В тесноте, да не в обиде
рейтинг: +24+x

Посвящается Nel_FlerNel_Fler (ваш Кэп)

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Обычное апрельское утро в Зоне 7, также известной как "ООО Улыбчивая Селёдка", начиналось, как и всякое здешнее утро, с ленивой суеты. Доктор Андерсен, локально называемая оперативным псевдонимом "Акки", не спеша бродила по офисам и лабораториям. Офисы и лаборатории подсчитывали потери после вчерашнего мероприятия, к которому вышеупомянутая Акки имела самое что ни на есть прямое отношение: в этот день [УДАЛЕНО] лет назад она имела счастье родиться. Какое именно число кроется под переменной "[УДАЛЕНО]", не знали даже в математическом отделе, было известно только, что это число делится на 1, 3, 6 и 9 (и не делится на 0). На всякий случай на другие числа делить не пробовали и считали, что ей 18.

В помещениях Организации, как уже было сказано выше, творилось всякое послепраздничное непотребство. В одной лаборатории, например, сотрудники пытались угомонить пару варежек, которые вчера соизволили откушать тортику с коньяком и до сих пор ползали по всему кабинету, распевая не совсем цензурные частушки и таская за собой бессознательного носителя класса D (которого вчера заблаговременно обездвижили при помощи коньяка без тортика). В соседней комнате несколько сотрудников пытались выманить из-под шкафа интеллигентный карандаш, который во время вчерашней вакханалии туда закатился и наотрез отказывался выкатываться обратно. Сотрудники хором читали перед шкафом Верлена и Заболоцкого, стараясь смягчить оскорблённое графитовое сердце. А один доктор вовсе вчера потерялся (как оказалось, прикорнул в кладовке), так что на работу его сегодня пришлось вызывать с помощью Толстячка. С доктора сдули пыль и усадили поудобнее в рабочее кресло, где он и продолжил спать, во сне общаясь со всякими интересными личностями, а Толстячок, после того, как ему довелось телепортировать столь нетрезвое существо, пребывал в приподнятом состоянии духа, хотя и немного икал. Короче говоря, все занимались делом, тщательно отгоняя всякие ХК и предупреждая всякие TCF.

Акки же искала пропавшую бумагу из папки с документами. Пропала бумага приблизительно между задуванием свечей на букете от цветочного магазина "Пан Глосюк" в шесть вечера и исполнением именинной песенки Оркестром "Candy Dees" под управлением доктора Алого часов этак в восемь. Сейчас Акки было крайне важно найти документ… Хотя бы для того, чтобы узнать, что в нём написано, Клеф подери. Вот и прочёсывала милый доктор комнату за комнатой, раздавая очаровательные улыбки и нагружая сотрудников ещё и проблемой поиска её документа. Пока что никто ничего не нашёл. Наконец Андерсен подошла к двери лаборатории №6, прислушалась и удивлённо приподняла бровь. Из-за двери доносился гомон, звон чашек, топот и визг. "Ну, работнички", - подумала она и решила было распахнуть дверь ногой с криком "что тут происходит", однако годами обученный тактичности и вежливости мозг перенаправил по нервам сигнал, и вместо эффектного пинка Акки деликатно постучала в дверь.

В лаборатории воцарилась тишина, кто-то пару раз упал, задвигались стулья и стол, зазвенела сваливаемая в раковину посуда, потом снова стало тихо, и чей-то голос нервно пискнул: "Войдите".

Андерсен осторожно заглянула в комнату. Содержимое лаборатории проявляло чудеса трудолюбия:

  • М.н.с. Орехов рассматривал в микроскоп предметное стекло, на котором то ли было что-то невидимое, то ли вообще ничего не было.
  • Агент Апперкрут в своём уголке, обложившись оружием разной степени разобранности, тщательно за ним ухаживал, содомируя девятимилиметрового "Грача" шомполом калибра 7,62. Бинт на пальце его левой руки был пропитан машинным маслом.
  • Сисадмин Давлатов пырился в монитор, наверное, взламывая секретные базы злобных СвОр, почему-то при помощи WinAMP'а.
  • Нел, расходно-вспомогательный сотрудник D-1736, похоже, протирала тряпицей дверцу шкафа, при этом пыхтя, как будто тащила из болота бегемота. Шкаф время от времени конвульсивно подёргивался и потрескивал.
  • Нуар, ещё один младший научный сотрудник, хотя и старший в данной локации, стоял у окна и, видимо, тренировал навык телекинеза, пристально глядя на оторванную оконную ручку, которую держал в руках. Похоже, у него получалось, поскольку ручка была уже неплохо так согнута.

Над всем этим шебуршилось облако дыма, подозрительно напоминающего табачный. Акки обвела взглядом комнату, зарегистрировала неуклюже спрятавшиеся за пачками чая поллитровые кружки, подняла брови со скоростью мерно выкатывающейся из-под дивана явно не лимонадной бутылки, втянула носом воздух и огорчилась окончательно.

- Внезапно, Акки, - проявил Нуар знания эстонского, отвлёкшись наконец от ручки. - А мы думали, вы в командировке.
- Завтра командировка, - горестно ответила та и посмотрела на часы. - Что отмечали в одиннадцать часов утра?

Сотрудники попытались всё отрицать, но факт произошедшего события класса П (Попойка) был налицо. Ответить вызвался Апперкрут.

- Ну, тут после вашего дня рождения - поздравляем-счасть-здоровь-успевличжизни - осталось вот… Не пропадать же. Хотите бутербродик?

Он протянул ей вчерашний бутер с крабовым маслом, щедро приправляя его маслом оружейным, капавшим с пальцев. Акки вежливо отказалась.

- А кто это так пищал перед тем, как я постучалась? И почему?
- Это Нел пищала, - потупившись, отвечал Нуар. - У неё была… ежемесячная ротация.
Акки посмотрела на Нел и, убедившись, что та вполне себе жива, спросила:
- Щито, извините?
- Это они меня по последним числам месяца на вертячий стул сажают и вертят, - пожаловалась Нел, не отвлекаясь от шкафа. - Ежемесячная ротация, говорят.
- Зачем? - удивилась Акки.
- Ну, она так мило пищит… - смутился Нуар.

Андерсен наконец пришла в себя и приступила к строгому выговору.

ГЛАВА ВТОРАЯ

- Алкоголики, - ругалась доктор Андерсен, расхаживая по лаборатории и пиная бутылки. - Тунеядцы. Ну я вам задам. Вы что здесь устроили?

Она сердито щёлкнула пальцами, и в этот же момент, словно джинн, вызванный её щелчком, в дверях материализовался начбез Орлов.

- Вы фонд эссипи или где? - грозно вопросил он и добавил ещё грознее: - Что вы с камерой слежения сделали?
- А с камерой-то что? - удивилась Акки.

Орлов в это время полез к серверу, бесцеремонно отодвинув застывшего Давлатова, который не отваживался шевелиться, даже если на него моргали. Начбез пощёлкал мышью, поглядел испытующим взглядом на монитор и почти восхищённо воскликнул:

- Ты только посмотри! Они гифку додумались на камеру транслировать.

На экране красовалась трудолбивая лаборатория, - кто ручки микроскопа вертит, кто неустанно долбит клавиатуру, как 1468 в пенёк, кто добавляет один за другим патроны в, видимо, бездонный магазин.

- Вас часы сдали с потрохами, - усмехнулся Орлов, показывая на настенные часы на изображении, которые мало того что утверждали, будто сейчас девять утра, так ещё и каждые тридцать секунд откатывали время на полминуты назад.
- Значит так, сейчас будем раздавать награды. Вам, Давлатов, повелеваю отправиться на работу с ке… - тут Акки вошла в серое никотиновое облако и закашлялась.
- С Кетерами?! - тем временем ужаснулся Давлатов.
- С керамическими изделиями, - прокашлявшись, закончила Акки. - В столовую, тарелки мыть. За каждую разбитую тарелку - ещё один день мытья посуды.
- мытья… посуды… - зловеще озвучил Орлов записываемое в блокноте.
- А вы, Апперкрут, у нас теперь будете сотрудником дэ… - Акки чихнула.
- Будьте здоровы. Сотрудником дэ-класса? - выдохнул Апперкрут.
- Сотрудником, дэмонтирующим новогоднюю ёлку в актовом зале. Пора бы уже, нам в этом зале завтра первое мая отмечать.
- от…ме…чать, - записал Орлов.

Апперкрут покорно кивнул и посмотрел на забинтованный палец. Демонтировать ёлку ему не хотелось, но признавать себя раненым не хотелось сильнее.

- А вас, Орехов, отправляю на устранение… - Акки снова закашлялась, Орехов позеленел, покачнулся и схватился за спинку стула, чтоб не упасть.
- … устранение кучи невидимого гуана, образовавшейся в камере Невидимого нетопыря, - договорила Акки.

Орехов позеленел ещё больше, представив себя перепачканным невидимым гуаном, но падать уже не стал.

Без приговора оставались Нел и Нуар.

- Нуар, открой дверь в коридор, мне уже надоело кашлять. А ты, Нел, повернись лицом, когда с тобой разговаривают.

Нел отвернулась от шкафа, и в тот же момент из его приоткрывшейся дверцы радостно выскользнула Радуга, сделала круг под потолком и с треском вылетела в коридор. "Держи-лови!!!", - закричали сотрудники и гурьбой ринулись за ней. В этот же момент с противоположного конца коридора раздался характерный звук, который обычно издаёт бронедверь, когда её пробивают насквозь чем-то маленьким, но аномальненьким.

- Ложись!!! - закричал кто-то с противоположного конца, и все дружно сложились в штабель на полу, прикрыв головы руками.

Над прикрытыми головами пронёсся бумажный самолётик, вращаясь по всем трём осям, с огромной скоростью воткнулся в стену и дезактивировался. Присмотревшись, Акки опознала в скомканной бумажке свой отчёт.

- Отксерьте-ка мне то, что на нём написано, пожалуйста - попросила она подоспевшего старшего сотрудника по самолётикам, принявшегося осторожно выковыривать кровожадную бумажку из стены. В пластинчатом защитном костюме "Панголин" и кольчужных перчатках он напоминал средневекового рыцаря. - Радуга где, Орлов?
- Ускользнула… - ответил начбез.

Из шахты лифта доносилось довольное шуршание, постепенно исчезавшее внизу. Орлов посветил вслед беглянке фонариком, но так и не понял, на какой этаж она свернула.

- Нел и Нуар отправляются искать Радугу, - констатировала Акки, немного довольная тем, что ей не придётся выдумывать для них наказание. - Без Радуги можете не возвращаться.
- Бардак, - ругнулся Орлов, глядя на самолётик, заключаемый в переносную клетку. - Что за кровь вы ему давали?
- Кровь Апперкрута, - глухо ответил из-под защитной маски старший научный сотрудник. - После дня рождения Андерсен осталось, он вчера рюмку разбил и палец порезал. Ну не пропадать же добру.
- Бардак, - повторил Орлов. - Вчерашняя кровь Апперкрута процентов на семьдесят из спирта состояла. Вот ваш самолёт и вставило…

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Зону 7 наши герои могли бы обойти с закрытыми глазами. Собственно говоря, часто с закрытыми глазами тут и приходилось ходить - чтобы ненароком не увидеть чего-то секретного. Поэтому все три этажа Зоны 7 (Зону 7+, собственно Зону 7, где всё и началось, и Зону 7- соответственно) они обошли за час, и выглядело это всё примерно так:

Зона 7 плюс
- Здрастье, к вам Радуга не залетала?
- Тише вы, чего орёте, всех Безопиков перепугали! Не бойтесь, маленькие, не бойтесь, баю-баюшки-баю… Не залетала, кыш теперь.
- Ой, простите…
- Да брысь уже отсюда!

Зона 7 просто
- Здрастье, Радуга не залетала к вам?
- Нет, не залетала, двери закройте, а то разбегу… Лови Евклидов!!!
- Ой, извините…
- Ну, попадётесь вы мне!

Зона 7 минус
- Радуга не залетала к вам, здрастье?
- Нет, не залета… А чёрт!!! Что вы наделали, бегите, я задержу Кетера!
- Ой, нам очень жаль, желаем скорее поправиться…
- Да идите нахрен…

- ну, в общем, всё как во всех учреждениях Организации. Так что, услышав в свой адрес много всяких-разных фразеологизмов и даже выучив парочку новых, искатели радуг отправились на чужие этажи, полные опасностей и неожиданностей, ибо занимали их всевозможные Связанные Организации разной степени враждебности. На выходе их встретил представитель Особого отдела, замаскированный под представителя Отдела по работе с общественностью, обыскал на предмет военных тайн, прочитал лекцию о вреде шпионажа в пользу посторонних организаций и велел к вечеру вернуться.

- И вот это возьмите, может пригодиться, - сказал он, выдавая Нуару гранату.
- А мне гранату? - спросила Нел.
- Расходникам не положено, - строго отрезал Особист. - За Нуара прячься, если что… Всё, удачи вам.

Искатели спустились на лифте и побрели по враждебным коридорам. В коридорах было чисто и пахло хлоркой.

- Что ж, - сказал Нуар, - раз на наших этажах не нашлась, значит придётся идти к арендаторам.
- Фе, арендаторы, - скорчила рожу Нел. - Не люблю я их.
- Между прочим, - напутственно поднял палец Нуар, - это весьма полезное вливание в финансовую вену Фонда. - Особенно ощутима арендная плата от Коал и Буржуинов, они на двоих целый этаж снимают. Да и нам за ними следить удобнее.
- Угу, и им за нами. Ладно, загадывай.
- Короче, слушай. Не лает, не кусает, а в дверь не пускает.
- Знаю, - подумав, сказала Нел. - SCP-303.
- Неправильно, - ответил Нуар. - Это Идеальный запиратель. Не угадала.
- Как это "не угадала"?! - возмутилась Нел, входя в лифт. - А 303 разве в дверь пускает?
- Так он разве не лает и не кусает? - отвечал Нуар, нажимая кнопку. - Ты ж не знаешь, что там под плашкой "[УДАЛЕНО]"…
- Так, нифига подобного, я угадала, и я теперь загадываю, - донеслось из-за закрывающейся двери.

… Лифт остановился на втором этаже, и поисковая команда двинулась по коридору в сторону офиса ГОК. Нуар пытался приладить на место слегка помятые и треснувшие очки, злобно поглядывая на Нел, а та радостно загадывала свой объект.

- Два брюшка, четыре ушка.
- Пони? - буркнул Нуар.
- Не-а, Моргающий и Тушка, - ответила Нел.
- Угу… Где ж ты у Тушки ушки и брюшки нашла… - пробормотал Нуар, тем временем потерявший остатки хорошего настроения. - Короче, мне надоело играть.

Они прошлись по коридору в недобром молчании. Нел поглядывала на насупившегося Нуара, подумывая, что сейчас будет дипломатичнее - извиниться или треснуть ему по очкам ещё раз, чтобы выровнялись.

- Кажись пришли, - провозгласил Нуар, подходя к двери, выкрашенной белой краской.

"Глобальная Оккультная Коалиция" - гласила табличка на двери. Чуть пониже красовалась вторая табличка, на которой более мелким шрифтом был написан девиз ГОК: "Защитить человечество, даже если оно будет сопротивляться!" Ещё ниже кто-то ехидный приписал совсем мелко маркером свой вариант девиза Коалиции: "Уничтожать, уничтожать, уничтожать! Если не уничтожается - спихнуть Фонду".

- Респиратор надень, - посоветовала Нел. - А то разит как от Семёныча.

ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ

Постучавшись, они вошли в просторный кабинет, украшенный в лучших традициях Коалиции. На стене слева висели всевозможные образцы ультрасовременного вооружения. Нуар напряг память, вспоминая уроки Стэна и опознал среди оружия MP-38, ППШ, "Томпсон" и кавайную японскую винтовку "Арисака". Справа на стене красовались головы всевозможных Ликвидированных Угрожающих Сущностей (ЛУС), злобно скалясь на нежданных гостей.

За столом сидел Оперативник Б. ("Буравчик") в Чёрном Костюме, Чёрной Рубашке и Чёрном Галстуке. Перед ним стояла тарелка с варёной брокколи и вазочка с мандаринами.

- У меня обед, - недовольно пробурчал он, повязывая на шею Чёрную Салфетку.
- Извините, мы на минутку. Мы из SCP.
- Из чего?
- Из Фонда то есть. И у нас тут одна цыпа сбежала. Ну, то есть, сущность. К вам не заходила?
- Какого цвета сущность? - скучно спросил Оперативник. - Красный, Зелёный, Синий?
- Да всех понемножку, - подумав, ответила Нел.
- Не, такие не забредали. Хотя посмотрите вон на стене, может, узнаете, - Оперативник кивнул в сторону стены, на которой красовались головы всевозможных монстров. - Только руками не трогайте, а то половина ядовитые.
- Нет, наша безопасная совсем, - пробормотала Нел, разглядывая рога, клыки и щупальца многочисленных трофеев. - Скажите вашим ГОКникам, чтобы при встрече не стреляли в неё, ладно?
- Что вы о нас там думаете? - обиделся Оперативник Б. - Безвредных Сущностей мы не ГОКаем.
- Да по вашим меркам, чтобы считаться Безвредным, надо не существовать, - парировал Нуар. - Вы же своим же оперативникам первый уровень контрметр присваиваете.
- Вообще-то нулевой, - уточнил Оперативник и прищурился. - А откуда это у вас такие сведения?
- Ой, знаете, нам пора, приятного аппетита, привет мадам Селесте, - заторопился Нуар. - Если забредёт наша подопечная - вы ж смотрите не ГОКните её, ладно?
- Ладно, - буркнул Буравчик, пожал плечами и принялся наконец за обед.

- Слушай, а действительно откуда ты знаешь про эти уровни контрметров? - спросила Нел, когда они отошли подальше от кабинета.
- Контрмер, - поправил Нуар. - Ну я ж из всего нашего уютненького офиса - чуть ли не единственный курильщик. Дымить Акки выгоняет на лестницу мокрыми тряпками… иногда даже в прямом смысле. А на площадку ниже ГОКи курят. Им, понимаешь ли, Селеста вообще курить запрещает - здоровый образ жизни и всё такое. Вот и бегают к нам, чтоб перед начальством не палиться. Пока курят - болтают о том, о сём…
- Молодец, - одобрила Нел. - Хочешь мандаринку?
- Какую ещё мандаринку? - не понял Нуар.
- ГОКовскую, - ответила Нел, вынимая из-за пазухи несколько цитрусов. - Теперь уже фондовскую.
- Ну вот, оставила Буравчика без витаминов, - пожурил напарницу Нуар, выбирая мандарин покрасивше и просовывая под респиратор.
- Ай, я тебя умоляю, у него их ещё целая куча осталась, - отмахнулась Нел, с аппетитом поглощая краденые витамины. - Он и не заметит.
- Да мало ли, вдруг он за каждый мандарин перед начальством отчитывается, как за патроны, - чавкая, из-под респиратора предположил Нуар. - Ещё, чего доброго, конфликт спровоцируешь.
- Куда теперь идём? - Нел пропустила его слова мимо ушей.
- Ну, на этом этаже у нас ещё Буржуины только, - сказал Нуар, - к ним и идём.
- Кстати, я поняла, почему мы кетеров так близко к арендаторам держим. Они, кетеры-то, сюда просто ходить боятся. А то ГОКнут ещё.
- Правильно поняла, Нел. А ещё, бывает, они к Буржуинам забегают, так те их сразу нам обратно продают, чтобы не связываться. А иногда ещё и доплачивают, хех.

ГЛАВА ПЯТАЯ

Перед красивой дубовой дверью фондовцы невольно остановились и как могли попытались привести каждый сам себя в приличный вид. Нуар заправил халат в штаны, Нел заплела волосы в хвостик. Потом переглянулись, покачали головой, Нел поправила Нуару очки и вытащила халат из его штанов, Нуар завязал Нел шнурки и распустил её хвостик. Снова переглянувшись, они вздохнули, дружно махнули рукой друг на друга и постучались в дверь специально для этого висевшим рядом молоточком.

- Веди себя культурно, здесь приличные люди, - шепнул Нуар спутнице.
- За собой следи, - огрызнулась та.

Войдя, они оказались в красивой затемнённой приёмной, скромненько и со вкусом заваленной фарфоровыми вазами династии Дзынь, хрустальными вафельницами, мраморными статуями, бронзовыми бюстами и фаянсовыми слониками. Посреди всего этого стоял резной дубовый стол, над которым красовалась картина, изображавшая чудо-юдо-рыбу-мкид, и надпись под ней - "Маршаллъ, Картеръ и Даркъ. Дѣлаемъ недоступное доступнымъ съ 1808 году". За столом сидел человек в жилете с крахмальной манишкой и галстуке-бабочке, разглядывая гостей через золочёное пенсне.

- Приветствую вас в конторе "Маршалл, Картер и Дарк"! - гостеприимно произнёс он с лёгким неопределённым акцентом, вдоволь налюбовавшись на заляпанный халат Нуара и помятую робу Нел. - Моё имя - мистер Абрамсон, и я весь к вашим услугам.
- Мы это, из Фонда, - промямлил Нуар, теребя очки на носу. - И кое-что ищем…
- Желаете приобрести новые очки? - обрадовался торговец. - У нас как раз есть новинка, которая вас обязательно заинтересует…
- Нет, спасибо, мы по другому вопросу…
- Очки персональной погибели, - не слушая его, продолжал мистер Абрамсон. - Очень полезная в вашем нелёгком деле вещь. Наденьте их - и вы увидите, в каком месте вам смертельно опасно находиться. Всего за триста тысяч рублей…
- Да мне в любом месте смертельно опасно находиться, - кисло бормотнул Нуар, услышав цену, и кивнул в сторону Нел. - Моя персональная погибель следом за мной бродит. Нел, отойди от того сундука!
- О, понимаю, милейший, - кивнул мистер Абрамсон и начал рыться в ящике стола. - Возможно, в таком случае вас заинтересует вот это…
- Мы радугу ловим, - быстро сказала Нел, увидев, что именно торговец вынимает из ящика. - Живая летающая радуга у вас есть?
- К сожалению, радуги у нас нет, - сокрушённо покачал головой мистер Абрамсон и радостно продолжил: - Зато таких искушённых охотников, которыми вы несомненно являетесь, заинтересует Сафатари - то есть, захватывающее воздушное сафари в погоне за диковинной птицей Сафат…
- Послушайте, товарищ продавец, - перебил его Нуар. У нас сбежал объект, летучая радуга Нел, оставь в покое контрабас, ты его всё равно не унесёшь радуга летучая в человеческий рост. Вам попадалось что-нибудь такое?
- Я же вам уже сказал, что нет, молодой человек, - с лёгкой досадой произнёс торговец. - Возьмите этот подробный и красочно иллюстрированный каталог, в нём указаны все имеющиеся в наличии МКиД диковинки.
- А как я могу быть уверен, что вы нас не обманываете? - не унимался Нуар, краем глаза наблюдая, как Нел на цыпочках подбирается к камину, тянется к статуэтке слона на каминной полке, больно получает аномальным слоновьим хоботом по рукам и, прикусив губу, тихонько крадётся обратно.
- Ой вэй, та не смещите мои тапочки, - оскорбился мистер Абрамсон. - У нас, британских джентльменов, враньё считается моветоном.
- Ладно, короче, если появится Радуга, позвоните. - Нуар вырвал из блокнота листок, написал строчку цифр и протянул Абрамсону. - Вот номер Фонда для секретных звонков из враждебных организаций.
- Конечно-конечно, - слащавым голосом пообещал мистер Абрамсон, - как только, так и сразу позвоним… Барышня, не суйте руку в тот саркофаг, там древнеегипетская морозильная ловушка.

Нел отдёрнула руку и отскочила. Из саркофага, сердито шипя вдогонку ускользнувшей жертве, показались синеватые клубы испаряющегося жидкого азота.

- Кстати, милейший, а не продадите ли вы для нужд нашего уютного Клуба сие очаровательное создание? - спросил с надеждой в голосе мистер Абрамсон, поглядывая на Нел.
- Ещё чего! - возмутился Нуар, пытаясь спрятать оскалившуюся напарницу себе за спину. - Зачем она вам?
- Понимаете ли, - печально произнёс торговец, - так уж сложилось, что Клуб не располагает расходниками класса D. У нас есть только отъявленные специалисты, которые за проведение над ними экспериментов просят больши-и-ие деньги…
- Нет, - наотрез отказался Нуар, с трудом удерживая рычащую Нел за шиворот. - У нас, знаете ли, так не принято. Комитет по Этике и всё такое… Пойдём, Нел.
- Жаль, - вздохнул мистер Абрамсон. - Что же, в любом случае заходите ещё и покупайте наши чудесные товары.

- Чёртовы барыги, и не стыришь у них ничего, - сказала Нел, когда они покинули кабинет и вошли в ближайший лифт. - Спасибо, что не продал.
- На здоровье, - ответил Нуар. - Просто ты слишком много знаешь о Фонде, а у меня амнезиков с собой нет.
- Ах ты…

Из-за закрывающейся двери лифта раздалась возня и сдавленный вскрик.

ГЛАВА ШЕСТАЯ

- Фредди Крюгер в робе, - бурчал Нуар, заклеивая пластырем аккуратные кровавые полоски на щеке. - Ногти стричь надо.
- Ну прости, - извинилась Нел. - Это всё этот мистер Абрамович. Разозлил расходника.
- Ладно. Кто у нас на первом этаже?

Первый этаж здания занимали всевозможные мастерские и магазинчики. В коридоре, в который вошли Нел с Нуаром, было довольно людно, хотя, скорее, правильнее было бы сказать нелюдно, поскольку нелюди здесь были в явном большинстве. Все поголовно обитатели коридора занимались исключительно рекламой вышеупомянутых мастерских и магазинчиков.

Вот из кучи металлолома вылез маленький ржавый робот, быстренько отрастил себе ноги длиной метра полтора, всучил Нел рекламку доктора Развлечудова, прочитал монотонным голосом невнятный текст и утопал в неизвестном направлении. Не успели они пройти и трёх шагов, как из-под сливной решётки на полу появился пучок щупалец с глазами на кончиках, раздал фондовцам по флаеру Мясного Цирка и уполз обратно. Затем выскочил корявый карлик в колпаке с бубенцами, отобрал у фондовцев флаеры Мясного цирка, выдал взамен флаеры Цирка Фуллера и укатил колесом. Ещё через пару метров откуда-то с потолка прямо в руки Нуару спикировал бумажный парашютик с нарисованными на нём глазами и ртом.

Рот неожиданно улыбнулся и произнёс:
- Посетите нашу выставку современного искусства. Людей посмотревших сойдут с ума. Досмот?
- А радуги на вашей выставке случайно нет? - поинтересовалась Нел, заглядывая через плечо коллеги.
- Радуги нет, - вздохнула рекламка, принимая форму кораблика с глазом на парусе.
- А не знаете, где она может быть?
- На блеклой штукатурке нашего небосвода радуга никогда не появлялась, - печально отвечала бумажка. - Теперь всё путём?

Сложившись в форме бабочки, рекламка подмигнула обоими глазами, которые теперь очутились на крыльях, вспорхнула и улетела искать более подходящих клиентов.

- Слушай, пойдём отсюда, - сказал Нуар, уворачиваясь от непонятного типа, пытавшегося всучить ему душеспасительную брошюру Церкви Пятеринства. - Они меня бесят.
- Пойдём, - согласилась Нел, отбиваясь от продавца книжек, предлагавшего всего за три тысячи рублей руководство по совершению революции в её и без того бурном сознании. - Только для начала в одно место зайдём, ладно?
- Купим дорого лом телекилловый, хронолитовый, регихалковый, нанотрубки б/у… - неслось им вслед.

Кое-как они пробрались к неказистой деревянной двери с вывеской "Maldekstramanulo" над ней. Войдя внутрь, они оказались в полумраке мастерской. Здесь пахло табачным дымом, клеем, канифолью и копчёной рыбой. Пол был завален всевозможной рухлядью - от поломанной мебели до не менее поломанной электроники, а в углу валялся разбитый мотоцикл. Посреди всего этого хаоса возвышался гибрид верстака с письменным столом, за которым восседал слегка склонный к полноте человек лет тридцати с длинными светлыми волосами и рыжей бородой, одетый в джинсу. Мастер держал в левой руке паяльник и, прищурив глаз, припаивал нечто микроскопическое к двадцатидолларовой банкноте. Справа от стола мирно потрескивала печка-буржуйка, пуская струю дыма куда-то под неимоверно высокий потолок, рядом на тумбочке стояли ечатная машинка "Ятрань" и телевизор "Рубин", по которому транслировалось нечто, напоминающее рабочий стол "Виндоуз-95". От обоих агрегатов тянулись толстые кабели куда-то за печку. Слева на другой тумбочке стоял видавший виды магнитофон неопределённой марки, перед ним лежала кассета - явно пиратская и явно аномальная, если верить видневшейся на ней надписи маркером: "Битлы, все альбомы".

- Здравствуйте, эссипяи, - с какой-то радостью в голосе произнёс он, завидев гостей. - У меня на этот раз бумаги все заполнены, вот, посмотрите…
Он вытащил из стола пачку документов и помахал ею в воздухе.
- Привет, Левша-бракодел, - невежливо поздоровалась Нел.
- Чего это я бракодел? - удивился Левша. - Неужто сломалось что?
- Не сломалось, а с самого начала лажово работало, - сказала Нел, вынимая из-за пазухи компакт-диск.
- А, помню, - мастер расплылся в улыбке. - Мой хакерский копилэфт Эссипи-десять-ноль-четыре, "Порно-фаб…"
- Да, да, - перебила его Нел, покосившись на Нуара. - Это сотрудник один купить попросил, вот. Так вот, она не то выдаёт, что я заказываю. То есть сотрудник…
- Посмотрим-ка, - Левша принял диск, пнул "буржуйку". Из печки внезапно высунулся CD-привод. Мастер вставил диск и подкинул в топку пару щепок. Дым из трубы, торчавшей над "системником", повалил гуще, пока на экране телевизора загружалась программа.
- Так. Какой запрос задавали? - спросил рукодельник, склонившись над печатной машинкой.
- Андерсен и Данте.

Левша набрал запрос и уставился в экран. Его брови медленно, но верно поползли вверх.

- Действительно лажа… - пробормотал он, когда бровям наконец стало некуда ползти. - Извини, красавица. Базы данных устарели, прога ваших докторов да объектов не распознаёт. Зато поэтов вот знает, писателей…
- Да я вижу, - перебила Нел. - Сможешь переделать? У меня вот и гарантийный талон остался…

Левша посмотрел на талон, кивнул, затем зажал си-ди в тиски и начал выбирать необходимые для переделывания инструменты, среди которых оказались молоток, напильник, акварельные краски с кисточкой и паяльная лампа.

- Прямо сейчас и займусь, - несколько смущённо пробормотал он. - Послезавтра заходите.
- Слушай, Левша, а ты будильники не ремонтируешь? - спросил Нуар, вынимая из кармана большой механический будильник.
- Только аномальные.
- Ну, пока он работал, бывало такое, что я завожу его на шесть, а он звонит в четыре или в восемь - это достаточно аномально?
- Не-а, - засмеялся Левша. - Аномально было бы, например, если бы ты его заводил на восемь, и ровно в восемь он тебя сразу на рабочее место телепортировал.

Нуар представил себя появляющимся в восемь утре в пижаме на зомбопсарне Элдермана и поёжился.

- Слава 343, такого будильника у меня нет… Ладно, клеф с ним, - Нуар выбросил будильник в мусорный ящик. - Пойдём, Нел. Пока, Левша.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Чтобы избежать встречи с поджидавшими за дверью рекламщиками, фондовцы выбрались через чёрный ход. Здесь было тихо, пустынно и уныло. На стенах красовались корявые граффити, сообщавшие, что "СКП - казлы!" и "ПⒶвстанцы рулят!!"

- Тихо! - дёрнула напарника за рукав Нел, указывая вглубь гулкого и тёмного коридора, на дверь, за которой размещалось давно заброшенное складское помещение. - Кажется, я слышу, как она трещит.

Из-за двери раздавался тихий хруст, отдалённо напоминавший характерные звуки, которые обычно издавала Радуга. Фондовцы спустились на площадку ниже, освещая путь карманным фонариком.

- Ну и вонища, - поморщилась Нел. - Что это так смердит?
- Машинное масло… - ответил Нуар и вдруг побледнел. - Нелька, валим отсюда.

Однако было уже поздно. Из темноты перед ними, хрустя и позвякивая, появилась гротескная фигура в просторном одеянии.

- Д-доброй ночшшшши, д-дет-ти мои, - полным доброты и металлического дребезжания голосом поздоровалось существо. - Сззскажит-те, верит-те ли вы в Бога?
- В какого именно? У нас их с полдюжины на содержании стоит, - попробовал пошутить Нуар, поспешно пятясь и таща за собой подружку.
- В Разззбит-того Бога, д-дет-ти мои, - ещё добрее произнёс проповедник. - Ед-диного и предвечшшшного, превращщёлк!ающщёлк!его кххилую плот-ть в безупречшшшные соззззд-дания.

Фондовцы заметили, что из тёмных углов шустро выползают всевозможные металлизированные безупречшшшные соззззд-дания. Пораскинув мозгами, Нуар понял, что убежать от столь проворных, хоть и ржавых, существ им не удастся. Он полез в карман и позеленел.

- Нел, беда, - шепнул Нуар. - У меня, кажется, гранату на рынке спёрли.

Щёлкающие и звякающие сектанты приближались. Несколько из них встали как раз на полпути между фондовцами и выходом. Ещё раз пораскинув мозгами, Нуар понял, что проскочить мимо этих довольно крупных тварей им не удастся.

- Поздравляю, коллега - похоже, нам пиздец, - констатировал он. - Дай обниму, что ли, пока ты ещё не звенишь.

Нуар прижал к себе Нел и нервно засмеялся:
- У тебя сердце как будильник тикает, а ещё вроде не заразилась.
- Это и есть будильник… Я забрала, не пропадать же.
- А он отогрелся и работать начал?

Нуар бесцеремонно выудил будильник из-за пазухи Нел и поднял над головой.

- Эй, правоверные, а как насчёт небольшого пожертвования? - воскликнул он и швырнул часы на середину комнаты. - Немножко шестерёнок для Бога Шестерёнок, а?

Проповедник бросился к артефакту, поднял, повертел перед близорукими объективами и воссиял.

- Смот-трите, эт-то же нефрон Разззбит-того Бога! - провозгласил он, обернувшись к пастве и поднимая добычу над головой.

Паства радостно защёлкала и задребезжала, собираясь вокруг пастыря.

- Т-такими т-темпами мы сззсможем сззсобрат-ть Его чшшшерезззз…

Из живота проповедника выдвинулся арифмометр - ещё более ржавый, чем он сам. Проповедник завертел ручку, радостно считая:

- Чшшшерезззз т-трид-дцат-ть д-две т-тысззсячшшши лет-т, д-два месззсяццц-цок!-цца, т-тринад-дццц-цок!-ццат-ть д-дней…

Возможно, арифмометр шестерёнчатого батюшки смог бы вычислить момент сборки с точностью до доли секнды, однако Нел с Нуаром не стали дожидаться окончания рассчётов, бочком-бочком пробрались к выходу, выскочили в коридор и заблокировали дверь весьма кстати подвернувшейся лопатой с заброшенного пожарного щита.

- Молодец, Нуарчик, - похвалила коллегу Нел, когда они добежали до лифтов. - Здорово ты их. Я больше не буду тебя бить и царапать тоже не буду, честное слово.
- На здоровье, - слегка покраснев, ответил Нуар и принялся нажимать кнопки вызова лифтов.

Один из лифтов был явно сломан и стоял с открытыми дверями, выставив напоказ свою неказистую внутренность. - Поехали домой, здесь её точно нет. Она в такую вонищу не сунулась бы.

Внезапно из-за поворота донёсся приближающийся топот, ругань и стрельба. Фондовцы юркнули в темноту неработающего лифта, забились в уголок и притворились скульптурой работы "ТВП". Через пару секунд из-за угла появилось с полдюжины людей в масках из шапочек с прорезанными дырками и в спортивных костюмах с вывернутой стрелками наружу символикой Фонда на рукавах. Толпа пробежала по коридору и скрылась за следующим поворотом. Ещё через пару секунд вслед из-за первого поворота выбежал отряд усатых мужчин в камуфляжного цвета чалмах и женщин в паранджах аналогичной расцветки, лениво постреливая вслед убегавшим из автоматов и гранатомётов и громко матерясь по-арабски, пронёсся мимо притаившихся фондовцев и тоже скрылся за поворотом.

- Фигасе хаоситы отожгли, - подмигнул Нуар спутнице. - У КСИР что-то спёрли.
- Ладно, вон лифт наконец пришёл, - сказала Нел, выглядывая из-под Нуара. - Поехали домой, и хватит уже меня щупать.
- Да я это, того, что ты, - застеснялся Нуар, перебираясь вслед за ней в рабочий лифт. - Я проверял, не ранили ли тебя.
- Какой ты заботливый, - странным голосом проговорила Нел, стаскивая с него респиратор, - дай-ка я тебя поцелую.

Дверь лифта закрылась.

- А-а-а, только не нос!!! - завопил из-за двери гнусавым голосом Нуар.

ГЛАВА ВОСЬМАЯ

- Намордник бы тебе купить, - злился Нуар, налепливая остатки пластыря на свой слегка надкушенный нос. - На меня теперь респиратор не налезет. Впрочем, сам виноват - я должен был насторожиться, когда ты сказала что не будешь драться и царапаться, но не обещала не кусаться.
- Извини, - скромно проговорила Нел, глядя в пол. - Я просто сегодня так переволновалась.

В коридорах Седьмой-просто было тихо и уныло. Стрекотали не совсем исправные лампы дневного света под потолком, так как в Зоне только слесарь с зачатками Скульптора имелся, а вот электрик был вполне обычный, хотя в плане пьянства не отставал.

- Да и я волнуюсь, - грустно признался Нуар. - Как там сейчас наша Радуга? Сидит где-то, бедная, и плачет разноцветными слезами.

Нел достала из-за пазухи Радугин мячик и уставилась на него, будто колдун на хрустальный шар.

- А может её КСИРы уже на шаурму пустили, - продолжал терзаться Нуар. - Или Циркачи поймали и к кому-нибудь пришили. Или…
- Да перестань ты уже! - рявкнула Нел и запустила мячиком ему в голову. - Без тебя тошно.

Мячик упруго отскочил от головы Нуара и улетел под потолок. Коллеги постояли с полминуты в ожидании, когда он упадёт обратно. Потом, удивившись неожиданному нарушению законов гравитации, посмотрели вверх. Там, под потолком, среди ярких ламп дневного света радостно вертелась с мячиком в зубах…

- РАДУГА! - хором воскликнули Нел и Нуар.

…Разноцветное чудо спикировало с потолка и мурча треща тёрлось о хозяев, оставляя на одежде разноцветную шерсть и временами грозя свалить с ног.

hfYoZmbobqc.jpg
- почесал Нуар животинку в том месте,
где, по его расчётам, должна была быть шея.

Когда проявления радости наконец поутихли, трое обрадованных персонажей поспешили искать Андерсен, так как рабочий день вообще-то уже подошёл к концу. Настроение было настолько отличное, что они снова принялись играть.

- По горам, по долам ходят шуба да кафтан, - загадал Нуар.
- SCP-692, - догадалась Нел. - У Айзенберга кошка такая, а кошек я люблю. Шёл долговяз, в землю увяз.
- Хм… Плутонов червь?
- Не, он в Америке увяз, - уточнила Нел.
- А, тогда SCP-1179, правильно? Правильно. У родителей и деток вся одежда из монеток.

Нел задумалась.

- Это "Мидас для бедных", - раздался вдруг голос из-за поворота.

Вслед за голосом появился и его обладатель, в одной руке державший кепку-невидимку, а в другой - семки-несъедайки.

- Зимой дело было. Зимой одежда толстая, вот вся в монетки и превратилась, правильно?
- Ну дык… - выдавил Нуар, пытаясь догадаться, кто это такой перед ним.
- Правильно, - довольно проконстатировал заугольный кепочник. - Теперь я загадаю. Отгадаете - идите себе. А не отгадаете - заберу вашу зверушку.
- Дык? - спросил Нуар, ненавязчиво роясь по карманам в надежде, что случится чудо, и граната окажется на месте.
- Входишь в одну дверь, выходишь из трёх, - начал незнакомец. - Думаешь, что вышел - а на самом деле зашёл.
- Лабиринт!
- Лабиринт!
- Не угадали, - заулыбался кепконосец. - Это Библиотека Странников.
- Э. Так нечестно! - воскликнула Нел. - Можно только объекты SCP загадывать. Откуда нам знать, как твоя библиотека выглядит.
- Ты бы, Л.С., ещё б Слэндера с Палочником загадал, - поддержал подружку Нуар. - Не отдадим Радугу.
- Ну, тогда… - Л.С. полез в карман.
- Что, бить нас собрался?
- Да вы что, милейший, совсем белены объелись? - обиделся Л.С., вынимая из кармана галстук-бабочку и надевая на шею. - Я вам стишок с мемагентом прочитаю, и наступит вам летальный исход.
- Ты сначала найди, от какого мемагента у нас прививки нет, - недобро оскалился Нуар.
- А если найду? - спросил Л.С. и, не дожидаясь, встал в красивую позу и продекламировал новейший деструктивнейший мемагент.
- МЕТЕЛЬ ЕЙ ПЕЛА ПЕСЕНКУ СПИ ЁЛОЧКА БАЙ-БАЙ, - сказал он, и у Нел под носом образовалась сосулька.
- МОРОЗ СНЕЖКОМ УКУТЫВАЛ СМОТРИ НЕ ЗАМЕРЗАЙ, - парировал Нуар, и сосулька сразу же растаяла.
- Опа, - растерялся Л.С. - Снежком, значит… не замерзай… Круто.
- А ты думал, - гордо ответил Нуар. - Чай, на лекциях не спим.
- Всё, давай топай отсюда, - заругалась Нел, трогая нос. - Не у себя на раёне.
- А я смотрю, не такие вы и плохие ребята, - сказал Л.С., глядя куда-то в раён живота Нел. - На лекциях не спите. Книжки читаете, хоть в Библиотеку и не ходите… Лана, чотам.

Он бросил в рот пару Семок-Несъедаек, надел Кепку-Невидимку и телепортировался сочинять новые мемагенты.

ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

- Стрёмный тип, - вздохнул с облегчением Нуар. - Что он там о книжках говорил-то?
- Знаешь, - помявшись, сказала Нел, - Я тебе хочу кое-в чём признаться. Это я у тебя гранату украла.
- ??? - удивился Нуар.
- Да… Я за неё книжку купила, вот, - Нел вынула из-за пазухи тонкую книжицу в красной обложке.
- ! ! ! - возмутился Нуар.
- "Книга писем", издание седьмое, дополненное, - прочитала Нел название. - Ну я ж давно ничего не читала… того и гляди забуду как буквы называются…

Нуар наконец отдышался.

- Честность… это хорошо, - медленно сказал он. - Честность должна быть вознаграждена…
- Так ты не серд-, - только и успела сказать Нел прежде чем Нуар ласково приподнял её за шиворот и утащил в кстати подвернувшуюся тёмную кладовку.

Радуга осталась снаружи, любознательно прислушиваясь к возне за дверью.

Через пару минут из кладовки появился весьма довольный Нуар, за ним вывалилась не совсем довольная Нел. Её уши теперь по яркости расцветки могли конкурировать с самой Радугой.

- Садист, - обиженно пробормотала она. - Нельзя девочкам ушки драть.
- Девочка, у тебя сейчас вместо ушек могли бы вертеться какие-нибудь шестерёнки, это ты понимаешь?

Нел потупила взор.

- Зато у тебя теперь книжка есть, - Нуар вернул книгу подружке. - Читай, может поумнеешь. Воришка.
- Воришка… - бурчала Нел, пытаясь замаскировать пострадавшие уши своими красными волосами. - Да если б я твой будильник не украла, ты сам бы сейчас щёлкал.
- Ладно, давай мир? Всё равно сегодня счёт три-один в твою пользу.
- Ну давай.

Радуга, примиряюще стрекоча, обвила обоих подобно огромному разноцветному боа.

- Мать же ж твою, шестьдесят кило умиротворения! - раздался из-под семицветного чуда сдавленный голос Нуара.

Они быстренько, от греха подальше, дошли до лаборатории, посадили Радугу в её уютный вольер и поспешили в кабинет Акки Андерсен отчитываться. Акки к тому времени уже успела прочитать для поднятия настроения весь раздел -J в базе данных, посмеяться, потом принять амнезиак и опять посмеяться. Возможно, так бы она тут и до завтрашнего утра смеялась, но вот наконец вернулись ловцы радуг.

- Ну, какие новости? - спросила Акки, видя по усталым, но довольным лицам искателей, что новости её ждут неплохие. - Вы присаживайтесь.

Нел и Нуар уселись за столом напротив неё. По коридору протопали обожравшиеся конфет расходники доктора Алого, исполняя заставку из программы "Время".

- Глобальной оккультной коалиции известно, что мы за ними шпионим, однако они по-прежнему не догадываются, как именно происходит утечка. Как курили на лестнице, так и курят.
- Развлечудов испытывает в последнее время затруднения с клиентурой. Вон сколько рекламы насовали.
- От Левши в ближайшие дни активности не предвидится. Он занят.
- Зафиксирована стычка между членами ПХ и КСИР.
- Группа ЦРБ заблокирована на юго-западной лестнице.
- У Длани Змея закончились вредоносные мемагенты.
- И о погоде. Сегодня на блёклой штукатурке нашего небосвода… Радуга! - жизнерадостно завершили отчёт сотрудники.

- Так это вас ЦРБисты так… покромсали? - спросила Акки, отъезжая на вертячем стуле чуть подальше и вынимая из сумочки изящный дамский огнемёт.
- Нет-нет, что вы! - заверил Нуар.
- А кто?
- Да… никто, - не придумала ничего лучше Нел.
- Да, члены террористической группировки "Н.И.К.Т.О." - сделал конфетку из удалена Нуар.
- А они-то чего хотели? - удивилась Акки, пряча огнемёт обратно.
- Они хотели… уши Нел! Нел, продемонстрируй уши.
- Ой-ёй-ёй… - впечатлилась Акки ушами Нел. - А как же вы выбрались-то?
- А Нуар их гранатами закидал.
- Так у вас же была всего одна граната.
- Ну вот одной и закидал. Он три раза подряд забыл чеку вытащить, зато каждый раз попал вражеским врагам по тыкве.

Андерсен засмеялась.

- Ясно всё с вами. Ладно, ступайте спать, вы прощены.

Н. и Н. покинули кабинет.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

- Ну что же, дэшка, - сказал Нуар, впервые за сегодня вспомнив о субординации. - Пора тебе в общагу. И так уже на полчаса опаздываешь.
- Окей, - вздохнула Нел. - А ты меня не отконвоируешь? А то мало ли чего…
- Пошли, - согласился Нуар, и они побрели по коридору в направлении расходничьего общежития.

Отважно преодолев все десять метров полутёмного коридора, они добрались до железной бронированной двери проходной общежития и постучались в не менее железное и бронированное окошко.

- Кто там? - раздался из-за окошка старушачий дребезжащий голос.
- Н.с. Нуар, - ответил н.с. Нуар. - Доставил вам D-1736, принимайте.
- Какой-такой энэс? Кого ишшо доставил? - не понял голос. - Ану идите отседова, а то позову мили… эту… эсбэ. Ходют тут всякие. Посланцы Хауса.
- Склеротичка старая, - скрипнул зубами Нуар и хотел уже было применить все полномочия своего аж третьего уровня, но его остановила Нел.
- Жанна Яковна, это меня доставили, - громко и чётко проговорила она в окошко.

Бронированная заслонка на окошке тут же распахнулась, и в образовавшейся амбразуре вырисовалась физиономия бабушки-божий-одуванчик в толстых очках и каске с защитным щитком. Судя по толщине и форме линз, очки были предназначены не столько для усиления зрения, сколько для дополнительной защиты глаз, - старые люди осторожны.

- Ой, Нелечка, девочка, это ты? - расплылась в улыбке старуха. - А я думала, тебя ужо расстреляли.

Бабуля плоховато ориентировалась в фондовских эвфемизмах, потому даже в отчётах писала "расстрелять" вместо "устранить", "допрос с пристрастием" вместо "интервью" и "[ХРЕНЬ КАКА-ТО]" вместо "[ДАННЫЕ УДАЛЕНЫ]". Впрочем, бабуле это прощалось, потому как она, по сведениям, полученным из Отдела Сплетен и Небылиц Старых Бабок (далее ОСН СБ), появилась в нашей вселенной одновременно с созданием Фонда SCP (который она, кстати, назвала "ЭсКэПэ" и в упор не понимала всех этих ваших "эсспипи"). Также, по сведениям ОСН, в Жанна Яковлевна присутствовала при таких событиях, как коронация Николая Второго, выступление Ленина на броневичке и развесёлые пирушки атамана Рябого. На самом деле, бабушке было, конечно, меньше лет, хотя она успела проработать в диверсионной группе НКВД во времена Второй Мировой, надзирательницей в тюрьме строгого режима, секретаршей в Отделе П, а в лихие девяностые - воспитателем детского садика. Ну а потом её, ввиду полученного в Отделе П опыта завербовал Фонд.

- Не-а, как видите, не расстреляли, - засмеялась Нел.

Бабка взяла у Нел дневной пропуск (право невозбранно находиться вне общаги) и начала что-то оформлять. Тем временем Нуар стоял задумавшись, почёсывая выходной клапан респиратора.

- Жанна Яковлевна, - вдруг сказал он. - Выпишите Нел, пожалуйста, ночной пропуск. Я тут вспомнил, что забыл с ней провести ещё пару зверских экспериментов. Постараюсь вернуть не по частям.

Старуха оценивающе посмотрела на Нуара, затем на Нел и засмеялась.

- Ну ладно, экспериментируйте. Смотрите там только, технику безопасности соблюдайте, ну вы поняли.

Она посмотрела вслед довольному Нуару, увлекавшего ничего не понимающую Нел в сторону лестницы и покачала головой.

- Эх, молодёжь…

Зона Семь уже мирно дремала. Спал D-номер-сколько-то-там, которого все звали "расходник в Варежках". Он проснулся как раз тогда, когда Варежки соизволили задремать и попросил пивка, в итоге ему налили вчерашнего дохлого пива с клофелином, и он уснул снова, к счастью, не разбудив сами Варежки. Завтра они тоже проснутся и будут требовать пивка, но это будет уже завтра. Спали участники ВИА "Кэнди-Ди" имени доктора Алого, и их недружный храп сливался в мелодию Моцарта, известную как "Спи моя радость, усни". Висел вверх тормашками над свежевылизанным полом Нетопырь. Дремал в своём пенале Критик, довольный количеством прочитанных ему за сегодня стихов и сказанных вежливых слов. Спал за своим столом доктор █., которого так и забыли забрать из кабинета. Спящий доктор посапывал, его ошейник, тоже спящий, попискивал, через стену от них толсто храпел Толстячок, и даже приснившийся доктору Посетитель тоже нагло дрых прямо в докторском сне.

- Давно хотел тебя сюда привести, - говорил спутнице Нуар, тихонько громыхая ключами в замке. - Давно на звёзды смотрела? Тут по ночам очень красиво.

Фондовцы вышли на крышу, осторожно уселись на краю и уставились на небо, полное звёзд, планет, спутников и аномалий.

- Вон там, - рассказывал Нуар, - это Звезда, исполненная ненависти. А та туманность, видишь, вон? - это Пьяное божество. А вот Лунный кролик… да не туда смотришь, на Луне он, лунный же. Это - Небесная колесница Сунь-Хунь-Чаня, или как там его. А вон летит и мигает Спутник.

- А это что? - спросила Нел, тыча пальцем между обломками SCP-2002 и каким-то НЛО, улепётывавшим от злобного ГОКовского истребителя.

- А это - Пропавший космонавт. Видишь, рукой нам машет.

Они помахали Космонавту в ответ.

Так они и сидели на краю крыши Зоны 7, свесив ноги, и глядели на удивительное ночное небо. Сколько они там сидели и куда именно глядели - то ведомо только им самим, SCP-343 да Особисту. Ну а нам пора возвращаться из их сказочного мира в наш мир, где "нарушение условий содержания" означает вовсе не весёлую беготню по коридорам, а в связанных организациях работают вовсе не столь добродушные простофили. Но сюда мы ещё обязательно заглянем, - ведь сказки для того и нужны, чтоб было где отдохнуть от забот и тягот сурового реального мира.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License