Предан делу
рейтинг: +25+x

Доктор Эрсен сидел в вагончике, мимодумно листал страницы на ноутбуке, не особенно вглядываясь в текст. Вагончик мерно жужжал, светильники в тоннеле проносились мимо - зачем было делать окна в подземном транспортном средстве? Эрсен подумал, на чём же именно работает вагончик: скорость была огромной, хотя точно её измерить не удавалось. Вагончик ехал из Ванкувера, наверное, аж до северной части Канадских Скалистых Гор, а начинался маршрут где-то южнее Сиэтла. При этом ехать Эрсену было не больше часа. В углу тихого, освещённого люминесцентными лампами вагончика сидел ещё один едущий на работу сотрудник. Он уткнулся виском в стекло, из уголка рта стекала струйка слюны. Ближе к головной части вагона сидели два агента, Тьюринг и Уино, и негромко болтали о чём-то весёлом. Эрсен задумался, пригласил ли Уино Тьюринг на свидание, и пригласит ли когда-нибудь. От этого его мысли двинулись в ту сторону, которую он старался избегать, и Эрсен с удвоенным усердием уставился в ноутбук ещё на несколько минут. Бесполезно.

Вагончик подъехал к остановке. Вошёл отряд Фонда в неброской серой форме сотрудников безопасности без опознавательных знаков, безопасники молча проверили всех сотрудников и все багажные отделения. Один из них обвёл шасси вагончика каким-то небольшим гудящим устройством - видимо, детектором. Вспышка чего-то наподобие камеры прямо перед лицом заставила Эрсена моргнуть. Через пару секунд старший отряда кивнул и дал приказ покинуть вагончик.

Ездить каждый день на работу было утомительно. Эрсен почти с надеждой ожидал переезда в Зону. В общем и целом такая перемена пойдёт на пользу. Не надо будет вести двойную жизнь, следить за "реальным" именем и "именем для Фонда". Плюс, дадут поработать с более заразными объектами; риск выше, но это было больше по его профилю и лучше подходило его интересам. Эрсен подавил мрачную мысль, посмеялся над своим настроем "эмо". Может, когда он переедет в Зону, удастся познакомиться с такой девушкой, которой не придётся лгать. Мысль казалась неправильной, но, как учёный, он понимал, что со временем к ней привыкнет.

Прошла, казалось, вечность, когда вагончик остановился у перрона Зоны. Эрсен вышел вместе с остальными, отдал сумку с ноутбуком на проверку, а себя самого - на ежедневный досмотр с полным раздеванием. Через некоторое время Эрсен уже стоял чистый и одетый в свежую форму Фонда и белый халат, а его личные вещи были сложены в шкафчике. Удивительно, что сама идея о ежедневном досмотре и сканировании уже давно не казалась чем-то из ряда вон выходящим.

Через несколько минут он плюхнулся в кресло со стаканом кофе в руке. Пару секунд поглядел на фоторамку, лежащую на столе лицевой стороной вниз, и всё так же, без эмоций, задвинул её подальше. В почтовом ящике обнаружилось несколько сообщений, в основном - спам про научные семинары, до которых нему не было особого дела. Было и анонимное уведомление от администрации - надо было идти на собеседование о поселении в Зоне через… он проверил часы. Пять минут назад.

Матеря агентов и их уверенность в том, что других дел нет и быть не может, Эрсен нёсся в комнату для собраний. Кофе расплескался и жёг руку. День явно обещал быть паршивым.

И только закрыв за собой дверь "комнаты собраний", он понял, что это было за собрание. Одну из стен небольшой офисной комнаты занимало зеркало с односторонней прозрачностью, укреплённое какой-то пластмассовой сеткой. Объектозащищённое. Нелишняя мера предосторожности, учитывая резную каменную плиту на столе посередине комнаты. Эрсен оглянулся, не зная, стоит ли присесть.

- Присаживайтесь, доктор. Лицо практически безвредно, если его не провоцировать. - Искажённый какой-то программой голос доносился отовсюду. Эрсен подумал, что сейчас даже не поймёт, в какую дверь он вошёл. Комнату затапливал яркий свет, стены, пол и потолок было трудно разобрать. Глаза постепенно привыкали к свету, и вскоре видимыми остались только зеркало, стул, стол и плита. Эрсен пожалел, что переживает такое далеко не впервые.

- Зачем такой пышный приём? - спросил Эрсен, стараясь не допустить дрожи в голосе. - Я думал, будет просто собеседование на тему жилья. - Он не испугался, но был раздражён. Последние несколько недель он погружался в работу с головой, но какое-то чутьё говорило ему, что здесь от воспоминаний спрятаться не удастся.

- Проживание в пределах Зоны - не просто квадратные метры, доктор Эрсен, нам надо всё проверить. В частности, ваше начальство запросило оценку вашей трудоспособности в свете недавних событий вашей жизни. - Голос был настолько безэмоционален, что мог принадлежать компьютеру. Если Эрсен всё правильно понимал, так оно и было.

- Да вашу ж… Всё просто. После… этого у меня с работой всё нормально. Почти уже понял, в чём суть того объекта-ногтя. Моя работа и сама за себя всё скажет.

- Доктор, посмотрите, пожалуйста, на SCP перед вами. - Эрсен посмотрел. Вырезанное в камне - мраморе, наверное - лицо с солнечной короной вокруг него. На вид - итальянское и древнее. Рот большой и широко открытый. Крохотные брызги крови вокруг него были видны Эрсену довольно чётко. - Вы ведь правша? Положите левую ладонь внутрь рта объекта.

Эрсен помедлил. Обманывать его у них причин быть не должно. Работу он делал на совесть и дорогу никому, вроде бы, не переходил. Со вздохом он выполнил приказ. Лицо никак не отреагировало.

- Теперь вы обязаны говорить правду. В случае нечестности с вашей стороны находящийся перед вами объект отнимет вашу руку. Вы вольны в любое время извлечь руку из объекта без вреда для здоровья. Естественно, это скажется на вашей итоговой оценке.

Замечательно. Гибрид детектора лжи с гильотиной для рук. Откуда они только берут такие вещи? Фотоаппарат для чтения мыслей хотя бы конечности не трогал. Эрсен медленно моргнул и кивнул.

- Значит, буду говорить правду. - Сказав это, он поддался минутной панике - вдруг штука настолько продвинутая, что может реагировать на такие вероятные абстракции? Но ничего не случилось. Хорошо.

Потом пошёл набор стандартных тестов, как на нормальном детекторе лжи. Где родились, где живёте, номер вашего кабинета. Скучно. Постепенно они добрались до сути дела. Рука Эрсена лежала в неудобном положении, ладонь уже покалывало.

- Как давно вы работаете на Организацию?

- Хороший вопрос, Голос. Думаю, на практике - около пятнадцати лет. Когда я работал в Министерстве Рыбного Хозяйства, после университета, я не осознавал, что работаю на Фонд. Стаж моей активной работы в Организации в качестве научного сотрудника - одиннадцать лет. Пришлось выучиться в медицинском.

- Каков ваш уровень допуска?

- Третий.

- Есть ли у вас семья вне пределов Зоны?

- Только же… - Эрсен осёкся, понимая, что едва не остался без руки. - Бывшая жена. На той неделе я развёлся. Боже, вы меня калекой сделать хотите?

- Доктор, успокойтесь. Думаю, объект адекватно воспринял бы вашу оговорку. - В голосе проскользнула ироничная нотка, но тут же пропала. - Как можно было бы охарактеризовать ваши отношения с женой до развода?

- Голос, ты охренел? Мы состояли в браке, чего ещё?

- Отвечайте на вопрос, пожалуйста.

- Она была моей женой. Мы виделись почти каждый вечер после работы. Она думала, что я всё ещё работаю в больнице. Пару месяцев назад узнала, что это не так. Наверное, Фонд пожадничал денег на поддержание моей легенды, - Эрсен не произнёс, а почти выплюнул эти слова. - Или легенда не была достаточно прочной. Ей показалось, что я вместо работы хожу налево. Начальство не дало мне допуск, чтобы рассказать ей о моей настоящей работе. Так что она со мной развелась. Паршиво было. Ещё у меня есть дневник, так что если хотите - можете перед всем классом прочитать имена всех девчонок, которые мне нравятся. - Эту фразу пришлось продумывать, дневник он на самом деле вёл.

- Этого не потребуется, доктор. Какие эмоции вы испытываете относительно развода?

- Злой, ясное дело.

- Поподробнее, пожалуйста.

Эрсен оскалился в сторону зеркала.

- Вам приходилось быть женатым или замужем, Голос?

- Пожалуйста, держитесь ближе к теме, доктор.

- Идите на хер, я злой. Когда Фонд меня нанял, мне было так сказано, что Фонд меня прикроет. На прошлом месте работы сделали для меня прикрытие. Можно было ходить домой и на работу в обычные часы. Пара мелких изменений, но в целом ничего не поменялось. Да, я тут каких-то марсиан, можно сказать, вскрываю, но разница только в этом, так? Правила я блюду, лямку тяну, на работу не жалуюсь и претензий не выдвигаю, а когда мне нужна помощь Фонда - меня кидают. Какие тут к хуям могут быть эмоции?

- Пожалуйста, расскажите поподробнее насчёт "претензий не выдвигаю".

Эрсен понимал, что дело к этому идёт, но ему было наплевать. Может, устранят, может, накачают классом А до такой степени, что он забудет, как правильно ссать, и выкинут на улицу. Ему уже было безразлично.

- А ты пораскинь мозгами. Я клятву Гиппократа давал, мудила. Думаешь, мне приятно совать класс D в камеру, где что-то сделает… сделает из их костей джем или ещё что-то там? - Умные фразочки заканчивались. Плохо. Он попытался успокоиться. - Я делаю то, что приходится, потому, что знаю, как важно дело Фонда для выживания человечества. Но это не значит, что мне нравится, что Фонд делает.

Голос немного помолчал. Эрсен представил себе безликого мастера пыточных дел в тёмной комнате по ту сторону зеркала, как он листает страницы, делает пометки. Обводит в кружок решения. Потом Голос снова заговорил.

- Правдиво ли будет утверждение, что вы ненавидите Организацию?

На этот раз замолчал уже Эрсен. Потом пожал плечами.

- Думаю, да, правдиво. Ненавижу Фонд и ненавижу то, во что он меня превратил.

- Какие обстоятельства вы считаете достаточными, чтобы предать Организацию? - Вот оно. Не "если", а "когда". Эрсен задумался, кто же будет приводить приговор в исполнение. Может, бросят его шоколадному фонтану… всегда было интересно, каков он на вкус.

- Если я получу предложение об участии от группы, которая занимается той же деятельностью, но без применения насилия и без жертв, предам Организацию, не задумываясь.

- Способны ли вы пойти на предательство ради возвращения своей бывшей супруги?

Эрсен нахмурил брови и задумался. Здесь они застали его врасплох, такого он не ожидал, хотя определённо стоило бы.

- Нет, не думаю. - Произнесение этого признания оставило в его рту сухой вкус, а в животе - странное ощущение, словно все его органы сорвались с обрыва. Голос замолчал, казалось, надолго, а может быть - всего на несколько секунд.

- Доктор, известно ли вам, что ваша жена была допрошена агентами Организации за месяц до событий, предшествовавших вашему разводу?

Это его удивило. Да, это ему было известно. Он помнил, как она пришла домой, сама не зная, как прошёл день. Уколы на руках и на шее. Два дня мигрени. Побочные эффекты: головокружение, спазмы. Такого можно добиться многократным применением амнезиаков класса А совместно с Формулой 3614-10, сывороткой правды, которую он сам же и помогал разработать. Конечно же, ему было известно.

- Да.

- Во время допроса вашей жене рассказали о месте вашей работы. Не желаете узнать, как она ответила?

- Ты сука. Просто ёбаная сука. Ублю… Эрсен вынул руку из объекта и оглянулся в поисках замаскированной двери. Какая-то злокозненная часть его мозга решила обратить внимание на покалывание в руке, вынутой изо рта объекта.

- Доктор, допрос ещё не окончен.

- Допрос окончен. Чего вам ещё от меня надо? Вы развалили мою семью и вы знаете, что я ваши секреты никому не солью. Можете устранить, можете наколоть амнезиаками - мне плевать. Разговор окончен.

- Доктор, - и снова в назойливом Голосе проскользнула ироничная нотка, - приношу свои извинения за непонимание. Было намерение предоставить вам эту информацию в качестве награды. По результатам этой беседы Организация решила одобрить вашу заявку на переезд в Зону. Также вы будете повышены до 4 уровня допуска на время испытательного срока, под вашим командованием будет работать исследовательская группа. По результатам работы вам может быть присвоен полноценный четвёртый уровень допуска.

Эрсен остановился и зло посмотрел в зеркало.

- Не знаю, кто ты, но ты козёл.

- Нелюбовь к вышестоящему начальству можно считать традицией в Организации.

- Хочу ли я знать, что она сказала?

- Честно, не знаю, доктор.

- Ладно, выкладывай.

- На допросе ваша жена была напугана и взволнована вашим местом работы. Было очевидно, что вы идеально соблюдали режим секретности - она не знала ни капли о том, чем вы занимаетесь. Несмотря на применение амнезиаков, она была в замешательстве. Думаем, именно это побудило её заинтересоваться вашей работой. Ваше прикрытие было идеальным, но она копала с маниакальным упорством. В целях сохранения режима секретности Организации и психического здоровья вашей жены мы создали побочную легенду - о том, что вы ей изменяете. Когда она об этом узнала, её психика вернулась в норму и она перестала стремиться раскрыть ваши тайны.

Эрсен постоял, укладывая сказанное в голове. Потом он пнул ту область стены, где, по его мнению, находилась дверь. Дверь распахнулась. По сравнению с допросной комнатой коридор казался тёмным. Голос не пытался его остановить.

На компьютере лежала записка с номером нового кабинета и списком подчинённых ему сотрудников. Вещей, чтобы взять с собой, у него было немного.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License