Просто формальность
рейтинг: +1+x

Д-р Дэниэл Эслингер завидовал своим коллегам по специальности, которые не работали на Фонд. На тех давила жизнь в двадцать первом веке, вредная для человеческого рассудка, и он полагал, что одного этого уже достаточно. Даже без буйства аномалий по всему свету люди сами по себе весьма умело портили себе мозги. А если добавить травму от осознания того, что реальность - фикция, то получаем что? Те ещё сложности для людей вроде Эслингера.

Положив свой чемодан в запасном кабинете, который ему выделили в Зоне 103, он потёр глаза. За всё время перелёта он ни разу не заснул. Тело в очередной раз отказывалось добирать сон, в котором отчаянно нуждалось. Всякий раз во время долгих перелётов организм вёл себя так, отчаянно сопротивляясь усталости. А если и удавалось задремать, то его будил чей-то голос или кашель. Это бесило, но Дэниэл в таких случаях отказывался от таблеток. Медикаменты он берёг для тех случаев, когда без них было не обойтись.

- Кофе, - пробормотал он и пошёл к автомату в коридоре за напитком.

Когда он вернулся, кресло напротив его стола оказалось занято. Там сидел безукоризненно одетый мужчина лет сорока пяти, в тёмном и, похоже, довольно дорогом костюме. Вид у гостя был решительный и деловой, причём дела явно были не из разряда "Мэм, а у вас были неприятные ситуации, когда нужно убрать недоеденную еду, а контейнеров не хватает?".

- Доктор Эслингер, добро пожаловать.

Эслингер поспешно поставил стаканчик на ближайший канцелярский шкаф и пожал посетителю руку.

- Спасибо. А вы, простите…?

- Меня зовут доктор Мэнвелл Катлер, я из фондовского Комитета по Этике. Вы, вероятно, уже слышали о нас?

Эслингер сдержанно кивнул, сохраняя серьёзное выражение лица.

- А кто не слышал, д-р Катлер? Серые кардиналы Фонда, те, кто контролирует в этой организации всё до единого, от наших процедур и регламентов, до качества и крепости той водички с кофейным запахом, за которой я сейчас ходил. Как-то так.

Катлер приподнял бровь. Эслингеру не удалось понять, задумался его гость, или ему просто весело. Наверное, и то и то.

- Что ж, такая точка зрения определённо имеет право на жизнь. Но нет, они не контролируют всё. Вообще-то, мы предпочитаем, чтобы Фонд регулировал свою деятельность сам по мере возможности. Но иногда бывают ситуации, когда нам нужно брать бразды правления в свои руки. Сейчас как раз такой случай.

Настал черёд Дэниэла еле заметно приподнимать бровь.

- Вот как? Значит, сейчас вы мне объясните настоящую причину, по которой меня сюда вызвали?

Он подошёл к креслу за столом и сел.

- Присаживайтесь, - сказал он, указывая на второе кресло.

Катлер уселся обратно и улыбнулся.

- Благодарю. И да, именно к этому я и собирался перейти. Видите ли, вас вызывали для психологического освидетельствования некоторых сотрудников Зоны 103, но боюсь, это число сократилось до одного.

- До одного? - Эслигнер отхлебнул кофе. - Ой! - воскликнул он и торопливо поставил стаканчик на стол. - Вечно забываю, что в одних Зонах эти машины наливают почти что кипяток, а в других - кофе комнатной температуры. Ч-чёрт.

Катлер терпеливо ждал, пока Эслингер закончит свою суету со стаканчиком.

- Да. Мы вызвали Теннисона, он прилетает завтра. Персонал, который должны были принимать вы, он возьмёт на себя. Вам же придётся сосредоточить усилия на одном субъекте.

- Оу? - приободрился Эслингер. Ситуация запахла сложностями. - И кто он? Либо полная развалина, либо чем-то для вас очень дорог.

Катлер положил руки на колени и улыбнулся. Улыбка была похожа на акулий оскал.

- До чего меткая характеристика, д-р Эслингер. Возможно, и то и другое сразу. Как бы то ни было, вы с ним встретитесь через… - он взглянул на часы, - …примерно 44 минуты.

Дэниэл вздохнул. Сложности сложностями, но из-за этого приходилось менять планы. А он не любил менять планы - это значило, что нужно будет постоянно бодриться и концентрироваться на задаче. Он почти физически ощущал, как мозг пересчитывает варианты распорядка этого дня, как навигатор в машине, отчаянно пытающийся вернуть его на шоссе после объезда через Причудлинг, США, где, как известно, водятся трёхголовые коровы и самовозгорающиеся куры… Он помотал головой, чтобы собраться с мыслями. Катлер наблюдал за ним и, похоже, забавлялся, хоть и не подавал виду. Это сразу же обеспечило ему пожизненное место в Личном Реестре Неприятных Людей д-ра Эслингера.

- Итак, позволено ли мне будет узнать, кого мне предстоит освидетельствовать? - осведомился он, стараясь вложить в голос нотку неприязни.

- Безусловно, д-р Эслингер. Полагаю, это - наименьшая любезность из тех, которые вы заслужили.

Повисла неловкая пауза.

- И кто же наш победитель? - спросил он, раздражённый уже всерьёз.

- Будем звать его Вильям.

- Значит, имя не настоящее.

- А это важно?

- Для меня - важно, д-р Катлер. Имя человека несёт в себе некую силу, знаете ли.

- Полагаю да, для психолога несёт, - рассмеялся Катлер. - Пока обойдёмся Вильямом, д-р Эслингер. Чтобы вы сна не лишились.

- Какого сна? Я что-то упустил?

- Полагаю, упустили. Меньше знаешь - крепче спишь, как говорится.

- А. Поговорка. Простите. Иногда совершенно не вникаю в такие вещи.

- Да. Похоже на то. - Катлер встряхнул головой. - Ладно, не стану вас больше задерживать. Полагаю, вы захотите немного подготовиться. Большая часть нужной информации дана в письме, которое вам только что пришло.

- Ничего мне не прихо…

Телефон Эслингера пиликнул, оповещая о новом сообщении.

- Ни пуха, ни пера, Дэниэл, - самодовольно произнёс Катлер и вышел из кабинета, но остановился, когда Эслингер окликнул его.

- А знаете, "доктор Катлер", если собираетесь притворяться кем-то из Комитета по Этике, постарайтесь не путаться в местоимениях.

Катлер повернулся к Эслингеру лицом.

- Простите?

- Вы сказали, что "они" не всем заправляют. Не могу похвастаться, что раньше встречал членов совета О5, но могу сказать, что ваши методы работы мне не очень по душе.

- А что заставило вас подумать, что я как-то отношусь к Совету, а не просто ошибся местоимением? - парировал Катлер.

- На Фондовской зарплате в костюм от Бриони не оденешься, если только сам не контролируешь эту зарплату. Попытайтесь в следующий раз поменьше выделяться. Хотя с вашим-то латентным нарциссизмом это будет непросто, как считаете?

- Туше, д-р Эслингер. Мне рассказывали о вашей наблюдательности, и не соврали. Постарайтесь приложить её к делу, хорошо? Очень обяжете.

Он взялся за ручку двери, кивнул и удалился.

Дэниэл Горацио Эслингер отчаянно хотел переодеться в чистую рубашку. А ещё он размышлял насчёт дозы амнезиаков и работы психологом в небольшом городке на Аляске. Общество медведей будет несомненно приятнее, чем общество его коллег.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License