Мирное время
рейтинг: +51+x

Всё было кончено.

Ни один сотрудник Фонда, от стажёра-охранника до члена Совета О5, не мог объяснить, что именно было кончено. Будь у них возможность дать волю фантазии, они бы, скорее всего, ответили "всё".

Общее мнение сходилось на том, что первым, кто это заметил, был доктор Виктор Балакирев. Доктор Балакирев провёл множество опаснейших экспериментов, и его было нелегко удивить, но даже он не мог поверить своим глазам - вернее тому, что показывал его мощный телескоп. Доктор Балакирев не мог заставить себя поверить в то, что при очередном осмотре Крабовидной туманности на том месте, где раньше была некая исполненная ненависти звезда, теперь чернела пустота. Была поднята тревога, с десяток телескопов из разных агентств и ведомств были нацелены на ту же область, было довольно много криков и беготни. Но звезда появляться упорно отказывалась, несмотря на настойчивые заверения Балакирева в том, что "звезда - это, блин, не пульт от телевизора, её просто так не потеряешь!".

Следующим, кто испытал на себе необычное чувство недостатка необычных вещей, оказался D-682-1356, который совсем не оценил масштаб событий. Он не подозревал, что ему предстоит стать приманкой в очередной, заведомо бесплодной, попытке из бесконечной череды таких же неудач. А ещё D-682-1356 не знал, как реагировать, когда в могучем укреплённом бункере, куда он вошёл, оказался бак, наполненный кислотой, на дне которого виднелись останки изъеденного скелета.

- Эй, народ, так что мне с этим делать? Ему что, тяжело было выбитые зубы собирать сломанными руками, а?

Собравшиеся учёные шутку не оценили. У них были более веские причины для беспокойства, чем недоразвитое чувство юмора D-682-1356.

И это было началом конца. Когда в SCP-294 вбили запрос "чайку", автомат налил стаканчик чая, в котором определённо отсутствовали всякие признаки примесей птиц семейства чайковых. В SCP-1981 Рональд Рейган разглагольствовал об империях зла и довёл свою речь до конца, так ни разу и не поцарапавшись. SCP-902 открыли и ничего не нашли. Никто не мог вспомнить, почему его вообще так боялись. Так же пуст был и SCP-076, хотя в этот раз никто не забыл, что же в нём было такого страшного.

На очередной вопрос "понимаете ли вы, что вы - улиточка" SCP-1867 возражать не стал. Возражения были бы неуместны, да и вопроса он не понял. SCP-085 исчезла с холста, и чернильные поля и равнины казались голыми и пустыми без некогда гулявшей по ним девушки. Одежду, которую некогда носил SCP-1440, нашли у самой вершины горы Эверест. Рядом с одеждой на снегу было выведено одно слово. "Свободен".

Эхо конца гуляло по миру, словно толчки землетрясения, и никто не избежал его воздействия.

Церковь Разбитого Бога была стёрта с лица земли. Сложно управлять религиозной организацией, когда все её артефакты рассыпались в пыль, а когда половина этих артефактов крутится у тебя в голове - и того сложней.

Маршалл, Картер и Дарк сначала лишились большей части акций, потом - большей части клиентуры и вскоре канули в безвестность. Некогда людное здание клуба, где скапливались любители всего таинственного и дорогостоящего, превратилось в место, где пожилые господа мирно читали воскресные газеты и дремали в уютных кожаных креслах.

После того, как стало очевидно, что угрозы, с которыми была призвана бороться Глобальная Оккультная Коалиция, исчезли, была расформирована и она сама. Бюджет, некогда выделенный на борьбу с неведомыми силами, был перераспределён на более повседневные нужды человечества - например, на борьбу с глобальным потеплением и разработку более технически совершенного ядерного оружия.

От Доктора Развлечудова долго не было никаких вестей. Прошёл год, и в продажу поступила новая серия игрушек от Развлечудова. Игру "Месть Стрелючего Мужика от Доктора Развлечудова" оценили как "крепкий середнячок", но было ясно, что душу в эту игру неизвестный доктор не вкладывал.

Когда агенты Фонда прибыли по наводке на место, где должна была располагаться Фабрика, они обнаружили обычную фабрику по производству овощных консервов. Больше не было смысла писать это слово с большой буквы "Ф".

Ряды Длани Змея основательно поредели, их больше ничто не сплачивало, и вскоре Повстанцы Хаоса покончили с ними. Движение Повстанцев вскоре разодрало само себя на части, словно бешеный пёс, который кусает свои же кишки. Тех немногих, кому удалось выжить, поймали и предали смерти оперативники Фонда.

Участники группы "Теперь Всё Путём?" так и остались непутёвыми.

Никто пропал в никуда.

Отдел Необычных Происшествий по-прежнему гонялся за летающими тарелками и слухами о Снежном Человеке (которые в этот раз никак не относились к SCP-1000). Агенты Отдела, в общем-то, ничего не заметили.

Фонд, как самый стойкий из всех, прожил дольше остальных. Шли годы, и в продлении его существования было всё меньше и меньше смысла. Исчезло всё аномальное, исчез и смысл существования Фонда. Зоны закрывались одна за другой, сотрудники расходились по домам или, в случае сотрудников класса D, в мир иной. Вскоре осталась только одна часть организации.

На последнем собрании Совета О5 не было ни задушевных речей, ни мемориальных досок, потому что Совет О5, по сути, состоял из серьёзных мужчин и женщин, не любивших страдать бессмыслицей. Люди просто пожали друг другу руки, сказали несколько тихих слов и много молчали. Наконец, бывшие члены Совета начали расходиться по одному. Осталось только двое.

- Вот, наверное, и всё, - сказал О5-4, разминая в пальцах сигарету. Курение в переговорной было запрещено, но сейчас возражать было больше некому.

- И… и всё? Всё, ради чего мы трудились, все наши жертвы… просто впустую? - спросил О5-11, мрачно разглядывая свои ботинки.

- Я бы так не говорил. Мы поддерживали мир, когда было надо, и мы старались, как только могли. Просто мы больше не нужны.

- Что бы мне не радоваться? Ведь вся жуть, которую мы держали под замком, пропала. Человечество наконец в безопасности.

- Кроме как от себя самого, да.

- Так почему у меня такое чувство, словно я - игрушка, которой играли в хвост и в гриву, а потом выкинули за ненадобностью?

- Так уж мир устроен. Мы - дозорные, тюремщики, которые держали бурю под замком. А теперь все узники разбежались. В мирное время нет нужды в дозорных. Пойдём, я тебе выпивку поставлю.

- Да уж. Я бы сейчас выпил рюмочку. Или десять.

- Эй, у меня кошелёк не бездонный, знаешь ли.

Они вышли и закрыли за собой дверь.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License