храму.

— Стандартная отмазка на случай неведомой херни, — согласился Найт.


Сквозь VERITAS интерьер заброшенного храма, светился болезненным зеленоватым светом. Узоры, смутно напоминающие брызги крови или следы когтей, стелились по камню. Зеленоватый туман, казалось, обвивал мужчин, вызывая мурашки на коже их голых рук. Навстречу Найту выскочил образ ободранного черепа с безгубым ртом, открытым в бессловесном крике, и исчез в темноте.

— Плохие вещи тут творились, — шепнул Чжао.

— Весьма плохие, — согласился Найт. Чтобы следы ЭВА задержались так надолго, потребовалось много эмоционального и духовного насилия. В этом месте произошло убийство… и что-то похуже.

— Найт, — тихо сказал Чжао.

Он указал на пятно на земле, отображавшееся более ярким цветом в VERITAS, чем другие. Найт опустился на колено и провёл рукой по ярко светившейся белым цветом лужице. Кончики его пальцев почувствовали липкое. Он поднёс пальцы к носу, — пахло кровью.

— Свежая, — сказал он. — Возможно, пролита несколько минут назад. По-моему мы их догоняем.

И тогда Найт услышал стоны.

Очень тихие и низкие, не громче писка котенка, но густые и гортанные, с оттенком неприятного влажного звука. Они доносились из темноты в глубине храма.

— …Знаешь, — пошутил Чжао, — в такие моменты в ужастиках я всегда кричал героине, мол, не лезь в тёмный страшный храм, а домой иди. Мол, тебе-то какая разница, что там внутри…

— Да, — согласился Найт. — Но…

Он поднял автомат к плечу и двинулся по тёмному, покрытому плесенью коридору в направлении звука.


Свет был тусклый, цвета светлячков. Тысяч светлячков. Они мерцали и неярко светились впереди в темноте.

Найт ступил в центральную камеру и почувствовал, как к горлу подступает тошнота. Штуковина в центре представляла собой некую… массу… по колено высотой. Рыхлую, покрытую маленькими отверстиями толщиной с карандаш. В массе копошились и рылись тысячи мелких светящихся личинок, их крошечные тела двигались вперёд шаг за шагом, медленно, но верно.

То, что находилось наверху массы, раньше было Джонасом. Больше не было. Его глаза застыли распахнутыми в ужасе, а рот был широко открыт в шоке. Одна из личинок выбиралась наружу из нижней губы, ещё три зарывались в левый глаз. С его руки, протянутой в сторону Найта, медленно стекала кожа, как воск с горящей свечи.

Найт протянул автомат и осторожно потыкал им руку Джонаса. Она немного сдвинулась, оставив на себе след от винтовки. Как воск.

— Мыло, — прошептал Чжао. — Они превратились в мыло…

— Проклятье, — прошептал Найт, рассмотрев массу поближе. Рука и торс Джонаса были вплавлены в скрюченное тело другого человека, судя по всему, Тимоти.

— Ладно, — сказал Найт. — Уходим отсюда. Загерметизируем двери, уведём отсюда ЮНЕСКОвцев, вызовем ударную. Это дело вне нашей…

— Сэр? — проговорил мягкий женский голос позади них. — Мистер Найт?

Найт развернулся, подняв оружие, и увидел стоявшую позади Лин.

— Я оставила Тамаки сторожить, — сказала она. — Мы готовы уходить, но я подумала, что вам может понадобиться помо— БОЖЕ М—

Чжао сграбастал молодую китаянку, прежде чем она закричала, зажал ей рот рукой в ​​перчатке и держал её, пока она вырывалась. Что-то шевельнулось внутри светящейся залы, Найт обернулся посмотреть…

Личинки. Светящиеся личинки. Тысячи их вырывались наружу из мыльной-восковой массы, которая когда-то была Джонасом и Тимом. Ужасающе быстро они ползли по влажному камню, по древним барельефам, по плесени и слизи, катились на него светящейся волной. Найт повернулся к Лин и Чжао закричал им бежать, и ноги понесли его к выходу, спасать жизнь…

Он услышал, как закричал Чжао, когда твари хлынули к нему и Лин, услышал, как закричала она мгновение спустя. Затем его ноги подогнулись, и он рухнул на пол, стукнувшись подбородком о камень и считая искры из глаз.

Найт перевернулся, вскинул оружие. Светящаяся зелёная волна охватила его лодыжки и тащила к массе мыла, воска и ужаса в центре залы. Лин и Чжао были уже внутри и уже начинали таять; мерзкие зелёные личинки уже сновали внутрь и наружу в том, что когда-то было плотью, а теперь больше напоминало брынзу.

По его левой руке тоже уже ползали личинки. Пришлось бросить автомат, чтобы снять рюкзак и распаковать его. Он схватил ноутбук и плотно прижал его к груди. Его глаза уже жрали черви, и выключатель питания пришлось искать наощупь. Удерживать пять секунд при закрытым экране.

Он был уже мёртв, когда бомба взорвалась.


— …срань господня, — тихо проговорила Лисица. — Чёртова господня срань.

На месте разукрашенного каменного храма теперь находился кратер в земле. Три часа прошло с тех пор, как Центр поднял ударную группу "Сломанный кинжал" и забросил в южноамериканские джунгли. Теперь, когда двенадцать членов группы добралась к тому, что должно было быть древним археологическим памятником, они нашли посреди тропического леса лишь здоровенный кратер, заполненный остекленевшим щебнем.

— Ты такое когда-нибудь видел, Шакал? — спросила она своего зама, пока остальная часть команды разбрелась в поисках выживших.

— Было дело, — признался Шакал. — В Корнуолле.

— Чёртов Корнуолл, — согласилась Лисица.

— Мэм? — раздался голос Сволоты в коммутаторе. — По-моему, я что-то нашёл.

— Иду, — отозвалась Лисица, поднялась на ноги и направилась туда, где другой солдат рассматривал что-то в высокой траве.

Это была пара мягко светившихся гарнитур OCULUS. Их окуляры и визоры расплавились, но регистраторы уцелели. Приборы лежали на лужайке, на которой образовался сложный узор из выгоревшей в белый пепел растительности.

— Аварийный сброс, — сказал Шакал. — Кто-то нажал тревожную кнопку.

— В мешок, — велела Лисица. — Я доложу об этом.

Сволота вытащил лавсановый пакет для образцов из кармана штанов и осторожно подобрал "чёрные ящики", бросил их в пакет и завязал двухсторонним скотчем. Его OCULUS зарегистрировал место и время обнаружения, но всё же он набросал небольшую записку на внешней стороне пакета несмываемым маркером.

— Так что же это было? —спросил Шакал. — Миссия провалена… или нет?

Лисица не ответила. Она не могла решить, как ответить, даже спустя двенадцать часов, когда прилетел вертолёт, чтобы доставить их домой.

"Последовательность"
« 2. Удар | 4. Фарпоинт »

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License