Клац-клац-клац

Данная статья является переводом.


рейтинг: 0+x

Пико Уилсон сидел в центре своей кучи трупов.

— Клац-клац. Клац-клац-клац.

Уилсон с силой надавил на секатор. Пальцы леди неуклюже отлетели, сломанная кость вылезла из плоти. Он осторожно вставил палец в нос трупа.

— Ха-ха-ха. Ха.

Очередной палец, очередной хруст. Уилсон заполнил оставшуюся ноздрю.

— ХА. ХА-ХА.

Очередной палец, очередной хруст. Уилсон запихал средний палец в ухо своей музы. Он поставил тело девушки напротив её братьев и сестёр.

— Ты прекрасна, моя дорогая.

Уилсон пододвинулся к ней, прижимаясь устами к ее холодным, мертвым губам.

— Красивее будучи мертвой, нежели живой. Сопоставление смерти и жизни. Абсурдность нахождения пальцев у тебя в носу; бессмысленность, в заключение, твое тело больше не козявочная фабрика; что ты пытаешься оттуда достать? Тараканов? Свои мозги? Ты всё время ищешь не там, моя дорогая.

Уилсон вытащил её глаза из глазниц, и положил их ей в рот.

— Ты считаешь себя уродиной. Позволь мне помочь тебе заглянуть глубже. За кожей лежит глубокий образ того, чем мы на самом деле являемся, глубже чем это, глотай же глаза, взгляни внутрь себя. Глотай глаза. Ха. Ха-ха-ха.

Уилсон схватил её челюсть, разрывая глаза её собственными зубами. Он размазал остатки глаз по её дёснам.

— Глупенькая леди. Эта таблетка не была жевательной.

Последнее объятие, прощальный поцелуй. Он ослабил хватку, и она рухнула на землю. Скульптор пристально наблюдал за этим, не веря своим глазам.

— Бляядь.

Уилсон обернулся к своей публике из одного человека, на его губах поблескивала слизь, которая когда-то была глазом.

— Что-то не нравиться?

— Нет. Не-не-не-не. Это было охеренно, чувак. Бля.

Пико облизал губы, после чего развалился на куче трупов.

— Так что же конкретно вам нужно, Мистер Скульптор?

— Я, ух… что ж, я вроде как собирался пригласить вас.

— Хорошо. Где выставка?

— Нет, я имею ввиду не выставку, это что-то вроде… мы, своего рода, арт-клуб. И один из нас, вроде как, вышел, так что у нас, гм, освободилось место. И я помню тебя по той штуке в ‘88 году, с Рейганом, и я подумал, чёрт, этот парень знает как скреплять всякое, понимаешь?

— Я не особо люблю скреплять что-либо. Я предпочитаю резать всякую всячину.

Скульптор неистово зааплодировал.

— Чертовски верно, чувак. Черт побери, абсолютно верно. Что ж, как я и говорил, тот парень, он носил имя Вырезатель, ага? И нам, вроде как, нужен кто-то, кто, гм, встал бы на его место, если ты понимаешь, о чём я говорю.

— То есть вы втягиваете меня, как замену.

— Типо того, я полагаю. И что ж, мы не втягиваем тебя. Мы предлагаем место среди людей которые могут оценить то, что ты делаешь. Взаимная критика. И, знаешь, мы выручаем друг друга, если кто-то из нас попадает в беду, ага? К примеру, если бы кто-то застал тебя здесь, он бы не понял, и вызвал бы полицию, было бы неудобно, но смотри, если ты будешь с нами, мы сможем позаботиться об этом, вместо тебя. У нас есть парень, который позаботиться об этой херне, так что тебе не надо будет беспокоиться – Чистильщик, так мы его зовем, он возьмет все проблемы на себя. Ты присоединяешься к нам, тебе не приходиться заботиться о нормах. Знаешь, кто приказывает нам? Никто, сечёшь?

— Ага. Никто.

— Гляди, ты понял это, чувак! Свобода от Режима. В этом вся суть, свобода, понимаешь? Ты можешь выставить это дерьмо прямиком посреди улицы, мы позаботимся о тебе.

— И что, я присоединяюсь к вашему маленькому “кружку”, что дальше?

— Не знаю, мы просто разговариваем. Ты занимаешься своими делами, мы своими. Мы делаем всякую всячину.

— И что было последним, из того, что вы сделали?

Скульптор неуклюже заерзал.

— Что ж, лично у меня, гм, небольшой перерыв. Знаешь, занят другими делами. Просто вкладываю время в личные проекты, знаешь?

— Ага. Видите ли, мистер Скульптор, я знаю о вашем “кружке”, и знаю, что ваша творческая деятельность, так сказать, замедлилась, по меньшей мере, а если бы я позволил себе чуть больше вольности, я бы сказал, что вы в полнейшем, блядь, застое.

— Это не очень то справедливо, чувак, всё сложн-

— Сейчас ты смотришь на меня, и думаешь, вау, вот кто-то, кто действительно занимается делом, давайте втянем его в дело, давайте пришпорим его, как непослушную лошадь, и сломаем его, после чего оседлаем, как двух центовую шлюху. Ну, мистер Скульптор-

— Теперь, это уже просто-

— Я ваша шлюха.

— …что?

— Я ваша шлюха, я ваша специя, не стесняйся насыпать меня в свою еду, ешь меня, как только пожелаешь, позволь мне войти в твое тело, как ты входишь в мое. Вы делали что-то, в мире, который мы делим, произошли изменения, и вы восстали против них, вы начали сопротивляться. Вы сели на свою кучу трупов, и сказали, НЕТ! Это ЛУЧШАЯ куча трупов, в ней лежат ЛУЧШИЕ трупы, и любой, кто захочет взять и превратить их в кукол, аниматроников, или настоящих людей, любой, кто посмеет вдохнуть жизнь в МОИХ трупов, любой, кто посмеет воскресить мертвого, будет раздавлен, и из него самого сделают мертвеца.

— Окей, кажется я перестал понимать тебя.

— Вот моя точка зрения. Вот она, как есть. Ты смотришь, что я делаю, и поднимаешь свой подбородок, и в конце концов, я смог создать достаточно зловоний, чтобы это попало в ваш нос, достаточно, чтобы заставить вас взглянуть вниз, заставить вас признать мою мерзость и убожество. Мистер Скульптор, я хочу быть внутри вас.

— Слушай, чувак, ты заставляешь меня чувствовать себя неудобно.

Пико Уилсон взошел со своего трона.

— Я хочу быть внутри вас. Я хочу стать частью вас, я хочу изменить вас изнутри, я хочу выдернуть вас из застоя, я хочу, чтобы ваш клуб взорвался, подобно переваренным сосискам, я хочу, чтобы ваше вкусное мясо вышло наружу. Вы увидели искру во мне, и захотели заполучить ее. А я вижу вашу искру, но прошло слишком много времени, вы забыли, как разжигать огонь, забыли, как подкидывать горючего в пламе. Так что да, я вступлю в ваш клуб. Я буду вашим Вырезателем, вашим Клацельщиком, вашей свечей зажигания для творчества, и к тому времени, когда я с вами закончу, вы больше не забудете искру. Теперь вали отсюда, я собираюсь коснуться пальцами еще нескольких миледи.

— Что ж, гм, это замечательно, я полагаю! Добро пожаловать на борт.

Скульптор повернулся, и покинул комнату.

— Ебаный псих.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License