Мистер Маршалл и мистер Картер
рейтинг: +8+x

Уважаемый мистер Маршалл,

Я надеюсь, что вы простите мне нетипичный характер моего нынешнего письма. Тем не менее, я склонен считать, что тема этого письма является слишком важной, чтобы передавать его через газетные объявления и обёртки от жевательных резинок.

Прошло уже почти десять лет с начала нашего партнёрства, за время которого наша организация существенно развилась. Когда-то бывшая просто заведением в Лондоне, ныне она занимает одно из первых мест среди самых эксклюзивных и элитных клубов мира. За определённую плату, мы приносим в этот мир вещи редкие и экзотические, обслуживая тех, кто обладает соответствующими вкусами и средствами для истинного чуда. Это развитие было в немалой степени обусловлено информацией, которую я предоставил Вам и Вашим партнёрам. Эта договорённость оказалась весьма полезной для обеих сторон, и Вы сами можете видеть, сколь значительны стали ваши успехи, как в делах финансовых, так и в остальном. Тем не менее, если бы этот договор по каким-то причинам пришлось расторгнуть, то я не сомневаюсь, что смог бы найти других компаньонов, настолько же, если не больше, заинтересованных в моих услугах. Вы же и Ваши коллеги, с другой стороны, обнаружили бы, что ваши доходы быстро падают чуть ли ни до нищеты, поскольку Ваша возможность удовлетворять эксклюзивные вкусы Ваших клиентов почти исчезнет. Тем не менее, я вполне доволен текущим состоянием дел, как, я полагаю, довольны и Вы. С этой целью я предлагаю Вам выполнить для меня одно задание, как Вы уже сделали в прошлом, чтобы сохранить нашу договорённость.

Вот уже некоторое время мистер Картер прилагает усилия, чтобы установить факты о моей персоне, по-видимому не подозревая, что я всё это время наблюдаю за ним. Я надеялся, что мне удастся привести его к ложному выводу, либо удержать его от дальнейшего расследования. К сожалению, мои надежды не оправдались, и я теперь уверен, что он не свернёт со своего пути. Действия мистера Картера являются прямым нарушением нашей первоначальной договорённости, и я мог бы совершенно без зазрения совести немедленно прекратить наше сотрудничество. Тем не менее, я достаточно уважаю Вас, как человека делового и считаю, что мы могли бы достигнуть более взаимовыгодных результатов.

Вы должны убить мистера Картера.

Это не просьба; это констатация факта. Это не шутка. Это не испытание Вашей преданности. Не пытайтесь предупредить мистера Картера. Не пытайтесь остановить мистера Картера. Не пытайтесь переубедить мистера Картера.

Мистер Картер сегодня вечером с семи до десяти тридцати будет пребывать в своих апартаментах в полном одиночестве. Его соседи будут отсутствовать, как и швейцар. Можете использовать любой способ, который Вы сочтёте удобным. Не следует беспокоиться об останках: о них позабочусь я. Не волнуйтесь об исчезновении мистера Картера: это не будет иметь каких-либо последствий.

Я буду наблюдать за событиями сегодняшнего вечера с превеликим интересом.

Искренне Ваш,
Дарк

P.S. Если у Вас будет возможность, свяжитесь с мистером Самешем на Кингс Уэй, 471. Он может оказаться полезным в открытии рынков нашей организации в Индостане.


Холёная белая рука Маршалла постучала в дверь. Несколько секунд он ждал ответа, затем снова постучал, на этот раз настойчивее. За дверью раздались приглушённые шаги. Вот оно. Ему казалось, что его сердце сейчас перекачивает чистый адреналин.

— Один момент! — послышался голос из дома. — Кто т-

Пауза, звук поворачивающегося засова. Дверь распахнулась, на пороге появился грузный мужчина в оксфордской рубашке и тёмно-красной жилетке. Его лицо не было приспособлено улыбаться, так что он поприветствовал Маршалла коротким кивком.

— Маршалл! Чему я обязан вашим визитом?

Брови Картера изогнулись от удивления. Нет, подумал Маршалл, это он просто так выглядит. Он не знает он не знает он не знает.

В течение нескольких секунд Маршалл молча стоял прямо перед порогом, повторяя про себя эту мантру. Ему вдруг стало очень, очень холодно.

— Картер, — начал он, сделал паузу, пытаясь правильно сформулировать предложение. — Н-не возражаете, если я войду? Есть пара, гм, пара… пара вещей, которые я хотел бы с вами обсудить. Это относительно Дарка.

Свои слова он сопровождал кивками.

Картер наморщил лоб.

— Вы в порядке? — его голос окрасился ноткой участия. — Вы чертовски плохо выглядите.

Маршалл выдавил из себя смешок

— Да. Я в порядке. Я в порядке. Это всё этот дьявольский холод, я думаю.

Картер кивнул и жестом пригласил Маршалла войти. После минутного колебания, тот переступил порог. Глядя на элегантную мебель, он понял, что за все эти годы партнёрства он впервые пришёл домой к Картеру. Он кивнул сам себе, оценив глубокий коричневый цвет полированного дуба… слегка изношенную кожу кресел перед пустым камином, со вкусом размещённый египетский свиток. Картер всегда казались ему несколько грубым, но теперь это… Он удивлялся, почему не посетил Картера раньше.

— Могу ли я вам что-нибудь предложить? — спросил Картер.

Маршалл подскочил и слегка вскрикнул. Ему потребовалось время, чтобы привести в порядок мысли. Картер окинул его взглядом.

— Э-э… хммм… бренди. Да, я думаю, бренди будет кстати… — сказал он, вытирая пот со лба.

Картер кивнул и пошёл в соседнюю комнату. Маршалл последовал за ним так спокойно, как только мог. Он скользнул рукой в карман пиджака и ощутил между пальцами рукоятку ножа, чуждую и холодную, между пальцами. Вены на руке хором запели, когда он почувствовал, как по ним струится адреналин. Он взял нож и двинулся к Картеру.

Картер поставил на стол два стеклянных бокалов и начал наливать янтарный коньяк.

— Кажется, вы что-то говорили насчёт Дарка, да?

— Д-да, — Маршалл вытер рукавом лоб и шагнул за спину своему партнёру.

— Я исследовал его a-

Маршалл неуклюже всадил нож в спину Картера. Лезвие слегка изогнулось, отскочив от ребра. Маршалл выдернул нож, по рубашке Картера начало расползаться тёмное пятно. Маршалл снова воткнул нож в Картера, в этот раз под рёбра. Он зажмурился и повернул нож в ране, готовясь услышать крик боли. Картер не издал ни звука. Вынимая из него лезвие, Маршалл чувствовал, что его рука дрожит.

— Господи Иисусе, Картер, — пробормотал он.

Он неуклюже схватил голову партнёра и толкнул его вперед, прижав к стене. Картер даже не пытался сопротивляться. Маршалл вслепую резанул шее, оставив несколько глубоких порезов. При последнем ударе нож погрузился почти наполовину. Маршалл вытащил нож и отступил, тяжело дыша. Картер прижимал руку к шее, кровь свободно текла между пальцами. Когда он посмотрел на Маршалла, в его глазах не было ни осознания предательства, ни обвинения, ни страха. Просто холодный, оценивающий взгляд. Затем Картер застонал и грузно рухнул. Маршалл мгновение стоял над его телом, втягивая в себя воздух. Нож упал на пол. Маршалл вздрогнул от звука и почувствовал, что приходит в себя. Он осмотрел свой костюм на предмет пятен крови и поправил галстук. Просто чтобы удостовериться, он пощупал пульс Картера. Ничего. Задержавшись на секунду, чтобы подобрать нож, он выбежал из дома, закрыв за собой дверь.


Оба мужчины вздрогнули от звука выстрела. В ушах Маршалла звучал только высокий звон. Его глаза метались по комнате, он бросил пистолет на пол. Он посмотрел на головы, закреплённые на стене. Такая коллекция, удивился он, существ из дебрей Африки и Востока. Некоторые и вовсе извне. Через секунду звон начал стихать. Звук падения немаленькой массы Картера на пол вернул Маршалла к реальности. Картер лежал на боку, капли пота текли по его лицу. Единственным звуком было его хриплое дыхание, когда он пытался дышать пробитым лёгким.

Маршалл покачал головой, наклонился к компаньону. Поднял с пола пистолет. "Картер, — сказал он, приставив ствол ко лбу мужчины, — вы всегда были дураком. Треклятым дураком". Картер закрыл глаза, но промолчал.

Отдача пистолета заставила Маршалла немного вздрогнуть. Упираясь в свои колени, он привёл себя в вертикальное положение. Открывая дверь, он быстро взглянул на тело своего бывшего партнёра, просто чтобы удостовериться. Тело оставалось на месте. Он кивнул сам себе и вышел из дома, закрыв за собой дверь.


— Ну, не стойте же там. Проходите, да закройте за собой дверь! Холод ужасный, даже в прихожей.

Картер стоял в стороне от двери, перед ревевшим пламенем камина. В его голосе слышалось нетерпение. Маршалл нахмурился и вошёл в дом, закрыв за собой дверь.

— О Боже, так-то лучше, — воскликнул Картер, когда дверь закрылась. — Так что привело вас ко мне в это время ночи?

Маршалл почесал ухо, провёл пальцами по редеющим волосам.

— Дарк. Я хотел бы поговорить о Дарке.

Картер скривил рот в подобии улыбки и медленно кивнул:

— Да… Дарк. Вы знаете, я исследовал этого человека. И нашёл очень интересные вещи о нашем … благодетеле, — он отвернулся и сделал шаг к бару.

Гнев ударил так неожиданно и так тяжело, что у Маршалла закружилась голова. Он больше не замечал слов, витавших в воздухе. Единственным, на чём он мог сосредоточиться, было бурливое ощущение в животе и ярость, кипевшая в каждом сантиметре его тела. Гнев на Дарка, гнев на эту ситуацию, гнев на себя. Но больше всего, гнев на Картера. Картер, с его жеманством, с его самодовольной ухмылкой, с его жирной блядской харей, с его по-прежнему густой рыжей шевелюрой, с тем, что ему никогда не придётся делать это. Маршалл слышал, как неслась по венам кровь.

Это случилось прежде, чем он понял, что делает. С животным криком Маршалл бросился на Картера и ударил его в горло чем-то тонким и чёрным. Отдалённая часть его разума опознала этот предмет как кочергу. Картер издал сдавленный крик и упал на пол. Рыча сквозь стиснутые зубы, Маршалл бил кочергой по голове Картера. Снова и снова, и снова он замахивался, ударяя Картера в лицо, в грудь, в живот. Его грудь бешено вздымалась. Когда он замахивался, пятнышки крови усеивали точками потолок. С мягким хлюпающим звуком голова скрючившегося человека сплющивалась под градом ударов. Маршалл продолжал бить, не обращая внимания на кислоту, бегущую по его венам.

Капля пота скатились по его лицу и, наконец, разрушила чары. Он уронил и рывками попятился прочь от тела. Пол вокруг был усеян зубами и осколками костей. На кончике кочерги остались кусочки мозга. Маршалл отвернулся, тяжело дыша. Отдышавшись, он бросился прочь из дома, шатаясь и оставив дверь открытой. Он не оглядывался назад.


Двое мужчин сидели в своих креслах, чинно потягивая виски в тишине. Младший выглядел лет на тридцать, огненно-рыжий, крупного телосложения. Старший был полностью лысый, с морщинистой, пятнистой кожей. Оба сидели молча, глядя в никуда перед собой. Через некоторое время старший зашевелился.

— Я налью себе ещё, — сказал Маршалл, приподнимаясь со стула. — Давайте освежу и ваш также.

Картер уклончиво кивнул, но не стал мешать старику, забиравшему его бокал. Сжимая оба бокала в правой руке, Маршалл проковылял к стойке. В левой руке он держал маленькую бутылочку без надписей. Он поставил бутылки рядом с виски и наполнил их, налив Картеру чуть больше, чем себе. Он вернулся обратно на своё место и передал Картеру напиток. "Спасибо," — пробормотал Картер. Снова воцарилась тишина, в которой компаньоны наслаждались своими напитками.

Допив свой напиток, Маршалл повернулся к компаньону. Рука с бокалом упала на брюки Картера, виски окрасил их в тёмно-коричневый цвет. Его глаза тупо смотрели вперед, и Маршалл не слышал дыхания. Пожилой мужчина наклонился и пощупал пульс партнёра. Ничего. Он встал и начал надевать пальто.

— До свидания, Картер, — сказал он, направляясь к двери. — До следующего раза.

Он повернулся, чтобы посмотреть на тело Картера. На его лице, — Маршалл мог поклясться, — застыла насмешливая улыбка. Это просто трупное окоченение, уверял он себя, закрывая дверь.


c denuo 830
Дарк

Маршалл упустил клочок бумаги на стол. Никакой ошибки не могло быть ни в прямых аккуратных буквах текста, ни в сложном росчерке подписи; это был Дарк. Он вздохнул, открыл картотеку, щёлкая ключом в экзотических замках. Его рябые пальцы теребили папки, пока он не нашел нужную. Он взял папку и открыл её на столе. Внутри были десятки периодических сообщений Дарка — сначала письма, потом предложения, и теперь, наконец, обрывки. В каждом был один и тот же приказ. И ни в одном не было никаких объяснений. Он положил последнее сообщение в папку и вернул её в шкаф.

Сегодня у него будет ещё одна встреча с мистером Картером. Так же, как и во все прошлые разы, он убьёт Картера. И так же, как во все прошлые разы, Картер будет на следующий день, полностью невредимым и ничего не помнящим. Действительно, после каждой смерти Картер становился здоровее, чем раньше. Будучи старше Маршалла на несколько лет, он никогда не выглядел больше, чем на сорок. Тело Маршалла же, однако, ухудшилось за шестьдесят лет их партнёрства. Скорее всего, он умрёт раньше Картера. Может быть, подумал он, потому Картер так странно и улыбается.

Он когда-нибудь наносил Картеру визит вне этих мероприятий? Кажется, нет.

Он перебрал в уме возможные способы. Через некоторое он понял, что это его не особенно волнует. Безболезненная или ужасная, смерть Картера будет забыта утром. По крайней мере, Картером. Информация будет продолжать поступать, и всё будет, как раньше.

Маршалл уже давно бросил попытки понять мотивы Дарка в отношении их договорённости. Единственным, что имело значение, было то, что информация по-прежнему поступала, а вместе с ней — богатство и престиж. Роль партнеров по бизнесу, думал Маршалл, надевая пальто, заключается в обеспечении здоровья предприятия. Во всяком случае, Картер извлекал пользу, оставаясь вечно молодым. Когда-то давно при этой мысли Маршалл приходил в ярость от несправедливости. Теперь это казалось простым фактом, само собой разумеющееся и неоспоримое, как синее небо или тёмная кровь Картера.

Взяв шляпу, он прошаркал в коридор и закрыл за собой дверь кабинета.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License