Остатки другого мира
рейтинг: +4+x

Слова обладают силой.

Да, их сила способна создавать, хотя чаще она разрушает. Это удивляет вас? Позвольте я приведу пример. Представьте-ка себе какое-нибудь животное, любое. Это может быть что угодно, не так ли? Двуногое? Четвероногое? Крылатое? Какое угодно. А если я попрошу представить четвероногое? Оно больше не может оказаться двуногим, верно? Ни птицей, ни рыбой оно быть уже не может. А если я скажу: "Представьте чёрную кошку", ваш выбор станет ещё более узким. И, наконец, "представьте себе Бастет, мою домашнюю чёрную кошку". Всё, выбора у вас не осталось совсем. Вы можете верить, что каждый шаг даёт больше информации, но единственное, что он делает — это ограничивает ваше воображение и уничтожает возможности. Сила уничтожения, как видите, гораздо больше, чем сила созидания. Вы просто этого не замечаете, поскольку вы сами являетесь порождением мысли, идеи, языка и, в конечном счёте, слов.

Предположим, я скажу вам, что был когда-то мир без языка, без идей, без слов. Конечно "мир" сам по себе является словом, поэтому он не был действительно миром, но должны же сейчас мы как-то его называть, правда?

В этом мире не было никаких ограничений. В нём существовало всё, что могло существовать и всё, чего существовать не могло. Это было огромное место бесконечной сложности, но также и бесконечной простоты. Поскольку всё, что было или не было, также было или не было всем остальным, бесконечное разнообразие было на самом деле однообразным. Вы говорите, это трудно описать? Действительно, и вот в чем дело: это не может быть описано. Это было всё и ничто, нечто и пустота, всё_сразу и ничего_вообще.

Что же с ним произошло? Слова, конечно. Всё началось с одного простого слова на языке, на котором никто уже и не говорит. Никто не знает, откуда он взялся и как это звучало, но я скажу вам, что это означало. Это означало "красный", и, как только появился "красный", появился также и "не-красный". Мир был аккуратно расколот на красное всё-ничто-нечто и не-красное всё-ничто-нечто. Это было первое разделение, и сама идея разделения породила новые идеи и новые слова: "один", "два", "отдельно", "вместе", "наше", "их", и из них произошли многие, многие другие.

Создавалось всё больше слов, и появлялось всё больше ограничений. Всё, что существовало, должно было существовать, а все, что не существовало — не существовать. Все всё-ничто-нечто уже не могли быть вместе. Они могли быть либо чем-то, либо ничем. Они должны были быть чем-то или не быть вовсе. Возможности рассыпались, а идеи закрепились на месте. Потребовалось менее секунды, чтобы развалить весь мир. Ничего не осталось, лишь Вещи: камни, воздух, огонь, вода, свет, тьма, любовь, ненависть, верх, низ… Вещи.

Вы правы, все эти вещи у нас ещё есть. На самом деле, наш мир состоит из обломков мира, который был раньше, мира, разрушенного словами. Теперь я расскажу вам секрет. Я не обещаю, что это правда, но так говорят некоторые люди. Некоторые из всё-ничто-нечто смогли спастись от слов. Они избегли описания и пережили смерть своего мира. Они по-прежнему вокруг, как говорят некоторые, и, вероятно, они не очень довольны.

Как они выглядят? Можем ли мы себе их представить?

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License