SCP-1315-RU - Саша
рейтинг: +25+x
unknown.png
SCP-1315 в своей камере

Объект №: SCP-1315-RU

Класс объекта: Безопасный

Особые условия содержания: Субъект следует содержать в камере повышенной комфортности пребывания типа С-2 в Зоне 7. Раз в месяц SCP-1315 необходимо снабжать новыми игрушками, детскими книгами с крупными иллюстрациями и дисками с мультипликационными фильмами. Рацион должен быть составлен в соответствии с нормами питания ребёнка младшего школьного возраста.

Уход за субъектом должен осуществлять сотрудник Фонда 1 уровня допуска мужского пола, имеющий высшее педагогическое и/или педиатрическое образование. В его обязанности входят поддержание эмоциональной стабильности субъекта и уход за ним. Для занятий с SCP-1315 был составлен учебный план. Помимо этого, с субъектом должны регулярно заниматься детский психолог и логопед. Во избежание излишней эмоциональной привязанности между субъектом и сотрудниками Организации должна проводиться ежемесячная смена последних. Для социализации SCP-1315 поощряется общение субъекта с сыновьями работников Фонда дошкольного и младшего школьного возраста через сеть Интернет.

Допуск к субъекту лиц женского пола категорически запрещен. Жертвам меметического заражения необходимо вводить контрмемагент и изолировать их от субъекта. По всем вопросам, связанным с SCP-1315, следует обращаться к его текущему куратору доктору Устинову.

Описание: SCP-1315 — мальчик европеоидной расы, согласно найденным документам — Александр Андреевич К████ов, 2009 года рождения. Физиологическое развитие субъекта соответствует таковому у детей его возраста, никаких аномалий в строении организма обнаружено не было. Согласно данным рентгенологического обследования, субъект перенёс перелом лобной кости черепа и плечевой кости порядка трёх лет назад. В остальном субъекта можно считать здоровым.

Психологическое состояние субъекта следует считать неустойчивым. Он испытывает ощутимое беспокойство, если находится в одной комнате с женщиной. Уровень беспокойства тем выше, чем ближе женщина к зрелому возрасту. Если с лицами женского пола до 14 лет SCP-1315 ведёт себя замкнуто и стеснительно, то женщины в возрасте 35-45 лет могут вызвать у него приступы панической атаки или истерики. Штатный психолог доктор Кузнецов выделил у субъекта следующие расстройства личности: пассивно-агрессивное поведение, высокий уровень тревожности, обидчивость, мнительность, нерешительность, замкнутость в общении, стремление к одиночеству. Субъект склонен к непроизвольным рецидивирующим воспоминаниям, причиняющим ему сильнейшее эмоциональное неудобство. По мнению доктора Кузнецова, SCP-1315 сопровождают чувства стыда и вины за то, что он пережил. В связи со всем вышеперечисленным, у субъекта возникают серьёзные трудности c интеграцией в любой, даже полностью мужской, коллектив. У субъекта диагностированы логоневроз смешанного типа и логофобия. Психологическим персоналом Зоны 7 ведётся работа по психологической реабилитации SCP-1315.

Аномальные свойства SCP-1315 проявляются при контакте с лицами женского пола и затрагивают их восприятие1. Знание любого рода об SCP-1315, полученное при непосредственном контакте с самим субъектом, представляет собой меметическую угрозу.

Симптомы меметической болезни и тяжесть поражения зависят от того, как много времени подверженное эффекту лицо (далее — жертва) проводит с субъектом. Данные о ранних стадиях цикла болезни были получены экспериментальным путём, о поздних — со слов самого SCP-1315 и очевидцев2.

  • Первый контакт жертвы с субъектом: При виде SCP-1315 жертва испытывает иррациональное чувство брезгливости к субъекту. Жертвы склонны либо показательно игнорировать субъект, либо относиться к нему с повышенной раздражительностью.
  • 7—10 дней: Жертва начинает проявлять вербальную агрессию по отношению к SCP-1315.
  • 30—60 дней: Жертва начинает проявлять физическую агрессию по отношению к SCP-1315. На данном этапе такие вспышки гнева происходят спонтанно и носят аффективный характер.
  • 6—9 месяцев: Применение агрессии начинает носить систематический характер, побои становятся самой распространённой формой наказания. Степень тяжести побоев зависит от психологических особенностей жертвы и стадии развития меметической болезни.
  • 1.5 — 2 года: У жертвы появляются всё более изощрённые садистские наклонности. Она будет стараться причинить SCP-1315 как можно более сильную физическую и моральную боль. В ход могут идти связывание, морение голодом и жаждой, лишение сна и т.д. Жертва начинает считать внешность SCP-1315 не просто отталкивающей, а крайне уродливой.
  • 3 года и более: Финальная стадия развития мема. Мем затрагивает сознание жертвы настолько сильно, что она перестаёт воспринимать SCP-1315 как человека. То, что увидит жертва, зависит от её индивидуального жизненного опыта и накопленных фобий и комплексов. Так, например, если женщина боится тараканов, то ей будет казаться, что тело SCP-1315 покрыто хитиновым экзоскелетом, вместо конечностей у него лапки насекомого и т.д. Жертва будет относиться к SCP-1315 с крайней степенью страха и агрессии и может даже попытаться убить субъекта. Данная стадия является терминальной, введение контрмемагента не приносит ощутимых результатов. Женщины, заразившиеся мемом от носительницы на последней стадии болезни, приобретают симптомы этой же стадии.

Разработанный контрмемагент позволяет сбросить болезнь на начальную стадию цикла, но каждое последующее введение оказывается всё менее и менее эффективным.

Приложение 1: Выдержка из беседы с Светланой Николаевной М████овой, биологической матерью SCP-1315. Агент Игнатов вошёл к М████овой в доверие, познакомившись с ней в социальной сети «ВКонтакте». Его целью было собрать информацию об SCP-1315. Интервью было записано на диктофон, ниже представлена стенограмма.

Примечание: На момент интервью М████ова находилась в состоянии алкогольного опьянения средней степени.

И.: Свет, а ты хотела бы ребёнка завести?

М.: Не-а.

И.: Почему?

М.: Я не хочу об этом говорить. Давай лучше выпьем.

И.: Ну котик, давай поговорим… Я вот всегда мечтал стать папой. Почему ты так сильно расстроилась?

М.: Я об этом мало кому рассказываю…

И.: Расскажи мне, что тебя тревожит. Возьми меня за руку. Вот так.

М.: Я уже была беременна… однажды… когда молодая была. [УДАЛЕНО] на пьянке с одним козлом, я его потом даже найти не смогла. Прятался, [УДАЛЕНО]. Даже в глаза мне посмотреть не решился.

И.: Ну и мразь.

М.: Хуже. У меня слов для него нет. Но я решила ребёнка оставить. Он-то не виноват ни в чём. К тому же, я всегда ребёнка хотела… В детстве куклам платья шила… Вот и решила оставить для себя. [Молчание на протяжении пяти секунд.] А потом начался какой-то ужас.

И.: Ужас?

М.: Ну ты же знаешь, что беременные бывают немного не в себе. У моей подруги даже глюки пару раз были. Она рассказывала, что видела чёрта, который её ночью душить приходил. Но ничего, родила, счастливая ходит, с дочурки пылинки сдувает. А у меня всё намного хуже было. [М████ова начинает всхлипывать.]

И.: Не торопись, котик. Давай ещё по одной выпьем, и ты продолжишь. Тебе сразу же легче станет.

М.: Спасибо, Коля. Я тебя так люблю… Ты один умеешь меня выслушать… [Звук поцелуя.] Ну так вот, я тоже с ума сошла. Только по-настоящему. Я даже лечилась потом, в психушке лежала.

И.: Что случилось?

М.: Сначала я стала замечать, как я дурнею. Варикоз, лицо бледное, постоянная тошнота… И этот огромный уродливый живот. Как я его ненавидела и как боялась, что меня с ним увидят. Мне и так нелегко было… Весь город сплетничал, я и в магазин спуститься стеснялась. А теперь мне самой было противно на себя в зеркало взглянуть. Я стала читать о том, как протекает беременность. Из ужаса, смешанного с любопытством. Мне хотелось понять, что со мной происходит. И тут я наткнулась на раздел про осложнения беременности. И тогда мне стало страшно… Мне стало страшно… что я умру при родах. [Сквозь рыдания.] Мне казалось, что он хочет убить меня, что он разорвёт ночью живот изнутри и я истеку кровью… что он вытягивает из меня жизненные соки… Мне казалось, что он чужой, что он инородное тело…

И.: Об аборте уже было поздно думать?

М.: По срокам уже было незаконно. Но я думала о нелегальном аборте. Я уже даже нашла номер нужного человека, связалась с ним, внесла предоплату… И не смогла. Я лежала всю ночь и думала, способна ли я убить человека. Маленького, но человека. Я представила его маленькие ножки и ручки, его улыбку… И ненависть, которую я испытывала к нему эти последние шесть месяцев, куда-то исчезла… Я снова чувствовала себя нормальной. Мне снова хотелось быть матерью. Это была самая счастливая ночь в моей жизни.

И.: Теперь тебе нечего бояться, ты со мной.

М.: Потом… потом отвращение к ребёнку вернулось снова. [Оба молчат около минуты.] Я решила, что я выношу его. Это будет мой крест. Но воспитывать я его не буду. Одна мысль об этом заставляла меня передёрнуться, будто бы он был каким-то мерзким слизняком, кошкой, которую машина переехала… [Плачет.]

И.: Милая, если тебе тяжело говорить, то не надо себя заставлять.

М.: Нет, всё в порядке. Мне действительно нужно всё это рассказать, мне станет легче. Извини, что я вываливаю на тебя всё это… Понимаешь… Когда я рожала, мне было больно. Очень больно. И я ненавидела его каждой клеточкой своего тела за боль, которую он мне причиняет. Мне хотелось взять его за ногу и швырнуть об стену, задушить пуповиной. Но в то же время я чувствовала, что это искупительная боль. Что скоро этот выродок вылезет из меня, и всё прекратится. Я отказалась даже смотреть на него после родов. Я оформила нужные бумаги и больше никогда его не видела.

И.: Мне нужно чего-нибудь выпить.

[Конец записи]

Приложение 2: История обнаружения.

По решению доктора Кузнецова и Комитета по этике спрашивать SCP-1315 о его жизни до постановки на содержание запрещено, поскольку интервью на эту тему может причинить субъекту сильный эмоциональный дискомфорт. К тому же, психологический персонал Зоны 7 пришёл к выводу, что интервью будет малоэффективным, поскольку травматический опыт был вытеснен субъектом из сознания. В связи с этим для восстановления полной картины произошедшего агенты Фонда были вынуждены собирать свидетельские показания из других источников.

До 2013 г. SCP-1315 жил в детском доме №█ г. [УДАЛЕНО]. [ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ] (для подробностей см. статью «Вся правда о насилии над сиротами» в местной газете «Экран-информ» за ██.██.████).

Бывшая приёмная мать SCP-1315, Елизавета Петровна К████ова, оформила документы об усыновлении субъекта в 2013 г. Знакомые К████овой отмечали за ней садистские наклонности. Так, по утверждению её бывшей одноклассницы, К████ова принимала участие в травле своих сверстников в школе. Известно, что К████ову в детстве сильно покусали собаки, поэтому, желая отомстить, она занималась живодёрством.

К████ова жила с субъектом в частном секторе. Она не водила его в детский сад, и SCP-1315 оставался один дома, пока та была на работе. Судя по тому, что личные вещи SCP-1315 были найдены в собачьей будке во дворе, а на шее субъекта были обнаружены мозоли, можно предположить, что К████ова держала субъекта на привязи.

Субъект был обнаружен Фондом, когда К████ова попыталась сдать SCP-1315 в приют для животных, находящийся по адресу [УДАЛЕНО]. По заверениям работника приюта С. М. Решетнёва, К████ова настаивала на том, что «пёс агрессивный, поэтому его надо кастрировать или совсем усыпить». Женский персонал приюта не отреагировал на неадекватное поведение К████овой. SCP-1315 попытались поместить в клетку, как обыкновенную собаку. Одна из женщин начала кричать, что «собака наверняка бешеная, и её срочно надо пристрелить, пока она кого-нибудь не покусала». Решетнёв вырвал субъекта из рук жертв меметического заражения и вызвал полицию. Необычной реакцией женщин на SCP-1315 заинтересовались сотрудники Фонда.

В судебном порядке была доказана вина К████овой в нарушении ст. ст. 111 ч. 23, 132 ч. 34 и 1565 УК РФ, однако по результатам судебно-психиатрической экспертизы она была признала недееспособной в связи с диагнозом «параноидная шизофрения», и она была направлена на принудительное лечение в [УДАЛЕНО] психибольницу тюремного типа.

Приложение 3: Выдержка из личного дневника доктора Кузнецова

Сегодня с Аркадием учили Сашу пользоваться ложкой и вилкой. Похоже, раньше он ел еду только из миски, как собака…

Приложение 4: Выдержка из личной переписки между доктором Устиновым, куратором SCP-1315, и А. С. Макаренко, сотрудником Фонда 1 уровня допуска, осуществлявшего уход за cубъектом.

Если вы продолжите называть SCP-1315 «Сашей», то мне придётся досрочно искать вам замену. Пока что вам объявляется устный выговор в частном порядке.

— с уважением, доктор Устинов

Право на имя защищено Конвенцией ООН о правах ребёнка. Если вы и дальше будете мешать мне работать, я буду жаловаться вышестоящему руководству и в Комитет по этике.

— Макаренко

Приложение 5: Обращение А. С. Макаренко в Комитет по этике с просьбой об отмене ежемесячной замены воспитателей и об оформлении опекунства над SCP-1315.

От кого: Макаренко Аркадия Степановича, сотрудника 1 уровня допуска, тьютора К████ова Александра Андреевича, также известного как SCP-1315.
Кому: Адриану Миллеру, председателю Комитета по этике Российского филиала Организации.

Как педагог, я всю жизнь верил, что любой ребёнок имеет право на достойное воспитание и образование. SCP-1315 — это не сухое кодовое обозначение, не ещё один аномальный объект в огромном перечне. Это в первую очередь ребёнок, которому нужна любовь и забота. И у меня есть все основания полагать, что Фонд не справляется с возложенными на него обязанностями.

Посмотрите отчёт доктора Кузнецова за прошлый месяц о психологическом состоянии Саши. Уже около года мы пытаемся научить его снова верить людям. Но из-за того, что была установлена ежемесячная смена воспитательного персонала, все наши усилия тратятся впустую. Как только Саша привыкает к одному человеку, он навсегда исчезает из его жизни. Это то же самое, что протянуть голодающему человеку кусок хлеба, а потом спрятать руку за спину и засмеяться ему прямо в лицо. Саша пережил столько ужаса и боли за свои восемь лет, сколько не испытывают некоторые бойцы МОГ за всю свою службу. То, что мы делаем — это продолжаем его мучить. И в наших силах всё исправить.

Прошу прекратить ежемесячную смену воспитателей и назначить меня постоянным опекуном SCP-1315. Я готов пройти любые виды тестов и психологических проверок и на постоянной основе проживать на территории Зоны 7. Хочу заметить, что подобный шаг не приведёт к нарушениям ни особых условий содержания, ни режима секретности Фонда. Единственное, чего мы добьёмся, — это быстрого и долгосрочного улучшения психологического состояния субъекта. На немедленном решении вопроса о моём опекунстве я не настаиваю, но считаю его не менее важным.

Надеюсь на ваше понимание и содействие. Заранее спасибо.

— Макаренко Аркадий Степанович

Заявление Макаренко в настоящий момент рассматривается Комитетом по этике.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License