Непонятное
рейтинг: +37+x

На просторах бескрайнего космоса всё шло естественным порядком. По своей орбите буднично двигалась одна планета. Люди давно открыли её, присвоили имя, больше похожее на шифр, и благополучно забыли, посчитав непримечательной. Именно на поверхности этой планеты появился светловолосый мужчина с извечно хмурым лицом.

Он телепортировался сюда с Земли, не позаботившись даже прихватить скафандр. От смертельного холода и космической радиации его защищали джинсы и лёгкая куртка. Мужчина не ссутулился от солидной гравитации и вдохнул отсутствующий воздух. Спрятав руки в карманы, он двинулся вперёд, прекрасно видя во тьме теневой стороны планеты. Ведь мужчина являлся Скульптором Реальности и мог позволить себе подобные прогулки.

Путь его лежал к небольшому оврагу в трёхстах метрах впереди. Скульптор мог бы телепортироваться туда, но предпочёл преодолеть расстояние пешком. Не мог он отказаться от успокаивающей человеческой рутины: любил готовить, когда мог бы создать пищу из ничего; занимался спортом, когда мог бы преобразить себя по щелчку пальцев. В его родной Скандинавии принято не выделяться, вот Скульптор и стремился как можно чаще оставаться обычным человеком.

Расстояние до заветного оврага таяло, под ногами хрустели минеральные образования, коими была усыпана почти вся поверхность планеты. Со временем Скульптор добрался до цели. Он остановился на краю обрыва и увидел внизу нечто странное. На дне оврага притаился этакий минеральный куст. Он состоял из десятков хитро изогнутых лучей, которые большинство сравнило бы с причудливыми сталагмитами. Однако Скульптор сразу понял, что эта сущность живая.

Организм смахивал на коралловый полип. Когда Скульптор взглянул на его структуру, то обнаружил неведомое сочетание сложных макромолекул на основе фосфора. Снаружи фосфорное тело защищал минеральный панцирь. Протекающие в полипе реакции никак нельзя было отнести к области органической химии. Никаких намёков на наличие нервной или двигательной систем. Если это и была иноземная форма жизни, то Скульптор никак не мог соотнести её с земными.

Но мужчина не сомневался в живости космического полипа, равно как и в его разумности. Ведь непонятное создание создавало что-то сродни полю. Оно решительно не было похоже на гравитационное или электромагнитное. Да и, скорее всего, полем не являлось. За неимением лучшего аналога, скандинавский Скульптор назвал это аурой. Аура была эфемерной – мужчина едва ли мог сказать, каким органом чувств ощущал её. Как будто полип воздействовал на восприятие времени. Не на ход времени, а именно на его восприятие, как это делают тягомотина или, наоборот, увлекательная книга. Причём аура давала столько оттенков чувства, что складывалась целая мелодия. Ощущались и тональность, и ритм, и, что самое главное, некий замысел. Вслушиваясь в ауру, Скульптор понимал, что породить её способно только разумное существо.

Скандинав спустился на дно оврага и сел в паре метров от полипа. Мужчина подобрал с земли чешуйку и сразу установил, что та когда-то была частью минерального панциря. И такие чешуйки тоннами валялись по всей планете, видимо, раскиданные ураганами. Вертя в руках частичку полипа, Скульптор приступил к изучению его природы.

Сделать это было непросто. Общаться полип не мог, а активности проявлял меньше, чем камни в Долине Смерти. Организм не реагировал ни на жар местного рассвета, ни на возвращение ледяной ночи. Ему не было дела до космической радиации, до сильных ураганов, до ментальных воздействий Скульптора. Даже когда мужчина решился эксперимента ради отломить один из лучей, полип сохранил вселенское безразличие.

Скульптор телепортировался на один из спутников планеты, дабы убедиться, что отломленный луч ничем не отличается от целого полипа. Организм лишь преобразовал часть вещества, дабы восстановить панцирь в повреждённом месте, а затем продолжил свою аурную песнь, в точности повторяющую мотивы самого полипа.

Несколько земных месяцев Скульптор провёл возле непонятного существа, проводя нехитрые эксперименты. Но они никак не помогали в раскрытии тайн полипа. То ли организм был столь сложен для понимания, то ли, напротив, столь банален, что и вникать не во что.

Важное открытие было всего одно. Изредка мужчина обнаруживал концентрированные лучи ауры, уносящиеся в космос. Словно некие сигналы. Но проследить за ними не получалось, поскольку уже за пределами планетной системы они становились совершенно неразличимыми. А посылал их полип куда как дальше…

Скульптор испробовал многое, даже заглянул в обозримое прошлое полипа, хотя далеко углубиться не смог. И с каждой бесплодной попыткой росло напряжение. Происходящее на планете не вязалось с уже имеющимися знаниями. Дело было в том, как мужчине вообще стало известно о полипе. Началось всё с точной копии Скульптора, томящейся в камере Фонда. Скандинав специально посадил её туда, как только фондовцы напали на след манипулятора с реальностью. Копия вела себя смирно, дабы не выдать свою истинную силу и не спровоцировать Фонд на попытки найти и уничтожить настоящего Скульптора. Учёные считали схваченного гуманоида немного аномальным, но не более – так удачно копия водила их за нос.

Но маленькие проказы дубликат Скульптора себе позволял: он беззастенчиво читал мысли сотрудников и в один момент наткнулся на странный разговор. Группа фондовских астрономов обсуждала некую подозрительную вспышку света. И не было бы ничего особенного, но умудрённые звездочёты говорили о вспышке так, будто она знаменовала явление Сатаны. А источник света должен был находиться здесь, на этой планете.

И вот Скульптор прибыл потешить внезапно разыгравшееся любопытство. Обнаружил полип, который, вроде бы, и должен был породить взбудоражившую фондовцев вспышку. Но за долгое время непонятная сущность ни разу не светилась.

Мужчина завершил очередной круг вокруг полипа и сел на землю. За почти три месяца дилетантских исследований он едва продвинулся вперёд. Научился различать в оттенках ауры устойчивые паттерны, задумался, как бы послать космическому полипу ответ, но так и не нашёл способа воспроизвести смутное излучение.

Скульптор уже подумал оставить организм в покое, как тот выкинул фокус. Всего секунду полип посылал гамма-излучение. Мужчина ясно чувствовал поток высокоэнергичных фотонов, источником которого однозначно был организм. Дабы разобраться в произошедшем, Скульптор заглянул в прошлое, где с нечеловеческим вниманием изучил спонтанный процесс.

В недрах фосфорного организма случилось нечто странное. В слаженном танце молекул случилась трансформация отдельных частиц: заряд протонов и электронов начал меняться на противоположный. Мириады атомов превратились в антивещество и начали взаимную аннигиляцию с веществом. Этот процесс и породил гамма-излучение - едва ли не первый контакт полипа с миром, подвластный человеческому пониманию.

Но это однозначно был не тот процесс, который привлёк внимание фондовцев.

И к чему было аннигилировать собственные молекулы? Может, космический полип давно хотел начать диалог с гостем, но только сейчас догадался как? Звучит наивно, но Скульптор Реальности не придумал объяснения получше. Конечно, если принять гамма-излучение за сигнал, то получается… всего одна точка из азбуки Морзе. Нехитрое общение. С другой стороны, глупо изъясняться Шекспиром с тем, кто тебя, возможно, вовсе не слышит.

Если это было предложение наладить контакт, то грех было его не принять. Мужчина сгенерировал ответное гамма-излучение и стал ждать реакцию полипа. Но спустя дни ожидания надежда растаяла в безмолвии пришельца.

Скульптор повторил попытку общения, но с тем же результатом. Сколько бы фотонов ни проходило сквозь полип, реакции не следовало. Ни одиночные сигналы, ни зашифрованные двоичным кодом песенки не интересовали фосфорный организм. Со временем мужчина оставил попытки и продолжил просто наблюдать.

А затем будничное изучение прервала она.

Скульптор почувствовал, как в паре километров кто-то появился. А через секунду этот некто уже телепортировался на дно оврага. Округу залило светом - не самым ярким, но достаточным, чтобы прикрыть глаза рукой и отвернуться. Изменив чувствительность глаз, скандинавский Скульптор взглянул на возмутителя спокойствия. И тот заметно прибавил странности происходящему.

На дно оврага телепортировалась женщина, напрочь лишённая одежды, свернувшаяся клубком и медленно вращающаяся в двух метрах над землёй. Её неестественно длинные волосы словно плавали в невесомости. Крепко обхватив колени, женщина кружилась без чёткой оси. Глаза её были закрыты, и создавалось впечатление, будто человеческие поза и органы чувств были ей чужды.

И, конечно, свет, исходящий от её тела.

Скульптор Реальности опустил руку, когда его глаза окончательно адаптировались. И только он захотел сделать шаг, как в голове его мелькнула ментальная фраза:

- Человек… здесь…

- Ты владеешь ментальным общением? - мысленно спросил Скульптор.

- Это ты? Ты спросил, человек? - послышались удивлённые нотки. - Так странно.

- Я умею манипулировать реальностью. Видимо, как и ты.

- Да, похоже на то. В нас есть сходства. Раз ты читаешь мои мысли, то сходства есть.

Скульптор нахмурился пуще прежнего. Во-первых, эту чудную убедило лишь чтение мыслей, но не нахождение здесь человека без скафандра. Во-вторых, встреча с другим Скульптором Реальности серьёзно насторожила мужчину. Подобное раньше случалось, и во всех случаях скандинав и другой Скульптор, не сговариваясь, расходились в разные стороны. Просто не знали, как вести себя в присутствии друг друга.

А уж от светящейся голой женщины следовало бежать без оглядки. Но Скульптор не стал этого делать.

- Почему ты светишься? - спросил он вместо этого.

- Я учусь светиться.

Скульпторша закончила фразу с таким видом, будто дала исчерпывающий ответ. Сквозь недюжинное смятение мужчина уточнил:

- Для чего?

- Я учусь светиться, чтобы стать звездой.

- Звездой? Ясно… А за время учёбы ты не пыталась светиться ярче?

- Да, иногда я…

И затем Скульпторша швырнула в голову собеседника не фразу, а хаотичный образ. Словно за секунду пробормотала целый рассказ и успела попутно фотоальбом показать. Не без труда скандинав разобрался, что женщина хотела донести. Она пыталась объяснить, что иногда своей светимостью могла поспорить с белыми карликами.

Это объясняло, что привлекло внимание фондовских астрономов. И почему обнаруженный свет показался им странным.

- Как тебя зовут? - спросил Скульптор.

Он не рассчитывал на внятный ответ. Собеседница не обманула его ожидания и выдала световой сигнал. Называть женщину оттенками синего и фиолетового не хотелось, поэтому Скульптор предпринял ещё одну попытку:

- А как звали раньше? Людское имя.

- Дарья.

- А меня Йорген, приятно…

- При рождении меня назвали Катя, - перебила Скульпторша. - Но я хотела, чтобы меня звали Дарьей. Поэтому сделала так, чтобы все воспринимали меня как Дарью.

- Не возражаешь, если я буду называть тебя Дарья?

- Называй. Я пойму.

- Хорошо, Дарья, скажи, ты ведь не в первый раз оказываешься здесь?

В голову Йоргена прилетели семнадцать образов посещения данного оврага. Скульптор подсознательно понял, в какие моменты жизни это происходило. Оказалось, что Дарья впервые посетила планету семьдесят один год назад.

- Ты прибываешь сюда из-за полипа?

- Нет.

Поняв, где ошибся, Йорген повторил:

- Ты прибываешь сюда из-за… - и Скульптор добавил мысленный образ организма.

- Да! - прямо-таки обрадовалась Дарья. - Она очень интересная. Она научила меня светиться.

- Она? Это… самка? Ты с ней общалась?

- Нет. С ней нельзя общаться. Я просто смотрю на неё и делаю выводы.

- И ты пришла к выводу, что хочешь стать звездой? - спросил Йорген с сомнением.

- Да. Я смотрела на «неё» и увидела вечность. Таково её существование.

- По-моему, эта сущность вообще ничего не делает.

- Не видишь смысла?

Йорген проронил с сомнением:

- Оно…

- Она.

- Хорошо, она. Она живёт почти как камень. Я чувствую, что она разумна, но её жизнь всё равно похожа на жизнь разумного камня.

Планету объяла неописуемая тишина. Ментальное пространство опустело, словно Дарья лишилась дара речи. Йоргену стало неловко. Не надеясь услышать ответ, Скульптор добавил:

- Я в том смысле, что мы же люди, нам доступна людская жизнь. Разве она не лучше, чем однообразное бытие камня или звезды?

- Жизнь человека мелочна и мгновенна. Я покажу тебе.

И тут Дарья исчезла. Лишь оставила Йоргену образ места, куда телепортировалась. Скульптору в диковинку было иметь дело с такого рода «адресами», но, вникнув, он понял, что следовать надо в созвездие Возничего. Точнее разобравшись с местом, Йорген телепортировался на поверхность газовой планеты. Там он сразу обнаружил Дарью. Йорген завис в воздухе и подлетел к Скульпторше. Та молчала, давая спутнику время оглядеться, оценить пламенную температуру поверхности, ветра колоссальной силы и адскую гравитацию. Это место легко было сравнить с адом.

- Эта планета крупнее Юпитера, - раздался ментальный голос Дарьи. – Она поистине колоссальна и величественна. Но есть особенность. Я покажу.

Вновь Скульпторша телепортировалась, но на сей раз Йоргену не составило труда проследовать за ней. Манипуляторы реальностью оказались в открытом космосе, дабы оглядеть газовый гигант со стороны. Сложно было не поразиться открывшейся картине: от планеты к звезде тянулся плотный поток газа, соединяющий два небесных тела. Йорген ощутил трепет перед мощью и скоростью потока, знаменующего гибель планеты. Звезда вытягивала из неё газ, словно пылесосом.

Желая ярче передать своё восхищение, Дарья отказалась от слов и направила в голову Йоргена череду образов. Из них мужчина получил этакий рассказ о том, как слишком близкая к звезде планета поглощается светилом. Газовый колосс бессилен против истинных сил космоса. Но он ещё продержится с десяток миллионов лет, прежде чем звезда высосет его без остатка.

- Впечатляет, - заворожено проронил Йорген.

- А жизнь человека мелкая. Я думаю, так и есть. Звёзды тоже не вечны. И есть силы более значительные.

- Чёрные дыры, например?

- Есть субстанции более могущественные. Есть объекты поистине вечные. Именно к вечности стремится "она". Стремлению к вечности я у неё и научилась.

- Ты же сама сказала, что звёзды со временем умирают.

- Да. Став звездой, я сделаю лишь первый шаг.

Йорген прикинул план Скульпторши и сразу же нашёл в нём спорные моменты:

- Но как ты продолжишь следовать своему плану, когда станешь звездой? Как собираешься сохранить разум и продолжить работу над задуманным?

- Думаешь, у звёзд нет разума? - в ментальном голосе Дарьи прозвучала детская усмешка. - Думаешь, его нет у «неё»? Я не знаю точно, но считаю, что всё во Вселенной разумно. По-своему. Звёзды мудры, но бессильны. А у меня есть силы добиться вечности.

Йорген чувствовал подвох в услышанном, понимал, что мысли собеседницы наивны. При этом в них была определённая логика. Обсуждать услышанное прямо сейчас Йорген был не готов.

- То, что я услышал, - сказал Скульптор, - следует хорошенько обдумать.

Подарив Йоргену что-то сродни ментальной улыбки, Дарья вскоре исчезла, продолжая свой путь становления звездой. Йорген же предпочёл вернуться на Землю.


Бродя по родной планете, Йорген в какой-то момент получил сигнал от томящейся в Фонде копии. Поняв, с кем имеют дело, фондовцы приняли решение ликвидировать Скульптора Реальности. В камеру содержания пустили усыпляющий газ, дабы всё сделать чисто.

Всего пару секунд Йорген совещался с двойником, и в итоге оба сошлись во мнении, что находящийся в застенках Фонда должен отдать свою жизнь. После этого копия растворила пару стен, побежала прочь из Зоны, убив по пути нескольких сотрудников. Выбравшись на открытое пространство, копия сделала вид, что купилась на ряд отвлекающих манёвров, и позволила снайперам убить себя.

Представление должно было выглядеть убедительным. Скорее всего, Фонд поверит, что устранил неопытного Скульптора, и не приложит особых усилий в дальнейшем расследовании. Не станет выяснять, а не видел ли кто Йоргена Эклунда в других частях мира, пока его копию интервьюировали научные сотрудники. Ни к чему это внимание.

Вот только сработает ли? Опрометчиво считать себя хитрее фондовцев. Неужели это лишь вопрос времени, когда их длинные руки дотянутся до Йоргена? Копия Скульптора вела себя тише зашоренного отличника, что не спасло её от устранения. Фонд сажает в камеры самые разные аномалии, с одними только Скульпторами не церемонится.

Йорген зашёл обдумать случившееся в кафе. Пригубил кофе и прочитал мысли всех посетителей, всех прохожих за окном. Пытался вычислить среди них сотрудников Фонда, уже подкравшихся к наивному Скульптору. Принятые меры оказались пустой паранойей, но спокойнее не стало.

Скандинавский Скульптор задумался над убитым двойником. Тот был лишь отражением Йоргена, не обладал собственной личностью, поэтому и отношение к нему было как к расходному материалу. Но убийство клона задело Йоргена за живое. Было чувство, будто пули снайперов летели прямо в него, а не в безликую копию. И, надо думать, когда-нибудь так и будет.

Известно, что натерпевшийся от Скульпторов Фонд предпочитает избавляться от манипуляторов реальностью. Знание этого порой лишало сна Йоргена, мечтающего о спокойной жизни. Скульптор решился отправить двойника в камеру содержания, чтобы образцовым поведением развенчать миф о кровожадности Фонда. И очень зря.

Почему так? Потому что остальные Скульпторы регулярно искажают реальность, создают парадоксы и дарят хаос миру. Мнят себя богами, кроят вселенную под себя и пытаются стать звёздами…

Так виноваты Скульпторы, покушающиеся на реальность, или Фонд, возомнивший, что он вправе решать, кому на Земле не место?

Несколько часов спустя Йорген вновь очутился подле космического полипа. Мужчина хмуро уставился на фосфорный организм. Он вслушался в ауру этого создания, столь же бессмысленную, как и вопли умалишённого.

Скульптор вспомнил, как пытался общаться с полипом с помощью гамма-излучения. Какими же глупыми были те попытки. Скорее всего, гамма-излучение не имело никакого смысла, оно было лишь побочным явлением. Это как встретить иностранца с насморком и попытаться поговорить с ним при помощи чихания.

Тогда целью была сама аннигиляция? Но зачем?

И тогда Йорген по-новому взглянул на минеральные чешуйки, коими была усыпана вся округа. Некогда фрагменты панциря, что теперь валяются по всей планете. Мужчина поднял одну из чешуек и повертел перед глазами. От неё повеяло древностью и смертью. Стал понятен смысл аннигиляции и обилие сброшенного панциря. Космический полип никогда в жизни не линял и не обновлял своей минеральной оболочки. Когда-то он покрывал собой всю планету, но медленно уничтожал сам себя. Миллионы лет иноземный разум стремился аннигилировать себя без остатка. Зачем? Какой он увидел в этом смысл?

Обозлившись от непонимания, Йорген вышвырнул чешуйку за пределы атмосферы. Мужчина с ненавистью уставился на непонятный полип, живущий абсолютно безо всякой логики. Организму не страшны чудовищные условия этой планеты, вокруг нет никого, кто мог бы ему навредить, поэтому он практически бессмертен. Так для чего ему идти по пути мазохизма и суицида? Чтобы вдохновлять дурочек становиться звёздами?

Йорген устал маяться всеми этими вопросами. Следовало либо избавиться от полипа и закончить на этом, либо просто самоустраниться от процессов, чуждых человеку. Скульптор сел в паре метров от сущности, задумавшись, какое решение принять.

Спустя некоторое время появилась Дарья.

Скульпторы не произнесли ни слова, объятые вселенской тишиной. Йорген даже не захотел взглянуть на одну из тех, чьи выходки не позволяют ему спокойно жить на Земле. Растущий в мужчине гнев подтолкнул его к решению. И Дарья прочла это в его мыслях.

- Ты собираешься уничтожить её? - спросила Скульпторша.

- Да. Не лезь больше ко мне в голову.

Йорген создал в голове барьер, защищающий от чтения мыслей. Не хотелось слушать нотации по поводу бесполезного куска фосфора. Уничтожить его - как мусор вынести, а Дарья, надо думать, такой вой поднимет. Скульптор поднялся с земли. Он чувствовал, как чужие мысли трутся о барьер, не в силах проникнуть в его сознание. Напор Дарьи усилился, но Йорген сумел противостоять.

Затем он атаковал полип. Решил уничтожить все химические связи в нём, но через долю секунды увидел, как земля перед ним взорвалась потоками газов. Отправленный Йоргеном удар вместо полипа пришёлся на планетный грунт. Поняв, что это Дарья вовремя его телепортировала, мужчина вернулся в овраг и на сей раз сфокусировал исходящий от Скульпторши свет в один единственный луч. Получившийся лазер прожёг в полипе дыру.

Дарья предпочла телепортироваться с планеты, вместо того, чтобы прекратить свечение. Выиграв время, Йорген тотчас смёл полип ударной волной. От чуждого организма осталась лишь бесформенная куча, которую Скульптор телепортировал испепеляться на ближайшую звезду.

Но мимолётный триумф тотчас прошёл, когда Йорген почувствовал чужую силу у себя в голове. Мысли Дарьи обошли-таки защиту и склизким щупальцем присосались к разуму. Йорген различил целый ком чужих мыслей и бросил все силы, чтобы запереть их и не дать расползтись по сознанию.

Скульптор тотчас осознал, что уничтожение полипа было насланной иллюзией. Но не успел Йорген атаковать ненавистную дрянь, как Дарья телепортировала его в неизвестную часть космоса. Теперь ментальный барьер стал только обузой – мужчина не мог осознать, где находится.

Йорген мог положиться лишь на человеческие чувства, но ни от зрения, ни от слуха толку не было. Космос вокруг был неразличим. И пока Скульптор думал, как бы сориентироваться, Дарья продолжала лезть ему в голову. Пыталась взять под свой контроль. Йорген бросил все силы на защиту сознания. Тотчас он догадался, что планета должна находиться неподалёку, ведь не могла же Дарья атаковать его из другой звёздной системы. Всему же должен быть предел.

И тогда Йорген принялся искать единственную отличительную черту в бесконечности космоса – ауру полипа. Раньше она казалась Скульптору едва ли существующей, но к настоящему моменту он запомнил её так хорошо, что отыскал почти моментально. Определить источник и вернуться в овраг стало просто.

Дарья уже была там: медленно вращалась над оберегаемым полипом. Йорген тотчас попытался атаковать сознание Дарьи и стереть из памяти все мысли об иноземном организме. Однако Скульпторша оказалась более изощрённой в ментальных делах, и её разум выстоял.

Йоргену ничего не оставалось, как вновь атаковать полип. Но Дарья не дала раздавить его гравитацией или разрушить химическое строение искусственным окислением. Йорген попытался спрятать полип от органов чувств противницы, но та не потеряла из виду защищаемый организм.

Тогда скандинав рванул на запредельной скорости к полипу, рассчитывая разломать его голыми руками. Но искривляемое Дарьей пространство не позволило ему ни на шаг приблизиться к цели. От превосходства соперницы Йорген пришёл в такую ярость, что забыл про полип и атаковал Скульпторшу. Он сжал в точку её мозг и… с недоумением увидел, как мёртвая женщина свалилась на землю. Её тело успело мерзко деформироваться от внушительной гравитации, прежде чем обледенело. Дарья была мертва.

А с момента начала схватки прошло всего четыре секунды.

Недоумевающий Йорген на атомном уровне изучил труп соперницы, проверил, верно ли воспринимает реальность. Он испробовал всё, но полученная информация только подтверждала смерть Дарьи. Скульпторша была бесповоротно мертва, не оставила запасных копий и не инсценировала произошедшее. Йорген атаковал её бесхитростно, грубо – нечеловеческой реакции женщины хватило бы, чтобы защититься. Но Скульпторша этого не сделала. Как будто поверила, что уже стала звездой, а потому лишилась инстинкта самосохранения.

Иначе Йорген не мог объяснить случившееся. Более мастеровитая соперница могла погибнуть лишь потому, что отрицала физическую возможность своей смерти.

Скульптор с трудом перевёл взгляд с мёртвой Дарьи на космический полип. Тот никак не отреагировал на сражение, в его ауре не произошло никаких изменений. Невообразимая битва за его существование была полностью проигнорирована существом.

Теперь у Йоргена и мысли не было уничтожать полип. Скульптор моментально перестал видеть в нём источник всех бед. Полип предстал в восприятии Йоргена тем, кем и являлся - просто непонятым существом со своими законами.

Мужчина вспомнил о ментальном сигнале, что Дарья впихнула ему в голову. Йорген запер его на задворках сознания, а теперь решил прикоснуться. Оказалось, что Дарья вовсе не пыталась загипнотизировать Йоргена, помутить его сознание или превратить мысли в фарш. В голове Скульптора лишь звучало:

- Давай всё обсудим.

Йоргену стало не по себе. Он убил человека, просто потому что не хотел понять, и собирался сделать то же самое с космическим полипом. Решил поступить так, как поступал ненавистный ему Фонд. Йорген добился совсем не того, к чему стремился.

Скульптором овладело раскаяние. Но Дарью уже невозможно было вернуть. Как невозможно и изменить мир, вымарав из него всё непонятное. Йорген напоследок взглянул на полип. В глазах Скульптора читалась вина, но космическому организму было её не понять. А затем Йорген покинул планету, чтобы впредь никогда не возвращаться.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License