(Размышляя) над радугой
рейтинг: +7+x

После десятилетий службы немногое могло нарушить спокойствие доктора Гирса. Он адаптировался к своей карьере как исследователя в Организации, закалив свой характер до такой степени, что многие его коллеги считали его абсолютно безэмоциональным и, возможно, даже кем-то вроде продвинутого робота.

Даже если это его беспокоило, он не подавал виду.

Он вошёл в свой кабинет, сел за стол, включил компьютер и вошёл в сеть «scipnet». Он намеревался дополнить отчёт о недавнем сдвиге реальности типа CK, который так сильно изменил SCP-049, но что-то на экране заставило его слегка поднять брови.

Логотип Организации был заполнен Радужным Знаменем, с коричневой и чёрной полосами наверху.

Слегка удивлённый и немного взволнованный, Гирс нажал на кнопку интеркома на своём столе.

— Доктор Клеф, пожалуйста, явитесь в мой кабинет — тихо сказал он, и не сводил глаз с экрана, пока его давний коллега не явился собственной персоной.

— Чё такое, Чак? — беспечно произнёс Клеф.

— Боюсь, внутренняя сеть Организации была взломана, — сказал Гирс, указывая на изменённый логотип. — Нужно вызвать сотрудников технического обслуживания, чтобы они провели полную диагностику и определили нанесённый урон. Скорее всего, взломщики желали только похитить базу данных, а изменённый логотип оставили как визитку, чтобы подразнить нас, но, несмотря на это, мы должны проверить систему на предмет внедрения вредоносного программного обеспечения и изменения файлов. Считаете ли Вы, что это могла быть связанная организация, выступающая против рекреационного употребления каннабиса, потому что это вредит способностям её участников в онлайн-играх?

— Э, Гирс, а ты сам случайно тут не дуешь? — спросил Клеф в лёгком недоумении. — Сеть не взломана. Просто логотип вывесили на месяц уважения.

— Месяц уважения?

— Да. Июнь — месяц уважения к ЛГБТКПИА.

— ЛГБТКП… что?

— Поддержка секс-меньшинств, Гирс, поддержка секс-меньшинств. Радуга добавлена в логотип, чтобы показать нашу поддержку негетеронормативным сотрудникам.

Гирс посмотрел на экран в недоумении, и затем снова повернулся к Клефу.

— Мы — секретная международная неправительственная организация, занимающаяся изучением и содержанием паранормальных явлений. Какое это имеет отношение к правам сексуальных меньшинств?

— В наши дни, Гирс, всё политизировано. Если ты не за что-то, значит ты против этого. Серьёзно, ты где был последние тридцать лет?

— Работал на секретных предприятиях Организации, без какой-либо информации о внешнем мире, — констатировал факт Гирс.

— … Аргумент.

— Я признаю, что я могу быть не в курсе нынешней социополитической обстановки, но у нас есть значительное число культурно консервативного персонала. А не рискуем ли мы их оскорбить этим логотипом? Может быть, лучше было бы сохранить нейтральность по этому вопросу, поскольку это прямо не влияет на работу Организации?

— По подобным вопросам больше нет нейтральности, — ответил Клеф, грустно покачав головой. — Мы живём в очень поляризованное время. Июнь — месяц уважения, и если мы не поддерживаем его открыто, то мы по умолчанию против этого. Быть против этого — значит быть на стороне альтернативных правых, что означает, что мы можем вместо этого запустить редких Пепе по всей нашей внутренней сети.

— Каких таких редких Пеп…

— Фашистских лягушек, Гирс. Фашистские лягушки.

— Фашистские лягушки?

— Фашистские лягушки. Интернет-мем, делающий чёртовых лягушек фашистами! — сказал Клеф, подражая манерам Алекса Джонса в меру способностей. — Итак, если нам больше ничего не…

— А мне интересно, что означают чёрная и коричневая полосы сверху?

— Всеохватность. Они показывают нашу поддержку людям с другим цветом кожи. То, что сейчас месяц поддержки секс-меньшинств, не значит, что нет других несправедливостей. Все вместе в едином порыве, всякая такая блаженная муть.

— Но в настоящей радуге нет…

— Ну, настоящие радуги больше не являются всеохватывающими — перебил Клеф. — Эта радуга и не должна быть настоящей, Гирс. Это символ поддержки и солидарности за равенство и всеохватность.

Гирс ещё раз осторожно взглянул на экран.

— Ну если так, почему нет розовой полосы — за права женщин? Это ведь тоже достаточно значительное политическое движение?

Клеф безразлично пожал плечами.

— Надо же где-то остановиться. В логотипе не так много места.

— Я понимаю, — сказал Гирс не совсем уверенным тоном. — Доктор Клеф, если быть честным, я смущён тем, как хорошо вы всё это воспринимаете. У Вас, в конце концов, полно огнестрельного оружия и Вы оскорбили чуть ли не каждую женщину, с которой контактировали сколько-либо долго. Я бы считал, что для Вас любая форма политической корректности является нарушением Вашего права на свободу слова.

— Пока у меня есть право носить оружие, я не волнуюсь за остальные права, — ответил Клеф. — И… Дравен сказал, что если я не перестану быть альтернативно-правым троллем всё время, тогда он не пригласит меня на свадьбу его с Таллораном. А мне непременно надо быть на той свадьбе, Гирс. Иначе неловко получится. Все большие чины будут на той свадьбе.

— Да, это будет отличная возможность для наших врагов уничтожить большую часть нашего руководящего персонала одним ударом. Возможно, стоит заранее назначить кого-то на роль выжившего, — вдумчиво заметил Гирс. — Ещё раз, чтобы убедиться, правильно ли я это понял — нас не взломали, мы поддерживаем секс-меньшинства, а наш логотип теперь — неверная, но этнически всеохватывающая радуга?

— Да, счастливого месяца уважения, Чак! — Клеф улыбнулся, похлопал его по спине и вышел из кабинета.

Гирс повернулся к компьютеру, но, прежде чем начать печатать, задержал взгляд на изменённом логотипе.

— Кому пришло в голову назвать лягушку Пепе? — спросил он вполголоса, ни к кому не обращаясь.

— Фашистам! — послышался ответ Клефа из коридора

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License