Протокол 3

SCP-1187 » Протокол углубленного исследования


План экспериментов составлен д-ром Андерсен (УД 2), утвержден д-ром Фартуновым (УД 3).

Санкция на эксперименты, связанные с риском потери 1 (одного) SCP-1187-2 и 1 (одного) SCP-1187-3, дана О5-█.

Состав научной группы:
Научный руководитель: д-р Фартунов
Непосредственный руководитель эксперимента и экспериментатор А: д-р Андерсен
Экспериментатор Б: н.с. Аленов
Обеспечение безопасности: агенты ██████ и ████████ (МОГ Ψ-3)
Техник-ассистент: м.н.с. Полоскунов
Анестезиолог-реаниматолог: д-р Адашев

Подопытные:
D-40311, тот же, что и в предыдущих опытах.
D-34057, мужчина, 39 лет, в прошлом — госслужащий, осужден за злоупотребление служебным положением, хищение бюджетных средств в особо крупном размере, получение взяток. Физически и психологически здоров, эмоционально стабилен. Проинформирован о свойствах объекта и прошел базовый инструктаж по использованию SCP-1187-2.
Примечание д-ра Андерсен: D-34057 выбран за высокую склонность к сотрудничеству. Угроза расторжения контракта и возвращения в тюрьму служит для него действенным средством мотивации. Кроме того, у него сложились неприязненные отношения с D-40311, что должно исключить возможный элемент сочувствия.

Серия экспериментов 1: исследование аспектов взаимодействия частей объекта, не освещаемых в инструкции.

Подопытный D-40311 иммобилизирован, для стабилизации эмоционального состояния дополнительно введена небольшая доза седативных препаратов. Игла SCP-1187-1 введена в лобную долю коры головного мозга подопытного через дно его левой глазницы.

Агенты ██████ и ████████, одетые в SCP-1187-2 и вооруженные SCP-1187-3, заняли позиции в шлюзовой камере наготове вмешаться в ход эксперимента при какой-либо угрозе для исследователей.

Д-р Андерсен осуществила вход в субъективную реальность подопытного.

Наблюдавшаяся картина представляла собой пасторальную травянистую равнину. Хотя она освещалась нормальным дневным светом, а небо было ясным, солнца в нем нигде не было видно. Равнину пересекала насыпь, по которой была проложена узкоколейная железная дорога. На расстоянии примерно 30-40 метров от точки входа возле данной дороги располагалась приподнятая над ней платформа, рядом с которой на рельсах стоял поезд из поставленных на колеса нескольких гигантских предметов чайного сервиза и пряничных домиков, во главе состава с чайником, из носика которого поднималась струя пара. D-40311, имеющий легко узнаваемую, но идеализированную внешность, находился на платформе и разгружал лопатой с одного из вагонов (занимающего место тендера паровоза) мыльные пузыри. Рядом с ним на платформе находилась большая куча таких же пузырей, но заполненных дымом или паром, предназначенных к загрузке на место отработанных.

Примечание д-ра Андерсен: что и куда там было предназначено, почему-то было совершенно очевидно. Впечатление такое, будто всю жизнь живешь в этом мире и давно знаешь, что там к чему – точь-в-точь как во сне.
Вообще же, вся картина была приторная до противного. Только тогда поняла, до чего D-40311 в душе инфантилен; видимо, неспроста его тянуло к малолеткам.

Облик самой д-ра Андерсен, за исключением равномерно серой поверхности тела, точно передавал ее настоящий внешний вид, вплоть до лабораторного халата, но все предметы одежды стали неотделимой частью тела.

В данной субъективной реальности были выполнены следующие эксперименты:

  • Опыт 1: Попытка бросить SCP-1187-3 сквозь входную мембрану.

    Попытка удалась, д-р Андерсен и оставшийся снаружи н.с. Аленов несколько раз перебросили SCP-1187-3 друг другу. Объект проходил в субъективную реальность и обратно без какого-либо сопротивления. По принятой форме он стал походить на кремневое оружие, нечто среднее по размеру между массивным пистолетом и коротким мушкетоном, с многочисленными украшениями.
  • Опыт 2: Попытка пронести SCP-1187-2 сквозь входную мембрану.

    Установлено, что SCP-1187-2 без носителя сквозь мембрану не проходит. Тот же результат был получен с SCP-1187-2, надетым на труп сотрудника класса D, на сотрудника класса D, находящегося без сознания, и при застегнутой внутри костюма живой кошке.

    Примечание д-ра Андерсен: это важный результат. Мы видим, что, при определенном сходстве, SCP-1187-2 и -3 имеют и принципиальное различие: неспроста один существует, покрытый своей непроницаемой пленкой, в реальном мире и освобождается от нее в иллюзорном, а другой — наоборот.
    Вряд ли будет чрезмерно смелым предположить, что так называемая «грань» — это и есть объективная граница, разделяющая реальное и вымышленное и не допускающая их смешения. Пожалуй, она даже не встроена в объект специально, а является неизбежным следствием его природы.
  • Опыт 3: Попытка извлечь SCP-1187-1 из мозга подопытного в момент, когда носитель SCP-1187-2 погружен во входную мембрану наполовину.

    D-34057 приказано надеть SCP-1187-2 и встать одной ногой по одну, второй по другую сторону мембраны. Затем д-р Адашев извлек иглу SCP-1187-1 из мозга D-40311. Мембрана вернулась к своим обычным упругим свойствам, и, поскольку она в этот момент наполовину обволакивала тело D-34057, подопытный был ей с большой силой вытолкнут. От удара о стену шлюзовой камеры он получил сильные ушибы; SCP-1187-2, надетый на нем, не поврежден.

    Примечание д-ра Андерсен: запланированный аналогичный опыт с SCP-1187-3 решено не проводить. Представляется вполне очевидным, что раз мембрана покрывает его с другой стороны, обращенной в наш мир, то она, спружинив, утянет объект внутрь. И как мы его будем там искать?

Перед повторным внедрением SCP-1187-1 в экспериментах решено сделать паузу. D-40311 приведен в чувство и допрошен. В этот раз он смог сообщить о содержании своих видений значительно больше, довольно подробно описав наблюдавшуюся д-ром Андерсен обстановку и свое занятие. Присутствия в своей субъективной реальности кого-либо постороннего он не заметил, однако сообщил, что испытывал ощущение, будто за ним наблюдают, но не придал этому значения, не желая «прерывать работу по пустякам».

Серия экспериментов 2: продолжение исследования.

D-40311 подготовлен к продолжению эксперимента: размещен в кресле, седирован, иммобилизирован. Игла SCP-1187-1 введена в лобную долю его мозга через правую глазницу. На его голове размещена электродная сетка энцефалографа.

D-34057 одет в SCP-1187-2 и ждет указаний.

Опыты 4-6: Попытка оставить подопытного в субъективной реальности во время извлечения SCP-1187-1.

Агент ██████ проходит через вход объекта, осматривается около минуты и возвращается с сообщением, что местность по ту сторону входа представляет собой нечто вроде безлюдного городского парка в вечернее время, который он охарактеризовал как «уютный».

D-34057 получает указание пройти сквозь «грань» SCP-1187-1, остановиться с другой стороны в нескольких шагах от входа и не предпринимать никаких дальнейших действий.

После его входа д-р Адашев извлекает иглу из мозга подопытного и сразу же вводит ее обратно. В SCP-1187-1 входит агент ██████ и обнаруживает D-34057 примерно в 100-150 метрах от входа (судя по всему, наблюдаемая местность не изменилась и D-34057 не переместился, но вход оказался расположенным в иной точке), подзывает его жестом, и они оба выходят из объекта.

По показаниям D-34057, через несколько секунд после того, как он вошел в субъективную реальность D-40311, входная мембрана пришла в движение и за несколько секунд на огромной скорости удалилась за горизонт. Сразу же после этого наблюдаемая картина начала блекнуть и расплываться, звуки пропали, движения начали замедляться и были близки к тому, чтобы прекратиться вовсе. Однако, по прошествии еще нескольких секунд этот процесс быстро обернулся вспять; обстановка вернулась к визуально нормальному состоянию, а из-за горизонта появился, быстро приблизился и остановился в ста метрах от него выход объекта.

Примечание д-ра Андерсен: наблюдение за энцефалограммой показало, что характерная активность мозга подопытного при извлечении иглы угасает быстро, но не моментально, и в данном случае не успела окончательно прекратиться к моменту повторного внедрения. Его видения, таким образом, не получили перерыва. Попробуем еще раз.

D-34057 введен в ту же субъективную реальность повторно, и игла извлечена на больший срок. Энцефалограмма D-40311 окончательно нормализовалась через 11 секунд после извлечения, перед повторным внедрением прошла одна минута. Когда игла была введена повторно, через несколько секунд, еще до того, как м.н.с. Полоскунов стабилизировал изображение, из входа стремительно выбежал D-34057.

Допрос показал, что сразу после извлечения иглы произошел тот же процесс «угасания», как это охарактеризовал подопытный, наблюдаемой обстановки, и примерно через десять секунд он потерял сознание. Через какое-то время он очнулся в изменившейся до неузнаваемости местности, заметил рядом выход объекта и, будучи напуганным внезапной переменой обстановки, поспешил к нему. За своевольное отклонение от регламента эксперимента подопытному сделан выговор.

Доктор Андерсен и агент ██████ вошли в новую версию субъективной реальности и отметили, что она представляет собой переплетение тесных и кривых мощеных улочек небольшого города. Наблюдаемые фасады домов имели сплошную поверхность, на которой окна, двери и т.п. проемы были нанесены в виде нефункциональных, декоративных рельефных элементов. Город освещался закатным солнцем, но в пространство недалеко от входа был вклинен инородный по виду элемент — участок парковой дорожки со скамейкой и уличным фонарем, которые были освещены иначе, чем окружающее пространство: с меньшей интенсивностью и в других тонах, напоминающих рассеянный свет вечернего неба. Агент ██████ уверенно опознал фрагмент субъективной реальности из предыдущего наблюдения.

На глазах исследователей в течение нескольких минут данный участок начал плавно перестраиваться, претерпевая изменения: освещение изменилось на прямые лучи заходящего солнца, дорожка слилась с мощеной улицей, фонарь и скамейка несколько изменили положение и органично вписались в окружение.

Примечание д-ра Андерсен: интересное с психологической точки зрения наблюдение того, как мозг реагирует на инородную идею и ее непосредственное окружение. Эта тема сама по себе достойна отдельного исследования.

D-34057 введен в субъективную реальность снова, ему дано указание непременно дождаться входа сотрудников, находясь на том же месте. Игла извлечена из мозга D-40311 на один час.

Когда было произведено повторное внедрение, сквозь мембрану стали слышны громкие неразборчивые звуки, после настройки оборудования оказавшиеся криками D-34057. Вооруженные агенты ██████ и ████████ немедленно прошли через входную мембрану и обнаружили в субъективной реальности D-34057, лежащего на земле и избиваемого несколькими людьми, каждый из которых имел внешность D-40311. Избиение сопровождалось истеричными выкриками «Что ты здесь забыл?!», «Что тебе здесь надо?!» и т.п.

Агенты открыли огонь из SCP-1187-3, стремясь ранить нападающих; впоследствии они отмечали, что выстрелы лишали нападавших конечностей, как бы испаряя их и оставляя сразу хорошо сформированные, полностью зажившие культи. Нападающие, несмотря на травмы, с упорством продолжали агрессивное поведение, но, понеся значительный функциональный урон, не смогли эффективно помешать агентам оттащить от них D-34057 и извлечь его из объекта наружу.

D-34057 в дальнейшем показал, что, как и в предыдущем эксперименте, временно потерял сознание; через некоторое время (никакого представления о прошедшем сроке подопытный не получил), он очнулся с ощущением чьего-то стороннего давящего внимания и был тут же окружен несколькими субъектами, которые обратились к нему с агрессивными и оскорбительными высказываниями, а затем, не слушая ответов и оправданий, напали на него.

Медицинское обследование сотрудника показало, что он получил многочисленные травмы, характерные для аналогичного воздействия в реальной жизни: гематомы, кровоподтеки, переломы ребра, стенки глазницы и носовой перегородки; выбито несколько зубов. Тем не менее, надетый на нем экземпляр SCP-1187-2 никаких повреждений не получил.

Примечание д-ра Андерсен: однако инструкция к объекту вскользь упоминает, что повреждение SCP-1187-2 воздействием со стороны субъективной реальности возможно и чревато некими серьезными последствиями. По-видимому, в данном случае этого не произошло из-за непроникающего характера травм.

Субъективная реальность в данной версии предстала в виде иссушенной каменистой пустыни, посреди которой находился не вписывающийся в местность фрагмент предыдущей итерации, значительно больший, нежели в прошлом опыте опыте: он включал участок улицы, несколько домов, а также скамью и фонарь, появившиеся после второго эксперимента серии.

Со слов агентов, описавших свои впечатления весьма субъективно, но единодушно, дома выглядели «расколотыми», фонарь — «увядшим», «осунувшимся», мостовая вокруг местонахождения D-34057 — вздыбленной, неровной и, по сравнению агента ██████, чем-то ярко напомнившей ему раздраженную кожу после бритья. Нападавшие субъекты имели красные, воспаленные глаза, сиплые голоса и помятые, нездорового вида лица.

Примечание д-ра Андерсен: развивая предыдущую мысль, инородную идею можно сравнить с занозой: если ее быстро не извлечь, вокруг нее все начинает воспаляться и загнаиваться. Похоже, что «грань», окружающая внедренный объект, не дает субъекту внедрения ассимилировать его как свою идею, и он так и остается в его ментальном мире своего рода инородным телом.
Правда, не исключено, что отчасти такой результат был обусловлен тем, что действие седативных средств уже подходило к концу. Надо будет позже повторить опыт в более чистых условиях.

Серия экспериментов 3: проверка гипотезы д-ра Миллера.

На основании изучения первых свидетельств о свойствах объекта д-р Миллер выразил сомнение в том, что SCP-1187-1 создает проход в субъективную реальность подопытного, как таковую, и предположил, что на самом деле в процессе активации объекта происходит создание «карманного измерения» или иной формы локальной субреальности, наполнение которых основывается на идеях и мыслеобразах субъекта воздействия, но не является ими непосредственно. В качестве основного аргумента в поддержку данной гипотезы приводится трудность осуществления и нецелесообразность, по его мнению, многократной конверсии физических объектов в форму идей и обратно. Указывается, что возникающие при этом противоречия с физическими законами теоретически проще обойти путем создания адаптированной «буферной» реальности.

Точка зрения д-ра Миллера была поддержана не всеми исследователями, однако, поскольку ни один SCP-1187-2, вопреки опасениям, в предшествующих опытах так и не был потерян, было решено, что ожидаемый научный результат проверки приводимой гипотезы оправдывает потенциальную утрату одного экземпляра объекта.

Опыт 7: Попытка применения программируемого амнезиака.

D-40311 подготовлен к эксперименту аналогично предыдущим опытам, игла SCP-1187-1 введена в орбитофронтальную зону коры правого полушария его мозга.

D-34057, после некоторых уговоров (ему было обещано, что этот эксперимент будет последним — д-р Андерсен), облачается в SCP-1187-2 и проходит сквозь мембрану SCP-1187-1 в сопровождении н.с. Аленова.

На этот раз субъективная реальность являла собой туманную болотистую местность. От влажной и топкой земли поднимались «липкие», «тяжелые» (здесь и далее: закавыченное — цитаты из описаний участников исследования) испарения неестественного «ядовитого» цвета. Непрерывно шел мелкий теплый дождь. По показаниям большинства экспериментаторов, небо было совершенно темным, но, несмотря на отсутствие явных источников освещения, непосредственное окружение оставалось достаточно хорошо видимым (по сравнению н.с. Аленова, это напоминало то, как сцены, действие которых разворачивается в темноте, показывают в кинофильмах). Агент ████████ (о его участии в опыте см. ниже), однако, рассказал, что помимо темного небосвода видел на горизонте полосу слабого свечения, похожего на закатное, но зеленоватого. На его фоне в неопределенном отдалении вырисовывались контуры множества циклопического размера труб, изогнутых причудливым образом; нижним, узким концом они были воткнуты в землю, а высоким, расширяющимся и переходящим в раструб, уходили вверх и как бы сливались краями с небосводом, плавно переходя в купол неба (цитата: «Представьте, что из тучи на землю спустился смерч, а потом вдруг застыл и стал медным»).

Из грязи поднимались каменные руины города, по единодушному убеждению исследователей, некогда населенного людьми; в данных руинах прослеживалась правильная планировка. И руины, и местность также покрывали заросли гигантских грибов специфической формы: при округлой шляпке и верхней части ножки, нижняя ее часть имела правильное четырехугольное сечение. Опять же, по единодушному убеждению исследователей, данные грибы служили жилищем неким существам, хотя никаких очевидных внешних признаков этого не наблюдалось, и были обитаемы в настоящий момент, однако жильцов «лучше было не беспокоить». Расположение грибов тоже обнаруживало правильную планировку, не соответствующую, однако, планировке руин и полностью ее игнорировавшую: улицы пересекались, как правило, под прямыми углами, но образовывали неправильный острый угол с улицами города, перекрестки приходились на остатки зданий и т.п.

В нескольких местах обнаружились странные образования, напоминающие скелеты рыб длиной до 4-5 метров, согнутые в дугу и удерживаемые в таком положении некими волокнами, подобно тетиве лука. Они были воткнуты в землю хвостами и нависали над улицами.

После того, как D-34057 и н.с. Аленов вошли в описанное пространство, на D-40311 был применен программируемый амнезиак класса █ с настройкой на подавление воспоминаний, связанных с участием D-34057 в эксперименте. Действие амнезиака развилось в течение 30 секунд, по истечении которых изображение, проецируемое на мембрану SCP-1187-1, распалось на отдельные фрагменты, беспорядочно перемещающиеся на матово-сером фоне, а затем состыковалось снова: стала видна та же местность и н.с. Аленов, но D-34057 бесследно исчез.

Согласно плану эксперимента, н.с. Аленов должен был после этого выйти из SCP-1187-1 и сообщить о своих наблюдениях, но по какой-то причине не сделал этого. Для выяснения обстоятельств в объект немедленно вошли агенты ██████ и ████████.

Н.с. Аленов был ими обнаружен в состоянии растерянности: по его словам, он не заметил никаких необычных происшествий, но в какой-то момент внезапно забыл, зачем он находится в субъективной реальности и какие цели перед ним стоят. Напоминание о D-34057 сильно его смутило, и он заявил, что не знает сотрудника с таким номером.

Агенты обратили внимание, что там, где находился D-34057, не осталось даже его следов в грязи, хорошо отпечатывавшей ноги других исследователей. Они вывели н.с. Аленова обратно в лабораторию, а сами, разделившись, предприняли прочесывание местности в поисках D-34057 или каких-либо свидетельств о его судьбе.

Хотя казалось, что правильная планировка строений и грибообразных образований позволит легко ориентироваться, было быстро выяснено, что местность имеет топологические противоречия, довольно характерные для сюжетов сновидений: можно было долго продвигаться в одном направлении, но стоило агентам повернуть назад ко входу SCP-1187-1 или попытаться выйти друг к другу, их цель всякий раз оказывалась не далее чем в двух кварталах.

По этой причине по прошествии, ориентировочно, часа прочесывание было признано бесперспективным, а D-34057 — бесследно исчезнувшим. Оба агента отметили, что к концу этого срока у них появились серьезные сомнения, существовал ли данный сотрудник вообще; по возвращении из объекта данный симптом быстро прошел.

Избирательная амнезия н.с. Аленова, в то же время, оказалась стойкой. Она не затронула ничего, кроме информации о личности D-34057, вплоть до того, что н.с. Аленов смог изложить ход предыдущих экспериментов с участием данного подопытного во всех деталях, кроме его имени, личного номера или примет. Также он не сумел опознать D-34057 по фото. При просмотре видеозаписей предыдущих опытов он прокомментировал свои впечатления так: «Я помню, что такие события были, но запись выглядит неправдоподобной. Будто это монтаж. Представьте, ну… что смотрите свое свадебное видео, и видите среди гостей Бэтмена. Вы не можете назвать всех, кто там был, но его не было точно, вы бы запомнили. Странное ощущение»

D-40311 при опросе также показал полную утрату каких-либо воспоминаний о D-34057.

Заключение д-ра Андерсен: Конечно, можно выдвинуть предположения, увязывающие гипотезу д-ра Миллера с данным результатом, но по-моему, мы получили достаточно убедительное опровержение. Амнезиак мог подействовать на мозг подопытного и на образы, проецируемые из него в любую субреальность, но не на привнесенные в нее извне. Более того, заслуживает пристального внимания обнаружившаяся петля обратной связи: по идее, программируемый амнезиак должен был убрать воспоминания только о последних опытах с участием D-34057, а не о D-34057 вообще, но в данном случае само его существование оказалось полностью находящимся в рамках последнего эксперимента и было прервано, причем не только в сознании подопытного, но и связанном с ним в тот момент общим понятийным аппаратом сознании Аленова.

(Замечание: Аленову стоит дать отпуск)

Обследование D-40311 выявило определенные когнитивные и неврологические расстройства, по-видимому, это вызвано травматизацией мозгового вещества после многочисленных внедрений. Вполне показательны уже настораживающие мотивы его последних видений. Чистого эксперимента с этим подопытным уже не поставишь; еще немного понаблюдаем — и устраним.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License