Игры с огнем
рейтинг: +6+x

Фонд действительно не одобряет использование таких терминов, как "магия". Мы знаем, что магия существует, но назвать её так - значит показать свою неспособность объяснить её измеримыми, научными средствами. Например, когда кто-то вызывает огонь одним только словом, это пытаются объяснить "манипуляциями с электромагнитным полем планеты, приводящими к резкому выбросу тепла".
Фонд не пользуется "магией" потому, что она непредсказуема. Тем не менее, я изучаю её каждый день. Надо же.

- Монтгомери Рейнольдс, отдел теологии Зоны 87


- О, Веста, Повелительница очага. Взываю к тебе. Взываю к тебе. O, Вулкан, Повелитель пламени. Взываю к тебе. Взываю к тебе, - фигура в капюшоне подняла нож. - Взываю к тебе! Дай мне огня! - стальное лезвие метнулось вниз, легко пронзив кожу кролика. Порыв ветра, а потом…

Тишина.

И ещё тишина.

…И совсем тишина. Фигура в капюшоне застонала.

- Твою. Мать.

Доктор Кэтрин Синклер встала, сбросила капюшон и сердито уставилась на одностороннее стекло в другом конце испытательной камеры:

- Я ж вам говорила, что это не сработает с чучелом. Он должен быть живым. Или, по крайней мере, посвежее этого.

- Чего вы от нас-то хотите, Кэтрин? Выпросить для вас быка, чтобы вы могли попробовать опять? - по другую сторону стекла Монти потёр лысеющую голову, другой рукой держа нажатой кнопку интеркома. - Боюсь, Фонд не выделит столько на ваше исследование. Манипуирование ЭМИ через вербальный призыв…

- Да ну нахрен, Монти, называйте это магией. Так намного легче, - Кэт вышла из камеры, снимая церемониальный балахон.

- …не имеет никакой ценности для Фонда, если он не может быть выполнен с постоянным результатом. Помните, как вы пытались толковать сны и предсказали набег сусликов на Зону 87?

- А ещё я правильно предсказала весь инцидент с "Комарами-Кетерами", пусть он и произошёл только в голове у Хендрикса, - она нахмурилась, глядя на Монтгомери. - Магия внутренне противоречива. Иногда получаешь вызовом несколько искр огня, а иногда - кусок твёрдой плазмы от далекой звезды… А иногда приходится предлагать чучело кролика в жертву, и ничего не происходит, - Кэт пригладила волосы и вздохнула. - Каков следующий опыт?

- У нас есть ассирийский свиток, который должен вызвать дождь в непосредственной области для орошения урожая. Хотите попробовать?


Одну затопленную испытательную камеру спустя…

- Ну, по крайней мере, мы знаем, что это работает, - пробурчала доктор Синклер, выжимая свой лабораторный халат. - В следующий раз проделаем это снаружи. Может быть, в одной из теплиц или типа того.

Рейнольдс вытирал голову.

- Давайте сделаем перерыв, ладно? Может, заглянем в кафетерий?

- Конечно. Дайте только прихвачу кое-что.

Доктор Синклер зашла в отдел теологии и вернулась с книгой под названием "Простые заклинания в домашних условиях". Автор не был указан, но книга, скорее всего, была написана в стиле какого-нибудь Гектора Окса или Чарли Тана.

- В некоторых из них на самом деле есть отголоски магической теории. Можем их попробовать, когда вернемся с обеда.

Монти тряхнул головой.

- До тех пор, пока это не книги о так называемых "могущественных" существах из других миров или вроде того.

Он шел рядом c доктором Синклер, которая всю дорогу в столовую прошла уткнувшись носом в книгу. Как может человек быть настолько одержим такого рода вещами? Он хотел изучать традиции, включающие магию, а не механику процесса, как делала она. Он не хотел в итоге превратиться в профессора Дамблдора, повсюду размахивающего вязовой палочкой и пялящимся в проклятый хрустальный шар.

Думая об этом, он схватил поднос и нахмурился из-за музыки, которая сейчас звучала по радио: Веришь ли ты в чары? в исполнении… Какой-то группы, названия которой он не знал и знать не хотел1. Эта песня могла бы вызвать у него рак ушей. Доктор Синклер, напротив, оживилась, услышав её.

- Вам в самом деле это нравится, Кэтрин?

- Да. В детстве я только её и слушала, - Кэт зачерпнула салата на поднос и начала подпевать. - Чёрт возьми, некоторые люди говорят, что музыка и есть разновидность магии.

- Для меня это скорее разновидность Круцио, - вздохнул Рейнольдс, чем вызвал неодобрение на лице Синклер. - Но я понимаю, о чём вы говорите. Искусство неотличимо от магии, письмо является формой магии, использующей символы, чтобы вызывать различные эмоции и реакции, изменение сознания, - он опять вздохнул. - И сейчас эта песня вызывает у меня желание покончить с собой.

Синклер закатила глаза, пошла к столу, уселась и продожила читать книгу.


Пятнадцать минут спустя они вернулись в лабораторию, где доктор Синклер продолжила читать, а Рейнольдс стал изучать ритуал, который они попытались провести ранее. Почему какой-то культ поклонялся одновременно Весте и Вулкану, было выше его понимания; Веста была Богиней Священного Пламени, а Вулкан - просто Бог Огня, в том числе и вулканического. Может быть, это как-то связано со священным вулканом?

- А, может, это был культ пироманов, основанный Нероном, ха-ха-ха, - он продолжал вчитываться в документацию по ритуалу. - Кэтрин, а вы использовали сталь или обсидиан, когда резали кролика?

- Сталь, - она с любопытством подняла глаза от книги. - А что? Нужен обсидиан?

- Она вообще не должна была резать, учитывая обстоятельства. Вулкан был богом вулканов.

- Он был ещё и богом кузниц. Сталь должна была сработать не хуже.

Монти вздохнул:

- Наверное…

Монтгомери почесал затылок и огляделся. Больше в лаборатории никого не было, так как больше никто в теологическом не будет возиться с изучением магии и, тем более, изучать её на практике, а не просто смотреть на старые книги заклинаний, переводить что-то из них, а потом запихивать в Архив.

Так почему он не делает так же? Может быть, он просто хотел посмотреть на что-то настоящее, а не просто читать об этом. Может быть, он не хотел, чтобы доктор Синклер была Ведьмой "О. и У. Синтетики", в полном одиночестве сидя в лаборатории и офисе, пытаясь генерировать порывы ветра с помощью необъяснимых средств. Может быть… Он должен перестать думать об этих вещах и вернуться к попыткам разобраться с проклятым огненным ритуалом.


- Ну… это лучше, чем чучело, - Кэтрин подняла дохлую лабораторную крысу, потом поместила её на пол испытательной камеры и накинула на себя капюшон ритуального одеяния. Она посмотрела через комнату, где находилась мишень, которую ей следовало взорвать в случае, если всё сработает. - Приборы в порядке, Монтгомери?

- Порядок. Дайте секунду теплокамере… Вот так. Можете начать процедуру.

Она зажгла две свечи, взяла два кусочка крысиной плоти и подожгла по одному из них в пламени каждой, затем прогрела клинок в огне. Она вознесла молитву к Весте и Вулкану, поблагодарив их за дар огня и очага, и попросила способности воспользоваться их стихией, но и защититься от её власти. И вот, в конце концов, большой драматический финал.

- О, Веста, Повелительница очага. Взываю к тебе. Взываю к тебе. O, Вулкан, Повелитель пламени. Взываю к тебе. Взываю к тебе, - она подняла нож. - Взываю к тебе! - обсидиановое лезвие с хрустом погрузилось в сердце мёртвой крысы.

Тишина.

Тепловизионные камеры зафиксировали устойчивое повышение температуры, и вдруг на руках Кэтрин появились яркие оранжевые пятна. Она встала и протянула руки в сторону мишени. Та немедленно вспыхнула; камеры отметили температуру свыше 700 градусов.

- Чёрт возьми, да! Это работает!

Доктор Синклер замахала руками, пытаясь стряхнуть волшебный огонь. Он не гаснул. Она попробовала ещё раз. Внезапно почувствовав острую, жгучую боль в руках, она закричала. Ее руки были в огне, и она это чувствовала. Она позвала на помощь, когда пламя поползло по рукам вверх, наполнив камеру запахом горящей плоти.

Рейнольдс вбежал в комнату с ведром воды и вылил его на Синклер, которая, крича в агонии, упала на землю. Пламя добралось до локтя, прежде чем его удалось потушить. Ожоги сформировывались в отчётливый рисунок на её правой руке, складываясь в слово. Они гласили по-латыни:

"NON CONTENTI SUMUS"2

Кэтрин Синклер плакала от боли, кричала, как ребенок, на ожоги на руках. Монтгомери Рейнольдс нажал кнопку вызова медиков, затем осторожно вытащил Кэтрин из испытательной камеры и уложил на пол.

- Кэтрин, всё в порядке, Кэтрин, медики скоро будут здесь…

Кэтрин зашипела от боли, с её губ сорвалось несколько ясных слов.

- Ты… ты…

- Кэтрин?

- Веришь ли… ты… в чары в сердцах… девчат? Оживают они… когда песни… звучат, - она бредила, но, по крайней мере, она говорила. Монтгомери закрыл лицо руками и вздохнул с облегчением, дрожа от пережитого. Она всё ещё пела, когда её уносили в лазарет.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License