Гамбит Королевы
рейтинг: +2+x

В ночь зимнего солнцестояния, если звёзды выстраиваются в правильном порядке, Чернокнижник Уллллллу выходит из своей пещеры и проклинает луну. Жизнь и смерть меняются местами в извращённом представлении павших душ, которым хватает наглости появиться. Неудивительно, что Бал Кровавой Луны становится главным общественным мероприятием зимы.

Почитательницы собрались на крою высыхающей степи, словно отбросы скотобоен, выплеснутые наружу, обладающие той же отвратной настойчивостью и беспомощным притяжением: повелительницы проклятых, хранительницы подземелий, первые среди грешниц сидели в одном ряду; взгляды их неотрывно, как не может оторваться мясо от крюков тех же скотобоен, были прикованы к Лоренцо, пленительному искусителю в пиратской рубашке, самому младшему из Повелителей Ужаса, прошедших анти-помазание в поколениях нежити (а они длятся и впрямь долго).

Лоренцо почти не обращал внимания на свою свиту, поскольку его собственное внимание было приковано к невероятно чарующей собеседнице, цветку смерти в платье мятого бархата. Он обвился вокруг неё, как бирка в морге обвивает палец ноги. И на бирке той было имя:

Чёрная Королева.

Гости, выслушав, как она представляется, часто переспрашивали: Чёрная Королева Трупного Алтаря? Чёрная Королева Тройной Трепанации? Может, Чёрная Королева Трепещущих Гробов?

- Просто Чёрная Королева, - представлялась она, и никто из присутствующих даже не дышал. Многие из тех, кто не дышал, были к тому же ещё и восхищены.

- Какое совпадение! - рассмеялась Чёрная Королева. - Я тоже выросла в пустыне! За исключением того, что Аризона была намного скучнее. К примеру, у нас перекати-поле состояли из иссушенных растений вместо иссушенной плоти.

Пока Лоренцо бубнил о своём детстве и случавшихся там мясистых наростах, Чёрная Королева неловко щупала языком свои клыки. Она напомнила себе, что её вампиризм исчезнет как только на неё перестанет падать свет кровавой луны. По сути, это был всего лишь бал-маскарад, примерно такой же, как в Венеции, Лос-Анджелесе и Ивисе. Надо признаться, на этом балу душу ожидала погибель, но у Лос-Анджелеса точно такой же эффект, а там всё прошло нормально.

Официант с бутылкой подошёл к паре и предложил Чёрной Королеве бокал.

- Нет, благодарю, я не пью… - ответила она, готовая получить всё веселье из сложившейся ситуации, - …вино.

- Это кровь, - ответил официант.

- …Оу. Тогда не вижу никаких препятствий.

Чёрная Королева вновь повернулась к Лоренцо:

- Итак, мы достигли соглашения?

- Вы искусно ведёте переговоры, поганочка моя, - Лоренцо отхлебнул из бокала. - Вы предоставляете мне Гримуар Гран Нуара, а я обещаю вам использовать весь его некромантический потенциал для удара по Фонду в назначенные день и час. Затем я найду необходимую информацию и вырву её из их груди словно бьющееся сердце.

- Horrorshow.

- Скрепим сделку клятвой на крови?

- Не вижу причин отказаться.

Они чокнулись бокалами.

- Надеюсь, вы поймёте, если я не смогу остаться на танец, Лоренцо.

- Чёрная Королева, вы сами не знаете, чего себя лишаете, - Лоренцо был настолько притворно-грустным, что можно было сказать, что он надулся. Это было менее уловимо, чем кажется, учитывая то, что Лоренцо почти всегда ходил надутым. - Оставь надежду, всяк сюда входящий.

- Тогда просто смиритесь с этим.

- Что ж…

- Вы знаете, что я имела в виду, - С улыбкой она накинула плащ, окрашенный кровью католиков по обычаям Повстанцев Хаоса1. Она подняла подарок, врученный милостивым адским королём-личём, проскользнула сквозь толпу, нашла тихий уголок и открыла Путь.

Как только она вступила на Путь, она осознала, что часть её хотела бы остаться подольше. Лоренцо умнее, чем казался, и в целом он очень приятный человек, если не обращать внимание на то, что у него пауки вместо глазных яблок.


Элисон нашла кресло в частной комнате Клыка Змея и облегчённо выдохнула. Прошла неделя с того момента, как её приняли во внутренний эшелон Длани. Клык Змея был узким кругом тех, кто заслужил доверие М.С.

В организации, созданной с целью распространять знание тем, кто действительно ищет его, личность М.С. оставалась одним из немногих настоящих секретов. Не было записей внешности М.С., диалогов с ней или даже слухов о подобных записях. (Ложь в Длани наказывалась строже, чем утаивание информации.)

Клык Змея получал свою информацию от М.С. не напрямую: письма, слова на которых растворяются с закатом, шёпот ветра, тончайшие мудрости в синхронности. Элисон получила свою миссию в письме: отправиться на Бал Кровавой Луны и организовать обмен книги заклинаний с Повелителем Ужаса. Это она сделала.

В письме также была надпись: "Под жарой и дождём, назад и вперёд". Элисон спрашивала, что это может значить; Аманда, её своего рода "куратор", сказала, что это было заклинание защиты, и что любой член Клыка, находясь в опасности, может прочесть его и тогда угроза минует. Что-то вроде счастливого случая, который можно унести в кармане. Элисон не озвучила то, что пришло ей на ум первым делом - а именно, что этот детский стишок, который она любила в нежном возрасте, имел какие-то корни. Она всегда думала, что его на ходу сочинил отец.

Теперь, когда мускусный запах гробницы развеялся, Элисон почувствовала себя достаточно комфортно, чтобы открыть подарок от своего пирокластического ухажёра. Коробка была чёрной как сажа, а на ощупь походила на тот материал, из которого делают спасательные одеяла. Она потянула ленту и приподняла крышку. Из коробки, сопровождаемый бурчанием, засиял тусклый оранжевый свет.

Элисон почувствовала тепло глубоко внутри коробки. Оно стало слишком горячим для неё, так что она отодвинула коробку подальше от лица. Источником звука, света и тепла был аморфный слизняк, извивающийся внутри коробки. Он поднялся и стал выползать наружу. Элисон уронила коробку до того, как один из раскалённых усиков успел обжечь ей руку.

Дарёная масса продолжала сочиться вперёд, с неё стекала расплавленная материя. Бурчание стало громче, и Элисон наконец стала различать слова.

- можетсразужеидтинахуйтакжекакегосестраапрозевсаявообщемолчуонпростотупойпридурокcегоповадками
носитсякакжеребецвокругсмертныхшлюхиведьбуквальножеребец…

Элисон подняла коробку, прежде чем она успела растаять на пути существа. Внутри был ярлычок. "Наслаждайся Ругающимся Слизняком! Счастливых Праздников!"

- Кому придёт в голову такое кому-то дарить?!

Ругающийся слизняк полез вверх по двери, оставляя на ней выжженную полосу бурлящего камня. Был выход и нет выхода.

Элисон рассмотрела свои возможности. Доценты смогут избавиться от ругающегося слизняка своим обычным способом, чем бы он ни был. В конце концов, в Библиотеке точно должны быть процедуры на случай, если в неё забредёт огненный элементаль. Что было действительно важно в данный момент - личная безопасность. Элисон использовала первое, что попалось под руку.

- Под жарой и дождём, назад и вперёд… - Элисон почувствовала невидимые барьеры, окружившие её. Занимаясь ритуалами, она создавала барьеры и раньше, но тогда они были из камня, тогда как сейчас это была чистая сталь. Элисон подумала о том, когда в последний раз ощущала себя в такой же безопасности. Тогда она была ребёнком, играла со своим игрушечным паровозиком, проговаривала этот стишок…

- …По рельсам звеня, паровозик идёт, - не задумываясь, она произнесла остаток стишка. Весь мир закружился, не двигаясь, и наконец Элисон оказалась в каком-то другом месте.


Комната оказалась невероятно аккуратно построена. В ней не было окон или дверей наружу, но в комнате всё равно дул ветерок, проникавший, скорее всего, через ажурную золотую решётку. Воздух в комнате пах свежими простыням и хлебом, хотя постельного белья ниг… нет, подождите, есть спальная, спрятанная по другую сторону шкафа. И хлеб в небольшом ящике, который лежал там уже довольно давно. Тем не менее, комната была скрупулёзно точно сделана так, чтобы в ней себя чувствовали как дома.

Элисон осмотрелась. Над комодом висело освещённое зеркало, рядом стояла шляпная вешалка, повсюду висело очень много полок. Элисон открыла буфет и обнаружила там множество различных аккуратно разложенных инструментов, каждый из которых был обозначен. И это были серьёзные, ни-в-коем-случае-не-допускаемые-до-неверных-рук инструменты. Зрелище того, как реликвии павших королей и богов лежат в алфавитном порядке, словно специи, обескураживало.

Элисон вгляделась в буфет и выбрала то, что показалось ей наиболее сподручным. Он окинула взглядом шляпную вешалку. На стене висела стрелка, указывающая на неё, так что вешалка точно была важной. На самой вешалке были головные уборы различных стилей. Элисон взяла шляпу вида "porkpie"2 и нашла надпись. "Сад - вотчина Змея". Она надела убор и взглянула в зеркало.

Из зеркала на неё посмотрела незнакомка. Элисон была поражена и, испугавшись, что за ней могут следить, скинула шляпу с себя, после чего вновь взглянула в, на сей раз, нормальное зеркало. Элисон сложила два и два.

Она стала близко рассматривать черты своего лица, изменённые шляпой. Её нос стал расплывчатым, её рот можно было назвать только ртом, о глазах же лучше всего было сказать… да, это точно пригодится. Элисон вновь произнесла магическое заклинание. Сработало — она вернулась туда же, откуда пропала, и, кажется, пока она отсутствовала, время стояло на месте. Слизняк нисколько не сдвинулся, а деревянная дверь всё ещё была дверью, в большинстве своём.

Элисон схватила предмет, позаимствованный из секретной комнаты. Им была кукла, сделанная из толстого полупрозрачного бежевого материала, немного напоминающего рисовую бумагу. Этикетка на кукле гласила "Мой Первый Голодный Дух". Он учил детей мифологии и питался их жизненной силой - бесконечное веселье! Она потянула за нить и усадила куклу на землю.

Кукла начала дёрганой механической походкой идти к ругающемуся слизню. Зазвучала запись: "Давай крепко обнимемся!" Подыгрывая записи, рот игрушки открывался и закрывался, а её шея склоняла голову то вперёд, то назад.

Кукла голодного духа проползла по дверным декоративным выемкам поближе к слизняку.

- акогдаядойдудоаресаяуверендажеясмогувынестиегошумамноготолкумалоядаженачатьбоюсьвпрочемон
можетсоснутьмойгорящий…

- Давай крепко обнимемся! - Мой Первый Голодный Дух ухватился за ругающегося слизняка. Рычажок, контролирующий рот куклы затрепетал, свечение слизняка начало угасать… и через время сошло на нет, сопровождаемое вялым "инахуйвсехихматерейтожеееееее".

Лицо с десятью руками вломилось в дверь и смело уже не сквернословящую кучку пепла. Оно откуда-то достало что-то и выпустило струю охлаждающего воздуха на куклу голодного духа, у которой от жара светилась голова. Затем лицо с предельной осторожностью удалилось.

Теперь Элисон вернулась к тому, чем занималась пару минут реального времени назад - пыталась расслабиться на мягком кресле и разобраться со своим багажом. Единственное различие было в том, что у Элисон появилась шляпа, игрушка, устройство для побегов, её подарок сбежал, да и состояние комнаты немного исказилось. Бывало и хуже.

Одолеваемая совестью, Элисон решила, что ей следует вернуть одолженный артефакт. У него иссякла вся накопленная энергия, да и брешь в коллекции достаточно легко заметить. Она снова переместилась в секретную комнату.

Элисон посадила Моего Первого Голодного Духа на его место. Шляпа… она заколебалась. На вешалке было от шести до восьми практически одинаковых шляп, за исключением цвета, формы и, возможно, эффекта, который выяснять не хотелось. Каким образом владелец обнаружил бы пропажу ещё одной?

Владелец. У Элисон была идея по поводу того, кем он мог быть, но ей нужно было удостовериться. Она стала копаться в ящичках, пока не нашла под рабочим столом то, что искала. Закатная бумага. Пустая. С водяными знаками в форме небольшого девиза и инициалов М.С.

Элисон начинало здесь нравится.


В мире магов есть одна крупная аксиома (некоторые даже называют её золочёным правилом), которая относится к несчётному количеству ситуаций и, если её правильно понять, может стать масштабным откровением о природе магии в целом. Правило просто: притворяйся, пока не получится.

Обычно границы этого понятия чётко и ясно проходят по рубежу между широкими магическими кругами и Дланью Змея, потому что самообман - всё равно обман. Честность и коммуникабельность - кредо в Длани.

Но у кого хватит смелости назвать М.С. обычным членом Длани? Здешние правила к ним не вполне применимы. А у Элисон были бумаги, комната, ключ к комнате… в двух словах сила и тайны М.С. Всё, что было нужно - использовать их, и тогда она сама стала бы М.С., со всеми их привилегиями. Элисон решила, что это был единственный разумный вариант.

Особое послание было отослано от лица М.С. определённому писцу, с запросом на обнаружение определённых книг и компиляцию выдержек из них. Другое дошло до информатора в Фонде, запрашивая у него определённые документы условий содержания из определённой Зоны. В обоих письмах предлагалось отослать желаемое в один и тот же пункт приёма корреспонденции в Библиотеке. Затем она выслала третье письмо телепату, привилегированному М.С., с просьбой сделать так, чтобы нужная информация дошла до нужных лиц до определённого срока. Таким образом она обеспечила Вооружённой Зоне Содержания большую битву на два фронта: с одной стороны - подготовленные Повстанцы Хаоса, с другой - просвещённые заключённые Зоны.

Элисон, не покладая рук, направляла силы на фронтах в нужные направления. Чёрная Королева носилась по всей доске. Теперь целые ячейки Длани Змея были готовы исполнять её указания. В голове мелькали мысли о том, что титул М.С. стал принадлежать ей всего неделю назад, и что если планы этой М.С. исполнятся как надо, её возвращение состоится весьма скоро. Но эта мысль не проявлялась в её голове до поры до времени.

Элисон произнесла заклинание и вновь появилась в комнате М.С. Она промчалась мимо дежурной и стала работать над заклинанием надзора, чтобы воочию увидеть развитие событий. Но Элисон с ужасом поняла, что забыла серебряную пыль. Она открывала шкафчик за шкафчиком, надеясь, что сможет найти её.

- Вторая полка, третий шкафик справа, - сказала дежурная таким тоном, что Элисон поняла - в комнате не было дежурной.

- Я знала, что этот день придёт, - Элисон начала смешивать ингредиенты несколько иначе: вместо заклинания надзора она стала делать заклинание послания. - Мне это нужно. Надеюсь, вы поймёте.

- Я понимаю, - ответила дежурная. - Я понимаю тебя лучше, чем ты можешь представить.

- Замечательно, так значит, вы не против, если я сделаю это, - Элисон бросила пыль по дуге. Ветер сдул её в сторону, и зеркало отправилось в Чердачные Измерения.

- Неужели я когда-то была такой юной? - незнакомка сняла капюшон и показала Элисон своё лицо. Ощущение было точно такое, как когда Элисон смотрела в зеркало с шляпой на голове, за исключением того, что зеркало было унесено за пределы законов мысли или гравитации, так что тут должно было быть что-то другое. - Ты целеустремлённая женщина. Ты всегда целеустремлённая. Неужели ты думала, что здесь, в мире для тех, кому мало знаний одной вселенной, ты никогда не встретишься сама с собой?

- Нет, - ответила другая Элисон. - И я тоже. Это всё было построено нами друг для друга со знаками, которые только мы сможем видеть. Я знала, что ты найдёшь вход.

- Здесь ещё столько всего, что тебе предстоит узнать, Маленькая Сестрёнка.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License