SCP-2017 - Девочка с искусственным заболеванием
рейтинг: +14+x

Объект №: SCP-2017

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: SCP-2017 следует содержать в стандартной камере для гуманоидов, меблированной кроватью, несколькими тумбочками и книжной полкой с книгами, подходящими ей по возрасту. К SCP-2017 должны быть постоянно назначены педиатр и детский психолог, специализирующийся на психозах с ранним началом и тревожных неврозах. За исключением промежутков, когда SCP-2017 содержится в камере, либо во время проведения экспериментов, её кожа должна быть все время полностью покрыта, а персоналу, работающему с SCP-2017, рекомендуется носить полные защитные костюмы.

Описание: SCP-2017 - афроамериканка возрастом около 7 лет, ранее носившая имя █████ ████████. Она не добирает в весе в сравнении с неаномальными детьми, имеет симптомы анемии, такие как серый цвет кожи и холодные конечности, а также необычно застенчива и замкнута. Её аномальный эффект проявляется в случаях незащищенного кожного контакта с человеком. Субъект в этом случае испытывает состояние, предварительно названное "диссоциативным расстройством с внезапным началом" или "вызванной SCP-2017 дереализацией". Подверженный субъект осознает самого себя как сущность, однако внешний мир воспринимает как чужеродный и бессмысленный. Вызванная SCP-2017 дереализация приводит к возникновению у субъектов трудностей в понимании и усваивании даже наиболее примитивных аспектов человеческого поведения. На поздних стадиях ОДР субъекты так или иначе приходят к восприятию окружающего материального мира как бессмысленного и беспорядочного. К тому же, подверженные субъекты во всех случаях упоминают место или плоскость бытия, которая, как они утверждают, имеет упорядоченность, которой нет у материального мира. Субъекты рано или поздно впадают в состояние полной самоотчужденности, завершающемся остановкой сердца и ненормально долгим периодом посмертной мозговой активности. Смерть мозга зачастую сопровождается другим аномальным явлением.

Заслуживает внимания тот факт, что, за исключением своей замкнутой натуры, SCP-2017 психологически здорова и не страдает никакими диссоциативными расстройствами - ни аномальными, ни какими-либо другими.

Документ 2017-A

03.01.████ D-3500 был подвергнут воздействию SCP-2017. Субъект показывал литературную одаренность на фоне прочих сотрудников класса D. Исследователи рассчитывают на то, что субъект прольет свет на более тонкие, абстрактные эффекты диссоциации, вызванной SCP-2017, в своих личных записях.

День 1: Мое поле зрения странно ограниченно. Это напоминает мне панорамные экраны, на которых показывают документальные фильмы о природе. Эти придатки в моем поле зрения…могу ли я считать, что они мои? Они наносят слова, которыми я думаю, на эту бумагу. Я повелеваю ими, но они не мои. Мое лицо будто полое. Оно воспринимается как тонкий слой краски, касающийся мира, за которым… ничего. Являюсь ли я своим лицом? Я не вижу его. Оно не существует. У меня нет лица.

День 2: Все здесь не имеет никакого смысла. Все эти люди в халатах бегают, исполняя ритуалы со всем непринужденным бездумием леммингов, прыгающих с обрыва. У меня есть отдаленное виденье покровительственно звучащего голоса, комментирующего брачные ритуалы маленьких, суетливых существ. Я гадаю, что эти животные думают о своих странно структурированных привычках.

День 3: Все еще хуже, чем я думал. У них есть это огромное, невидимое сооружение из хрупких, хаотичных, налепленных как попало правил и нравов и неписаных не-делай-то-шек. Какой архитектор возвел его? Мне кажется, они же и строили. Или строят? Они часть его и возводят его, но фундамент был заложен вечность тому назад. Зачем? Кто, блять, здесь главный, в конце концов?

День 4: Все должно было быть не так. Ни единая частичка этого монолита не имеет никакого гребаного смысла. Все ли они посвящены в него? Можно ли сказать, что они посвящены в него? Создает ли улей пчела, витающая в нем?

День 5: У меня нет тела. Лишь обзорный экран вместе с подмостками работают, чтобы перемещать меня; я сам - внутри этой странной плоскости. Она принимает, она выделяет, но ничто из этого не я. Это аватар в стране хаоса. Я не отсюда. Произошла какая-то ужасная ошибка.

День 6: Где-то Еще. Я видел это место раньше в своих снах, я могу коснуться его сам, настоящий я, а не проекция, которую они называют телом. Оно колышется с каким-то фрактальным совершенством, которого я жаждал. Оно кристально, холодно, чисто. Идеально. Порядок вещей накрепко вплетён в его ткань, и это не та растрёпанная сеть, которая связывает всё в этом месте. Вот оно. Где-то Еще - мой дом.

Ко Дню 7 субъект отказывался двигаться или есть. Субъект попросил магнитофон для продолжения записей.

День 7 (стенограмма): Меня преследуют виденья рук, касающихся других рук, лиц, тел, которые были такими же созданиями, как и я. У этих видений странный… оттенок, но это непохоже на оттенок. Он пользуются логикой снов, в которой происходят эксцентричные и нелепые события, но воспринимаются как абсолютно нормальные. Эти лица в моих видениях были людьми, а не лицами. Теперь я не вижу людей, только тела. И они неправильные.

Ко Дню 7 сердце и респираторная активность D-3500 полностью остановились. Его мозг сохранял активность на протяжении необъяснимо долгого периода времени - три часа и двадцать две минуты. По прошествии этого времени мозг субъекта погиб, а он сам - исчез. Кровать субъекта внезапно трансформировалась в большую идеальную прямоугольную призму с нулевым коэффициентом отражения. Масса объекта совпала с массами кровати и трупа субъекта, вместе взятыми. Тесты показывают, что эта масса неделима и не создана из атомов. Объект классифицирован как SCP-████.

Достоверно установлено, что SCP-2017 не желает идти на сотрудничество и не смогла приспособиться к условиям содержания. На большинство вопросов, заданных SCP-2017, она отмалчивается или отвечает либо тихим плачем, либо просьбами вернуться к родителям. Мать и отец SCP-2017, Дерек и Эбигейл ████████ из ████████, Калифорния, являются единственными людьми, известными Фонду, имевшими физическими контакт с объектом, не испытав на себе аномальных эффектов. Истории болезни пары показали, что у Эбигейл ████████ был диагностирован синдром деперсонализации в младших классах и она была успешно вылечена и не испытывала рецидивов в течение более десяти лет. У Дерека ████████ были обнаружены многие факторы риска диссоциативных расстройств1 и он прошел через психиатрическое лечение, схожее с тем, которое рекомендуют в случаях диссоциативных расстройств2, меж тем не имея эпизодов диссоциации. Мать и отец SCP-2017 знали о свойствах SCP-2017 и пытались скрывать их от обнаружения организациями, подобными Фонду.

Опрашиваемый: SCP-2017

Опрашивающий: Д-р Алексис Бакстер

Примечание: Д-р Бакстер - одна из немногих сотрудников Фонда, с которой SCP-2017 соглашается разговаривать. Предполагается, что причиной этому служит разительное внешнее сходство д-ра Бакстер с матерью SCP-2017.

<Начало записи>

Д-р Бакстер: Здравствуй, SCP-2017. Я рада, что сегодня наконец могу поговорить с тобой.

SCP-2017: Привет, доктор. Я правда хочу, чтобы вы звали меня █████.

Д-р Бакстер: Мне жаль, SCP-2017. Но мы уже говорили об этом - нам нельзя так делать.

SCP-2017: Почему?

Д-р Бакстер: Что ж… многих людей здесь зовут █████! В этом самом отделении работает доктор, которую зовут █████! Никто же не хочет, чтобы его с кем-то путали, не правда ли? Ты заслужила свое собственное имя, которого больше ни у кого нет.

SCP-2017: Вроде прозвища?

Д-р Бакстер: Точно. Теперь. Я бы хотела, чтобы ты рассказала мне, как ты жила до того, как оказалась здесь.

SCP-2017: Мамочка и папочка всем рассказали, что я болею и что если меня кто-нибудь тронет, то умрет. Но это была неправда. Когда люди трогали меня, они вели себя странно.

Д-р Бакстер: Ты знаешь, что с ними случалось после того, как они немножко повели себя странно?

SCP-2017: Мамочка сказала не волноваться об этом.

Д-р Бакстер: Тяжело, наверное, было жить только с мамой и папой все время.

SCP-2017: мотает головой

Д-р Бакстер: Правда?

SCP-2017: Мамочка и папочка водили меня в зоопарк и на пляж и везде. Они накрывали меня, чтобы люди меня не трогали.

Д-р Бакстер: Ты помнишь, как оказалась здесь?

SCP-2017: Я каталась на картах с Дженни и Ричи, когда Альтон врезался в меня. Мамочка поехала со мной в скорой. Она была рада, что они оказались там, но беспокоилась, что кто-то меня тронет. Я думаю, это и случилось в госпитале. Потом я оказалась здесь. Останавливается. Можно я задам вопрос?

Д-р Бакстер: Что угодно. И я отвечу, если смогу.

SCP-2017: Поклянешься на мизинчиках, что не обманешь?

Д-р Бакстер: Через стол дотягивается до мизинца SCP-2017 в перчатке и хватает его своим, тоже в перчатке. Конечно.

SCP-2017: Я здесь, потому что я была плохой?

Д-р Бакстер: Конечно нет. Ты здесь для того, чтобы мы могли защитить остальных от того, чтобы заболеть, и защитить тебя от тех, кто может захотеть причинить тебе вред. Мы - доктора и мы изучаем такие вещи, чтобы понять, что происходит и в итоге суметь помочь тебе.

SCP-2017: Поэтому мне нельзя видеть маму и папу?

Д-р Бакстер: Потому что это все еще очень опасно. Там, снаружи, есть плохие люди, которые могут сделать тебе больно или использовать тебя, чтобы делать плохие вещи, потому что ты особенная. Или, что хуже, они могут сделать это через твоих родителей. Когда мы чуть лучше поймем, что происходит, может быть, это не будет так.

SCP-2017: Наверное.

Д-р Бакстер: Теперь мне бы хотелось поговорить с тобой о вещи, о которой ты недавно рассказывала.

SCP-2017: О Другом Месте?

Д-р Бакстер: Да.

SCP-2017: Я вижу его, когда сплю и, иногда, когда уже проснулась. Оно другое. Оно все в линиях и всем таком, а вещи там проще, чем здесь. Никаких правил, когда идти в кровать или что кушать или что говорить взрослым. Не думаю, что там вообще есть правила.

Д-р Бакстер: Думаешь, это место настоящее?

SCP-2017: Папочка говорил, что это просто сон, а сны ненастоящие. Но если оно ненастоящее, то как же все эти люди там?

Д-р Бакстер: Ну, иногда, люди видят вещи, которых… Погоди, какие люди?

SCP-2017: Они не взаправду люди. Или, может, да, но они не такие, как мы. Они правда другие. Это страшно. Они мне не нравятся. Я чувствую холод каждый раз, когда они проходят сквозь меня.

Д-р Бакстер: Они взаимодействуют с тобой?

SCP-2017: Они что?

Д-р Бакстер: Ты можешь их потрогать?

SCP-2017: Только когда я вижу Другое Место и я не сплю.

Д-р Бакстер: Это… очень интересно. Ты упомянула это впервые. Когда это происходит?

SCP-2017: Когда кто-нибудь дотрагивается до меня.

<Конец записи>

Заключение: Интервью было прервано после того, как д-р Бакстер выказала признаки удивления и тревоги. Так как это было первое интервью д-ра Бакстер с аномальным объектом в отсутствие надзора более опытного сотрудника, она получила устный выговор, перед тем как ей снова было разрешено контактировать с SCP-2017.

В свете замечаний, сделанных SCP-2017 во время интервью, мы сняли показания мозговой активности субъектов до и после контакта с SCP-2017. Результаты выявили явное отличие от всех записанных человеческих мозговых волн, нормальных и аномальных. Я выдвигаю гипотезу о том, что субъекты, вовлеченные в контакт с SCP-2017, не страдают от симптомов диссоциации, но на самом деле переписываются внешней сущностью из этого "другого места". Так как мы имеем дело с возможно враждебными сущностями из неустановленной локации, я рекомендую приостановить любые эксперименты с SCP-2017. - Д-р Алексис Бакстер

Запрос отклонен. Однако, отныне рекомендуется проведение экспериментов, направленных на подтверждение или опровержение гипотезы д-ра Бакстер. - O5-9

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License