Итерация C

Зона 19 не была безлюдна. Этого просто не могло быть. Не мог же этот… чем бы он ни был, убить всех, кроме него. Но Джон за несколько часов не встретил никого. Его радио было мертво, его рабочий телефон не ловил сеть. «Как, чёрт возьми, это-то случилось, – думал он. – Сеть Фонда должна была быть практически неуничтожимой». Стояла полная тишина.

Прошло много времени, пока Джон наконец-то не нашёл единственного выжившего. Он лежал на полу, прислонившись к стене. Джон не был врачом, но одного взгляда на ноги выжившего хватало, чтобы понять, что на успешное лечение шансов мало. Оба бедра разбиты – похоже, это было сделано бейсбольной битой. Черепно-мозговая травма с кровотечением, нанесена, вероятно, тем же орудием. Из последних сил человек повернулся к Джону.

– Номер… объекта? – он замер, после чего начал кашлять кровью.

– SCP-1893, – ответил Джон, хватая его за руку. – Класс объекта: Евклид.

– Ос… особые условия содержания?

– Все рассказы, содержащие или ссылающиеся на SCP-1893, – начал Джон, – Должны храниться в третичном мейнфрейме Зоны 38, пока исследователи Фонда не найдут способ их перемещения без риска заражения других компьютерных систем. Также в компьютере должны постоянно храниться резервные истории. Если SCP-1893 начнёт проявлять агрессивное или другое необычное поведение, в мейнфрейм должны быть загружены дополнительные рассказы, написанные в стиле, используемом объектом. Физические копии всех историй до и после заражения SCP-1893 следует хранить в кабинете директора Зоны, в сейфе с тройным замком; для предотвращения возможного распространения заражения не должно существовать никаких других копий. Что бы ни случилось, все разговоры о SCP-1893 должны вестись без использования электронных устройств, а любые отсылки к номеру SCP-1893 запрещены на всех серверах и компьютерах Фонда, исключая вышеупомянутый.

Человек кивнул, похоже, он воспринял слова Джона лучше, чем это вообще было возможно. Будь Джон на его месте, он бы уже проверял, не остались ли в его пистолете патроны. Но человек был готов продолжать.

– Описание? – спросил он, пытаясь оставаться спокойным. Джон ответил ему:

– SCP-1893 – это не до конца понятое явление, считающееся электронным или цифровым в своей природе. Оно выказывает наличие как минимум примитивного разума, что выражается в подстройке под новое окружение, избегании неблагоприятных условий и простейшей способности общаться с исследователями Фонда, пусть и неявно. Неизвестно, способна ли сущность просто воспринимать окружающую среду или же обладает полноценным разумом…

Рёв эхом пронёсся по коридору. Рёв твари, совершившей эту… эту резню. Его нельзя было назвать голосом по человеческим меркам, потому что кем бы ни была эта тварь раньше, её больше нельзя было причислить к тому виду, к которому принадлежал Джон.

Джон услышал другой голос, на этот раз человеческий. Зверь нашёл новую жертву. Голос стал громче и выше, пройдя пять стадий смерти за мгновения. Этому существу нельзя помешать, с ним нельзя договориться, и нет времени для гнева или тоски. Ему всё равно, смирился ли ты с его существованием или нет. В коридоре раздался хруст ломающихся костей, перемежающийся воплями, а после необратимого завершения остался слышен лишь звук удаляющихся шагов.

Джон понял, что времени осталось мало.

– Основной чертой SCP-1803 является его меметическое качество – сущность невозможно воспринимать, обсуждать или взаимодействовать с ней, кроме как с помощью вымышленной истории. В частности, любое электронное сообщение, касающееся SCP-1893, будет преобразовано сущностью в художественную прозу переменной длины, стиля и содержания. Однако все модифицированные сообщения всегда содержат определённые постоянные элементы. Во-первых, содержание изначального сообщения остаётся неизменным – им заменяются все диалоги персонажей. Во-вторых, чаще всего в истории присутствует от двух до трёх персонажей; в то время как диалоги не меняются от рассказа к рассказу, вид и характер персонажей, а также их окружение разнятся. Предполагается, что эти преобразования отражают «настроение» SCP-1893 во время доступа к нему. В-третьих, части сюжета истории могу меняться в зависимости от того, удастся ли объекту определить личность читающего или нет, хотя на данный момент исследователям не удалось найти определённого шаблона в подобных модификациях.

Дыхание пострадавшего стало прерывистым, Джон знал, что его время подходит к концу.

– Наконец, все изменённые SCP-1893 истории содержат неизвестного персонажа, который описывается как необычайно высокий и мускулистый, часто упоминается наличие у него татуировок в виде бычьих рогов на лице или возле него. Степень взаимодействия этого персонажа с другими часто показывает текущую степень агрессивности объекта; когда сущность спокойна, персонаж едва упоминается или обсуждается. Когда SCP-1893 считает, что для него существует угроза, или готовится к атаке, роль этого персонажа становится важной или даже центральной в сюжете.

Человек выглядел удовлетворённым. Джон нагнулся и взял его пистолет, вытащил магазин… Осталось два патрона. Он перезарядил оружие, взвёл курок и вложил пистолет в руку человека. Больше ничего нельзя было сделать, Джон не смог придумать для него лучшего способа умереть. Джон встал и собрался уходить.

Пистолет выпал из руки умирающего. Джон удивился, насколько громким оказался этот звук, раздавшийся в пустом коридоре. Затем он удивился тому, что сам падает на землю, а его рубашку заливает кровь, хлещущая из пулевой раны. Он не почувствовал выстрела, но знал, что боль заявит о себе совсем скоро. Что ещё хуже – он снова услышал рёв. На этот раз приближающийся.

– Приложение 1893-A, – сказал человек за его спиной. Его голос был гораздо спокойнее, чем ожидал Джон.

Джон слышал звук шагов чудовища – всё ближе и ближе. Он не видел смысла прекращать начатую игру.

– Хотя к настоящему моменту ни одна предпринятая попытка полной постановки SCP-1893 на содержание не принесла результатов, – начал он, пока кровь быстро вытекала из его тела, – Все свидетельства указывают, что решение Фонда засекретить сущность и дать ей номер привело к тому, что она восприняла это как «имя» и теперь соответствующим образом реагирует на все упоминания этого номера в электронных носителях.

Джон уже видел очертания существа, приближающегося к ним. При взгляде на его голову Джон было подумал, что это человек, – настолько похожей она была на человеческую. Два рога, вытатуированные на обеих сторонах лба, изгибались, когда лицо чудовища растягивалось в радостной гримасе. Оно почти ликовало, увидев новую жертву. Когда до лежащих фигур оставалось совсем немного, оно побежало.

Джон продолжал говорить, пытаясь отвлечь самого себя.

– Предполагая это истинным, был разработан теоретический план на случай, если уничтожение SCP-1893 станет необходимым. Согласно этому плану, Фонд в первую очередь должен…

За спиной Джона раздался звук последнего выстрела. Кем бы ни был тот человек, он избрал для себя лёгкий путь, оставив Джона в качестве приманки для хищника. Блестящий ход, хоть и малость бессердечный. Минотавр добрался до Джона, прежде чем он смог закончить свою речь, уже напоминающую предсмертную молитву. От первого же удара зверя челюсть Джона разлетелась на куски.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License