Новый год в Зоне 7
рейтинг: +41+x

Есть мнение, что в Фонде SCP праздников не бывает. Восьмого марта здесь не поздравляют женщин, первого апреля никого не разыгрывают, а девятого мая не чтят ветеранов Великой Отечественной, по крайней мере, официально. Но это не значит, что у Фонда нет праздников, напротив, они были, причем немало, но они были особенными, специфическими для Фонда. Под стражу взят разбушевавшийся Кетер? Гуляем! Накрыта и ликвидирована очередная фабрика Мясного Цирка? Ответственная опергруппа объявляется героями недели и в их честь устраивается вечеринка. Комитет по этике в очередной раз проиграл в попытках не пропустить новую редакцию условий содержания SCP-███? Вся научная служба ликует и открывает шампанское. А вот тридцать первое декабря в Зоне 7 совершенно обычный рабочий день. Даже не сокращенный.

Обычно перед Новым годом в Зоне 7 не встретишь мишуры, конфетти и наряженных ёлок. Не было их, равно как и праздничной атмосферы вообще и в этот раз. Усталые сотрудники в своих общежитиях, суровые сотрудники службы безопасности на постах и за мониторами. Члены Совета О5 тоже с грустными лицами занимались повседневными делами. Большая часть планов по расширению на будущий год уже была составлена и утверждена, осталась только ежедневная рутинная работа. В других учреждениях Фонда происходило примерно то же самое.

За всем происходящим уже не первый год наблюдала аномальная сущность. Сущность эта была древнее самого Фонда и вполне могла бы сойти за SCP-объект класса Евклид, вот только в поле зрения Фонда она никогда не попадала. Для того, чтобы сделать Новый год по-настоящему волшебным, попадаться на глаза людям ей было необязательно.

Разные народы в разное время называли эту сущность разными именами. Где-то она называлась Санта-Клаусом, где-то Дедом Морозом, где-то Йоулупукки. Имен было много, представлений о внешности и способностях было столько же, а сущность в знак доброты охотно принимала тот или иной облик, чтобы никого не разочаровать. Только в Фонде SCP у нее не было имени, потому что она еще ни разу не одаривала Фонд счастьем. А как может появиться имя, если никак не заявить о себе? И сущность решила исправить эту несправедливость…


Начало

Дежурившие в новогоднюю ночь охранники не почувствовали, как молниеносно и в то же время незаметно их сморил глубокий сон. СБшники засыпали прямо на постах, кто-то падал на пол, кто-то медленно сползал по стеночке, а кто-то засыпал и вообще стоя. Один из охранников, засыпая, облокотился на консоль управления и случайно открыл камеру содержания SCP-объекта. К счастью, этим объектом был SCP-1257, так что никто не пострадал. Сонливость застигла и припозднившихся сотрудников других служб, не вовремя оказавшихся в общих помещениях и коридорах, сотрудники же в личных помещениях в большинстве своем и так спали, так что никто ничего не заметил. Вся Зона 7 погрузилась в сон. А когда проснулась, то не узнала себя саму.

Во-первых, преобразилось само внутреннее убранство. Коридоры были украшены аппликациями снежинок, мишурой и изображениями фольклорных персонажей (в которых, присмотревшись, можно было узнать самых активных сотрудников учреждения), в каждом зале высились огромные мохнатые ели, увешанные игрушками в виде SCP-объектов. Даже сами стены, потолки и полы стали ослепительно белыми, как снег. По радио можно было услышать новогодние песни Фрэнка Синатры, группы «Секрет», знаменитую Jingle Bells и другие праздничные мелодии. Персонал Зоны в изумлении приходил на рабочие места, снимал повешенные поверх графиков поздравительные транспаранты и стряхивал со рабочих столов конфетти. И каждому сотруднику нет-нет, да и слышался переливчатый колокольный звон.

Во-вторых, изменились многострадальные сотрудники службы безопасности. Когда они проснулись, то обнаружили себя одетыми в красные халаты, шапки с помпонами и валенки, табельное оружие таинственным образом оказалось в арсенале, а его место заняли длинные украшенные хрусталем посохи (как выяснилось позже, со встроенными электрошокерами).

А самое интересное было в-третьих. По случаю праздника все сотрудники Зоны получили самые настоящие подарки. Некоторые, правда, не без юмора.


Уотсон

Первым из сотрудников свой подарок получил инженер-программист Рэзор Уотсон. Как обычно проснувшись раньше большинства сотрудников, он с удивлением обнаружил на своем рабочем столе толстенную книгу в твердом переплете. Книга содержала в себе доселе неизвестный язык программирования, причем на его детальное описание приходилось всего семьдесят страниц, остальные были заняты уже готовыми программами разного калибра, нашлось место даже для двух операционных систем. Но самым поразительным было то, что программы на этом языке могли самообучаться без каких-либо вмешательств со стороны. К фолианту прилагался компакт-диск с компилятором.

В тот день чувство ответственности Уотсона пало под натиском его любопытства. Он написал всего три программы, дал им кодовые имена и потом ушел обедать, а когда вернулся, ничего изменить уже было нельзя. Пока Уотсон трапезничал, программы быстро перехватили контроль над всеми системами в Зоне, улучшили и оптимизировали их, после чего вновь передали управление человеку. Персонал дал им прозвища: Логгер, Хатти и Сервер-тян. Программы до сих пор работают в Зоне 7 наравне с остальными сотрудниками, помогая тем или иным службам.

В честь праздника можно и правила нарушить.


Салигов

Доктор Салигов был человеком добросовестным, пунктуальным и усидчивым и логично ожидавшим того же от других сотрудников. Однако, ожидания оправдывались не так часто, как того бы хотелось. Некоторые вечно опаздывали, некоторые допускали глупые ошибки при оформлении и написании той или иной документации, некоторые просто были ленивы до невозможности. Работая на должности начальника отдела кадров, он беспощадно отклонял всех, кто не выказывал должного отношения и стремления к работе. Однако с теми, кто прошел до него, он мало что мог поделать. Разумеется, доктора Салигова это очень расстраивало.

Подаренный неизвестным доброжелателем пакет офисного ПО обрадовал Салигова намного больше, нежели любой из его коллег за ушедший год. Одна программа легко и ненавязчиво исправляла в документах ошибки любого рода, даже стилистические. Другая автоматически проводила документы в нужные отделы и инстанции. А третья, самая любимая, за допущенные ошибки вычитала у накосячившего сотрудника из зарплаты определенный процент. Все эти операции осуществлялись всего за два клика мышью.

Доктор Салигов раздал еще несколько пинков с помощью третьей программы и расслабленно откинулся на спинку кресла. Теперь праздником мог быть каждый день. Любой день.


Савченко

Научный сотрудник Евгений Савченко получил в подарок удобный органайзер, синхронизирующийся с памятью своего владельца. Ценность этого подарка трудно было переоценить, ведь теперь Евгений мог не только опаздывать с точностью до секунды, но и планировать свои опоздания на много дней вперед, чем он впоследствии и пользовался. Другие сотрудники тоже не остались в обиде, ведь Евгений заранее предупреждал их о том, когда он точно будет. Это давало возможность сотрудникам пообщаться на свободные темы перед общим совещанием плюс никому больше не приходилось волноваться о судьбе научного сотрудника.

Евгений сразу с момента получения начал использовать возможности устройства на полную катушку. Сначала он опоздал на совещание по вопросам синхронизации деятельности учреждений русского и английского филиалов, потом на обед, потом на спешно устроенное в честь Нового года торжественное собрание в актовом зале Зоны 7 (удачно пропустив нудное зачитывание достижений за год) и, наконец, опоздал на голубой огонек, успев к самому десерту. Никто из сотрудников и руководства этим опозданиям значения не придал, поскольку органайзер незримо влиял еще и на них.

Евгений тоже был доволен.


Лемис

Обычно глава научной службы Зоны 7 доктор Лемис просыпался и сразу направлялся к кофейнику. Однако в этот раз далеко ходить за кофе не пришлось, поскольку кофе сам пришел к нему в лице огромной пушистой ёлки, высившейся посреди комнаты и украшенной банками на крючках и гирляндами из пакетиков. Кофе был повсюду: на ёлке, под ёлкой, в ящиках стола и в папках с документами, даже земля в цветочных горшках превратилась в кофе. Лемис с опаской приблизился к раковине и, зажмурившись, повернул кран. Обошлось, в водопроводе по-прежнему была вода. Усмехнувшись, доктор Лемис уселся за компьютер и принялся за работу, попутно налив себе еще немного.

Кофе был хорош…


Миллер

Руководитель разведывательной службы Адриан Миллер никогда не получал таких странных подарков. Обычного вида телескоп на треноге покоился в углу его кабинета, украшенный разноцветными ленточками. Миллер осторожно перенес телескоп в центр кабинета и снял подарочную упаковку. На первый взгляд в нем не было ничего странного, но вскоре Миллер заметил небольшую клавиатуру неприметного вида и маленький экранчик. Набрав на клавиатуре свои имя и фамилию, руководитель РС прильнул к телескопу и с удивлением увидел в нём самого себя, смотрящего в телескоп. Оглядевшись и не обнаружив никаких камер, ни скрытых, ни обычных, Миллер набрал другое имя и снова глянул в телескоп.

С этого момента любые разведка и слежка стали намного проще. Адриан просто вводил имя и получал результат – можно было в точности определить местоположение цели, осмотреть обстановку вокруг нее, сделать фотографии и многое другое. Был у устройства лишь один минус – нельзя было подглядывать за сотрудницами в интимные моменты. Впрочем, не такой уж это был и минус. Как-никак, в Фонде надо работать.

Еще изображение в телескопе всегда было таким, как будто на другом конце идет легкий снежок, но это было даже мило.


Корвин

Доктор Корвин, узнавший о происходящих в Зоне 7 странностях, морально приготовился к тому, что и ему подарят что-нибудь странное. Так и случилось, он нашел у себя в комнате самый настоящий Некрономикон. Корвин осторожно открыл книгу и полистал ее. Заклинаний в ней почти не было, а те, что были, читать что-то не захотелось из-за непредсказуемости результата. Каталогизировав книгу как SCP-объект, доктор Корвин решил все же попробовать одно из заклинаний призыва.

Появившиеся тринадцать скелетов были наряжены в красные халаты, шапки и валенки, пустые глазницы горели зеленым огнем. Высокий скелет в синем халате, судя по всему, предводитель, оглядел комнату и увидел оторопевшего Корвина. Он переглянулся с товарищами и скомандовал:

– Ну, начали!

Вся нежить построилась по росту и затянула песню «В лесу родилась елочка». Из раскрытого Некрономикона взметнулись снежинки и искорки, а комната наполнилась мягким свечением. Потом скелеты спели еще одну песню. Потом еще одну…

На четвертой песне Корвин улыбнулся и начал подпевать. Шестую песню ансамбль скелетов пел уже на сцене в актовом зале.


Адамсон

Эдмон Адамсон был одним из тех немногих, кто от Нового года хоть чего-то, но ожидал. Но обнаруженный им на прикроватной тумбочке аккуратно завернутый и перевязанный ленточкой подарок превзошёл все его ожидания. Подаренное устройство по функциям отдаленно напоминало SCP-158, но на общем назначении сходство заканчивалось. Охочий до чужих душ Эдмон раньше мог о таком только мечтать.

Устройство было почти идеальным. Оно не изымало душу у продающего, нет, оно делало ее точную копию, ни в чем не уступающую оригиналу и к тому же экологически чистую. Мистер целый день занимался своим нехитрым, но прибыльным бизнесом и совершил множество удачных сделок, пока на экранчике не высветилась надпись:

«Благодарим за использование новейшего Экстрактора Душ Mk. 3! Надеемся, что Вам понравилось! К сожалению, период бесплатного пользования истек, для продолжения использования устройства необходимо внести плату. Не желаете ли продать душу?»

– Что ж, – пробормотал Эдмон Адамсон. – Попробуем, каково это, – и нажал «Да».


Доктор Ф.

Доктор Ф. как обычно, работал с материалами по Мясному цирку и пытался составить единую картину. Информации было мало, а вопросов было много. Еще и проклятый ошейник снова натер шею. Материализовавшийся в кабинете сгусток света он заметил не сразу.

Сгусток лениво проплыл над головой Ф. покрутился возле картотечного шкафа, повисел около люстры, выглянул в коридор и, наконец, остановился возле пустой полки на стене слева. Сгусток оглянулся на Ф., по-прежнему ничего не замечавшего и обволок полку, после чего исчез с громким хлопком.

Доктор Ф. рывком оглянулся на звук, но заметил лишь рассеивающуюся светящуюся пыль. А переведя взгляд на полку, обомлел. На ней в ряд выстроились фигурки, представляющие собой уменьшенные копии произведений Мясного цирка. Все в новогодних костюмах и шапках. Все двадцать штук.

Ф. внимательно рассмотрел каждую фигурку, подвинул Кали чуть-чуть вперед, чтобы её было получше видно, усмехнулся и вернулся к работе.

В Фонде ничему удивляться не принято. Даже новогодним версиям фигурок произведений Мясного цирка.


Андерсен

Тем временем в коридорах исследовательского уровня Зоны 7 появилась странная аномалия. Нечто всклокоченное, встревоженное и одновременно восторженное носилось из комнаты в комнату, из одной камеры содержания в другую, порой визуально превращаясь в размытое пятно. Это была доктор Анна Андерсен по прозвищу Акки, которой неизвестный доброжелатель подарил новый фотоаппарат-зеркалку и скейтборд для быстрого передвижения по комплексу. Другие сотрудники только и успевали уворачиваться от штатного фотографа. Акки была несказанно рада подарку и стремилась запечатлеть как можно больше всего: больше событий, больше сотрудников, больше SCP-объектов. Персонал ей не мешал, за исключением СБ, представители которой не пускали отважную Анну к особо опасным SCP.

Вечером она заметит, что все ее сослуживцы на всех фотографиях одеты в новогодние костюмы и шапки. И SCP-объекты тоже.


Фартунов

Когда очередной странный новогодний подарок обнаружился в его портфеле, доктор Фартунов даже не удивился. Вместо этого он тотчас приступил к изучению странного вида камешка с узорами, отдаленно напоминавшими снежинки. Впрочем, любопытен он был не этим.

Под воздействием подарка все собеседники доктора Фартунова начинали общаться вежливо и тактично, даже если у них никогда не было подобных манер, а также переставали проявлять склонность к агрессивному отстаиванию своей точки зрения. Подобные перемены имели долговременный эффект, и кроме того, приносили удовольствие не только окружающим, но и самим подвергшимся воздействию камня. Доктор Фартунов нарек вещицу «камнем такта», классифицировал ее как аномальный предмет и потом все время носил ее с собой в кармане.

Общий культурный уровень в Зоне 7 значительно повысился, чему сотрудники учреждения были только рады.


Мальбург

Агент Мальбург к разворачиванию подарков немного опоздал, поскольку разбирался с накопившимися входящими запросами. Однако несмотря на большой объем работы, настроение его все равно было приподнятым, ведь в Зону 7 наконец-то пришел Новый год! Непривычно приветливые сотрудники занимались своими делами под новогоднюю музыку и в окружении пушистых елок. Это было чудом само по себе!

Но главный сюрприз и одновременно подарок Мальбург получил уже у себя в комнате. На письменном столе возвышалась празднично украшенная бутылка с айсвайном. Она была выполнена в форме осьминога, в каждом щупальце которого был свой сорт вина. Щупальца немного, едва заметно шевелились сами по себе.

Мальбург налил было себе немного вина, чтобы отметить праздник, как вдруг его взгляд упал на странное приспособление, стоящее под столом. После непродолжительного изучения стало ясно, что с его помощью можно было подключить бутылку к водопроводу Зоны 7. Остановить агента уже было нельзя, он подсоединил устройство к водопроводу и повернул кран.

В тот вечер сотрудники Зоны и так были достаточно веселы, но диверсия Мальбурга окончательно их пошатнула. Долго еще в коридорах комплекса можно было слышать веселые песни и внезапные крики «Обнимашки!»


Алый

Доктора Алого после Нового года не видели почти месяц. А когда он объявился, то никто его не узнал. Алый сильно исхудал и осунулся, но в глазах плясали веселые искорки, а запас знаний по всем вопросам, и без того огромный, стал больше в несколько раз.

Оказалось, что в подарок доктор Алый получил странный ключ, открывавший портал в странный мир, полный самых различных книг, а также удобный электронный путеводитель по этой библиотеке. Связь мира с SCP-1986 не подтвердилась, но по своему богатству Вымышленной библиотеке он не уступал. Правда, проходить в него мог только доктор Алый.

Но это никого не огорчило, Алого в том числе. Он стал брать заказы на книги и доставлять их сотрудникам. Вырученные деньги составляли неплохую прибавку к жалованию, хотя улыбки сотрудников имели куда большую ценность.

В конце концов, когда хочу, тогда и праздник. Этого принципа доктор Алый придерживается и по сей день.


Особист

Особист тоже получил подарок, и судя по довольной физиономии, неплохой, но какой именно, говорить отказывался и в ответ на все вопросы об этом только загадочно улыбался. При этом под его неизменным пиджаком что-то подозрительно топорщилось…


Последствия

Как вскоре выяснилось, подобные аномалии наблюдались во всех учреждениях Фонда SCP. Сотрудники и объекты получали подарки, комнаты и коридоры преображались. В Зоне 19 невесть откуда возникло порядка сотни копий SCP-131, которые с веселом писком носились по коридорам, выбирая себе новых хозяев. Совет О5 не знал, как реагировать и вообще характеризовать творящийся беспорядок – то ли как ЧП, то ли как происки враждебной организации, то ли просто как данность.

А сущность, устроившая в учреждениях Фонда SCP веселый новогодний переполох, наблюдала за происходящим и смеялась, радостно потирая ладони. Ей это удалось! Удалось расшевелить вечно угрюмый и насупленный, неизменно серьезный Фонд, сделать его чуточку добрее и светлее. Это было настоящим испытанием и это испытание удалось пройти с наилучшим результатом! Все веселились, смеялись и праздновали – что еще надо?

А еще у сущности наконец-то появилось имя. Уже второго января в записях Фонда SCP можно было обнаружить файл, начинающийся со следующих слов:

Объект №: SCP-2013 – Дух Нового года

Класс объекта: Евклид

Особые условия содержания: SCP-2013…

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License