По образу Своему: Эпилог
рейтинг: +3+x

21 сентября 2011 г.:

Ламент проснулся оттого, что начал перемещаться к двери. Он задумался. Снова задремал. Это было нехорошо, но так уж вышло. Он поднял пистолет, нацелился на дверь и бросил быстрый взгляд на пустые обоймы, чтобы прикинуть, сколько у него осталось патронов, если вдруг понадобится - ему или товарищу. Черная матовая униформа сотрудника службы безопасности Зоны немедленно заставила его расслабиться.

- Есть кто живой?

Ламент помедлил с ответом, но был шанс того, что они подожгут комнату на всякий случай. Огонь - лучший способ справиться с прорывом 940. Зона 37 была целиком сожжена и отстроена заново, однако инфраструктура Девятнадцатой предполагала зачистку каждой комнаты в отдельности.

- Йо! - позвал он.

Через десять минут он был чист, вооружен и сыт - впервые за два дня. Его без особых хлопот вывели из этого крыла Зоны, и когда он уселся в медпункте, прислонившись к стене, пока врачи занимались серьезными травмами, он вдруг понял, что снова хочет встать и уйти. Но не встал. Он подтянул колени к груди, закрыл глаза и заснул.


Проснулся Ламент оттого, что кто-то грубо тряс его за плечо. Рука мгновенно дернулась к бедру за пистолетом, чтобы стрелять на поражение, но потом он поднял взгляд и узнал лицо. Он медленно выдохнул и сполз вниз.

- Бля, Додридж.

- Вставай, чувак. Пора на разбор полетов.

- Пшел к черту. - Ламент неспешно поднялся на ноги и прислонился к стене. - Вот за что я ненавижу регулярную службу, - пожаловался он, почесал руку, кивнул Додриджу, давая понять, что готов, и пошел за ним в столовую - за кофе и еще раз перекусить. Ели они быстро, коротко переговариваясь.

- Собираешься на свидание с этой Эрдрих двадцать третьего? - спросил Ламент.

- Угу, - откликнулся Додридж.

Ламент откусил кусок сэндвича.

- Она ничего?

- Да, ничего.

- Думаешь перевестись обратно в СБ?

Додридж пожал плечами, Ламент кивнул, и они закончили трапезу в тишине.

Разбор полетов занял минут сорок. Это была обычная практика. Где вы были во время тревоги? Сколько времени ушло на дорогу до Зоны? Почему разделились? Вы могли добраться до стратегического ядерного заряда, агент? Вы были способны успешно запечатать крыло 682, агент? Вы там были, агент? Вы это сделали, агент? Почему не сделали, агент? Агент? Агент? Агент? Агент? Бла-бла-бла.

Только под конец собрания Ламент вдруг заметил, что Дьорик сидит в комиссии. Он помахал ему. Дьорик на мгновение встретился с ним взглядом, отвернулся, а потом ушел. Ламенту снова вспомнился Сэнди и те времена, когда они сидели рядом, смеялись и перебрасывались идеями. Вспомнил выражение лица 106, когда он затягивал его друга вглубь трубопровода. Вспомнил, что с тех пор всегда считал патроны.

Додридж нарушил тишину.

- Ламент, может, по пиву?

- Не, мужик. Я в порядке.

- Ну как хочешь. А я напьюсь в сосиску, - заявил Додридж.

Ламент рассмеялся.

- Передавай Алисе привет.

- Угу, вали уже, придурок.

Ламент подмигнул, Додридж показал ему средний палец, и они разошлись. Ламент с минуту постоял в холле, размышляя, здесь ли все еще работает Софи. Они потеряли контакт, когда он ушел в регулярное подразделение, но работа есть работа. Он знал, что именно из-за этого Додридж переведется на постоянную службу в Зону 23. А он закончит… Он не знал, чем.

Он вздохнул и бесцельно побрел по коридору, и ничуть не удивился, когда обнаружил себя перед офисом, где прятался два дня. Он открыл дверь.

Уборщики здесь уже побывали - все вещи были на местах. Стол Гирса тоже стоял на своем месте, как и стол Ламента. Ощущение было пугающе… знакомым. Слишком привычным. Слишком похожим. Совсем как четыре года назад.

- Агент.

Он глянул через плечо и обернулся. Рука нервно метнулась к пистолету и задержалась на нем до тех пор, пока мозг не распознал знакомый голос.

- Доктор Гирс.

Он ничуть не изменился. Лысая голова, спокойное безэмоциональное лицо, чистые холодные глаза.

- Вижу, вы укрывались здесь во время прорыва.

- Да, сэр.

Гирс кивнул, обойдя его, подошел к столу, сел и открыл папку.

- Если вы не заняты, то у меня здесь есть объект - не очень опасный, второго уровня, - насчет которого я хотел бы проконсультироваться с вами.

- Соответствует ли мой допуск? - спросил Ламент.

Когда Гирс взглянул на него, Ламент вообразил на его лице улыбку. Он приобрел такую привычку - придумывать эмоции там, где их никогда не было.

- Я могу обеспечить вам его, если хотите, агент.

Ламент кивнул.

- Конечно, доктор.

- Очень хорошо. Я могу встретиться с вами после ланча.

Ламент снова кивнул, ощущая то самое узнавание, которое опустошает нутро. Он взглянул на Гирса, думая о том, умер ли его новый ассистент при нападении, покончил ли с собой, как Айсберг, или сбежал, как он сам.

- Конечно, доктор. Может быть, я смогу поговорить с начальством в Зоне 14 насчет командировки, если вам нужна помощь.

Гирс не ответил, но Ламент и не ждал ответа. Он повернулся, вышел в коридор, глянул в обе стороны и направился в дендрарий. Может быть, Софи все-таки до сих пор работала там…


Гирс посмотрел ему вслед, жалея, что не может сделать… хоть что-нибудь. Что угодно. На самом деле он был… рад, что Ламент вернулся, даже взволнован, но не мог этого выразить. Он никогда не улыбался. Ни разу не похвалил его.

Ничего.

Он открыл левый нижний ящик, который был почти пуст, не считая нескольких листков бумаги. Это была папка "на удаление" - место, где он хранил то, что было совсем уж критично и подлежало полному уничтожению. Только один документ продержался там больше недели. Он бесшумно дотянулся до ящика и вынул файл в обрывком бумаги внутри. Выцветшая эмблема Фонда на нем была заляпана кровью. Гирс опустил голову и снова перечитал его - как уже читал сотни раз.

Это случилось. Это наконец случилось. Я смотрел, как агент Шелли идет по коридору и интересно так двигается.

Просто посмотрел, потом отнес свою работу в Архив. Я не возбудился, не попытался подкатить к ней, ничего. Я чувствовал, чувствовал где-то внутри смутное желание, но не видел смысла воплотить его. И это даже не расстраивает меня, правда, мне вообще… никак.

Мне слишком много доверяют, в основном потому, что никто больше не выдержит, а может, это тоже один из признаков. Я просмотрел документы, напал на след и запросил старые отчеты. Я знаю, что случилось и чего они добиваются.

Он заперт внутри, может чувствовать, но не может реагировать. Разве может быть пытка страшнее? И что им будет выгоднее?

Они знают, что делают. Тип личности. Впечатлительные. С ним случился несчастный случай, я не позволю сделать это со мной нарочно.

Я знаю, что вы найдете это. Скажите им, что мне жаль. Пожалуйста? И если у вас там где-то еще есть душа, предупредите следующего.

- Айсберг

Гирс долго смотрел на записку, и на мгновение почти ощутил, как по щеке катится слеза. Но когда он дотронулся до нее рукой, кожа оказалась сухой. Абсолютно сухой.

Он бросил записку обратно в нижний ящик и встал. Посмотрел на стол, который пустовал уже четыре года. И почувствовал печаль.

Но виду не показал.


« Часть 7 | Хаб | Эпилог »

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License