Свалка
рейтинг: +33+x

- Александр Михеееевиииич….

Глава Службы безопасности Складской Зоны Х3-43НХ, он же - ее Директор и Старший исследователь, он же - сотрудник под номером 1, Александр Михеевич Невзбруев, стоял на крыльце небольшого кирпичного домика и курил свой любимый "Беломор". Солнце садилось за сосновым лесом, и всю красоту этого приятного летнего вечера портил лишь протяжный крик.

- Александр Михеееевиииич….

Александр Михеевич (или просто Михеич) старательно делал вид, что не слышал этих криков, доносившихся со стороны низеньких деревянных сараев, обнесенных изгородью из колючей проволоки.

- Александр Михеееевиииич…. Объект из-под контроля вышел!

Михеич докурил папиросу, щелчком отправил окурок в направлении ближайших кустов и прокричал в ответ:

- Если вышел, врежь ему киянкой промеж щупалец и всего делов, сразу шелковый станет. Зря я там, что ли, киянку в углу поставил?

- Условия содержания восстановить не удается, объект крови младенцев требует! Нужно запросить поддержку МОГ…

Михеич пробурчал под нос "Ну растудыть тебя в Панаму, послал же Бог мне наказание на голову…" и скрылся в домике. На крыльцо он вышел уже со старенькой берданкой, сплюнул под ноги и, тихо матерясь себе под нос, побрел в сторону сараев.


Индо взопрели озимые, рассупонилось солнышко, расталдыкнуло свои лучи по белу светушку. Понюхал старик Ромуальдыч свою портянку и аж заколдобился.

Младший научный сотрудник Складской Зоны Х3-43НХ, он же - сотрудник под номером 2, Василий Николаевич Кудашев, отложил в сторону своего любимого "Золотого теленка" и снова окинул взглядом небольшую комнату.

Ох и занесло же его в неведомые края!

Ну разве похоже это место на Зону Содержания? Это ж типичный деревенский дом! Тусклая лампочка под потолком, деревянный стол у открытого настежь окна, накрытый потертой клеенчатой скатертью, несколько скрипучих стульев, чайник, в данный момент сообщающий могучим назойливым свистом о том, что его пора снять с плиты, да еще этот…

- Васька, садись чай пить, поди, устал после первого дня?

Михеич неожиданно прервал ход мыслей молодого ученого.

- А, да, спасибо.

Старик сидел за столом и, как обычно, курил свой "Беломор", стряхивая пепел в небольшую пепельницу и выпуская дым в сторону окна. Василий поднялся с раскладушки и стал заваривать чай.

Из открытого окна доносилось пение сверчков. Где-то там, в сосновом лесу, заухала сова. Со стороны сараев доносилось глухое непонятное ворчание, но Василию показалось, что он смутно услышал слова "ничтожные смертные" и "падите ниц перед древним богом".

Михеич первым решил нарушить нависшую тишину.

- Да ты не боись насчет этого бармалея, он живучий. Что ему эта соль, все равно что слону дробина. К завтрему уже загерени… заринеги… тьфу, никак к вашим научным словам не привыкну! К утру как новехонький будет, короче.

Василий молча наливал кипяток в кружку.

- Да что ты смурной такой ходишь весь день, как будто тебя жена бросила? Да хотя какая там жена, тебя самого еще в люльке качать надо и сказки на ночь читать. Эх, поколение Пепси-колы…

- Александр Михеевич, ну неправильно все это! - крикнул вдруг Василий. - Не такой я себе представлял работу в Фонде! Все годы обучения в университете, моя дипломная работа, все это… коту под хвост?!

Старик поглядел на стоявшего перед ним молодого парня. Василий сжимал в трясущемся от нескрываемой злобы и обиды кулаке ручку чайника. Казалось, он сейчас готов расплакаться. Михеич вздохнул.

- Эх, Васька, Васька… На сердитых воду возят, знаешь такую поговорку? Успокойся, чайку попей, а я с тобой разъяснительную беседу проведу.

Василий плюхнулся на стул и стал помешивать чай в чашке с сердитым видом.


- Вот ты думал, что сразу, как только в Фонде объявишься, тебя профессором или там директором сделают, так ведь?

Василий угрюмо отхлебывал чай из чашки, отвернувшись от Михеича.

- Вот то-то и оно, дружок. Фонд тебе не контора "Рога и копыта", тут все строго и серьезно. Тебя ведь на любой другой работе не поставят, например, сразу цехом командовать или там, ну не знаю, ядреным этим, прости Господи, конайдером рулить. Тебя вначале на какую-нибудь низкую должность запишут, посмотрят на твои способности, а там и повысят, глядишь. Надо к людям подход знать, да работу свою любить, с усердием выполнять, не филонить…

- Александр Михеевич, но это ведь свалка самая настоящая! Вы вот говорите - "низкая должность", но тут вообще самый низ, ниже плинтуса!

Михеич затянулся папиросой и выдохнул дым.

- Эх, лихая башка, куда ж ты спешишь? Словно на тот свет хочешь поскорее отправиться. А знаешь, что мне дед мой говорил? "Не спеши, Сашка, на тот свет, без тебя все равно разливать не станут". Я тебе вот свою историю расскажу, может, образумишься.

Василий сделал вид, что ему это безразлично.

- Вот значит, Васька, началось все с того, что я соседа своего пришил. По пьяной лавочке, короче. Случилось это еще в славные времена Леонида Ильича, когда водка по три рубля была. Вот она, проклятая, и меня тогда погубила, и соседа моего. Разговорились мы с ним тогда на кухне, о политике речь завели, а на что потом переключились, я уже и забыл за давностью лет. Помню только, что схватил нож со стола, да прям в сердце ему и вонзил…

Старик потушил папиросу о дно пепельницы, после чего какое-то время молчал, словно вслушивался в пение сверчков за окном.

- Посадили меня, значится, в тюрьму. УК РСФСР, глава третья, статья сто шестая. Отсидел я почти два года, а потом Фонд наш меня и забрал. И попал я мил друг, снова на зону, только на этот раз научную. Номера даже и не знаю, у нас все секретно, все удалено, ни один шпион ничего не вынюхает. Вот, значится, работал я на этой научной зоне, клетки чистил, где разные тварюки живут, за докторами ходил, инструменты всякие таскал, несколько раз даже в испытаниях научных участвовал, правда забыл уж, что тогда испытывали. Ох и насмотрелся я чудес! Хотя меня к этим… как там их… Катетерам да Архимедам всяким не пускали, сказали, будешь с безопасными объектами работать. А потом, как месяц прошел, вызывает вдруг меня профессор наш к себе в кабинет и говорит "Славно ты, сотрудник Дэ-номер-такой-то, потрудился, среди прочих подобных ты особое внимание заслужил, хочешь, мы тебя на важную должность переведем?" Ну я и отвечаю "Я как пионер, всегда готов! Буду рад искупить грехи перед Родиной" Профессор тогда, помню, посмеялся от души, да приказал собираться. И вот доставили меня в тот же день на вертолете сюда, в это самое место.

Василий поднял глаза от чашки с чаем и стал слушать Михеича.

- Я тогда тоже, как ты, в сплошных непонятках был - куда, зачем, что? Было тогда тут народу поболее, объяснили мне, что тут за мутня нездоровая происходит. Дело оказалось несложное… Ну вот как тебе сказать, ну вот представь завод, на этом заводе детали делают. Так нормальные детали, значится, дальше в производство пускают, а те, которые бракованные - выбрасывают. Вот и тут что-то похожее - нормальные объекты все в Зонах хранятся. А те, которые вроде как и аномальными считаются, да только вообще черт знает что из себя представляют, сюда на хранение передают.

Михеич закурил новую папиросу и продолжил.

- Хотя как по мне, облить бы бензином всю эту шушеру да спичку кинуть. От бы они занялись ярким пламенем! Так нет, спрашивал я одного из солдат наших, когда он очередную хреновину привозил, зачем огород городить, а он ответил, мол, по уставу не положено, ученым лучше знать, может, это она сейчас аномальной не является, а в будущем ого-го каких бед наделает…

Не докурив папиросу, Михеич вдруг кинул ее в синее эмалированное ведро, стоявшее в углу. К удивлению Василия, ведро вдруг затряслось, после чего сказало металлическим голосом "Ваш дар принят, совершаю обмен". Из ведра со свистом вылетел какой-то предмет, ударился о потолок и упал на пол. Василий подошел к предмету и увидел, что это металлическая статуэтка, изображающая некое животное, внешне похожее на лошадь. После этого он заглянул в ведро - папироса исчезла. Михеич и бровью не повел.

- Вот тебе пожалуйста, один из твоих "объектов". Что хочешь в него кинь, хоть окурок, хоть шмат навоза, он тебе эту лошадь взамен подарит.

- Но ведь это абсурд! Зачем хранить здесь подобную вещь?

- А вот в этом, Васька, вся мякотка и зарыта. Помнится мне, спрашивал я у того солдата, как у него служба идет. Ответил он мне, что служба, как в песне - и опасна, и трудна, да только вот у других она еще труднее и опаснее. Доходили до меня слухи, что у американцев, например, на содержании даже сам черт рогатый состоит, да дракон огнедышащий, который, чуть чего, сразу и их, и нас как мух прихлопнет. Как в той сказке - "на одну руку посажу, другой накрою". Так что, Васька, не пристало нам с тобой жаловаться на жизнь, да сопли размазывать. Это служба наша. Мы с тобой тоже мир защищаем, от бредятины всякой. Тоже вносим, почитай, свои пять копеек в общее дело.

Василий продолжал разглядывать статуэтку.

- Ну, давай свет тушить да спать ложится. Завтра с утра охламонов этих кормить, да ревизию провести, не сбежал ли кто из них в лес. Хотя куда там, у них у большинства и мозгов нет, они даже жрать самостоятельно не умеют, а уж бегать и тем более. Сидят в своих клетках да слюни пускают, ну дебилы дебилами, чесслово. Утро вечера мудренее…


"АААААААААА, ЖАЛКОЕ СМЕРТНОЕ ОТРОДЬЕ, ПАДИ НИЦ ПЕРЕД МОЕЙ МОЩЬЮ!"

Василий угрожающе поднял лопату. Скользкий черный комок сжал свои щупальца и откатился в дальний угол клети.

"СМЕРТНЫЙ, НУ ПРОЯВИ ХОТЬ НЕМНОГО УВАЖЕНИЯ! ПРОШУ!"

- Иди в пень, уважение ему подавай. Тебя кошка хвостом напополам переломит, а ты вон чего захотел.

Комок сжался еще больше и затих. Василий снова проверил клетки и контейнеры. Камень-пожиратель на месте, Адский Телевизор никуда не пропал, Носки Бессмертия и Кепка Великой Мудрости… в стиральную машинку так и засунул бы их… тоже на месте. Труп Священной Мыши-Победительницы Демонов… присутствует.

Краем уха Василий услышал стрекот вертолета. Еще одну бабайку привезли, не иначе. Надо закончить с ревизией, да корму этому Древнему Демону Слизи задать…

- Васькааааааа….

Если Михеич зовет, значит, что-то важное.


Михеич стоял на крыльце домика. Вид у него был довольный. Рядом с ним Василий увидел какого-то военного, судя по форме, явно офицера.

- Это Вы - Василий Николаевич Кудашев?

- Да, это я, так точно.

Военный протянул Василию картонную папку с несколькими листками бумаги.

- За усердный труд в Складской Зоне Х3-43НХ было принято решение перевести Вас на работу в Зону 7 на должность младшего научного сотрудника. Собирайтесь, мы вылетаем через десять минут.

Василий посмотрел на Михеича. Старик ничего не ответил, лишь улыбнулся и подмигнул своему подопечному.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License