Особый отдел
рейтинг: +23+x

Здравствуйте, господа. Я рад вас всех видеть, но не рад тому, что Организации понадобилось столь много сотрудников вроде вас. Но ничего не поделаешь. Имя моё вам знать не обязательно, поскольку мы с вами вряд ли ещё увидимся, а если увидимся, то вам это вряд ли понравится – просто так, поздороваться, я ни к кому не захожу. Обращаться ко мне тоже не надо, так как времени отвечать на вопросы у меня нет. Если вы будете плохо меня слушать, лекцию будет читать агент Ричардс, а это значит, что я вам не завидую. Впрочем, вы специально распределены по отдельным кабинкам, чтобы не отвлекаться на других и не переговариваться. Если все разместились с комфортом и удобством, то будем переходить к делу.

В Организации есть две службы, в которые обычно никто не стремится – это Комитет по этике и отдел внутренней безопасности. Перевод в первый считается крестом на карьере, а попавший туда сотрудник порой может стать посмешищем. Многие вообще само существование Комитета считают смешным, недооценивая его важность. ОВБ же не высмеивают, а ненавидят, во всяком случае, те, кто о нём знает. Я надеюсь, что к этому вы готовы, потому что вас тоже будут ненавидеть. Конечно, это редко относится к высшим административным чинам и никогда к Совету О5, но прочие сотрудники, узнав о нас, в большинстве случаев реагируют примерно одинаково.

Итак, вы все поступаете на работу в отдел внутренней безопасности Фонда SCP. Специфика работы ОВБ предполагает, что вы осознанно выбрали эту работу, и потом не будете проситься обратно в камеры содержания объектов и к любимым офисным столам. Иначе вам лучше сразу обратиться в санчасть за амнезиаком. Есть кто-то, кому внезапно расхотелось? Нет? Ну и ладушки.

Я думаю, что многие из вас со мной бы поспорили, но Организация – это вовсе не объекты, условия содержания или тонны бюрократии, Организация – это прежде всего люди во всех смыслах. Мы защищаем и оберегаем человечество. Мы, значит, люди. Люди оберегают людей. И именно с людьми и работает наш отдел. Мы собираем информацию обо всех и за всеми следим. Да, разведка тоже собирает информацию о кандидатах на работу, но им просто нужны надёжные агенты. Мы следим, чтобы надёжными сотрудниками были все до единого. Постоянно.

Угадайте, кто занимается самой грязной работой? Правильно, наш отдел. И если какой-нибудь опер будет жаловаться, что в прошлый раз их сильно потрепала какая-нибудь цыпа, можете кисло усмехнуться, но ничего не сказать. Потому что нам в любом случае хуже, потому что мы работаем против других сотрудников Организации, как ни жаль это признавать. ОВБ следит и всё фиксирует, кто куда пошёл, кто как себя ведёт в компании, кто чем интересуется, кто куда пытался пролезть и многое-многое другое. Этим предстоит заниматься и вам.

Вы все работаете в Организации достаточно долго, чтобы завести с кем-нибудь дружеские, а то и даже романтические отношения. Это естественно, человек животное общественное и даже в нашей конторе это понимают. Но когда вы выйдете из этой комнаты, ваши друзья и коллеги станут ещё и предметами вашего изучения. И если ваш ненаглядный друг окажется замешан в чем-то нехорошем – вам придётся об этом сообщить. Покрывать кого-либо бесконечно ещё никому не удавалось, вы только разделите его судьбу. Очень сложный выбор, согласитесь. Так что подумайте ещё раз, надо ли вам это. Мне проще, у меня друзей нет.

Работать, как вы наверняка догадались, будете на своих прежних местах. Неважно, кем вы были – врачом, научным сотрудником, оперативником, кабинетной крысой или сраным уборщиком. Вы останетесь на прежних должностях, только ваше жалование существенно возрастёт. Наши люди нужны везде. Особенно среди сотрудников с низким уровнем допуска, так как вероятность, что среди них окажется шпион или просто болтун, очевидно выше. Если же вы что-то заметите за сотрудником с высоким уровнем – что ж, сообщите своему куратору, он разберётся, сами поперёк батьки в пекло не лезьте. Ошибаться у нас нельзя, гарантированно выйдет боком. Впрочем, это касается всех сотрудников. Ещё раз: если не уверены - не лезьте, а то можете наломать дров и раскрыть инкогнито. После такого грош цена вам как сотруднику отдела. Был такой случай, когда один наш сотрудник, пусть ему хорошо лежится, не разобрался в теме и оговорил одного высокопоставленного учёного, дескать, тот информацию сливает. А тот просто обсуждал разработку совместного проекта Зоны 19 и нашей, седьмой. Ему самому удалось остаться неизвестным, а вот отдел тогда обосрался по-крупному, кое-кого даже уволили. А увольнение у нас обычно организуется по состоянию здоровья. Смысл понятен? Сотрудника того, впрочем, тоже потом "устранили".

Куратор каждому из вас будет назначен свой. Разыскивать их самостоятельно не надо, они сами с вами свяжутся и объяснят детали того, как вы будете передавать им полученную информацию. Я не говорю это по той причине, что кураторы точно так же, как и вы, имеют, так сказать, "гражданскую" жизнь и обязанности, поэтому у каждого свой график. Согласитесь, не очень удобно, когда ты, сотрудник опергруппы, ловишь очередную опасную и зубастую цыпу, а тебе в этот момент звонит или пишет новичок и докладывает, что, мол, так и так, Вася Пупкин вероломно крадет жратву из холодильника и при этом ковыряется в заднице. Общий момент тут, в принципе, один и довольно очевидный: все сеансы связи проводить только оставшись наедине с куратором. Вообще, у ОВБ есть своя внутренняя сеть, обеспечивающая высокую безопасность связи. И да, запоминайте все, что я говорю, как следует, потому что со временем любой из вас сам может стать куратором.

Вам запрещено рассказывать кому-либо о том, на кого вы работаете. Это само собой разумеющееся, но всё же сделаю на этом акцент, так как случаи были и с весьма неприятными последствиями. Нет, не думайте, ОВБ всё равно будет нужен Организации, она никогда не откажется от нас, но чем больше вы будете косячить, тем труднее будет работать вашим коллегам, нынешним и будущим. Мы стараемся поддерживать легенду о том, что наш отдел - всего лишь байки, и большинство сотрудников действительно так думает, но, сами понимаете, это очень, очень трудно и затратно. Так что языком не треплем и ведём себя как обычно. Если мы будем сильно выпячиваться, даже те сотрудники, которые ни в чём не замешаны, будут нервничать и, соответственно, хуже работать. При работе с некоторыми объектами требуется предельная внимательность и сосредоточенность, мысли о возможных соглядатаях и пыточных камерах тайной полиции этому не способствуют. И это запросто может привести к опасной ситуации. Поэтому роста паранойи среди сотрудников учреждений происходить не должно.

Я хочу, чтобы вы зарубили себе на носу два момента. Первый – жалость и прочие эмоции отложите в сторону, чем дальше, тем лучше. Это мерзкая работа, и только больной будет получать от неё удовольствие. Организация работает затем, чтобы не развалился мир, в котором мы живем. Наш отдел работает, чтобы не развалилась сама Организация. Сами знаете, врагов у нас полно и внешних, и допускать, чтобы нас ещё и изнутри подтачивали какие-нибудь мудаки, нельзя. Если кто-то распространяет информацию об Организации – пресечь, либо доложить вышестоящему начальству. Если кто-то предпринял попытку выкрасть SCP-объект, и ему не удалось – вы будете его допрашивать, а если удалось – охранникам, которые его проворонили, придётся несладко. Если кто-то задает слишком много вопросов – смотрите за ним внимательно. И так далее. Такую работу, как наша, нужно выполнять очень хорошо. Как и любую работу вообще.

И второй момент – обратной дороги нет. Даже уйдя из ОВБ, вы сохраните на себе клеймо его сотрудника, доносчика, шпика, стукача, называйте как хотите, суть одна. И даже не потому, что если вы выйдете из отдела, все тут же об этом узнают, просто Вы будете помнить, кем вы были. На амнезиаки особо не надейтесь. Особка – это навсегда. Поэтому если уж пришли, извольте оставаться, ну и не палиться, ясное дело.

Что-то еще? Ах да, допросы. Тут, я думаю, долго пояснять не надо – минимум соплей, максимум эффективности. Если слова не помогают – бейте в харю. Если и это не помогло – используйте пытки. Неприятно, но обычно помогает. Изобретательность при этом оставляем дома, садисты обычно не знают чувства меры и клиент окочуривается раньше, чем успеет что-то сказать. Нет нужды говорить, что на пользу Организации это не идёт.

Ну и последнее – никаких злоупотреблений служебным положением. Превышение полномочий – это тяжкое преступление и сильнейший удар по репутации отдела, который и так ненавидят. Поэтому, если вы не можете поделить бабу, не топите конкурента в дерьме, приписав ему шпионаж в пользу ЦРБ. Если выяснится, что это подстава, расправа будет короткой и жестокой.

По вопросу дальнейших инструктажей с вами свяжутся отдельно. На этом, пожалуй, всё. К исполнению обязанностей приступаете немедленно. Из кабинок выходите, как только перед вами загорятся зелёные лампочки, не раньше.

safe.png safe.png safe.png
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License