Ассоциация Существ, Которые Никогда Не Существовали
рейтинг: +16+x

— Заседание АСКННеС объявляю открытым. Тишина! — Фредерик Старбак, главный герой уничтоженного до последней копии научно-фантастического романа, ударил не-молотком по несуществующей трибуне. — Безымянное Дитя зачитает протокол последнего заседания".

Встала Безымянное Дитя, персонаж ненаписанной детской книги.

— Первым делом на последнем заседании было отпраздновано принятие Сесила ДеМута в царство фантастики; он был изображён как эпизодический персонаж в коротком рассказе, написанном студентом колледжа.

Раздались тихие вежливые аплодисменты.

— Далее, мы обсуждали вопрос об активных попытках проникновения в рассказы, вроде того, что молодой Фредерик делал много лет назад. После этого Щупокуча и Президент Старбак обсуждали достоинства каннибализма среди Мнимых, и то, следует ли его запретить полностью или же поощрять, чтобы избавиться от угроз несуществующего сообщества. Наконец, было голосование, принимать ли новейшего инициированного в нашей группе, Телеоса, в действительные члены. Было принято положительное решение. Добро пожаловать, Телеос, Сын Гермеса, Бог телевидения!

Щупокуча завизжала, радуясь долгожданному появлению в Ассоциации ещё одного божества. Почему-то все её понимали, хотя она никогда не разговаривала. Телеос, молодой человек с волосами, заплетёнными наподобие ушей старого кролика, скромно покраснел.

— На самом деле, я сам удивлён тем, что оказался в этой ассоциации. Я и не слышал об АСКННеС до прошлой недели, когда наткнулся на не-комнату.

— Мы рады приветствовать вас в Ассоциации Существ, Которые Никогда Не Существовали, Телеос, — улыбнулась ему Слонокость Чёрнодерево, сверкая зубами, наполовину белыми, наполовину чёрными. — Расскажите немного о себе; ведь предыдущее собрание закончилось прежде, чем вы смогли надлежащим образом представиться.

— Ну, как сказала Безымянное Дитя, я сын Гермеса, Бога Информации. Мне должна была поклоняться группа Герместического Возрождения в Нью-Йорке, но глава культа умер прежде, чем смог написать обо мне хоть что-нибудь. Я один из нас уже около… семи земных лет, на сегодня, — Телеос вздохнул и немного шмыгнул носом. — Я никогда не существовал, и, видимо, никогда не буду существовать.

— И каково вам, Телеос? — спросил Старбак.

— Честно говоря, чертовски горько. Это несправедливо, что мой создатель умер прежде, чем смог написать хоть пару слов обо мне. Сейчас я обречён вечно скитаться по Путям, если только кто-то как-то не вставит меня в повествование.

Щупокуча завизжала.

— Как я нашёл это место? Да просто забрёл сюда в один прекрасный день и обнаружил тут собрание. Здесь действительно довольно хорошо, по сравнению с некоторыми другими участками Пути.

— Ну, я рад, что вам нравится! — улыбнулся Телеосу Сокарт Хааар, Король Солнечного Города М'гва и казначей АСКННеС. — Как вам нравятся концепто-напитки?

— Они достаточно хорошо идут под несуществующие пончики, надо сказать.

Все в комнате усмехнулись; в Ассоциации состояло всего 10 Мнимых, некоторые из них были гуманоидами, но большинство… чем-то ещё. Сокартх Хааар полностью состоял из плазмы, а вышеупомянутая Щупокуча была, собственно, кучей щупалец: её придумал то ли Лавкрафт, то ли кто-то из его современников (по поводу авторства проводилась дискуссия) и умер, не успев воплотить на бумаге.

— Так вот. Культ, который должен был мне поклоняться, — продолжал Телеос, — возглавлял человек по имени Тревор Сонатина. Он был одержим греческой мифологией, в частности мифов, связанных с богом Гермесом. Он был убежден, что Гермес — единственный из олимпийцев, доживший до наших дней, потому что, как бог посланников, он был в состоянии процветать во всех коммуникационных технологиях современного мира.

— Я чуть не встретилась с Гермесом однажды, — все в не-комнате, кроме Телеоса, застонали: Слонокость Чёрнодерево обожала хвастаться своими встречами с мифологическими существами и известными деятелеями, с которыми она "чуть не встретилась". — Я видела однажды его затылок, когда он выходил из Библиотеки, — клубок щупалец заверещал в ответ. — Ну правда, видела! — Куча заверещала громче и зашебуршилась. — Проехали… мы будем читать присягу?

— И впрямь! — Мнимые во главе со Старбаком приступили к чтению присяги АСКНеС. — «Мы идеи без формы. Мы не намного лучше, чем хаос. Нас никогда не было и никогда не будет. Мы будем править этим хаосом, даже если не будем услышаны. Мы — Ассоциация Существ, Которые Никогда Не Существовали, и мы — порядок среди Мнимых».

— Первый пункт на повестке дня, — сказала Безымянное Дитя, — это тот факт, что всё большее количество членов группы, которых Библиотека называет Книгожогами, использует Пути, пытаясь уничтожить Мнимых. Какие действия нам следует предпринять?


— Сделаем небольшой перерыв, — Старбак стукнул не-молотком, и все поднялись. Слонокость заговорила со Щупокучей, явно желавшей сказать ей много чего нехорошего; они понемногу начали затевать ссору, когда подошло время темы Древних Богов.

— Да засунь это себе… задница-то у тебя есть? Если есть, то в неё и засунь, Хентайный ты Мозг! — Слонокость хлопнула Кучу по тому месту, где, по её предположению, должно было находиться лицо.

— А что такое "хентайный"? — уставилась на Слонокость Безымянное Дитя.

Кость моргнула и выругалась про себя. Обернувшись, она сказала сладким голосом:

— Ты ещё маленькая, чтобы это знать, милая, — она невинно улыбнулась и потрепала Дитя по голове.

— Да я старше тебя! Меня придумали ещё в 1950-х, просто никогда не опубликовали. Так что не сюсюкай мне тут, карга двухцветная!

— Раз ты уже такая взрослая, то почему бы тебе не-

— А ну успокойтесь! — Старбак поднял ​​вверх лазерный пистолет (если в таком месте, как это, применимо понятие "вверх"). — Мы тут все несуществующие, так что мы все на равных условиях…

Перебранка продолжилась. Старбак пальнул пару раз — безрезультатно, — а потом попытался растащить грызущихся не-сущностей.

Телеос сидел в кресле и вздыхал, барабаня пальцами по не-столу. Почему Мнимые столь мелочны? Он оглядел не-комнату и… о, что за стена такая? Она какая-то… хм, и здоровенная цифра "4" на ней. "Что за чёрт?" Обойдя суматоху, он подошёл к стене и ударил по ней. Кирпич подался, и по другую сторону он увидел…

— Сукин ты сын! Эй, все, заткнитесь-ка на секунду!

Перебранка продолжалась.

— Я сказал, заткнитесь!

Перебранка и не подумала завершатсья; Слонокость выдала оплеуху Сокарту, подключившемуся к возне, когда Старбак ляпнул какую-то гадость о плазмоидах, и Телеосу пришлось пригнуться, уворачиваясь от летящего концепто-стула. Наконец, набрав полные лёгкие воздуха, Телеос заорал:

— Я НЕ СУЩЕСТВУЮ, НО Я ПО-ПРЕЖНЕМУ БОГ, И Я ПРИКАЗЫВАЮ ВАМ ВСЕМ ПРЕКРАТИТЬ!

Все бросили свою возню и уставились на Телеоса.

— А смысл? — спросила Безымянное Дитя.

— Кто-то пишет о нас. Или уже написал о нас, — сказал Не-Бог, и Щупокуча взвизгнула. — Я чувствую это. И… поскольку кто-то пишет о нас…

Слонокость выпучила глаза, и её челюсть отвисла.

— боже мой. Мы… мы существуем!

— Вы - может быть, — сказал эпизодический персонаж в углу, который ещё не был упомянут в рассказе. — А у меня и имени ещё нет.

— Ну, вы были только что упомянуты, так что… — улыбнулся Телеос. — Минутку. Нас здесь десятеро. У скольких из нас есть имена?

— Гм… — Старбак стал считать по пальцам. — Я, Слонокость, Сокарт, вы, Безымянное Дитя, персонаж в углу… а, и комок Ктулховой шерсти. — (Щупокуча завизжала). — Чего ты? Это разве не имя? Итак, осталось трое, которые до сих пор не были упомянуты в рассказах…

— Ну, это не значит, что им теперь всё позволено, — рассудила Безымянное Дитя. — Если они нападут на нас, то будут упомянуты в повествовании, и поэтому обретут существование.

…ох. От концентрации метафикции в этой истории у меня мозги плавятся. Давайте сбавим обороты, ребята?

— А не пошёл бы ты, рассказчик! — крикнул восьмой персонаж, выброшенный из фанфика, который никогда не будет написан (и хорошо — он был просто ужасен). — Может быть, оно получилось бы и нормально, если бы не было основано на "Докторе Кто"

— Значит, остаюсь я, — резюмировал толстый господин в шляпе-котелке, — и этот десятый.

— Я? — сказал десятый. — Я НИКТО. Я МНИМЫЙ, — все уставились на десятого, который был, попросту говоря… Я не могу сказать, что он не поддавался описанию, потому что одно это уже было бы описанием. — ВЫ ВСЕ ЗДЕСЬ МНИМЫЕ.

— Погодите-ка ещё раз. — Телеос указал на предыдущие строки беседы. — Как вы можете быть Мнимым, если вы были упомянуты в этой истории? Одно это делает вас "Действительным".

Мнимый вскрикнул и исчез во вспышке логики. Старбак нахмурился.

— Ну, это решает вопрос, я думаю. Что теперь?

— Теперь, я думаю, не мешало бы раздобыть настоящих напитков, а не просто их концепции. И пончиков, — улыбнулся эпизодический персонаж. — Я всегда хотел попробовать настоящий пончик.

И девятеро оставшихся вышли из теперь уже настоящей комнаты и побрели по Путям к Библиотеке.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License