Гладкая как шелк
рейтинг: +9+x

Разведка докладывает: SEELE готовится привести в действие Проект Комплементации Человечества.

Черт побери.

Я приказываю начать тотальную мобилизацию против NERV. Силы JSSDF, а также наши агенты и китайские войска должны быть приведены в полную боевую готовность в течение шести часов.

Этого будет достаточно?

Миротворческие силы ООН прибудут на место в течение тридцати шести часов, но сейчас промедление смерти подобно.

Сколько агентов находится на территории Японии?

Сорок семь, достаточно, чтобы расчистить путь для основных сил.

Очень хорошо. Привожу в действие Код Омега-Один.

Без возражений.

Согласен.

Передано.

ПО ПРИКАЗУ СОВЕТА O5
ВНИМАНИЕ ВСЕМ СОТРУДНИКАМ
КОД ЧЕРНЫЙ
ПОВТОРЯЮ: КОД ЧЕРНЫЙ
ПРИВЕДЕН В ДЕЙСТВИЕ КОД ИЗОЛЯЦИИ ОМЕГА-ОДИН
ВСЕМ СОТРУДНИКАМ, НЕ ЗАНЯТЫМ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ, ПРОСЛЕДОВАТЬ В БЕЗОПАСНЫЕ ЗОНЫ
ВСЕМ СОТРУДНИКАМ, ЗАНЯТЫМ В БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЯХ, ПРИГОТОВИТСЯ К ПЕРЕДИСЛОКАЦИИ
ПОВТОРЯЮ: КОД ЧЕРНЫЙ
ОБЕЗОПАСИТЬ. УДЕРЖАТЬ. СОХРАНИТЬ.

На первый взгляд все было проще пареной репы: агенты Фонда в Японии и сотрудники Зон в Китае пробивают защиту NERV и взламывают суперкомпьютеры MAGI. Полученная информация передается основным силам ООН и мобильным опергруппам Фонда, которые после этого начинают атаку на Токио-3. Пилотов Евангелионов нужно захватить в плен или убить, равно как и Гендо Икари, Козо Фуюцуки, Рицуко Акаги и прочих членов верховного командования NERV. По возможности всех членов SEELE также следует обнаружить и устранить. Все Евангелионы, а также любые SCP-объекты, находящиеся в руках NERV, должны быть уничтожены. Если хотя бы один из пунктов этого плана будет выполнен, то вся миссия будет считаться успешной.

Проникнуть на вражескую территорию было проще простого. Из-за постоянных атак Ангелов, сметавших все на своем пути, NERV пришлось забиться в этот грязный угол. Было достаточно всего лишь показать на входе удостоверение работника медслужбы, чтобы избежать долгих допросов. Никому не показалось подозрительным, что техники как-то слишком долго пьют кофе, а три новоприбывших доктора бесследно исчезли в крыле, где размещались серверы MAGI.

"Стержень" был замечательным устройством: размером с рюкзак, но достаточно мощным, чтобы пронзить защиту MAGI как нож масло. Фонд начал его разработку, как только были получены данные о MAGI: NERV разработал чрезвычайно хитрый ИИ, таким образом, было бы разумно подумать над отказобезопасностью. Это не было чрезвычайно сложной задачей, учитывая, что над разработкой ИИ в NERV трудился один самовлюбленный человек, страдающий перепадами настроения.

Устройство глухо жужжало, взламывая защиту MAGI. Доступ был получен лишь на двадцать минут, но этого было достаточно, чтобы передать нужные данные основным силам. Когда до MAGI наконец дойдет, что произошло, и они отреагируют на "Стержень", он уже сделает свое дело. Данные были переданы от MAGI на Оберон (Фонд не только предусмотрел отказобезопасность), где они были скомпилированы, распределены и добавлены в TACNET.

Тем временем объединенные силы JSSDF и китайского флота входили в гавань Токио-3.

Дисплей, вмонтированный изнутри в шлем каждого агента, запестрел новыми данными. Голос генерала Танаки зазвучал в солдатских шлемофонах.

- Говорит генерал Танака. Данные TACNET были обновлены в соответствии с новой информацией, касающейся личностей и статуса пилотов Евангелионов. Захват этих людей - наша первостепенная задача. Пилоты не должны добраться до своих Евангелионов: разрешается открывать огонь на поражение, чтобы предотвратить доступ. Все другие основные цели должны быть уничтожены при первой возможности.

- Бля, как же мне хуёво…

Синдзи Икари с трудом верил в то, что он натворил.

Кого он дурачил? Конечно, это он во всем виноват. Таков он на самом деле, ничего ведь не попишешь? Трус и сопляк. Его жизнь ничего не стоит. Ничего, ничего, ничего. Даже выеденного яйца. Выеденное яйцо и то хоть чего-то стоит.

Дверь открылась, вошли два человека в медицинских халатах, мужчина и женщина. Синдзи осознал, что его застукали в самый неподходящий момент, и из-за этого застыл на месте, как громом пораженный.

Мужчина поглядел на Аску, потом перевел взгляд на Синдзи и нахмурился.

- Твою мать, штаны хоть застегни.

До Синдзи вдруг дошло, что мужчина говорил с китайским акцентом, но в этот момент в глазах у него потемнело. Его бессознательное тело рухнуло на пол.

Агенты Бао и Мин действовали быстро: Синдзи завернули в больничный халат и усадили в инвалидное кресло, Аску замотали в простыню и положили на каталку, после чего их обоих выкатили в коридор. Если вдруг возникнут вопросы, они везут их в хирургическое отделение. В лучшем случае оба агента будут в безопасном месте к тому времени, когда JSSDF начнет атаку. Пока все идет неплохо: они ни с кем не столкнулись в зале.

Впереди загрохотал лифт, послышались шаги. Из-за угла в зал вышла молодая женщина в форме офицера NERV. Это была майор Мисато Кацураги. Она рывком выхватила пистолет из кобуры на поясе и направила его на агентов Фонда.

- Что происходит… Кто вы такие? Что вы делаете?

Кацураги открыла огонь, агенты прыгнули в стороны, отстреливаясь в ответ. Мин упала, пораженная пулей в грудь. Кацураги осела на пол, схватившись за простреленный живот. Бао собрался с силами и выстрелил во второй раз. Майор повалилась на спину, забрызгав кровью кафельные плитки пола. Бао посмотрел на свою коллегу: она уже была мертва. Нет времени устраивать плач по погибшим. У него на руках было два пилота, и он мог взять с собой лишь одного. Третье Дитя было главной целью. Второе было обузой. Бао подошел к каталке и без колебаний всадил Аске пулю между глаз. Он достаточно хорошо изучил ее досье и понимал, что с его стороны это был акт милосердия.

Он выхватил Синдзи из инвалидного кресла, перекинул через плечо и побежал.

Два часа спустя

Внешняя защита Токио-3 давным-давно была уничтожена Ангелами. Высадка наземных войск прошла с минимальными потерями, а оборону научного комплекса NERV удалось прорвать без особых проблем.

Оружейные выстрелы и крики умирающих наполняли задымленный воздух. Продвигаясь к штабу, отряд JSSDF оставлял за собой шлейф из мертвых тел, который тянулся через залы и коридоры NERV.

Девять больших теней пронеслись над разрушенным городом. SEELE использовал свой главный козырь.

Это серийные Евангелионы! Огонь из всех орудий!

Артиллерийские залпы и огонь пулеметов не могли навредить девяти белым Евангелионам. С улыбками на устах они ворвались в самый центр флотилии.

Гендо Икари бежал. Раньше так быстро он бегал только на уроках физкультуры. Он давно потерял форму.

Гигантские двери, ведущие в Конечную Догму, открылись. Труп Лилит, Уббо-Сатлы, SCP-001, висел на кресте.

Рядом с ним стояла Рей. Девочка смотрела на труп гигантского пришельца, своей "матери", с безучастным лицом. Ее лицо всегда было безучастным.

Гендо поглядел на вживленный в руку эмбрион Адама. Час настал. Он снова встретится с Юи.

- Командующий, - послышался у него за спиной голос Рицуко Акаги. Гендо обернулся и увидел, что ученая стоит, направляя на них с Рей пистолет. - Я запустила механизм самоуничтожения, Командующий. Скоро нам всем придет конец.

Гендо Икари засмеялся. Получилось какое-то сухое хихиканье, лишенное юмора, но он все равно смеялся. Он совсем забыл, как это надо делать правильно.

- Между нами говоря, доктор Акаги, я…

Не успев договорить, он свалился на землю, пораженный в правый висок пулей калибра .50. Доктор Рицуко Акаги повернулась, но не успела даже сообразить, что её настигло, как вдруг её череп разлетелся на кусочки. LCL, смешанное с кровью, напоминало подкрашенную воду.

Над её трупом стояло Первое Дитя, покрытое кровью и ошметками мозгов. Она была безмолвна. Казалось, что это обычная десятилетняя девочка, но внешность была обманчива: выражение её глаз говорило о том, что её разум чист и невыразителен, подобно листу белой бумаги. Она подошла к мертвому Гендо и подняла его за руку. Равнодушно взглянув на труп, она оторвала руку и сожрала её.

Вспышка, взрыв, глухой шлепок. Она упала.

Команда подошла к телам, зал наполнился хлюпаньем ботинок и шипением противогазов. Командир отряда подключился к TACNET.

- Три цели устранены: Икари, Акаги и Аяна…

Договорить он не успел. Тело Рей взорвалось неописуемой вспышкой, уничтожая низшие формы бытия вокруг, сила Адама была передана Лилит. Гигант пошевелился. Жизнь вернулась к Великой Матери.

Серийные Евангелионы на какое-то время отвлеклись от уничтожения флота, как будто услышали чей-то зов. Как один они взмыли в небо на черных крыльях и с поражающей синхронностью пронзили себя копьями, пробивая свои АТ-поля.

Токио-3 был мгновенно стерт с лица земли невероятным взрывом. Флот до последнего судна исчез в огненном облаке. В эпицентре разрушения в позе эмбриона лежала гигантская белая фигура, едва заметная из-за испускаемого ею жара. Медленным, плавным движением гигант поднялся, развернув огромные крылья над пылающей землей, залитой его сиянием. Девять небольших точек искрились над его головой, испуская мерцающие, почти иллюзорные потоки силы, смешиваясь, объединяясь и танцуя друг с другом под бурный темп незримой песни, которая должна уничтожить мир.

На другом берегу океана O5-1 смотрела на размытое и трясущееся изображение на мониторе. Интерком на ее столе произнес всего одно предложение:

Великан на позиции, готовы открыть огонь.

Пусть у NERV были гигантские роботы и древние инопланетные артефакты, непонятные для простых смертных. Пусть им удалось докопаться до самых глубин человеческой души. Они постоянно пытались вырваться из-под контроля Фонда. Пусть им удалось возродить SCP-001. Но было кое-что, чего они не предусмотрели. Запасной план.

В котором задействована орбитальная электромагнитная пушка.

Огонь.

Воздух вспыхнул красным, затем оранжевым, и наконец белым цветом, быстрее, чем мог различить человеческий глаз.

Копье Лонгиния поразило Лилит через 0.15 c.

Все живое в радиусе ста пятидесяти миль было мгновенно уничтожено.

И наступила тишина.

ОПЕРАЦИЯ СЕРПОМ ПО НЕРВАМ ЗАВЕРШЕНА
СТАТУС: УСПЕШНО
КОД ИЗОЛЯЦИИ ОМЕГА-ОДИН ОТМЕНЕН.
КОД ЧЕРНЫЙ ОТМЕНЕН.
КОД ЖЕЛТЫЙ.
ПОВТОРЯЮ: КОД ЖЕЛТЫЙ.
НАЧАТЬ ПРОЦЕДУРЫ РЕКОНСТРУКЦИИ АЛЬФА-ДЕЛЬТА.
ОБЕЗОПАСИТЬ. УДЕРЖАТЬ. СОХРАНИТЬ.

Синдзи проснулся. Первое, что он увидел - потолок больничной палаты. Но это был не его потолок, это он знал точно. Его потолок был другого цвета.

Он лежал здесь уже очень долго, ничего не делал, ни о чем не думал. Он просто хотел исчезнуть. Хотел раствориться без следа. А мир не позволял ему сделать этого. Его отец не позволял ему сделать этого. Мисато не позволяла ему сделать этого, NERV не позволял ему сделать этого, а теперь, когда все кончено, его по-прежнему что-то держит. Кто-то не дает ему исчезнуть.

Он просто хотел побыть один, вот и все. Это все, чего он хотел. Но всем было наплевать, и ему тоже. Все остальные могли просто умереть.

Комната была меньшего размера, чем та, к которой он привык, стены здесь были покрашены в мягкий белый цвет, а не в резкий сине-белый, как в клинике NERV. Здесь был небольшой телевизор, столик у кровати, растение в горшке, ширма (отодвинутая) и картина с кошками.

Через некоторое время дверь в комнату открылась. Вошла медсестра и поставила рядом с Синдзи пластмассовый поднос. Тост с маслом и джемом, яичница-глазунья, стакан апельсинового сока и стакан молока.

Синдзи не прикоснулся к еде. Тост остыл. Молоко нагрелось. Прошло время.

Дверь снова открылась. На сей раз в комнату вошел лысеющий мужчина. На нем была белая рубашка и розовый галстук, в одной руке он держал планшет.

- Доброе утро, Синдзи.

По-японски он говорил как-то неестественно, а его произношение было ужасающим. Как будто машинный перевод слушаешь.

Синдзи не отвечал.

- Синдзи, ты меня слышишь?

- Я говорю по-английски, - пробормотал Синдзи.

Мужчина улыбнулся. Это была добрая улыбка.

- О, это хорошо, это здорово. Меня зовут доктор Гласс. Рад нашей встрече, - с этими словами он подвинул стул к больничной койке и сел рядом.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License