Воспоминания камердинера
рейтинг: +24+x

Протокол интервью 662-37

Интервью ведёт: Д-р С. Самеш

Опрашиваемый: SCP-662-1 ("Господин Работный")

Предисловие: При учёте найденных в особняке SCP-1867 объектов был обнаружен дневник, в котором неоднократно упоминался некий "господин Работный", состоявший на службе объекта в качестве камердинера. Учитывая тот факт, что SCP-1867, судя по его словам, непосредственно сталкивался с некоторыми объектами SCP и имеет представление о них, была проведена беседа, целью которой было подтверждение или опровержение того факта, что SCP-662-1 является тем самым слугой, о котором писал SCP-1867, и может ли он подтвердить утверждения последнего.

<Начало протокола, ██.██.20██, 12:53>

Д-р Самеш входит в переговорную, усаживается за столом и звонит в SCP-662. Через тридцать восемь секунд дверь в переговорную открывается и входит Г-н Работный.

Г-н Работный: Доброго дня, доктор Самеш. Чем могу быть полезен?

Д-р Самеш: Присаживайтесь, господин Работный. Я хотел бы задать вам несколько вопросов.

Г-н Работный: Конечно, сэр.

Г-н Работный усаживается за стол.

Д-р Самеш: Состояли ли вы когда-либо в прошлом на службе некоего Теодора Томаса Блэквуда?

Г-н Работный: Да, сэр, я работал на мистера Блэквуда в течение достаточно длительного периода времени.

Д-р Самеш: Хорошо. Нам хотелось бы прояснить некоторые факты касательно мистера Блэквуда.

Г-н Работный: Прошу прощения, сэр, но как джентльмен на службе джентльмена я не имею морального права обсуждать частную жизнь моих былых нанимателей.

Д-р Самеш: Я не пытаюсь лезть не в своё дело, г-н Работный. Сейчас в нашем ведении находится индивидуум, утверждающий, что он - мистер Блэквуд, и нам хотелось бы удостовериться в правдивости его слов.

Г-н Работный: Вот так, сэр? Это крайне маловероятно. Я слышал, что мистер Блэквуд скончался во время неприятных событий в Патагонии в 1893 году.

Д-р Самеш: Понятно. И когда вы поступили на службу мистера Блэквуда?

Г-н Работный: Двадцать восьмого июня 1837 года, сэр.

Д-р Самеш: И сколько времени вы провели у него на службе?

Г-н Работный: Следующие шестьдесят лет, с перерывами.

Д-р Самеш: С перерывами?

Г-н Работный: Мистер Блэквуд часто находился в отъезде и потому не нуждался в услугах камердинера. Ведение хозяйства оставалось на обслуге, с чем те прекрасно справлялись. Во время его отсутствия я временно переходил на службу других личностей.

Д-р Самеш: И когда вы в последний раз перешли из его ведения в ведение другого нанимателя?

Г-н Работный: Точную дату я не могу вспомнить, сэр, но могу сказать, что вскоре после начала двадцатого века.

Д-р Самеш: Г-н Работный, вы ведь ранее сказали мне, что мистер Блэквуд скончался в 1893 году?

Г-н Работный: Да, сэр.

Д-р Самеш: Как тогда вышло, что вы оставались на его службе до начала двадцатого века?

Г-н Работный ненадолго замолкает.

Г-н Работный: Я не уверен, сэр.

Д-р Самеш: Понятно. Каковы были ваши основные обязанности как камердинера мистера Блэквуда?

Г-н Работный: На мне лежала основная ответственность за поддержание недвижимости мистера Блэквуда в должном состоянии и управление прислугой. Также я заведовал его финансами и распорядком дня, в его отсутствие принимал и отправлял за него почту, осуществлял покупки и был ответственен за приобретение и техническое обслуживание его вооружения и снаряжения для экспедиций.

Д-р Самеш: Обладали ли вы вашими нынешними способностями на то время, когда вы состояли на службе мистера Блэквуда?

Г-н Работный: Не могу вспомнить, сэр.

Д-р Самеш: Сколько лет было мистеру Блэквуду на момент вашей первой встречи?

Г-н Работный: Сэр, я не спрашивал из соображений вежливости.

Д-р Самеш: Хорошо, хорошо. Сколько, по вашему, ему было лет на вид?

Г-н Работный: Судя по его внешнему виду, я не дал бы этому джентльмену более сорока лет.

Д-р Самеш: А на момент вашей последней встречи?

Г-н Работный: Не более сорока лет, сэр.

Д-р Самеш: Получается, за шестьдесят лет он не состарился?

Г-н Работный: Я… Я не могу сказать, сэр.

Д-р Самеш: Обсуждал ли мистер Блэквуд с вами когда-либо свою семью или своё детство?

Г-н Работный: Не помню, чтобы он упоминал семью хотя бы раз. Помню его утверждение, что в детстве он жил в западной части страны, был учеником в Итоне и получил приличное наследство, а также то, что его титул тоже передаётся по наследству.

Д-р Самеш: Какой же он имел титул?

Г-н Работный: Насколько я помню - виконт, сэр, но не могу вспомнить, какой именно местности.

Д-р Самеш: Был ли он женат?

Г-н Работный: Не помню, чтобы хотя бы раз видел его в обществе женщины, сэр.

Д-р Самеш: Ранее вы упоминали оружие. Каким именно оружием вы заведовали?

Г-н Работный: В основном - пистолеты и винтовки. Также у него было несколько атомных ружей и дестабилизирующих мушкетов производства мистера Мота из Манчестера. Их закупкой я занимался лично; это было и вправду прекрасное оружие. Также могу вспомнить, что из одного из своих походов он вернулся с электрическим ружьём, которое счёл всячески достойным внимания. Один раз он испытал его на мне, воздействие было крайне эффективным.

Д-р Самеш: Мистер Блэквуд испытывал своё оружие на вас?

Г-н Работный: Думаю, что узнай об этом люди из агентства, они бы крайне разозлились, но я всего лишь выполнял приказ. Так или иначе, я, как видите, полностью восстановился.

Д-р Самеш: Обсуждал ли мистер Блэквуд с вами свои путешествия?

Г-н Работный: И весьма часто, сэр. Он довольно часто перечитывал свои дневники у себя в кабинете и спрашивал моё мнение относительно выбора слов. Мне очень нравилось слушать его рассказы.

Д-р Самеш: Я хотел бы попросить вас прочитать один из недавно найденных нами дневников, г-н Работный.

Г-н Работный: Конечно, сэр.

Д-р Самеш передаёт г-ну Работному распечатку выдержек из дневника №23, относящегося к событиям мая-июня 1883 года. Г-н Работный погружается в чтение и молча читает следующие двадцать минут.

Г-н Работный: Дочитал, сэр.

Д-р Самеш: Насколько вам известно, правдивы ли описанные в этом журнале события?

Г-н Работный: Я не присутствовал во Франции в это время лично, но описание событий в Лондоне полностью соответствует моему представлению о них.

Д-р Самеш: Есть ли у вас какие-либо сведения о событиях в Франции, полученные не из первых рук?

Г-н Работный: Описание в этом дневнике соответствует тому, что рассказал мне по возвращении сам мистер Блэквуд. Также помню то, что в газетах муссировались слухи о природе этих событий. В "The Telegraph" считали, что настал конец света.

Д-р Самеш: Вы уверены, г-н Работный?

Г-н Работный: Полностью уверен, сэр.

Д-р Самеш: Г-н Работный, нам не удалось найти ни одного газетного репортажа от 1883 года, и ни одного официального документа, которые бы относились к чудовищу или ядерному взрыву. Согласно дневникам и свидетельствам о жизни Теодора Рузвельта, весь 1883 год он провёл в Нью-Йорке и не покидал пределов США. При исследовании на местности в Провансе не было выявлено повышенного уровня радиации, также нет свидетельств тому, что построенные до 1883 года в Авиньоне дома как-либо страдали от взрыва. Количество смертей в том году находилось в пределах нормы. Нет никаких свидетельств тому, что описанные события - правда.

Г-н Работный: Сомневаюсь, что вы их найдёте, сэр.

Д-р Самеш: Почему, г-н Работный?

Г-н Работный кривится.

Г-н Работный: Не могу сказать, сэр.

Д-р Самеш: Отлично, почти закончили. Ещё вопрос - был ли мистер Блэквуд когда-либо на вашей памяти моллюском, или казался таковым?

Г-н Работный: Прошу прощения, сэр?

Д-р Самеш: Слизень неоновый переменчивый, г-н Работный. Nembrotha kubaryana. Когда-либо за то время, которое вы его знали, он являлся таковым?

Г-н Работный: Нет, сэр.

Д-р Самеш: Благодарю вас, г-н Работный. На этом мы закончили.

Г-н Работный: Спасибо, сэр.

Г-н Работный поднимается из-за стола и направляется к двери. Прежде чем выйти, он оборачивается.

Г-н Работный: Вообще-то, сэр…

Д-р Самеш: Да, н-н Работный?

Г-н Работный: Не знаю, имеет ли это отношение, но ваш вопрос напомнил мне об одном странном сне, который я видел много лет назад.

Д-р Самеш: Что за сон?

Г-н Работный: Мистер Блэквуд вызвал меня к себе в кабинет. Когда я зашёл, на кушетке сидел небольшой слизняк. Я слышал, как его голос поздоровался со мной и попросил виски с содовой, и голос исходил от слизняка. Я спросил, всё ли с ним в порядке, не чувствует ли он чего-либо угнетающего или необычного, и, по его словам, всё было в порядке, и он был в добром здравии не хуже обычного. Потом… что было потом, я не могу вспомнить.

Д-р Самеш: Ещё раз спасибо, г-н Работный.

<Конец протокола, 13:17>

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License