Открытие рынка
рейтинг: +3+x

Уважаемый г-н Картер,

Земли Руси теперь обнажились перед нами. Хаос охватывает бывшие владения царя, и мы, возможно, сумеем извлечь прибыль из этой ситуации. Сколь ни велики чудеса ruski, но чудеса rossisski ещё больше. Не пренебрегайте ими.

Время, однако, не на нашей стороне. Отправьте всех имеющихся сотрудников в Россию немедленно, поскольку ситуация в ближайшее время может измениться.

Искренне Ваш,
Дарк

Бумага дрожала в руках Картера, когда он перечитывал её, держа на расстоянии вытянутой руки. Формулировки писем Дарка плелись и вились, как дым, и истинный их смысл становился ясен только после того, когда он получал, что хотел. Письмо его кусать, кажется, не собиралось, но никогда не помешает перестраховаться.

Прочитав и перечитав письмо, он вспомнил, что не один в комнате. Он посмотрел на лишённое рта существо, ссутулившееся перед его столом. "Д-да. Спасибо. Передайте мистеру Бенлашу, что мы- что это покроет стоимость Золотой Колыбели", сказал он тихо. Существо кивнуло и зашевелило тем, что у него изображало руки. Пространство вокруг него как будто свернулось, и существо мгновенно исчезло.

Тонкая струйка пота пробежала по спине Картера. Стараясь подавить дрожь в руке, он поднял трубку стоявшего на столе телефона и начал набирать номер. В трубке раздалось три звонка. Четвёртый звонок перебило что-то, похожее на рой злобных механических пчёл на другом конце. "Дарк, — прервал жужжание Картер. — Он прислал письмо…"

На проводе воцарилась тишина, затем с другой стороны раздался голос.

"Нет, я не собираюсь рассказывать вам по телефону. Приходите сюда". Связь оборвалась. Картер посмотрел на микрофон с некоторым отвращением перед тем, как повесить его на крючок.


Пятнадцать минут спустя раздался резкий стук в дверь.

"Откройте Картер, это я!" — раздался голос с другой стороны. Картер поднялся со стула и, переваливаясь, пошёл к двери. Когда он открыл её, Маршалл почти ввалился внутрь. Жидкие пряди того, что некогда было густой шевелюрой, обычно щепетильно причёсанные, теперь были растрёпаны. Маршалл провёл языком по своим тонким губам. Его выпученные глаза нервно шарили по комнате. Словно игуана в печёночных пятнах, подумал Картер.

— Пожалуйста, присаживайтесь, — сказал он Маршаллу.

Маршалл плюхнулся в кресло. Он посмотрел на бумагу на столе Картера, немного отклонившись от неё. Картер опустился в кресло за письменным столом. С минуту они молчали, глядя на письмо.

— Чего он теперь хочет? — спросил Маршалл, глядя на Картера.

Картер наклонился и протянул бумагу Маршаллу. После минутного колебания Маршалл схватил письмо и начал читать. Когда он закончил, его глаза метнулись вверх от бумаги:

— Россия? В самом деле?

Картер кивнул.

— Я могу только предполагать. Шутить он обычно не склонен.

Маршалл вернул письмо на стол, рассеянно потёр рябую голову.

— Иисусе, он ещё и говорит, что времени мало, — он сделал паузу, пытаясь что-то вспомнить. — У нас нет базы в России. И не было никогда. Подумайте, Дарк никогда раньше не говорил ничего о России.

Картер кивнул. Это было не совсем так, но достаточно близко. Ещё с минуту мужчины сидели в тишине.

Картер наклонился к Маршаллу.

— Почему вы так думаете? Насчёт тайных действий, я имею в виду? Это не политическая ситуация. Там достаточно нестабильно уже несколько месяцев. Мы можем отправить целый отряд в Петербурге, и никто не остановит нас.

— Кто знает? Он загадочен, как китаец. Тем не менее, мы есть теми, кем мы есть, потому что мы прислушиваемся к этому безумцу, несмотря на всю его эксцентричность.

— Верно. Во всяком случае, я думал, кого мы могли бы послать. У меня есть список. Можно ещё добавить одного-двух, но эти — самые надёжные, — пробормотал Картер и взял листок бумаги со стола.

Он протянул его Маршаллу. Тот приподнялся и взял листок.

Ещё до того, как Маршалл посмотрел на список, Картер уже знал, что случится. Маршалл глянул на список, через секунду глянул снова.

— Картер, — сказал он медленно, тщательно выговаривая каждый слог, — где вторая страница?

Голос Маршалла повышался по мере того, как он говорил.

— Пожалуйста, скажите мне, Картер, что у нас больше, десяти людей на всю Россию. У англичан и американцев имеется хотя бы по сто! Даже у Кроули и Блаватской, со всей их мистической чушью, найдётся по крайней мере несколько десятков!

Картер сделал глубокий вдох. Конечно Маршалл сказал нечто чертовски недальновидное. Как говорится, любители изучают тактику, в то время как специалисты изучают логистику.

— Это всё, что у нас есть, — медленно сказал он . — Это люди, которым можно доверять, и все они весьма талантливы. Кроме того, вы забыли, что есть у нас, и чего нет у других: Библиотека. Кроули и та русская были членами Длани, но уже ими не являются. Теперь они и их коллеги больше не могут даже ощутить Путь. Американцы не узнали бы о Библиотеке, даже если бы она им на голову свалилась, а англичане слишком мнительны, чтобы приближаться к ней. Дарк и, соответственно, мы, — в Выигрышном Положении. Я признаю, что это не идеальная ситуация, но это гораздо лучше, чем вы решили.

Он положил список на стол и провёл над ним рукой.

Маршалл вздохнул.

— Что ж, что ж. Я велю Якобсону и другим начать искать Пути в России. Также пусть подберут какие-то каталоги товаров. Мифы, жития и ещё много чего. Если я не смогу спать всю оставшуюся ночь, то не будут и они, — он встал из кресла и собрался уходить.

Kharasho. Я обзвоню всех в списке. К завтрашнему вечеру мы должны иметь достаточно, чтобы хотя бы начать.

Маршалл пробормотал что-то и ушёл. Через несколько минут, Картер услышал крики из коридора. Несомненно, телефонный разговор с Якобсоном был весьма приятен. Удовлетворённый возмущением Маршалла, Картер приступил к работе.


Владимир Владимирович Гранкин застонал, когда зазвонил телефон. Его любовник зашевелился. В это время ночи звонить мог только один человек.

Он сорвал микрофон с крючка и взял трубку. На другом конце сказали семь слов. Владимир встал и через две минуты был полностью одет. Улучив момент, чтобы поцеловать лежавшего в постели оранжевокожего человека, он выскочил наружу ждать автомобиля.


Бронислав Давидович Ковальский едва сдержал вопль, когда в его мысли вторглась холодная рука. В этот раз было всего семь слов, но голова кружилась так же сильно, как и всегда. Он знал, что должен был сделать. Человек напротив него продолжал говорить по-польски о сроках, на которые согласится какая-то банда в Чикаго, или ещё о чём-то. Это было сейчас не важно.

Бронислав неуверенно поднялся на ноги, голова его раскалывалась. Извинившись, он оставил собеседника, теперь бормотавшего на идише. Держась за стену, он вошёл в кладовку и обнаружил себя в Северном Лондоне.


Анна Борисовна Витальева потягивала чай, нежась в тепле полуденного солнца. Даже здесь, за сто тысяч разбегающихся миров, по-прежнему было важно, чтобы наслаждаться разными вещами надлежащим, цивилизованным образом. Она отошла как можно дальше от улья, чтобы, по крайней мере, насладиться как подобает чаепитием, прежде чем вернуться снова.

Механическая птица на дереве пронзительно закричала жёстким и пустым голосом и внезапно выплюнула семь слов. Анна нахмурилась. В планы чаепития это не входило. Она оставила чай на красной траве и собрала вещи. Капля пота стекла со лба и пересекла огромную чёрную повязку на правом глазу.

Анна инстинктивно отбросила её подальше и нащупала стеклянную флейту. Она сыграла короткую мелодию и, в течение секунды, перед ней прорвалась зияющая дыра между мирами. Она сделала шаг.


Через миллионы миль и десятки параллельных миров Картер дотянулся до всех доступных агентов. Через два часа после получения письма Дарка, восемь из перечисленных агентов были в Лондоне, и ещё два находились в пути.

Когда Картер посмотрел на составленный им предварительный план, сомнения и страх внутри него как рукой сняло. Конечно, планы могут провалиться, всё может пойти не так, как задумано. Но уже был план. Он почувствовал воодушевляющий гул в груди —ощущение, обычно посещавшее его в предвкушении новых денег или новых вещей.

Россия была старее, чем сам Бог, и хранила тёмные чудеса древних времен. Чудеса, которые богатые деньгами и культурой люди смогут оценить и купить за огромные деньги и услуги. И будь это милость Господа Такого-то или перст живого святого, главное, что они достанутся ему.


За много тысяч миль от наслаждавшегося внутренним тёплым сиянием своей жадности Картера, Сергей выругался, наткнувшись лопатой на очередной камень. Дурацкие камни. Дурацкая яма, которую они копали. Дурацкий город посреди дурацкого нигде. Он посмотрел на трупы, сложенные в неровную линию. Дурацкая семья. Он воткнул лопату в грязь и вытер пот со лба тыльной стороной ладони. Семён посмотрел на него.

"Работай давай. Раньше зароем, раньше уйдём", — сказал он Сергею. Сергей снова выругался и продолжил копать. Ещё через несколько минут яма была завершена. Хватая тела за руки-ноги, мужчины одно за одним сбросили их в канаву.

Сергей замешкался с младшей из девушек, красивой, хоть и изрешечённой пулями. Он взял её за руки, Кирилл — за ноги. Они подняли её и потащили к канаве. Сергей старался не смотреть в её лицо.

Последним был отец. Никто не потрудился закрыть ему глаза, и он уставился в предутреннее небо, с потрясённым выражением, застывшим на лице. Борис и Иосиф бросили его в яму.

Мужчины собрались вокруг братской могилы, глядя на тела. "Помолимся за них?" — спросил кто-то.

Михаил наклонился над ямой. "Да. Гори в аду, тварь! Мою тётку убили там в Кровавое воскресенье!" Остальные подхватили, и на минуту деревенская ночь наполнилась проклятиями и ругательствами.

Сергей плюнул на труп мужчины. Никто из его семьи не умер от рук этого старика, его не особо заботили все эти разговоры о мировой революции. Но это, вероятно, был его единственный шанс сделать что-то подобное. Ребяшливая часть его разума засветились от удовольствия, когда его плевок приземлился на бороду мужчины.

Остальные присоединились к нему, и вскоре потрясённое лицо мужчины было покрыто слюной и мокротой. Кто-то отметил, что уже почти рассвет, и что лучше бы поспешить. Сергей набрал лопату земли и бросил её на лицо старика. Погребение бывшего Императора и Самодержца Всея Руси Николая II началось.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License