SCP-1893 - Повесть Минотавра
рейтинг: +19+x

В настоящее время представлена Итерация B из набора документации о сущности. Для просмотра другой итерации перезагрузите страницу через шестьдесят секунд.

Мы лежали вместе в темноте, снаружи мягко стучал дождь. Это был долгий день, а утром нам нужно было везти Софи к ветеринару. Ты беспокоилась, потому что где-то читала, что у некоторых собак аллергия на анестезию, что некоторые собаки погибают во время обычной чистки зубов. Я сказал тебе, что всё будет хорошо, и она почти наверняка будет в порядке, но мысль о том, что Софи подвергнется опасности, пугала и меня. Поэтому мы пытались говорить о других вещах, о чём угодно.

– Номер объекта? – услышал я твоё бормотание.

– SCP-1893, – ответил я. – Класс объекта?

– Евклид, – сонно отозвалась ты.

Я не знал, как на это ответить, поэтому сменил тему.

– Особые условия содержания?

– Все рассказы, содержащие или ссылающиеся на SCP-1893, должны храниться в третичном мейнфрейме Зоны 38, пока исследователи Фонда не найдут способ их перемещения без риска заражения других компьютерных систем, – сказала ты. – Также в компьютере должны постоянно храниться резервные истории. Если SCP-1893 начнёт проявлять агрессивное или другое необычное поведение, в мейнфрейм должны быть загружены дополнительные рассказы, написанные в стиле, используемом объектом. Физические копии всех историй до и после заражения SCP-1893 следует хранить в кабинете директора Зоны, в сейфе с тройным замком; для предотвращения возможного распространения заражения не должно существовать никаких других копий. Что бы ни случилось, все разговоры о SCP-1893 должны вестись без использования электронных устройств, а любые отсылки к номеру SCP-1893 запрещены на всех серверах и компьютерах Фонда, исключая вышеупомянутый.

– Описание, – начал я. – SCP-1893 – это не до конца понятое явление, считающееся электронным или цифровым в своей природе. Оно выказывает наличие как минимум примитивного разума, что выражается в подстройке под новое окружение, избегании неблагоприятных условий и простейшей способности общаться с исследователями Фонда, пусть и неявно. Неизвестно, способна ли сущность просто воспринимать окружающую среду или же обладает полноценным разумом.

Ты так разозлилась, когда я сказал это. Ты всегда была такой упрямой, даже когда это не требовалось. Иногда мне это в тебе нравилось, иногда я хотел лишь того, чтобы ты прислушалась к голосу разума.

Я пошёл на кухню, чтобы выпить воды. Свет из холодильника доставал до углов гостиной, и я посмотрел на дом, который мы построили вместе. Кожаные кресла, которые твоя мать подобрала на дороге, телевизор, который мне подарили на Рождество почти десяток лет назад, полки, заставленные вперемешку твоими и моими книгами. У нас была семья – ты, я и Софи. У нас было место, которое мы могли назвать домом. Развернувшись, я прошёл мимо человека в углу и вернулся в спальню, уверенный, что нет нужды драться. Не этой ночью.

– Основной чертой SCP-1893 является его меметическое качество, – произнёс я, – сущность невозможно воспринимать, обсуждать или взаимодействовать с ней, кроме как с помощью вымышленной истории. В частности, любое электронное сообщение, касающееся SCP-1893, будет преобразовано сущностью в художественную прозу переменной длины, стиля и содержания. Однако все модифицированные сообщения всегда содержат определённые постоянные элементы.

Ты кивнула и продолжила мою мысль. Ты всегда это умела.

– Во-первых, – сказал ты, – содержание изначального сообщения остаётся неизменным – им заменяются все диалоги персонажей. Во-вторых, чаще всего в истории присутствует от двух до трёх персонажей; в то время как диалоги не меняются от рассказа к рассказу, вид и характер персонажей, а также их окружение разнятся. Предполагается, что эти преобразования отражают «настроение» SCP-1893 во время доступа к нему. В-третьих, части сюжета истории могу меняться в зависимости от того, удастся ли объекту определить личность читающего или нет, хотя на данный момент исследователям не удалось найти определённого шаблона в подобных модификациях.

Я закончил очевидное:

– Наконец, все изменённые SCP-1893 истории содержат неизвестного персонажа, который описывается как необычайно высокий и мускулистый, часто упоминается наличие у него татуировок в виде бычьих рогов на лице или возле него. Степень взаимодействия этого персонажа с другими часто показывает текущую степень агрессивности объекта; когда сущность спокойна, персонаж едва упоминается или обсуждается. Когда SCP-1893 считает, что для него существует угроза, или готовится к атаке, роль этого персонажа становится важной или даже центральной в сюжете.

Мы начали дремать. Пожелали друг другу спокойной ночи, мысли о грядущем дне быстро исчезали. Одна последняя мысль мелькнула в голове.

– Приложение 1893-A? – спросил я.

– Хотя к настоящему моменту ни одна предпринятая попытка полной постановки SCP-1893 на содержание не принесла результатов, – сонно прошептала ты, – Все свидетельства указывают, что решение Фонда засекретить сущность и дать ей номер привело к тому, что она восприняла это как «имя» и теперь соответствующим образом реагирует на все упоминания этого номера в электронных носителях. Предполагая это истинным, был разработан теоретический план на случай, если уничтожение SCP-1893 станет необходимым. Согласно этому плану, Фонд в первую очередь должен… должен…

Ты заснула. Несколько секунд я наблюдал за тем, как вздымается и опадает твоя грудь, а затем заснул сам.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License