SCP-3817 - Муки творчества
рейтинг: +10+x
felixmendelssohn.jpg
Подлинная фотография SCP-3817
ок. 1850 г.

Объект №: SCP-3817

Класс объекта: Безопасный

Особые условия содержания: SCP-3817 следует содержать в стандартной камере для проживания гуманоидов в Зоне-███. При проявлении признаков насильственного поведения по отношению к себе или персоналу SCP-3817 должен быть ограничен в передвижении.

SCP-3817 должен проходить еженедельные медицинские осмотры. О любых значительных нарушениях физического или психического здоровья следует докладывать находящемуся на дежурстве старшему медицинскому персоналу.

SCP-3817 разрешён доступ к следующим вещам:

  • одно 88-клавишное фортепиано
  • один рабочий стол
  • канцелярские принадлежности

Примечание: все ручки и карандаши, которые предоставляются SCP-3817, должны быть как минимум 8 мм в диаметре. Доступ к механическим карандашам запрещён.
Недорогостоящие излишества, такие как книги, могут быть выданы с одобрения директора Зоны.

Описание: SCP-3817 является мужчиной европейского происхождения в возрасте приблизительно сорока лет. SCP-3817 утверждает, что он является немецким композитором Феликсом Мендельсоном (1809—1847). Анализ ДНК подтвердил, что это заявление является правдивым.

SCP-3817 был обнаружен в Лейпциге, Германия, ██.██.20██, в связи с сообщениями о местном бездомном, который, по слухам, был неспособен стареть. Расследование на основе фотографий и письменных материалов показало, что биологический возраст субъекта составлял сорок лет на протяжении последних 1██ лет.

Полное обследование организма SCP-3817 выявило, что тяжесть полученных субъектом повреждений должна была бы привести к летальному исходу у неаномального гуманоида. На данный момент не существует научного объяснения, каким образом SCP-3817 продолжает поддерживать жизнь, несмотря на критическое состояние здоровья.

SCP-3817 подтвердил, что повреждения были получены в результате многочисленных актов самоповреждения на протяжении последних 1██, предшествовавших его постановке на содержание.

SCP-3817 утверждает, что в актах самоповреждения отсутствовали намерения свести счёты с жизнью. Также он заявляет, что не испытывал симптомов суицидального мышления за последние 1██ лет. В настоящий момент SCP-3817 проходит психологическое обследование, чтобы подтвердить вышеуказанные заявления.

Список увечий, нанесённых SCP-3817 самому себе:

В конечном счёте, состояние здоровья SCP-3817 может оцениваться как неудовлетворительное. Субъект часто демонстрирует признаки физической боли и эмоционального дискомфорта. Несмотря на текущее состояние здоровья, SCP-3817 ни разу не просил прекратить его страдания, как следовало бы ожидать, и открыто заявил, что он не желает быть повергнут эвтаназии из соображений гуманности.

Настойчивые заявления SCP-3817 о том, что у него нет суицидальных желаний, привели к предположению, что причина биологического бессмертия субъекта кроется в его тяге к самоповреждению.

По просьбе Фонда SCP-3817 согласился предоставить письменное объяснение причин, по которым он причиняет вред собственному здоровью. Это позволило бы произвести дальнейшее изучение его аномальных свойств.

Я понимаю, что вы желаете узнать, почему я избрал такую жизнь. Мои мысли путаются и граничат с безумием, но я постараюсь упорядочить их должным образом и объясниться в меру своих способностей.

[Три строки рукописи плотно заштрихованы, полностью неразличимы]

Однажды я обратил внимание на тот факт, что все Великие Композиторы
Бетховена било в судорогах и тошнило, он жил в мире болезненной тишины; болезненный и несчастный Моцарт был в долгах по самый его напудренный парик; Шопен без конца кашлял, выхаркивая свои лёгкие и душу наружу; Шуман видел ангелов, демонов и призраков, и перепады в его настроении были такими же неистовыми, как литература его эпохи.
Эти люди были великими композиторами. Они познали, что значит быть охваченным восторгом и погрузиться в самую пропасть отчаяния. Они познали эмоции. Их музыка и менялась, и развивалась, и преображалась вместе с изменениями в их жизнях.

Все великие композиторы претерпевали боль и страдания, чтобы воплотить в жизнь свою страсть к творчеству. И результаты их усилий — бессмертные шедевры!

Что же до меня? Счастье и удача — моё второе имя! Я был рождён в богатой семье, купался в поддержке, похвалах и деньгах всю мою жизнь — никогда мне не приходилось преодолевать трудности, чтобы писать музыку. Ни один другой композитор не был так бережно упрятан от невзгод и лишений. Я никогда не испытывал на себе подлинного отчаяния и неудач. За те 38 лет, что я жил, моя музыка никак не менялась — ни стилистически, ни качественно, и нет никаких сомнений в том, что моё до ужаса благополучное существование сдерживало мой творческий рост.

И согласитесь ли вы со мной, если я скажу, что для творца жизненно необходимо уважать то, что является подлинно великим, склонять перед ним голову, отдавать ему должное?

На основании вышесказанного, я решил, что должен познакомить себя со страданием ради своего же блага. Я не должен погибнуть, я должен вынести страдание.

Я лишил себя слуха, чтобы я никогда больше не смог испытать удовольствия от звуков, как Бетховен, который оглох.
Множество моих прославленных предшественников — Шуберт, Шуман, Доницетти — страдали от сифилиса, поэтому я сделал то, что было должно.
Ровно как многие из них почитали алкоголь и стали пьяницами. Я беззаветно последовал их привычке пить сверх всякой меры, прекращая только тогда, когда каждая клеточка моего тела начинала кричать: «Хватит, ни капли больше!»
Я начал жить на улице бродягой без гроша за пазухой, чтобы мне пришлось беспокоиться о деньгах, о моей безопасности, о том, где у меня получится раздобыть еду в следующий раз. Многие прославленные композиторы были засыпаны долгами или испытывали нужду — на ум приходят Моцарт и Вагнер.
Были и другие, и я записал бы их имена, если бы мог их вспомнить, но моя память стала крайне обрывочной.

Однако я с уверенностью могу сказать, что с тех пор я осуществил значительный прогресс.
Я всё время чувствую боль Я постоянно испытываю боль Я и нескольких шагов не могу сделать без того, чтобы я не начал чувствовать себя странно, или стал ощущать онемение или боль, и это просто невозможно выразить словами Я не хочу, чтобы эта боль кончалась. Я хочу продолжать жить. Вот что терпели величайшие композиторы каждый день, вот что формировало их и заставляло их развиваться, и я тоже должен сделать это неотъемлемой частью моей жизни. Они сказали мне об этом. Они сказали мне, что я не должен бросать попытки совершенствовать себя.
Я сумел привыкнуть к боли, принимая её с любовью, музыкально. Я познал все величайшие горести мира, и они осязаемы Это полностью изменило то, как я воспринимаю и осмысляю вещи Теперь это моя жизнь Теперь у меня есть чувства, и я больше не бесчувственный

Я уверен, что я продвигаюсь вперёд большими скачками. Небесные духи почивших великих композиторов согласны со мной. Я могу с ними говорить, я чувствую их присутствие. Они выражают мне своё одобрение. Я чувствую, что моё время пришло.
Я сочиняю очень быстро Сборник «Песен без слов» стремится к своему завершению. Я возьму на себя уверенность сказать, что они понравятся публике так же, как понравились мне они удовлетворят они придутся публике по вкусу. они
[Неразборчиво, текст перечёркнут до самого конца письма]
P.S. Прошу простить меня за вычёркивания и неуклюжий стиль. Я был измотан. Из меня никудышный поэт. Примите мои искренние извинения.

Во время своего пребывания в Фонде, SCP-3817 написал сборник произведений для фортепиано под названием «Песни без слов». Музыковедам было поручено проанализировать эти произведения и сравнить их с «Песнями без слов», написанными Мендельсоном с 1829 по 1845. Никаких стилистических отличий выявлено не было.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License