В тени высокой стены
рейтинг: 0+x

16 июня 1963 года группа агентов Фонда в Западном Берлине попыталась и не смогла восстановить содержание бежавшего SCP-2030. Следующий текст является выдержкой из опроса главы группы Луиса Франклина. Интервью взято 18 июня 1963 года Марселем Гюнтером, главой берлинского отделения.

[Начало выдержки]

Интервьюер: Хорошо, Франклин, мы уже достаточно подробно обсудили побег SCP-2030 из места содержания в Осло и последующее преследование, которое вела ваша расследовательская группа. А теперь могли бы вы дать описание встречи в Западном Берлине?

Франклин: Мы прибыли в город шестнадцатого, на рассвете, когда разведка донесла о запланированной встрече некоего агента Антонова из КГБ с перебежчиком из работников Фонда. Только была одна проблема - этот перебежчик недавно попал в список убитых - если вы читали документацию о две тысячи тридцатом, то поймете, почему это нас так беспокоило.

Наша группа наполовину состояла из американцев, наполовину из немцев - местных парней. Мы вышли вечером шестнадцатого, чтобы помешать встрече состояться и захватить это создание. Антонов назначил встречу в баре в Шарлоттенберге - небольшое, тихое местечко. Харрисон припарковался напротив, в машине были Майклз и Мантейфель. Тегельманн, Конли и Робертс с автоматическими винтовками прикрывали сзади. Людвиг и я на своих двоих висели на хвосте у Антонова. Шли до тех пор, пока он не вошел в двери бара. Мы разглядели его получше и поняли, как он был неопытен.

Интервьюер: Почему вы так решили?

Ф: Он оделся так, будто не знал, чем будет заниматься. Никаких перчаток или защитных очков, без противогазной сумки или кейса с инструментами - любой, кто работал с паранаукой ранее, не пошел бы на задание без этого. Но он вошел в бар как к себе домой - по крайней мере это дало нам понять, что он не подозревал, на что шел.

Интервьюер: Что вы сделали, как только он вошел в здание?

Ф: Мы с Людвигом скоординировались с двумя другими группами после того, как Антонов вошел - не было видно никаких признаков нашей цыпы, поэтому мы заняли позицию ниже по улице и прождали полчаса. Никто за это время не входил и не выходил.

Внезапно Харрисон с пробуксовкой сорвался с места - увидел несколько полицейских машин, ехавших по улице, сирены вопили и сверкали мигалки. Я подумал, что американцы слили немцам информацию о нашем задании, так что мы тоже оттуда ушли. К сожалению, это значило, что за дверью никто больше не наблюдал. Прошло несколько минут, прежде чем мы поняли, что копы явились не по нашу душу. Мы подозревали, что SCP-2030, возможно, ждет, пока не появится лазейка к бару, так что мы с Людвигом решили вернуться пешком, пока Харрисон прошвырнется вокруг.

Интервьюер: Вы вступили в контакт с целью вместе с подкреплением и не находясь на позиции?

Ф: В первую очередь мы не были уверены, что оно там, но я не хотел давать цыпе шанс зарыться поглубже - если бы это случилось, то мы бы её потеряли.

Интервьюер: Понимаю. Что вы обнаружили во время рекогносцировки?

Ф: Всё было довольно обыденно; две женщины в замызганом баре, четверо пьяных рабочих гудели над картами в углу. В центре, сгорбившись над шатким столиком перед центральным окном, сидел наш КГБшник, поглощенный разговором с агентом Хокэдэем.

Интервьюер: Сообщалось, что Хокдэй погиб после нарушения условий содержания в Осло, верно?

Ф: Убит при начале прорыва - а потом SCP-2030 таскал его труп по половине Европы на себе, как будто так и надо.

Интервьюер: Но почему Хокэдэй? И почему оно в первую очередь отправилось на восток?

Ф: Черт, Гюнтер, это ваше отделение, вы же знаете, что мы не можем последовать за ним через Стену. Восточная Германия его бы приютила. Оно, должно быть, подняло связи Хокэдэя в Штази1 и устроило побег - может, даже рассказало, что оно собой представляет.
Если бы мы задержались, 2030 управился бы вовремя и смылся бы от нас - но теперь он сидел напротив, протянув руки над столом, едва не касаясь голых ладоней русского. Во время заражения сильно пахнет апельсинами - всё стало ясно прежде, чем я увидел лицо Хокэдэя. Я не успел предупредить резерв. Зато Людвиг успел сделать поспешные выводы.

Интервьюер: Поспешные выводы?

Ф: Людвиг был знаком со многими людьми из Зоны в Осло, может, он был взбудоражен больше, чем казалось. Мы постоянно были в дороге с самого прорыва - наверное, шестьдесят часов преследования помутили его разум. Я не знаю, да и не было у меня возможности спросить его. Так или иначе, как только он опознал цель, то сразу выхватил своё оружие и начал пальбу.

Тело Хокэдэя дергалось от выстрелов, одежду изрешетило, но свинцовые пули не брали псевдошкуру 2030. Существо собралось в единую массу и бросилось через всё помещение на Людвига, похожее на одеяло из овсянки, даже того же цвета. Накрыло Людвига и он упал, как мешок кирпичей. А у меня тем временем была куча хлопот - надо было не дать нашему советскому другу броситься к дверям.

Конли и Робертс ворвались через черный ход, как только я справился с Антоновым, за ними следовал Тегельманн с автоматической винтовкой Браунинга. Командование выдало нам особые пули для этой цыпы - обедненный уран, новейшая разработка. Первые два выстрела пробили оболочку 2030 и Людвига; грубо, но ничего не поделаешь. Подбитая цыпа истекла кровью мгновенно. Весь бой занял не больше двух минут.

Интервьюер: Позвольте вас прервать. В вашем отчете говорится, что вы увезли агента КГБ от места действия и отпустили его; добавлю также, что вы не уведомили об этом меня. Почему вы оставили его в живых?

Ф: Мы допрашивали его, пока Майклз и Стеттин занимались химчисткой - стерилизовали всё и распространяли амнезин. Антонов был не в том состоянии, чтобы что-то скрывать. Легко же он отделался - тяжело дышал, веки налились темно-синим - все симптомы раннего заражения 2030. В нём было полно веществ цыпы. “Я доберусь до Карра”, - сказал он первым делом, даже до того, как мы спросили его имя. Карр, сказал он, Карр. Очень важно. Совершенно критично. Конечно, у него было фото этого ублюдка, зашитое в подкладке его куртки.

Интервьюер: Карр?

Ф: Джон Карр. Агент ЦРУ, который вел двойную игру с американцами и русскими. Помогал растащить Зону 20 в 1959 году. Похоже, что после этого Кремль поумнел. Значит, Антонов был кормом для цыпы…

Интервьюер: Вы считаете, что встреча была для того…

Ф: …чтобы подставить Карра под воздействие SCP-2030, да - убрать его с дороги так, чтобы американцы не знали, что их прикрытие сорвано. Какая-то сволочь из КГБ решила, что они смогут и рыбку съесть и сковородку не помыть - прикрыть утечку и наложить лапы на полиморфную грязь, пользуясь ее благодарностью за убежище. Всё, что им было нужно - кто-то, кого не жалко потерять, вроде Антонова, чтобы перетащить существо через Стену и дотянуться до Карра; тогда они подменили бы его цыпой и оставили бы американцев с носом.

Интервьюер: Вы были в группе, поставившей под содержание объект в первый раз, Франклин, я знаю, что вы знаете, на что оно способно. Как знание задания Антонова оправдывает то, что SCP-2030 оказался на воле, причем неизвестно, когда был бы возвращен под содержание?

Ф: Карр, именно он. Отслеживал наши операции и без зазрения совести продавал наши секреты… иностранные группировки до сих пор пытаются хоть на некоторое время вывести его из строя. Если для того, чтобы взять его, пришлось бы упустить объект, пустить в расход Антонова и бог знает сколько еще маленьких симпатичных коммунистов… ну, тогда называйте это оперативной необходимостью.

Интервьюер: Я надеюсь, что вы будете в строю, если объект вернется. А пока что преследованием остальных объектов из Осло займется Тегельманн.

Ф: 2030 задержится совсем ненадолго. Он вернется из-за Стены, когда исчерпает тамошнее гостеприимство - и я не думаю, что наши русские друзья будут особо высокого мнения о его "благодарности"…

[Конец выдержки]

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License