SCP-2700 - Телефорс
рейтинг: +6+x

Объект №: SCP-2700

Класс объекта: Безопасный

Особые условия содержания: SCP-2700 размещён в Охраняемом Бункере ███. Доступ в Бункер разрешён только персоналу с уровнем допуска 4/2700. SCP-2700 содержится в укреплённом хранилище размерами 10 x 5 x 10 м с бетонными стенами; ни при каких обстоятельствах не разрешается перемещать объект или производить с ним какие-либо операции.

Описание: SCP-2700 - это сложное механическое устройство, предположительно, являющееся высокотехнологичным оружием направленной энергии, разработанным сербским физиком и изобретателем Николой Теслой. В 1946 году устройство было обнаружено и вывезено из не используемого, но тем не менее строго охраняемого исследовательского комплекса, который использовался Теслой в [УДАЛЕНО] в 1934 году.

SCP-2700 состоит из трёх компонентов: интерфейса (SCP-2700-1), ускорителя (SCP-2700-2) и ядра (SCP-2700-3).

SCP-2700-1 - это стальной пульт управления, оснащённый клавиатурой с раскладкой QWERTY, дисплеем размерами 23 х 23 см, а также набором кнопок, переключателей и рычагов. SCP-2700-1 соединён с SCP-2700-2 и SCP-2700-3 с помощью сети медных проводов. Дисплей оснащён командной операционной системой; вводимые команды и ответы системы отображаются на нём зелёным моноширинным шрифтом. Основные свойства операционной системы SCP-2700-1 до сих пор изучается.

SCP-2700-2, предположительно, является линейным ускорителем заряженных частиц, заключённым в цилиндрический освинцованный вольфрамовый блок. Устройство содержит все компоненты, входящие в состав современного ускорителя частиц, однако по размеру значительно меньше (7,35 м в длину) обычных устройств такого типа. Более полную информацию об отдельных компонентах ускорителя см. в Документе SCP-2700-2.

SCP-2700-3, обозначенный на чертежах Теслы как «ядро», - это освинцованная вольфрамовая конструкция, заключающая в себе прибор, назначение которого на данный момент определить не удалось. Данный прибор, который можно наблюдать через смотровое окошко из кварцевого стекла, представляет собой сферический каркас, изготовленный из неизвестного вещества. Он имеет примерно 10 см в диаметре и подвешен внутри прозрачной сферы, состав которой также остаётся неизвестным. Согласно записям Теслы, внутри этой сферы поддерживается постоянный вакуум. В настоящее время в ней проходит непрерывный поток плазмы, генерируемой и поддерживаемой неизвестным способом.

Доступная информация позволяет сделать вывод о том, что при активации прибора частицы, производимые в SCP-2700-3, перемещаются в SCP-2700-2, где ускоряются характерным для подобного устройства образом. Далее энергетические частицы выталкиваются из концевой части SCP-2700-2 в направлении предполагаемой цели. До сих пор неясен способ питания устройства; также в полной мере не изучена природа частиц, производимых SCP-2700-3.


Вниманию персонала с уровнем допуска 4/2700: тот факт, что вы можете читать этот текст, подтверждает ваш уровень допуска и доступ к документу, представленному ниже. Пожалуйста, промотайте страницу до Документа SCP-2700-DE. Персонал, имеющий уровень допуска ниже 4, может получить доступ к данному документу в чрезвычайном порядке согласно Положению Ω-R5.


Omega.jpg
SCP-2700-Омега

Объект №: SCP-2700

Класс объекта: Кетер

Особые условия содержания: Представленный выше документ является поддельным и предназначен для всех сотрудников, не обладающих уровнем допуска 4/2700.

Укреплённое хранилище, в котором расположен SCP-2700, находится на 180 метров ниже находящегося на поверхности входа в Охраняемый Бункер ███. Помещение должно быть изолировано от сейсмической активности и находиться под защитой трёх (3) последовательно расположенных укреплённых стальных дверей. За исключением случаев проверки, проводимой каждые полчаса, доступ в помещение запрещён; исключением также являются ситуации неотвратимой угрозы нарушения условий содержания, требующие задействования чрезвычайных процедур. Все сотрудники, входящие в помещение, должны быть снабжены ошейниками с батрахотоксином, которые следует активировать в случае любых нарушений протокола.

SCP-2700 должен находиться под постоянным наблюдением; данные о состоянии SCP-2700-Омега должны обновляться каждые полчаса. Персонал, назначенный на работу с операционной системой SCP-2700-1, должен строго придерживаться руководств, приведённых в Документе SCP-2700-1. С SCP-2700-3 не должно осуществляться прямого взаимодействия, за исключением случаев, единогласно одобренных Советом О5; нарушения протокола караются немедленным уничтожением. О любых изменениях в поведении SCP-2700-Омега должно быть немедленно доложено, так как его активность может привести к событию класса YK.

Сотрудники, ответственные за содержание SCP-2700, должны ознакомиться со всеми доступными материалами, содержащими информацию о его происхождении и функциях. Первостепенной задачей, связанной с содержанием артефакта, является его деактивация, прежде чем наступит событие класса YK. В свете катастрофического характера последствий, ожидаемых при активации SCP-2700, Акт 30-А может быть аннулирован сотрудниками с уровнем допуска 5/2700: предложения по взаимной нейтрализации SCP-2700 и других SCP объектов (включая объекты класса "Кетер") могут быть представлены на рассмотрение Совету О5.

В случае неотвратимого нарушения условий содержания SCP-2700-3 должен быть уничтожен с помощью утверждённого для этих целей SCP объекта.

Описание: SCP-2700 - это устройство, изначально разработанное Николой Теслой с целью создания оружия направленной энергии. Тем не менее, исследования артефакта, проведённые с момента его постановки на содержание в Фонд, доказали, что SCP-2700 обладает гораздо более опасными свойствами, отличающимися от первоначального замысла.

SCP-2700-1 и SCP-2700-2 соответствуют описанию, приведённому в предыдущем документе, тогда как истинные свойства SCP-2700-3 следует указать отдельно. Люминесцирующая аномалия, находящаяся в центре SCP-2700-3, является не плазмой, как указано выше, а дискретным энергетическим феноменом, далее обозначенным как SCP-2700-Омега. SCP-2700-Омега нарушает второе начало термодинамики: состояние энергии внутри его границ постоянно изменяется от термодинамического равновесия к термодинамической сингулярности, от дезорганизации к организации. Иными словами, поток энергии переходит из состояния максимальной энтропии в состояние минимальной, что противоречит законам остальной части Вселенной. В связи с этим течение времени в этом участке пространства также обращено вспять. В настоящий момент неопознанный материал, окружающий участок (каркас и прозрачная сфера), обладает устойчивостью к эффектам SCP-2700-Омега; похоже, что это единственный фактор, предотвращающий нарушение условий содержания феномена.

В случае, если SCP-2700-Омега вырвется за пределы SCP-2700-3, возникнет неконтролируемая цепная реакция, вследствие которой динамика энтропии всей Вселенной также приобретёт обратную направленность. Следствием этого сценария будет событие энтропической аннигиляции класса YK, которое приведёт к сворачиванию Вселенной в состояние бесконечной энергетической сингулярности (по всей видимости, этот процесс аналогичен обращённому вспять Большому Взрыву).

В соответствие с показаниями SCP-2700-1, устройство запущено и настроено на активацию в 2234 году (ровно через 300 лет с момента запуска). Так как это неминуемо спровоцирует высвобождение SCP-2700-Омега, текущие протоколы сдерживания должны быть реализованы до установленной даты, чтобы предотвратить событие класса YK.

Приложение [2700-001]: Ниже приведены выдержки из личных записей Теслы, сделанных им в 1934 году.

Вот он предо мной, завершённый, неумолимо отсчитывающий минуты до момента, который станет средоточием всех моих оплошностей и ошибок.

Всего месяц назад ко мне обратился человек, которого я прежде ни разу не встречал. Никогда ещё мне не доводилось видеть человека столь… умиротворённого. Его глаза были словно окна в мир абсолютной безмятежности. Он сказал, что ищет самый пытливый ум на свете, и что этот ум - это я. Несомненно, меня было непросто разглядеть среди миллиардов других умов планеты, но не это удивило меня. Каким-то образом я сразу понял, что он… не отсюда, и меня охватило чувство стыда за этот мир - мой мир. Это было унизительно, и мне кажется, он знал, что я чувствую.

В течение тех коротких перерывов, когда я не был поглощён моей работой, я бросал взгляд на события, разворачивающиеся вокруг меня. То, что я видел, всегда оставляло меня равнодушным. Мир слишком разорён, чтобы быть способным себя прокормить; он ведёт себя, как голодное животное. Он зол. Он на пороге войны. Я мог только надеяться, что в ходе конфликта природа поступит так, как ей свойственно, и зажившиеся на этом свете дегенераты нашего вида, наконец, сгинут с лица земли. Это из-за них разгорается война, и война - единственное, что может очистить от них цивилизацию. Так устроена любая система; когда… ненужные экземпляры превышают критическую массу, хаос приводит к разрушению, возвращающему вещи в состояние равновесия.

Но его улыбка пронзила, словно луч, тьму отвращения и недовольства, царящую в моей голове.

Потом открылась истина: в каждой из доступных ему иных вселенных он искал наиболее изобретательные умы. Он был удивлён, когда фраза «иные вселенные» не вызвала у меня потрясения. Я спросил, каково их число, и он ответил, что не знает; помимо моей и его собственной, они нашли только пять других, цельных и пригодных для жизни. Пожалуй, потрясло меня то, что было найдено всего семь. На это он рассмеялся и сказал, что я подаю большие надежды. Я спросил, что он от меня хочет.

«Разгадать последнюю загадку науки».

Следующие двадцать четыре часа мы готовились к переносу. Я спросил путешественника, могу ли я взять с собой свой проект, чтобы его люди на него взглянули. Он ответил: запросто. Разработка Телефорса натолкнулась на непреодолимые препятствия; у меня не было возможности создать для него достаточно мощный источник энергии. Я не открыл путешественнику назначение аппарата: я сказал, что это просто ускоритель, не оружие. Мне не хотелось, чтобы он ставил под сомнение мои намерения. Я решил, что если смогу завершить работу над аппаратом в той вселенной, я вернусь с ним обратно и… самостоятельно позабочусь о приведении мира в баланс.

Мы ушли рано утром. Хотя я должен признаться, что перспектива переноса в другую вселенную не сильно меня потрясла, то, что было связно с самим перемещением, было весьма интригующим. Путешественник взял меня за руку и настроил какой-то аппарат у себя на запястье; он напоминал обычные часы, но я не смог как следует его разглядеть. Потом была яркая вспышка света, и всё вокруг стало чёрным. На какое-то мгновение я подумал, что ослеп, а потом возникло ужасное чувство свободного падения. Мы падали сквозь бесконечную темноту с невообразимой скоростью; ещё никогда в жизни я не испытывал такого страха. И всё же, было ощущение чуда; предчувствие чего-то, что я никогда раньше не знал. Внезапно всё кончилось в мгновенье ока. Я открыл глаза и увидел… слова неспособны описать это должным образом. Точнее, наши слова неспособны описать это должным образом. Так же, как я не могу запечатлеть имя путешественника вот этими буквами и остаться удовлетворённым, я не в состоянии описать запредельную красоту его родной вселенной. У этого мира был свой пульс, своё биение, своё животворящее начало, которое я мог ощупать, и в этот момент я ощутил, как на меня обрушивается чудовищная пустота и примитивность природы моей Вселенной. Я плакал, но не от восхищения красотой его мира, а от осознания глубокой неполноценности своего.

Меня утешает то, что он так и не узнал истинную причину этих слёз.

Он привёл меня в город… и снова, я использую слово «город», просто потому что не нахожу более подходящей замены. Там путешественник представил меня своей семье и ещё множеству своих соотечественников. То чувство удовлетворённости, которое он вселил меня при первой встрече, теперь окружало меня со всех сторон; мой стыд от этого стал только глубже. Этот мир не просто был лучше: он был настолько близок к совершенству, насколько я только мог вообразить. Эти люди не были бессмысленно весёлыми, но они не потерпели бы никакой идиотской, банальной чепухи, которая так заботит наш народ.

Потом я встретился с другими. По одному из каждой вселенной, как объяснил мне путешественник (сам он выступал в роли представителя собственного мира). Я не буду вдаваться в описание деталей их внешности; это не относящееся к делу и эфемерное знание, которое никоим образом не отражает их колоссальный ум и изобретательность. По крайней мере… один день я провёл, просто беседуя с ними. Во время моего визита у меня были с собой карманные часы; эта была единственная вещь, с помощью которой я делал замеры, когда был там. Разумеется, в этой вселенной был свой способ исчисления времени, но для удобства я использовал нашу систему часов.

Время, проведённое за разговором с ними, было сущим наслаждением. Мы говорили о вещах, которые здесь я никогда не решался относить к «науке», они же находили их не более странными, чем гравитацию.

Путешественник рассказал всем про этот грандиозный проект, ради которого он собрал нас здесь. Мы должны были построить вечный генератор энергии. Это вызвало у меня столь же бесконечное воодушевление, не только само по себе, но ещё и потому, что это было именно то, в чём нуждался мой Телефорс. Конечно же, я предложил использовать моё устройство в качестве «подопытного объекта», когда генератор будет завершён, просто для того, чтобы увидеть, как он работает. К моей великой радости, они приняли это предложение, и мы приступили к работе.

В течение шести коротких недель мы пытались выполнить расчёты, и в конце концов именно я нашёл решение: свойства двух веществ, принадлежавших к разным вселенным, при взаимодействии должны были вступить в реакцию, катализирующую выработку бесконечной энергии. Оба образца были взяты из миров, мало пригодных для наших форм жизни; их субатомная природа была чужеродна не только реальности, в которую она была помещена, но также и всем остальным. Лишь благодаря «причинной мембране», которой снабдили меня другие, эти образцы могли продолжать существовать здесь. Я был убеждён, что это парадоксальное взаимодействие и являлось ключом.

Я провёл много ночей над записями, пытаясь придать плану окончательную форму. Как раз в то время ко мне пришёл один из других и предложил свою помощь. Я прозвал его «наблюдателем». Именно это он и делал: наблюдал за мной в течение всего времени; не знаю, почему, он утверждал, что я просто «интересен». Конечно, это приводило меня в замешательство, но, должен признаться, я и сам часто испытывал подобное чувство. Он заглянул в мои записи и заметил кое-что, что я упустил, простую ошибку, которую я прежде не замечал. Когда я исправил её, в моих расчётах всё встало на свои места: мы были готовы приступить к испытаниям. Я был в абсолютном восторге!

И вот, наконец, настал день, когда мы с путешественником загрузили ядро в Телефорс для первичных испытаний. Поначалу всё шло так, как мы предполагали, но когда мы проверили его час спустя, один из других заметил нечто необычное: количество энергии внутри ядра, казалось, убывало. В этом не было никакой логики.

Потом пришло ужасное осознание: её не стало меньше, просто энергия бесконечно сходилась на самой себе. Ядро обращало вспять поток энтропии. Для других не составило сложности увидеть предельную опасность этого положения. Если мы не остановим реакцию, это может нарушить течение энтропии в масштабах всей вселенной и в конечном итоге заставить время стремиться обратно к моменту начала существования.

В спешке я вошёл в консоль Телефорса и увидел, что кто-то установил его на активацию через три сотни лет. Я попытался отключить его, но не смог. Система не распознавала мои команды, и это могло означать только одно: кто-то намеренно повредил консоль. Затем я осознал всё с абсолютной ясностью.

Я взглянул наблюдателю в лицо и обвинил его в том, что произошло. В ответ на это он только улыбнулся, и казалось, эта улыбка вместила в себя такую злобу, на какую не было способно ни одно живое существо. Он ничего не отрицал, и даже больше: он сказал, что лишь он один знает, как обезвредить Телефорс, и что его разборка не приведёт ни к чему, кроме приближения запуска реакции. Он посмотрел на меня своим привычным злобным и хитрым взглядом, и я проклял себя за то, что не вычислил его раньше; даром, что «величайший ум». Потом он сказал: какое я имел право испытывать к нему неприязнь, когда и сам пришёл сюда, чтобы завершить своё оружие? Очевидно, эти поганые глаза нашли мой журнал, потому что он начал описывать функции и назначение Телефорса. Он похвалил меня за то, что я принёс устройство в другую вселенную, чтобы завершить его без риска для своей, потому что сам он сделал ровным счётом то же. Почему он установил прибор на триста лет вперёд? Это была всего лишь мера безопасности для того, чтобы он не пришёл в действие, пока наблюдатель ещё находится здесь.

Затем он ускользнул обратно в свою вселенную, забрав с собой единственный прибор, который позволял туда переместиться. Мы остались с моим великим изобретением, ставшим теперь бомбой замедленного действия для вселенной, которую я так полюбил. Почему наблюдателю вообще потребовалось такое оружие? Я не знал, да и это меня уже не заботило. Всё, что меня заботило, было отчаяние и страх за путешественника, его семью, его мир. Это мои теории поставили их под угрозу, это была моя вина. Путешественник, однако, не винил меня, и думаю, это окончательно подтолкнуло меня к тому, что я сделал.

Я вернул Телефорс сюда. Я принёс гибель для всего сущего обратно в свою вселенную, которой она изначально и принадлежала. Я предал все формы жизни этого космоса, предал наше будущее.

Мне жаль, и я приношу извинения. Я не мог позволить моему наследию уничтожить вселенную, которой я даже не достоин. Похоже, в конце концов я всё же стану источником равновесия, которое я искал, и это станет концом нашего ущербного мира.

Телефорс надёжно заперт. Я провёл много часов, сидя у пруда и слушая пение птиц. Они так блаженно не ведают о том, что грядёт, и это внушает мне спокойствие, дающее силы вытерпеть моё собственное существование.

Обращение вспять энергии, энтропии, времени… если бы вернуть время назад было более простой задачей, возможно, я смог бы сделать так, чтобы всего этого не произошло, и спасти нашу вселенную. Нет, я бы не стал. Я бы сделал нашу вселенную достойной спасения.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License