Эндрю Лем - человек, прошедший через ад
рейтинг: -3+x

В детстве, когда мы с матерью посещали церковь по воскресеньям, она говорила мне: "Ангелы и демоны существуют, но живут они не в облаках и не под земной твердью. Они ходят среди нас. Главное понять, кто есть кто". В те времена я не придавал этим словам большого значения. Сейчас же, когда я нахожусь в этом проклятом месте, эта мысль кажется неоспоримой истиной.

Меня зовут Эндрю. Звали раньше. Ублюдки в белых халатах забрали у меня все, даже чертово имя, оставив лишь номер. Удивительно, до чего может довести жизнь. Некоторые полагают, что самая страшная кара для преступника - это изжариться на электрическом стуле или сгнить за решеткой с пожизненным сроком на горбу, но это совсем не так. Самая кошмарная судьба ждет только худших из худших, моральных уродов, которым не суждено стать частью цивилизованного общества. Люди без будущего. Такие, как я.

Как же дошло до того, что я стал пушечным мясом в этой дьявольской мясорубке, которые эти напыщенные ученые называют защитой человечества? Скажем так, госпоже Фортуне я не понравился с самого своего рождения. Когда врачи вытаскивали меня из утробы матери, мой горе-папаша напился в хлам и разбился в автокатастрофе. Мой день рождения утонул в тени гибели отца, и вместо того, чтобы есть торт и играть с детьми, мать тащила меня на кладбище, к могиле старого пса, которого я даже не знал. Разумеется, мне было обидно и горько, однако поделать я ничего не мог.

В школе меня также не взлюбили. У моих одноклассников не хватало мозгов даже на то, чтобы решить вшивую задачку, не то, что понять, каково мне жить. Эти твари гнобили меня, считали нелюдем. Они делали все, что хотели, а все шишки доставались мне. У мамы не было времени и сил, хотя на самом деле ей было плевать, на то, чтобы разобраться с моими обидчиками. Гораздо проще было отругать меня за плохое поведение. И так я прожил все свое детство. Когда же мать, наконец, спилась и отправилась прямиком к папаше, я понял, что по старому жить больше нельзя.

Я прекрасно знал, что в детском доме меня быстро сживут с этого света, а жить мне все еще хотелось и жить безбедно. Тогда-то я и пошел по скользкой дорожке. Влился в одну мелкую банду карманников и воришек, которые обучили меня жить по законам улиц. До меня быстро дошло, что выживает сильнейший, поэтому убийства и предательства в этой шайке были в порядке вещей. В девятнадцать лет я убил первого, но далеко не последнего человека.

Дальнейшая моя дорога была выстлана трупами и ложью. Я не знал, как жить иначе. Да мне и не хотелось! Я получил все то, чего у меня не было в детстве: уважение, славу, деньги, но этого было мало. Ненависть и обида, которой я пропитался за долгие годы, толкали меня получать все больше и больше, однако даже при таких обстоятельствах у меня был свой извращенный кодекс чести. Все-таки тяжелое детство давало о себе знать не только жаждой наживы. Я уважал тех бедолаг, что оказывались в подобных мне ситуациях. Не трогал животных, бедняков, детей. В основном я срывался на грязных ублюдках, которых всегда хватает, однако героем-виджиланте я себя вовсе не чувствовал.

Роковым же днем стал тот проклятый террористический акт, думая о котором я разбиваю руки в кровь об стену. Тот день, когда я стал безумным убийцей, коим и являюсь. Когда я понял, что был не прав. В тот день я и пара моих сообщников, которых я лично забил насмерть, решили срубить легких денег - заложить в фундаменте жилого здания бомбу и требовать с властей кругленькой суммы. Перед этим я дал указание вывести всех людей из здания и наивно полагал, что мое указание будет исполнено. Я думал, что это будут легкие деньги, а оказалось актом бессмысленной жестокости. Второй мой "друг" нажал на кнопку детонатора быстрее, чем я успел заметить неладное. Он не жалел о содеянном, за что и поплатился. В любом случае, полиция задержала меня. Остальные были мертвы.

Смерть. Вот чего я ждал. Не было сомнений, что за все мои поступки меня казнят на электрическом стуле, так что не было смысла откладывать неизбежное. Я сознался во всех моих грехах, рассказал обо всех своих сообщниках и друзьях по ту сторону закона. Однако и тут страшная судьба меня подставила, не желая придавать мою грешную душу земле. В день, когда меня должны были обрить налысо и отправить к родителям, я не получил ожидаемого. За мной пришли люди в костюмах. Правительственные, мать их, агенты, которые пожелали забрать меня в место, которое вполне может намазываться филиалом ада на Земле.

И вот я здесь, в своей тесной серой камере, жду, когда за мной придут. Изо дня в день я слышу крики моих соседей, которых тащат в клетки к таким тварям, которых и в кошмарном сне не представишь. Здесь нет людей, есть только монстры, некоторые из которых сидят за решеткой, а некоторые - за офисными столами. Какие твари хуже - каждый решает сам для себя.

А я все сижу и жду своего часа. Жду и надеюсь, что смерть будет быстрой, хотя шансов на это крайне мало. Разорванный ящером, придушенный статуей, брошенный в темный лабиринт или на бесконечные ступени. Столько вариантов встретить смерть и ни один из них не быстрый. Но погибнуть в камере с тварью - это лучший вариант. Некоторые умирают днями, неделями и месяцами, покрываясь самой разнообразной дрянью как внутри, так и снаружи. Но рассуждать об этом можно еще очень и очень долго. Единственное, что случится наверняка - это эксперимент, в котором я окажусь не за защитным стеклом.

Иногда я думаю о том, что бы я сделал, если бы снова оказался на свободе. Размышляю я над этим вопросом часто, но совсем не долго. Я бы пошел искать людей, которые знают о кошмарных вещах и созданиях, что скрыты под толщами металла и бетона. Тех людей, что намерены уничтожить это зло, как и всех тех, кто с ним связан. Единственное, чего я хочу - это избавить человечество от заразы Фонда. Но, увы, это всего лишь мечты. Все, что я могу - это ждать. Только ждать.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License