Так?
рейтинг: +21+x

- Подпишите документ на строках номер 3, 5, 18 и 23. Последний пункт заключает соглашение, согласно которому в обмен на месяц работы, связанной с научными исследованиями в Организации, ваш смертный приговор будет отменён. Помните, что ваша работа здесь послужит на благо всему миру. - Сухой, скучный, но казавшийся странно знакомым юрист отбарабанил эти слова по бумажке.

- И если я отслужу здесь месяц этих … научных исследований на благо человечества, меня отпустят? Без всяких? - несколько нерешительно спросил я.

- При условии неразглашения информации, полученной в ходе исследований, вы сможете беспрепятственно вернуться к жизни, которую вели до тюремного заключения. Компенсации за время, проведённое в заключении и при исследованиях, не предусмотрено, - ответил юрист, нетерпеливо щёлкая ручкой по столу.

- Ну, всё лучше, чем это, так? - ответил я. - В смысле, спасибо за предоставленную возможность. - Повинуясь наитию, я схватил его за руку и энергично пожал.

Глаза юриста расширились от удивления, словно он только сейчас по-настоящему меня заметил. Он поспешно отвернулся от моего взгляда, словно заметил что-то в моих глазах.

- Рад помочь. Надеюсь, наше сотрудничество будет плодотворным для всех нас, - ответил он, словно думая о чём-то другом. А потом отвернулся с брезгливой миной на лице.

Выходя из комнаты под конвоем охранников, я потихоньку задумался.

Не такой и большой срок, один месяц. Справлюсь. И семью свою скоро увижу.

Так?


- Откройте дверь, войдите внутрь и идите по тропинке. Всё ясно? - научный сотрудник нетерпеливо стучал ручкой.

- Хотите сказать, что ключ… меняет то, что за дверью? - скептически осведомился Ванкай.

- Да. Идите по тропинке, и всё будет нормально, - ответил учёный. - Только быстро. На нескольких людях сразу мы это пока не пробовали.

Я взглянул на Рамиреса. Тот пожал плечами. Под конвоем охранников мы прошли в дезактивационную камеру. Тайлеру вручили ключ. Он несколько нерешительно вставил его в замочную скважину.

Один поворот ключа, и дверь открылась. За ней были не стерильные стены и оборудование дезактивационной камеры, а затянутый туманом лес.

Мы все, как один, отшатнулись от удивления.

- Господи, и впрямь сработало, - выдохнул Рамирес. - Что это за хрень?

Я смотрел и не верил своим глазам. И впрямь сработало. - Э-это что, волшебство?

Голос из громкоговорителя объявил: "Сотрудники класса D, проследуйте, пожалуйста, в лес."

Взявшись за руки, как нам и было сказано, мы вошли в дверь. Как только шедший замыкающим Рамирес оказался по ту сторону двери, та захлопнулась.

Мы включили фонари и направились по тропинке.

- Это что за срань такая? Просто, блин, жуть берёт, - заметил Ванкай, шедший первым.

- Вот уж не знаю. Давай пройдём его и всё тут. Как по мне, чем раньше пройдут тридцать дней, тем лучше, - отозвался Тайлер.

Немного углубившись в лес, мы услышали треск рации на поясе Ванкая: "Сотрудники класса D, наблюдаются ли изменения в состоянии здоровья или настроении?"

- Не-а, док, всё в порядке, - отозвался Ванкай.

- Пожалуйста, проследуйте согласно намеченному пути.

Чем глубже мы заходили в лес, тем ближе, казалось, подбиралась потусторонняя дымка. Бескрайнее и загадочное ночное небо обволакивало нас, предвещало что-то.

- ОЧЕНЬ мне здесь не нравится. Мы вообще где? - поёжился я, оглядываясь вокруг.

- Где б ни были, я таких мест раньше не видел. Лучше спросить, как мы здесь оказались, - пробормотал Ванкай.

Внезапно из леса послышался какой-то звук.

- Парни, вы слышали?

Рамирес встал как вкопанный.

- Ага, Вроде зверь какой-то.

Теперь замерли все. Я обвёл фонариком лес. Ничего, кроме путаницы веток деревьев и кустарника, не было видно.

- Вам послышалось. В таком лесу много ль надо, чтобы паранойя разыгралась, - вклинился Тайлер.

- Своими же ушами что-то слышал, - ответил я.

Мы отправились дальше по тропинке. Я не терял бдительности.

Потом звук послышался снова.

- Вот же, опять! Сейчас, кажется, ближе стал, чем в тот раз, зуб даю! - твердил я.

- Народ, я тоже слышу. Что-то мне не по себе малость, - сглотнул Рамирес.

- Вы точно слы… - начал Ванкай.

И тут с рёвом, от которого сотрясалась земля, что-то бросилось на нас из леса.

- ЭТО ЧЁ ЗА НАХ? - завопил Рамирес. Я не ответил, мы уже бежали со всех ног.

Мы неслись по лесу со всей скоростью, какую только можно было выжать из ног, не обращая внимания на другие звуки и рык, доносившиеся из леса. То, что гналось за нами, ревело и не отставало. Туман неожиданно расступился, и за ним показалась такая же дверь, как и та, в которую мы вошли.

- Вот дверь! Давай! Рамирес! - выкрикнул Ванкай.

Рамирес запнулся, вскрикнул и повалился наземь. Я помедлил, но Ванкай схватил меня под локоть.

- Поздно, валить надо! - прокричал он мне в лицо.

- Но Рамирес…

- Поздно, говорю тебе!

- Помогите! Блядь, Христом-Богом прошу, помогите! По-моему, я вывихнул ногу. О Боже, о Боже, о Боже! - всхлипывал Рамирес, пытаясь подползти.

Тайлер воткнул ключ в дверь, обливаясь слезами. Сильный рывок, и за дверью оказывается дезактивационная камера.

- ЭТА СУКА ДОГОНЯЕТ! ПОМОГИТЕ! МУЖИКИ, ПОМОГИТЕ! Я НЕ ХОЧУ УМИРАТЬ! - вопил Рамирес, надрывая голос и заходясь слезами.

Ванкай втолкнул меня за дверь, и мы втроём оказались по ту сторону. Он захлопнул дверь, из-за которой раздался очередной вопль Рамиреса. Я успел заметить только протянутую в нашу сторону руку.

Охранники отвели нас в камеру. Мы плелись, не говоря ни слова. Нас втолкнули в камеру и захлопнули за нами дверь.

Тайлер забрался на койку и уставился лицом в стену. Ванкай встал, замер и сверлил стену взглядом. Я вытянулся на койке. Пустое место на верхнем ярусе бросалось в глаза.

- Это что за дерьмо было?! - взорвался Ванкай и пнул стену.

- Не знаю, брат, не знаю, - всхлипывая, отозвался Тайлер.

- Я всякого дерьма в жизни навидался, но чтоб такое… На что же это мы подписались, а? - вздохнул Ванкай, уселся и обхватил голову руками.

Я вмешался в разговор.

- Ну, документы мы подписали. Они обязаны нас выпустить. Всё в протоколе. Им теперь обратного хода нет. Всего месяц. - озвучил я своё мнение с надеждой в голосе.

Судя по злым взглядам Тайлера и Ванкая, мнения об этом они были не самого лучшего.

Но всё же было на бумаге. Нас обязаны будут отпустить.

Так?


Под конвоем стражей, мимо дверей и коридоров, мы двигались в сторону испытательной лаборатории, облачённые в громоздкие жаропрочные скафандры. Двигаться в них было неудобно, а тепловые экраны и огнетушители, которые нам приходилось нести, только усугубляли ситуацию. За спиной Тайлера был закреплён большой бак с бензином, а мы с Ванкаем шли справа и слева от него.

- Ещё раз: входите, быстро кладёте топливо, выходите. Будете медлить - мы за вашу безопасность не отвечаем, - напомнил охранник.

- А вы, козлы, за неё вообще хоть когда-нибудь отвечаете? - огрызнулся Ванкай.

Охранник прищурился, но смолчал. Наконец, над нами заморгала зелёная лампочка и охранник хлопнул ладонью по кнопке.

- Пошли, пошли, пошли! - подгонял он.

Мы бежали трусцой по последнему залу. Мы с Ванкаем шли в авангарде, Тайлер передвигал ноги следом. Бежать в тяжёлых скафандрах было тяжело, несколько раз я едва не споткнулся.

В маленькой комнатке с влажным воздухом было невыносимо жарко. При нашем появлении в нише в стене комнаты моргнул огонёк. Мы резко остановились, встали к нему лицом. Тайлер поспешно снял со спины бак и установил его на пол. Завидев топливо, пламя снова моргнуло и потекло в сторону бака.

- Валим отсюда! - крикнул Ванкай. Мы сами не заметили, как развернулись. Я кивнул, и мы побежали в сторону выхода.

Мы побежали, а за нашими спинами раздался вскрик. Я обернулся и увидел, что Тайлер в своём неуклюжем скафандре запнулся и повалился на пол. Пламя же добралось до бака и разгорелось, разрослось в несколько раз. Казалось, оно набросилось на Тайлера с видимым удовольствием.

Тайлер завопил.

Под алчным натиском пламени его скафандр потёк. Заработали разбрызгиватели, заливая огонь, словно резкое изменение пробудило их ото сна.

Мы разрядили в пламя огнетушители. Оно шипело, плевалось, но отступало обратно в нишу. Мы схватили Тайлера и поволокли прочь из камеры.

Тайлер застонал. Я взглянул вниз, и меня едва не стошнило. Нижняя часть скафандра растеклась бесформенной массой. Тайлер всё стонал, и, казалось, плакал. Ванкай взглянул вниз, поморщился и побледнел.

- Потерпи, Тайлер, потерпи немного. Сейчас будет тебе доктор, ты, главное, живи, - утешал я Тайлера. Он только застонал сильнее в ответ.

- Парни… Я… я ног не чувствую. Я что-то вообще мало чего чувствую, парни. Почему больно? - прошептал он.

- Всё нормально, ты поправишься. Главное… главное, держись, хорошо? - ответил я ему, кусая губу.

- Не хочу больше боли, - простонал Тайлер.

Наконец, мы прошли последнюю камеру содержания и выволокли то, что недавно было Тайлером, за дверь. Слетелись доктора. Мы с Ванкаем попытались аккуратно достать Тайлера из скафандра, но на каждое наше движение он реагировал криком. Костюм расплавился и протёк во многих местах, и доставать его было непросто.

Охрана схватила нас, не дав закончить помощь. Нас вытряхнули из жаропрочных скафандров и загнали обратно в камеру, не говоря ни слова.

Уже на пороге камеры мы услышали крики из ближайшего лазарета. Судя по голосу, кричал Тайлер.

Мы с Ванкаем оказались в камере. Он подошёл к унитазу, рухнул на колени, и его вырвало.

Через какое-то время нас уведомили, что Тайлера устранили, чтобы "облегчить его боль".

Осталось всего 20 дней. Потом нас обязаны отпустить.

Так?


- Войдёте в помещение, откроете дверь на левой стене. Там будут два других сотрудника, внешне идентичные вам. Дверь не откроется до полного устранения одной из пар. Для устранения разрешается использовать любые доступные средства, - зачитал инструкцию учёный . - Поняли? Отлично.

Дверь распахнулась, и нас с Ванкаем грубо втолкнули за порог. Я осмотрелся в поисках какого-нибудь предмета, которым можно было бы вооружиться.

В холодильнике нашлась бутылка пива. Я взял её за горлышко и разбил. Лучше "розочка", чем с пустыми руками идти. Ванкай тоже взял себе бутылку.

Мы встали возле помеченной двери у левой стены и переглянулись.

- Когда откроем дверь, закатай рукава, чтобы понять, кто есть кто. Иначе можем друг друга случайно перебить, - посоветовал Ванкай. Я кивнул.

Ещё секунду мы смотрели на зловещую дверь.

- Готов? - спросил он.

- Ага. Ну, поехали, - вздохнул я.

Ванкай кивнул и открыл дверь. Одновременно с этим мы быстро закатали рукава.

С той стороны на нас смотрели наши точные копии, тоже с "розочками" в руках. Эти рукава не закатывали. Какой-то долгий, нереальный момент мы смотрели друг на друга в крайнем изумлении.

Затем Ванкай нарушил тишину и бросился на своего близнеца.

Я очнулся от секундного ступора и ушёл в сторону от прямого удара моего двойника. От моего косого взмаха "розочкой" он увернулся, присев. А потом резко бросился из приседа в захват.

От удара об землю воздух с шумом вышел из моих лёгких, а оружие выпало из руки и разбилось. Я перекатился, подминая своего близнеца под себя. Нанося удары, я услышал крик боли.

Из короткого взгляда в сторону стало ясно, что Ванкай пырнул своего двойника в живот. Раненый лежал на земле и корчился от боли. Ванкай пнул его в лицо.

Этого оказалось достаточно, чтобы мой близнец смог меня скинуть. Не успел я отреагировать, как он вколотил мне кулак в живот. Я сложился пополам и свалился на землю. Близнец запрыгнул на меня, схватил за шею руками.

- Прости, чувак, но иначе нельзя. Нас дома, знаешь ли, семьи ждут, - оскалился он, усиливая хватку.

Я мотался в стороны, стараясь сбросить его. Но, похоже, мой близнец своё дело знал и давил только сильнее. Я отчаянно хватал воздух ртом, но в лёгкие ничего не попадало. Перед глазами поплыли пятна, мир утратил чёткость.

Потом давление исчезло. Я резко втянул воздух и увидел, как Ванкай скидывает моего двойника. Они покатились по полу и оказались в другой комнате. Оба старались получше встать на ноги, но Ванкай взял верх, ударил моего двойника головой об угол стола и добил ударом по голове сверху вниз.

Побитое тело моего двойника обмякло, потекла кровь. Ванкай хрипло дышал и нетвёрдо стоял на ногах. Я тоже поднялся, попытался подойти к нему, но не успел вовремя крикнуть, что к нему подбирается его двойник.

- Ванкай, сзади! - Поздно. Глаза Ванкая встревоженно расширились, он развернулся на месте.

Ванкай-двойник схватил его и полоснул по горлу разбитой бутылкой. С бульканьем Ванкай повалился на пол, истекая кровью из разорванных артерий.

С диким криком я рванулся вперёд, повалил двойника на пол. Схватив осколок бутылки, я вогнал его в горло двойнику Ванкая и рванул вбок.

Охрана проводила меня из помещения обратно в комплекс. В камеру я вернулся один.

Свернулся в койке в позе эмбриона.

По моему лицу текли слёзы. Никого не осталось. Только я.

Ещё десять дней. Надо выжить ещё десять дней.

Так?


- Поздравляю с окончанием службы. Вы официально отслужили месяц и теперь свободны. Остался ещё один момент, - сказал учёный.

- Какого хера вам, козлам, надо? Я что, недостаточно тут выламывался? - огрызнулся я, вспоминая, что пришлось пережить за последний месяц.

- Успокойтесь. Нужно провести одно обследование, чтобы выявить долговременные эффекты от воздействия тех объектов, с которыми вам пришлось столкнуться. Примите эту таблетку, это для томографии. - Доктор вручил мне голубую таблеточку.

Я забросил таблетку в рот и запил водой. Залезая на стол для обследования, я задумался о семье.

Как же давно я их не видел. Эмили сейчас… лет пять уже должно быть? А Тим, наверное, в третий класс пошёл. Как же мне их не хватает.

Скоро я их увижу.

Скоро я уви…


- Подпишите документ на строках номер 3, 5, 18 и 23. Последний пункт заключает соглашение, согласно которому в обмен на месяц работы, связанной с научными исследованиями в Организации, ваш смертный приговор будет отменён. Помните, что ваша работа здесь послужит на благо всему миру. - Сухой, скучный, но казавшийся странно знакомым юрист отбарабанил эти слова по бумажке.

Я подписался. Чего мне было терять? Встав из-за стола, я схватил юриста за руку и пожал. Это показалось мне правильным шагом.

- Я благодарен вам за предоставленную возможность, - от души поблагодарил я.

- Рад помочь. Надеюсь, наше сотрудничество будет плодотворным для всех нас, - отвернулся он в ответ.

Охранники повели меня к фургону, и я задумался.

Всего один месяц. Тридцать дней, не такой уж большой срок. Скоро я увижу свою семью.

Так?

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License