Выдержки из журнала Харрисона Т. Винчестера III
рейтинг: +3+x

Из журнала Харрисона Т. Винчестера III. Выдержки отобраны на основе отношения к экспедиции Картера 1898 года и SCP-2292.

Четырнадцатое октября 1898 года

Собравшись вместе в Матади, мы двинулись вдоль Конго в поисках загадочного карьера мистера Дарка. "Флегий" - впечатляющий пароход, он построен по личному проекту мистера Дарка. Возглавляет экспедицию некий джентльмен по имени мистер Картер, действующий как представитель мистера Дарка.

Непроницаемого мистера Картера сопровождает его слуга, молчаливый и внушительный турок по имени Бурак. Среди моих спутников - братья Джек и Нед Муны, два жестоких разбойника из Нового Южного Уэльса, которые каким-то образом избежали петли; наёмники, начиная от американских охотников на скальпы до бывших полицаев Свободного Государства; вот Петров, русский охотник на крупную дичь, который ни бельмеса не говорит по-английски; и Бледдин, валлийский хирург, которого я понимаю ещё хуже, чем русского; Люциус Амвросий, английский оккультист (то ли из "Золотой Зари", то ли теософ), который вечно бомочет чушь про "Одические Силы" и мёртвых богов; и, наконец, несколько конголезцев - работники, переводчики и гиды.

Двадцать девятое октября 1898 года

Насилие - единственный язык, понятный дикарю. Путём принуждения и запугивания мы почерпнули информацию, относящуюся к карьеру мистера Дарка - это "na nsi ya ntotila" или "нижнее царство": место, где ничто никогда не умирает по-настоящему.

Суеверия примитивного языческого разума. Я не знаю, что мистер Картер видит в их лепете, но он убеждён, что мы должны двигаться по суше на восток.

Второе ноября 1898 года

Беда грянула первого ноября, когда нас атаковал слон-самец, обезумевший от некоего дегенеративного заболевания, - тело его гнило, кости и сухожилия было видно невооружённым глазом, в то время как он оставался очень даже живым. Тварь растоптала всех наших негров, кроме двух и жестоко растерзала трёх наших людей, прежде чем братья Муны взорвали её динамитной шашкой.

Я Богом клянусь, что, вопиюще вопреки природе, эта обугленная и разорванная туша ещё долго двигалась после смерти.

Восьмое ноября 1898 года

Мы обнаружили племя пигмеев, нетронутое цивилизующим влиянием христианства. Подчинить их было несложно, и после того, как мы сделали пример из их вождя, остальные легко покорились нашей воле.

В центре деревни мы нашли языческий жертвенник, к которому мистер Картер проявил особый интерес. Он изготовлен из необычного камня, гладкого, как будто ему придавали форму с помощью современной машины, и покрыт странными знаками, инкрустированными золотом. Не сомневаюсь, это свидетельствует о сокровище, которое ожидает нас.

Шестнадцатое ноября 1898 года

Мы наткнулись на руины неизвестной цивилизации. Оккультист считает, что это должно быть затерянной колонией Атлантиды. Хотя я не могу сказать, что согласен с его утверждением, мне ясно только то, что к его созданию могла быть причастна лишь какая-то высшая раса.

Нед, один из братьев Мунов, - удивительно талантливый художник, несмотря на полное отсутствие образования. Я позволил ему нарисовать несколько гравюр в моём журнале - свидетельства о чудесах, которые мы видели в этот день.

SCP-2922-3.jpg

Гравюра SCP-2922-3.

Девятнадцатое ноября 1898 года

Солнца нет уже в течение нескольких дней, руины уводят нас глубоко в недра земли. Здесь болотистая и трясинистая местность, что вызывает у меня вопрос: как был построен этот город? Возможно, они строили каналы и дамбы, как это делают голландцы. Конечно, такое должно быть в пределах технологического понимания этой древней расы.

Пигмеи ушли, бежали в страхе. Мы смогли подстрелить нескольких из этих трусов, но в конце концов большинство убежали. И скатертью дорожка. Они больше не были нужны.

Здесь возвышаются статуи с лицами, стёртыми временем. На стенах выгравированы символы, инкрустированные золотом, как на том пигмейском алтаре. Я начал зарисовывать каждый уникальный глиф, собирая доказательства для нашего возвращения в Лондон. Если смогу собрать археологическую команду, получить поддержку короны, и вернуться - объявив это место своим - я стану очень богатым человеком, может быть, даже меня сочтут достойным рыцарства. Я не должен упустить эту возможность; меня ждут слава и удача.

Двадцатое ноября 1898 года

На стенах изображены мужчины и женщины, животные и монстры - химерические чудища с головами крокодилов, бивнями слонов и телами гиппопотамов.

Люди на стенах никогда не изображаются с оружием - как будто сама война была искоренена под их властью. Изображения прекрасны и способны соревноваться с живописью древних греков и египтян.

Лица изображений имеют обескураживающе тёмный цвет кожи и негроидные черты. Рабы, без сомнения, - френология уже научно доказала, что это не могли быть архитекторы столь великой цивилизации.

Этот лабиринт всё расползается и тянется, и конца ему не видно. Бледное лицо мистера Картера выглядит напряжённым. По лицу турка я ничего не могу понять, но другие, кажется, встревожены. Я вижу, как двигаются тени, как будто сами по себе. Я слышу шёпот там, где шептать некому.

Возможно, это просто постоянная нехватка солнечного света шутит с моим зрением. Да. Это должно быть так просто.

На данный момент мы в безопасности. С момента моей последней записи много чего произошло. Наши проблемы начались вскоре после того, как мы пришли в некое помещение, которое могло быть только залом некоего древнего царя. Сам трон был колоссален, и его поддерживали в воздухе две каменные гориллы, напоминающие мифического Атланта, держащего бремя неба.

На троне восседал мумифицированный труп в золотых украшениях (в числе которых была великолепная корона, подобных которой я никогда не видел) и рваных одеждах, тонких,\ как шёлк и выкрашенных лазурный оттенок синего. Его костяные руки всё ещё сжимали богато украшенный посох, и я увидел, как мистер Картер улыбается, скользя взглядом по драгоценности вверх и вниз. Не за этим ли он сюда пришёл? Я подозреваю, что это так, потому что он незамедлительно вырвал посох из рук мумии.

И тогда мы услышали тот вой. Оглянувшись, мистер Картер выглядел равнодушным - как будто последовавшее тяжкое испытание было вполне ожидаемым.

Животные, даже люди, выползали из тени. Все они были поражены той же болезнью, что и тот слон. Гниль, Боже правый, эта гниль: это, должно быть, были мертвецы. Как ходячие трупы, и кости торчали из их плоти. Они ползли и ползли, смертельно неумолимо. Настолько изуродованные, что я не мог разглядеть, чем большинство из них было: почти как химеры, собранные по кусочкам из разных зверей. Я вскинул винтовку, разнёс череп какой-то обезьяне.

А она всё равно двигалась. Она по-прежнему двигалась. Мы уничтожили всех, кого смогли; отступили и укрепились, подорвали динамитом руины, чтобы замедлить их продвижение. Мы до сих пор слышим скрип костей и когтей о камни. Эти чудовищные существа не издают других звуков, тот вой Нет. Тот рёв, они исходил не от этих уродцев. Он был близок, но далёким, как будто кто-то наблюдал за нами с какого-то скрытого возвышения.

Я слышал этот звук и раньше, во время предыдущих экспедиций на чёрный континент. Это был крик сильвербека1.

Оккультист мёртв. Его разодрала та орда уродцев. Мы движемся медленно, методично - как будто для этого есть причины, о которых я ещё не знаю. Сильвербек показался несколько раз, проигнорировал наши выстрелы и снова убежал в темноту. Тем не менее, мы не отступаем. Может быть, мы заманиваем это животное? Я потребовал ответа от мистера Картера, но он отмахнулся от меня.

Так или иначе, пристальный взгляд его турка заставил меня прикусить язык.

Страницы после этой записи отсутствуют, очевидно, они были умышленно вырваны из журнала.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License