Дождливая ночь в Чикаго
рейтинг: +16+x

28 сентября 1959 г.

Тяжёлый, словно свинец, дождь заливает Чикаго. Недовольный своим грешным творением Господь решил смыть город в озеро Мичиган. Всевышний мечтает, чтобы горожане поплавали вместе с бедолагами, примерившими бетонные башмаки.

Август «Римский» Хестон сидит в своём офисе и курит сигару. Ливень колотит в окна с неистовством. «Римский» не обращает внимания на ледяную осеннюю непогоду и наслаждается вонью дешёвой сигары. Он взглянул на будильник на столе: его стрелки замерли на 3:43. Часы остановились три дня назад, когда Бог огласил Чикаго громом и обрушил на него свой гнев.

Посидев в тишине, Август достал из стола подборку газетных вырезок, запечатлевших геройское прошлое частного детектива. Он стал меланхолично перелистывать страницы.

Вот он арестовывает сумасшедшего культиста, расписанного татуировками фрика, возомнившего себя сыном Адама и Евы. Маньяк успел убить семь человек, прежде чем Август его выследил.

А вот ещё одно дело: убийца по кличке Плюшевый Карвер. Он отрезал жертвам уши перед тем, как убить. На его счету двадцать четыре трупа. Взял его в октябре сорок восьмого года.

Ну и жемчужина коллекции: хирург-убийца, ранее работавший на Рейх. Жестоко убил шестьдесят человек, впрочем, доказана причастность только в сорока пяти случаях. Взял его в номере отеля, где тот кромсал очередную жертву.

Да, когда-то Август был лучшим частным детективом в городе. Дети хотели стать таким же, как он, полиция часто консультировалась у него, мафия уважала, даже проститутки давали скидку. Но с момента последнего громкого дела прошло девять лет. Многие считают, что Римский отошёл от дел, однако тот перебивается мелкими расследованиями. Судьба-злодейка цинично плюнула герою в лицо и сказала, что он изжил своё.

Детектив убрал газетные вырезки, бередящие старые раны. Он достал фляжку и пригубил виски. В горьком пойле растворились денежные проблемы, развод, смерть друга… почти напарника. После неё, надо думать, всё и пошло наперекосяк.

Неожиданно раздался стук в дверь – Римский даже спутал его с раскатами грома. Сквозь стеклянную дверь он разглядел женский силуэт. Странно, время позднее, гостья сильно запозднилась. Бедная овечка, похоже, в беде, раз отправляется поздним вечером в такую погоду к детективу.

- Прошу, входите, - прохрипел Римский, пряча виски.

Со скрипом открылась дверь, и в офис вошла роскошная женщина - слишком большое везение для такого неудачника, как Хестон. Это дорогое пальто не скрывает достоинств фигуры, а модная шляпка не прячет потрясающих волос. Не говоря про мордашку, которой место на экране телевизора, но никак не в офисе стареющего детектива. Римский даже встал, приветствуя гостью, хотя суровые годы вымарали из него всякую галантность.

- Август Хестон? – спросила она. – Он же Римский?

- Именно так, леди. Присаживайтесь.

Она села. Детектив хотел добавить, чтобы она чувствовала себя как дома, однако красотка и без того не растерялась. Уверенным движением закинула ногу на ногу и достала из сумочки мундштук. Римский радовался, как мальчишка, когда протянул ей зажигалку. И чёрт бы его побрал, она курит не как вульгарная потаскуха, а как дама из самого высшего общества. Пёс с её соблазнительными коленками, когда она так сексуально затягивается.

- Чем могу помочь, ммм…

- Бриджид, зовите меня Бриджид.

- Кхм, Бриджид. Так чем обязан?

Сквозь маску уверенности проступил страх. Всего на секунду.

- Моей жизни угрожает опасность, мистер Хестон. Думаю, меня преследуют.

- Кто же? Мафия?

- О, я мечтаю, чтобы это была мафия. Но дела обстоят намного хуже.

- Расскажите подробности.

Бриджид выпустила изо рта ароматный дым и собралась с мыслями.

- Я думаю, что это тот, от имени которого вздрагивают даже гангстеры. Его описывают как громилу двухметрового роста, лысого и бледного. Якобы, единицы его видели.

У Августа спёрло дыхание – настолько ему не понравился противник, которого подсовывает красотка Бриджид.

- И я имела несчастье увидеть его лицо и, что стало моей роковой ошибкой, сфотографировать его. Слухи лгут: он вовсе не громила, напротив, до омерзения тощий.

- Бледнолицый, – озвучил детектив прозвище чудовищного маньяка.

- Знаете о нём?

- Кто не знает Бледнолицего? По слухам, он работает на коррумпированного мэра Торе Скульпо, устраняет для него неугодных. Да так чисто, что следов не остаётся. Всех, кто видел его лицо, он выслеживает и жестоко убивает. Прятаться бесполезно – он всё равно найдёт.

- И недавно он нашёл меня. Уже не в первый раз. Я скрываюсь два месяца, мистер Хестон, однако он всякий раз настигает. Боюсь, дни мои сочтены…

Римский не ответил, погружённый в свои мысли.

- Если, конечно, Вы не спасёте меня, детектив.

- Что ж, я хотел бы узнать обстоятельства. Как, Бриджид, Вы раздобыли его фотографию?

- Я работаю фотографом. Чёрт дёрнул меня пойти в переулок на чей-то стон. Там я и наткнулась на Бледнолицего. Сфотографировала его издалека, так что смогла убежать. Это случилось 1 августа.

- Значит, фотограф.

- Да. Что-то не так?

- Просто не думал, что фотографам так много платят. Простите за прямоту, но Ваш гардероб не купить на жалование фотографа.

- Ну, знаете, - дамочка кокетливо повела плечом. – У меня на этот случай есть… спонсор.

- Спонсор… ясно. И потом Бледнолицый нашёл Вас, правильно я понял?

- В первый раз это случилось 11 августа. Я вернулась домой поздно и обнаружила, что дверь сорвана с петель, в квартире разруха, а в прихожей лежит Ричард Бойд, мой сосед. Его убили.

- Как он оказался в вашей квартире?

- Должно быть, пришёл на шум, когда Бледнолицый искал фотографию. Ричард был таким небезразличным, знаете, из тех, кто всегда полезет снимать котят с деревьев.

- Я понял, Бриджид. Так что дальше? Вы переехали?

- Месяц провела у своего спонсора. Решила не говорить про маньяка, но когда дворник рассказал патрону… - Бриджид осеклась и взглянула мне в глаза, - ему о том, что вокруг по ночам стал бродить великан, всё само собой всплыло. 15 сентября я перебралась к школьной подруге. А потом поняла, что бежать бесполезно, и пришла к Вам.

Римский сцепил пальцы в замок и подался вперёд.

- И мне до смерти интересно, зачем ко мне?

- Не понимаю, мистер Хестон.

- С деньгами Вашего спонсора Вы могли бы выбрать более дорогого сыщика. От моей репутации осталась одна лишь тень, так что мало какой клиент с деньгами остановит свой выбор на Римском. Играть против опаснейшего убийцы само по себе неприятно, так Вы ещё и делаете ситуацию подозрительной. Мне это не нравится.

Детектив и не заметил, как её ладонь коснулась его рук. Ресницы запорхали, как мотыльки.

- Я знаю, что Вам приходилось иметь дело с самыми ужасными порождениями этого города, мистер Хестон. На Вас я надеюсь больше, чем на всех этих изнеженных сыщиков, не знающих, какой калибр у их револьвера. Да и вообще что такое калибр.

Римский встал и подошёл к окну. Он взглянул на тёмные улицы Чикаго, где бродит бледное чудовище. Быть может, чтобы вернуться в строй, ему только и нужен был, что стоящий противник.

- Вы всё ещё великий детектив, мистер Хестон. Просто дела стали маленькими.

- Бриджид, думаю, моего калибра хватит, чтобы решить Вашу проблему. Могу я взглянуть на фотографию?

- Уверены, детектив? Говорят, что увидеть его фотографию столь же опасно, как и его самого.

Бриджид достала злосчастный снимок из сумочки, и он очутился в руках Римского. Не сразу разберёшь, что на нём изображено, но если знать, то постепенно вырисовывается долговязая субтильная образина в конце переулка. Под ногами у него валяется обречённый. Бледнолицый словно смотрит в душу с плотной фотографии.

- Я расправлюсь с этим подонком, мисс.

- Вы не представляете, как я Вам благодарна, мистер Хестон.

- Благодарности позже, – сказал Римский, нацепляя шляпу. – Сперва мне нужно сделать свою работу.


Римский начал с самого дна: разворошил притоны, бары, игорные дома (скорее подвалы). Расспрашивал всякую погань. Но даже эти отбросы общества умолкали, когда сыщик спрашивал о человеке с бледным лицом. Он навестил даже таких тёртых калачей, которые половину войны провели в плену, наслаждаясь фашистскими пытками. И что Август услышал от них? Ни слова.

Отчаявшись, он отправился к Марачеку на 127 Мичиган Авеню. Вот она, квартира 55. Болтун Марачек – находка для сыщика, потому что он знает всё, лишь бы сбережений хватило. И даже он не помог. Он что-то нёс, но стоило выйти из 55-ой квартиры, как всё услышанное развеялось. Как только он это делает?

Ночное небо рокотало, готовя Римского к Судному Дню. А у дьявола будет бледное лицо. Дождь барабанит по полям шляпы и окутывает сырым холодом. Пронизывает до самого нутра, изъеденного табаком и алкоголем.

Взгляд упал на витрину книжного магазина, где затесались свежие газеты. На первой полосе очередной подвиг Торе Скульпо – щедрый мэр отстроил новый сиротский приют. Таков весь Скульпо: когда любуешься его мордой на газете или экране телевизора, он кажется образцовым политиком, градоначальником и меценатом. Но когда никто не видит, этот сукин сын, родом с макаронного полуострова, проворачивает делишки со своими друзьями… Что за друзья? Вот подсказка: начинается на «К», а заканчивается на «оза Ностра».

Какое-то время ему достаточно было платить нужным людям. Но со временем развелись те, кого не купишь за грязные деньги, и на сцену вышел Бледнолицый. Поговаривают, он родом из Канады, некоторые так и зовут его Канадцем, либо Тем-Самым-Канадцем, либо Мрачным Жнецом (это к делу не относится, просто к тому, что у людей не густо с фантазией).

Одна фотография Бледнолицего попала-таки в газеты. Всего пол-лица, да и то размыто. Фотограф даже умудрился выжить, правда был вынужден уехать из Чикаго. Везунчика звали Кондрад Аккерман.

И тут взгляд сыщика пополз ниже по газетному листу, где наткнулся на объявление о том, что кафе-кондитерская «Швейцарская выпечка от Шмидта» вновь открыта. Шмидт! Вот кто может помочь!


На углу пристал попрошайка. Назвался представителем какого-то благотворительного фонда. Римский послал его к чёрту, но тот преследовал детектива ещё три квартала, выкрикивая:

- Пожертвуйте доллар в фонд «Манна»! Спасите бездомных!

А Римский уже приближается к забегаловке Шмидта. Ганс Шмидт – весёлый кондитер, не гнушающийся подзаработать, предоставляя свои подвалы для хранения краденого добра, оружия и даже трупов. Работал на мэра. Полиция стала копать, и дерьмо всплыло из погребов Шмидта, суд дал ему четыре года. Как быстро время пролетело.

Радуясь возвращению в своё кафе, Шмидт решил поработать первую неделю круглосуточно. Август ввалился в тесную забегаловку, пахнущую сдобой. Капли дождя потекли с него водопадом.

- О, сэр, не беспокойтесь, – раздался голос толстяка Шмидта, напрочь лишённый акцента. – Повесьте пальто справа – пусть обтекает.

- Благодарю.

Римский встретился взглядом с хозяином кафе. Преступная морда нахмурилась, похоже, узнав гостя. Детектив оглядел зал – всего два крепких парня в углу. Само собой, всего лишь любители кексов. Перед тем, как войти, детектив убедился, что револьвер заряжен. Не торопясь, Римский занял столик подальше от тех двоих.

- Чего желаете, мистер?

- Чуткого собеседника, мистер Шмидт, - детектив подозвал хозяина жестом. Когда тот нехотя приблизился, Август предложил ему стул напротив.

- Не вспомню твоё имя, - проронил толстобокий швейцарец.

- Меня зовут Август Хестон, но тебе, возможно, знакомо моё прозвище - Римский.

- Ах, Римский. Ты копал под меня одно время.

- Но за решётку упёк тебя не я. Я-то всё пытался доказать, что ты делаешь пирожки из человечины. Глупо, не так ли?

Ганс Шмидт и не подумал улыбнуться.

- Что тебе от меня надо, Римский?

- Расскажи о Бледнолицем всё, что знаешь, иначе я разворошу грязное бельишко, и выяснится, что тюрьма не отучила тебя якшаться с бандитами.

В повисшей тишине можно было услышать писк мухи где-то на кухне. Один из амбалов недвусмысленно поднялся и пошёл баловаться со шпингалетами на входной двери. Надменно улыбнувшись, Шмидт отодвинулся на стуле и проронил, вставая:

- Бледнолицый начал работу три года назад, когда я сидел в тюрячке. Мог бы об этом подумать, тогда не пришлось бы нарываться почём зря.

В этот момент приблизились вышибалы Шмидта. Хозяин кондитерской занял зрительное место за стойкой. Римский не стал дёргаться. Один из громил сказал:

- Могу посоветовать хорошего дантиста.

- А я гробовщика, – Август нацелил на амбала револьвер Уэбли-Фосбери сорок пятого калибра.

Парочка, конечно, опешила, но скоро один из них сообразил:

- Застрелишь нас, да, крутой парень? И как, прости, ты объяснишь это полиции?

- А ты, дружок, собрался лезть под пули? – Римский встал со стула.

- Хочешь проверить?

- С удовольствием.

- Уговорил.

Римский ловко перехватил револьвер за ствол и огрел рукояткой ближайшего к себе противника. Когда тот получил удар в висок, по лицу детектива размазался кулак второго амбала. Римский отшатнулся, опрокидывая стулья, а мордоворот продолжил наседать. Он блокировал удар револьвером и ответил плотным хуком.

Детектив растянулся на полу и выронил оружие. Тотчас ему прописали ботинком по печени. Разозлившись, Римский в одночасье вскочил и оттолкнул от себя противника. Второй потянулся к его скуле кроссом, но Август заблокировал удар и засадил кулак под дых. От последующего хука враг полетел сметать столы, а в его товарища полетел стул. Тот отбил предмет мебели, но Римский налетел на него, схватил за пояс и припёр к стене.

Детина не растерялся и обрушил локоть детективу на спину. Пнув его коленом в живот, амбал оторвал от себя Римского и толкнул на стойку. Детектив жёстко врезался, но, терпя боль, схватил горшок с цветами и с разворота разбил его об голову неприятеля. Тот был дезориентирован, а мощный удар стопой в диафрагму отправил его отдыхать на полу.

Но тут оправился второй громила и кинулся на Римского с ножом. Детектив отступил от стремительного росчерка пером, уклонился от коварного укола. Пошарив в кармане, Римский загрёб немного мелочи и швырнул её в лицо противнику во время очередной атаки.

Нож разминулся с животом детектива, и тот зафиксировал руку детины. Выученным движением он вывернул запястье так, чтобы гад выронил оружие. И тогда заработали кулаки: Август принялся бить урода по лицу, а завершающим апперкотом, само собой, подбросил верзилу в воздух, так что тот приземлился на стол и сломал его своей тушей.

- Ах ты сукин сын, Римский! – заворчал Шмидт. – Ремонт влетит тебе в копеечку!

- Предлагаешь поторговаться? – Август подобрал револьвер.

- Если ты из тех, кто ищет неприятности, то поздравляю: ты сорвал джек-пот.

Римский поставил стул прямо напротив Шмидта и многозначительно взвёл курок. Толстяк угрюмо смирился с поражением. Детектив взмахнул револьвером, предлагая кондитеру начинать.

- Послушай, умник, – проворчал Шмидт, - я, конечно, работал на мэра; Бледнолицый, говорят, тоже. Но я завязал, так что…

- Для твоей лапши у меня уши маловаты. Ты получил всего четыре года, а мог бы гнить в тюрьме очень долго. Здесь явно постарался Скульпо, так что сейчас ты ему отрабатываешь. И хоть что-то про Бледнолицего ты знать должен.

Трясясь от злобы, Шмидт медленно придвинул себе салфетку и принялся выводить какие-то надписи. Всё это время Римский наслаждался немецкими ругательствами. Когда толстяк закончил, белоснежная салфетка полетела к вашему покорному слуге. Расправив её, Римский получил адрес: 303 Индианна Авеню, квартира 32.

- Что я найду там? – спросил Римский, надевая пальто.

- Свою смерть.


По указанному адресу Римский обнаружил одну из этих дрянных новостроек, которые начали осыпаться сразу после окончания строительства. Брат из Портленда писал, что у них тоже все окраины этим дерьмом застроены. Сразу понятно, что за жильцы здесь обитают: наркоманы, бандиты и бедняки, вынужденные жить в таком соседстве.

Планировка ужасная, а про нумерацию можно только непечатным. Квартиру 32 Римский нашёл с трудом. Взял револьвер наизготовку. На требовательный стук никто не открыл – пришлось поработать отмычками. Дом достроили всего три месяца назад, а двери уже рассохлись и еле открываются. В квартире оказалось темно, хоть глаз коли.

И тихо. Тишина зловещая, словно в каждом тёмном углу притаилось по несколько душегубов. Но Римский методично обследовал всю гадкую квартиру и не нашёл никого.

А это значит, что надо устраивать засаду.


Ждать пришлось долго. Римский настолько привык к темноте, что смог прочитать статью в газете, коими заклеены все окна. На месте Бледнолицего каждый бы отгородился от внешнего мира.

Но вот проскрежетала тугая дверь, и в квартиру зашли. Римский к тому моменту уже притаился за креслом. Если чуть выглянуть, можно разглядеть светловолосого коротышку, возящегося с пальто. Это явно не тот, на кого рассчитывал детектив, разве что подельник. Блондинчик дотянулся до выключателя, однако свет не зажёгся. Чертыхаясь, это светловолосое недоразумение принялось щёлкать выключателем.

Когда электричество сжалилось и побежало-таки по вольфрамовым нитям, Римский уже подкрался сзади. Обернувшись, коротышка заверещал, как ссыкливая девочка. Он потянулся куда-то к пояснице, где должен быть пистолет.

- Ах ты ж блядский легавый! – его оружие застряло за поясом, а тут ещё дуло револьвера уткнулось в лицо.

Римский развернул блондина и припёр лицом к стене. Выудив пистолет у него из-за пояса, детектив решил набрать безопасное расстояние, но подонок резко обернулся и вцепился в левую руку. Римский приложил его рукояткой револьвера по голове, но так увлёкся, что продолжил бить, даже когда гадёныш растянулся на полу.

- Ай, да уймись, сука, уймись!

- Чтоб больше без фокусов!

- Я понял, легавый. Блядь, нахрен по голове?

- Как тебя зовут?

- Винни.

Винни, значит. Типичный шнырь на побегушках. Римский отбросил его пистолет в сторону. Пришло время заняться Винни вплотную. Август присел рядом с побитым.

- Где Бледнолицый?

- Отвали!

- Плохое начало, Винни.

Его челюсть познакомилась с костяшками кулака. Блондинчик застонал негромко.

- Применение силы при аресте! – запротестовал он.

- У меня это неплохо получается, – Римский придавил коленом промежность Винни.

- Ты… Ты не можешь меня просто так покалечить!

- Ну-ну, успокаивай себя, сколько хочешь.

Следующий удар пришёлся по рёбрам – Винни закашлял.

- Послушай-ка, золотце, я не собираюсь быть мальчиком для битья. Я просто хочу знать, где прячется Бледнолицый.

- Сукин ты сын, как ты узнал, что это его хата?

- Я задаю вопросы, – Римский вцепился в светлые волосы и ударил поганца головой об пол. – Ты на него работаешь?

- Да.

- Значит, знаешь, где его искать.

- Пошёл на хуй, легавый! Если я его сдам, то не жилец. Заведи на меня дело, арестуй, посади за решётку, только про Бледнолицего я тебе…

Дуло револьвера поцеловало Винни в висок и не захотело отстраняться.

- Забыл тебе сказать, что я не легавый.

Гадёныш задрожал, покосился на пушку. Из всех вариантов оставался только один. Римский мучительно медленно взвёл курок.

- Я скажу, скажу! – раскололся Винни. – Он на свалке, у него там дела.

- Покажешь дорогу.


Винни привёл Римского на городскую свалку. Горы покорёженного металла, гнилого дерева, бумаги и прочей дряни. Навалено кучами, расставлено стопочками. Свалка - это цельный отдельный мир, хоть он и не так сильно отличается от нашего.

- Где-то здесь, – проронил Винни. – Давай сюда.

Дождь превратил землю под ногами в хлюпающее месиво.

- Засовывает трупы в дробилку? – поинтересовался Август.

- Наверно.

- Кто-то опять перешёл дорогу Скульпо?

- Нет. Бледнолицый больше на него не работает.

- В самом деле?

- А иначе зачем ему я? Со Скульпо он работал напрямую, а с новыми работодателями предпочитает через посредника.

Неизвестно почему, но Римскому эти новости не понравились. Прошли ещё немного, как Винни дал знак остановиться.

- Там, за углом, – шепнул он.

- Выйди вон туда и позови его. Я спрячусь за этой тачкой и застрелю его, когда выйдет на открытое пространство.

- Так ты меня можешь зацепить!

- Ладно, прихлопну тебя здесь, а дальше сам попробую.

Крысиная морда Винни исказилась злобой. Сунув руки в карманы, он молча побрёл на просторный пятачок. Римский нырнул за ржавую тачку и взял на прицел своего провожатого. Молния осветила свалку – последний акт этой истории начинается, дальше только апокалипсис.

- Эй, Бледный, - нехотя крикнул Винни. – Бледный, дело есть.

- Не называй меня Бледным, – раздалось словно из самой преисподней.

Некоторое время Винни тёрся, как дурак, на открытом пространстве.

- Ты чего там стоишь? – прохрипел маньяк.

- Можешь подойти?

- Чего?

- Подойди сюда.

Римский приготовился убить дьявола, но решимость его улетучилась сразу, как тот появился. В считанные секунды великан приблизился к Винни и навис над ним. Вживую он выглядит выше, а худоба его устрашает до жути. Римский словно увидел громадную марионетку.

Лицо этого монстра скрыто полями шляпы. Он застыл, как огородное пугало на высоком шесте. А целиться теперь стало очень трудно.

- Ну, ваше величество, – прохрипел Бледнолицый. – Я подошёл. Что прикажете дальше?

- Есть новое предложение, – Винни поплёлся в сторону, освобождая линию для огня.

- Возомнил себя начальником?

И тут блондинчик совершил роковую ошибку, взглянув в сторону Детектива. Бледнолицый поймал его взгляд – Римскому пришлось действовать быстро. Громыхнул выстрел, однако маньяк схватил Винни, словно невесомую куклу, и заслонился им. Пуля угодила Винни в спину. Вставая в полный рост, Римский открыл огонь. Прикрываясь трупом, маньяк добрался до укрытия.

Матерясь, Август вынужден был бежать вдогонку. Под ногами чавкает, грязь облепляет ботинки.

Вскоре детектив наткнулся на труп Винни. Римский огляделся по сторонам, но бледный монстр испарился, словно привидение. Осторожно ступая, детектив двинулся по свалке, пытаясь разглядеть противника. Ливень маскирует все звуки, ночь укрыла своё порождение во мраке.

Что-то зашумело в стороне, и Римский взял на мушку темноту. Но там затихло. Детектив медленно направился в сторону подозрительного звука. Внезапно шестое чувство подсказало об опасности – в затылок словно бы повеяло ледяным дыханием.

- Привет, - проскрежетало прямо за спиной.

Римский обернулся, но его запястье тотчас стиснули тонкие сильные пальцы. Вторая костлявая лапа вцепилась Августу в горло и принялась медленно выдавливать из него жизнь. Рефлекторно сжался палец на спусковом крючке, и пуля улетела в никуда. Бледнолицый вывернул запястье, обезоруживая детектива.

И лишь тогда Римский встретился взглядом с этим созданием. Тощий до отвращения – голова похожа на череп. Глаза скрыты закапанными очками. На подбородке - жидкая борода. Широкополая шляпа нацеплена на лысую макушку. А ухмылка у чудовища такая широкая, словно он способен распахнуть пасть и заглотить голову сыщика целиком.

- Нашёл меня, да? Типа герой?

Его пальцы сдавили шею Августа на зависть тискам – сопротивления детектива были тщетны.

- Не знал, что глядеть мне в лицо опаснее, чем медузе-горгоне?

Когда Римский готов был потерять сознание, Бледнолицый отшвырнул его в грязь. Детектив закашлял, как вдруг его передёрнуло от грохота револьвера. Подобрав оружие, маньяк расстрелял оставшиеся патроны.

- И всё? – убийца поднёс ствол к глазам. – А я думал, он восьмизарядный.

- Дурак, что ли? Совсем в оружии не разбираешься?

Римский с трудом поднялся на четвереньки.

- Мне незачем, - Бледнолицый зашвырнул оружие в кучу мусора. – Я убиваю голыми руками. А правую руку отрубаю. Приношу домой и жарю в духовке.

- С такой пастью, - с нечеловеческими усилиями Римский поднялся, - мог бы целиком заглатывать.

- Скоро тебе расхочется…

Римский подобрал с земли кусок трубы и набросился на маньяка. Как бы ни тянулся, достал не выше плеча. Второй удар пришёлся по животу. Когда противник упал на колено, детектив ударил по голове, но Бледнолицый перехватил трубу и легко вырвал её из рук. Страшилище выпрямилось и чуть не раскололо Августу череп мощным джебом. Римский упал навзничь, а Бледнолицый смачно пнул его по рёбрам.

- Мать честная, – простонал Римский. – Похоже, я слишком стар для этого дерьма.

Бледнолицый перевернул его лицом вверх и схватил за грудки. Не успел Римский и глазом моргнуть, как кошмарный выродок впился зубами ему в шею. Детектив заорал, как ополоумевший, он всеми силами попытался отпихнуть от себя хренова людоеда. Но тот лишь продолжал трепать жертву зубами, словно бешенный пёс. Римский ухватил врага за ухо и вывернул – Бледнолицему стало так больно, что тот разжал челюсти.

Август тотчас достал фляжку из нагрудного кармана и принялся бить ею противника по лицу. Слетели очки, затрещали повреждённые зубы – маньяк схватился за челюсть и отполз в сторону.

Загребая грязь, Римский пополз прочь. Поднявшись, он побежал, забыв про болезненный укус. Его подстегнул истошный вопль Бледнолицего, в котором переплелись боль, ярость и голод.

На глаза попалась отвёртка – Римский вооружился и приготовился встретить противника. Вытянув руки вперёд, образина понеслась на него с криком. Тут всякий смельчак струхнёт, так что Август кинулся к ближайшему автомобилю и нырнул в него. Он вцепился обеими руками в дверь и с большим трудом удержал её. Бледнолицый потянул со страшной силой, а затем просунул пальцы в щель в окне и одним движением утопил стекло. Костлявая культя потянулась к Римскому, но получила удар отвёрткой в кисть.

Враг тотчас исчез, а на капот пришёлся удар. Стремительный ублюдок перебрался на другую сторону и распахнул пассажирскую дверь. Он схватил Римского за шиворот и легко вытащил под дождь. Бледнолицый швырнул детектива на землю и наступил ему на шею. Отчаянно борющийся Август воткнул отвёртку маньяку в икру. Прыгая на одной ноге, Бледнолицый вскоре упал. Схватив арматурину, убийца попытался забить ею Римского, но тот откатился. Он вскочил на ноги и отпрыгнул от нового удара. Бледнолицый пополз за ним, размахивая толстым металлическим прутом.

Стоило маньяку снова промахнуться, как Римский наступил на арматуру, а следом ударил каблуком по костистым пальцам. Наплевав на увечье, Бледнолицый схватил противника за ногу и рывком повалил. Сильная рука подтянула Римского к окровавленной пасти.

Закричав, Август пошарил в грязи и каким-то чудом наткнулся на отвоёванный кусок арматуры. Крича во весь рот, он принялся молотить Бледнолицего по голове. Даже когда убийца обмяк, Римский поднялся и продолжил превращать его череп в месиво. Мёртвый монстр раскинул лапы, словно гигантский паук. Молния осветила его покорёженное тело.


Стоило зализать раны и отмыться от грязи, как Август Хестон отправился по указанному адресу к Бриджид. Скромная квартирка в уютном районе Чикаго. Август постучал в дверь.

Открыла сама Бриджид, хотя, вроде как, живёт здесь у подруги. Во взгляде её мольба. Не говоря ни слова, детектив достал из кармана снимок. Он специально вернулся на свалку с камерой, чтобы запечатлеть убийство самого опасного маньяка в городе.

- Можете не сомневаться, это он.

Бриджид впилась в снимок обеими руками, глаза её расширились. Кажется, она перестала дышать.

- О мой бог, мистер Хестон! Вы это сделали! Вам удалось невозможное! Как я Вам благодарна!

- Всего лишь делаю свою работу, мисс.

- Пожалуйста, войдите, – Римский вошёл в квартиру, а Бриджид захлопнула за ним дверь. – Это просто невозможно! Но, знаете, мы всегда в Вас верили.

- Мы?

- Мы, мистер Хестон. Я и мой…

- Спонсор, – подхватил Римский, заслышав шаги в соседней комнате.

Рука непроизвольно потянулась к кобуре, которую наивный дурачок оставил в офисе. Детектив, словно загнанный зверь, сжался, готовый встретиться лицом к лицу с новой химерой.

Держа Римского на мушке, в комнату вошёл усатенький итальяшка. Непропорционально большая голова, настолько дорогой костюмчик, что детективу и одна пуговица не по карману.

- Торе Скульпо, – процедил Римский.

- Угадал, детектив, – манерно ответил мэр.

Продефилировав к «спонсору», Бриджид сложила ручки у него на плече.

- Как же я не догадался. Бледнолицый больше на тебя не работает – он предал тебя и отправился на вольные хлеба. И ты решил избавиться от него.

- Браво, детектив, Вы раскрыли дело. Право же, Вы идеально всё исполнили. Мне как раз нужен был матёрый пёс, крутой парень, но и достаточно безвестный, чтобы его пропажу не заметили.

- Узнаёте себя, мистер Хестон? – ехидно улыбнулась Бриджид.

Оружия нет, а у Скульпо, напротив, пистолет с глушителем. Вот и всё, Римский, тупик.

- Последнее слово, детектив?

- Да, Скульпо, я скажу. Ты ничуть не лучше этого безумца Бледнолицего. Вы даже не люди. Вам обоим место за решёткой, чтоб на вас ставили опыты.

- Давайте представим, что в другой жизни так и происходит. Эта мысль Вас успокоила? Что ж, прощайте, Август Хестон.

Последний выстрел поставил жирную точку в этой истории. Скульпо снял палец со спускового крючка, и всё было кончено.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License