Похищение "Солидарности": Фаза 2
рейтинг: +3+x

Участок 08, расположенный где-то в пятистах милях к западу от Азорского архипелага, размещался на двух пустынных островах, один побольше, другой поменьше. Большой остров имел искусственное происхождение и представлял собой кольцо диаметром шесть миль, на котором находились зона содержания и различные модули, которые при необходимости можно было прятать под землю. На маленьком острове располагался космодром.

Этот комплекс был построен в пятидесятых годах в рамках программы Фонда по освоению космоса и до сих пор остается единственным местом, откуда Фонд может незаметно осуществлять запуски космических аппаратов, опираясь на сложные схемы подавления информации, правительственных и корпоративных взяток, нейтрализации спутниковых систем слежения и устранения нежелательных свидетелей.

Два дня тому назад Участок, как и прочие учреждения Фонда, получил сообщение об инциденте, в ходе которого шесть гуманоидных объектов нарушили условия содержания, временно вывели из строя компьютерные системы, проделали дыру в стене Зоны, угнали фургон, спалили прочие транспортные средства, находившиеся в гараже, и скрылись в неизвестном направлении. Сотрудники Участка 08, как и большинство их коллег, не придали этому сообщению должного внимания. Участок находился посреди Атлантического океана, вдалеке от любых возможных источников проблем. Здешний персонал отличался вялостью и флегматичностью, уныло тянул лямку и следил только за тем, чтобы сотрудники класса D и служебные роботы благополучно добирались до околоземной орбиты, оттуда - до станции "Тот" или Лагранжей, а затем обратно на Землю.

Вот так обстояли дела в Участке 08, но в один прекрасный момент группа неизвестных людей неудачно пришвартовала лодку в погрузочных доках.


Директора Зон - по своей природе существа затворнические. Они редко встречаются с представителями своего вида, кроме как на ежемесячных региональных отчетных конференциях в окружении большого количества охраны. В присутствии коллег они становятся пугливыми, словно их с младых ногтей приучают к мысли, что если директоров собирают в одном месте, то это явно не сулит ничего хорошего.

И вот это стремление избегать встречи с подобными себе уже давно беспокоило умы управленцев Фонда по всему миру. Если они не смогут привыкнуть к пребыванию рядом друг с другом в течение долгого промежутка времени, то через двадцать лет все вымрут.

В данный момент двадцать шесть из них участвовали в селекторном совещании, и каждый пытался побороть и страх, вызванный новостью о нарушении ОУС и присутствием коллег, и желание отпустить в сторону ближнего своего какой-нибудь колкий комментарий относительно случившегося. В начале списка участников конференции присутствовали два имени, отмеченных звездочками.

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-4

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-9

Темой сегодняшнего обсуждения была маленькая мерцающая точка на конце пунктирной линии, которая находилась вне радиуса поражения орбитальных ракетных установок.

Директор Кеттеринг: Как уже всем известно, погибло восемь сотрудников, тридцать два получили ранения. Многие были госпитализированы с признаками воздействия меметического агента, подобного тому, что был использован во время нарушения условий содержания в Зоне 15. Причиненный Участку материальный и информационный ущерб вполне исправим, но замена челнока Хэмилл потребует существенного количества ресурсов. Кроме того, теперь нам придется полностью пересмотреть принципы доступа к челнокам - нарушителям удалось обойти как электронные, так и физические средства защиты.

Директор Эман: А Вы уверены, что челнок утерян безвозвратно? Мы можем разрешить им пройти через сеть BARGAVASTRA и с легкостью получить контроль над аппаратом.

Директор Киттеринг: Во-первых, после атаки на челнок управляемых дронов это уже вряд ли представляется возможным, а во-вторых, исходя из анализа их траектории движения, они собираются осуществить гравитационный маневр.

Директор Эман: А, точно. Прошу прощения.

Директор Фактор: Мы можем перехватить их?

Директор Киттеринг: Нет. Герберт в настоящее время находится на ОНУФ-03, а Хайнлайн проходит техосмотр на станции "Тот".

Директор Хазелвуд: На основании данных, полученных в ходе интервью с SCP-2085 и его сообщницами, можно сделать предположение, что они направляются к SCP-2722.

Директор Пикмен: А им это удастся?

Директор Киттеринг: В момент угона Хэмилл был загружен всем необходимым, а управляемые дроны не смогли его достаточно повредить, чтобы сделать космический перелет невозможным.

Директор Ван Граф: Я сейчас смотрю видеозапись инцидента. У вас, как я вижу, даже павильон для отработки высадки на Марс был?

Директор Киттеринг: Дочерний проект.

Директор Ван Граф: Жалко, что они все разнесли в щепки.

Директор Киттеринг: Новый построим.

Директор Болл: А Вы уже отправили предупреждение на "Солидарность"?

Директор Киттеринг: Разумеется. Но тут возникает новая проблема. Как я уже говорил на брифинге, после случайной активации автоматической уборочной системы "Солидарности" в течение последних восемнадцати месяцев на ОНУФ-04 и SCP-2722 находилось лишь минимальное необходимое количество сотрудников. В данный момент на станции пребывает десять членов научно-исследовательского персонала, и еще сорок два расходника и шестнадцать сотрудников службы безопасности на самом корабле.

Директор Кинси: Учитывая положение дел на 2722, можно считать, что проблема решена. Стоит им ступить на борт корабля, как на них тут же набросятся фанатичные уборочные агрегаты.

Директор Йонн: Что-то я в этом сомневаюсь. Особенно если учитывать, как им все это время везло.

Директор Бранд: Но тогда у нас появится возможность хотя бы вернуть Хэмилл.

Директор Тортенд: Тем не менее, Кинси прав. "Солидарность" для них - тупик. Они там застрянут. И вот тогда мы их и возьмем.

Директор Киттеринг: Это вполне вероятно. Основные системы корабля до сих пор не проявляли признаков активности.

Директор Мэй: Извините, что задаю вопрос не в тему, но… почему они дали своей компании название "Черный кролик"? Они же все кошки.

Директор Киттеринг: Наверное, это отсылка к старой восточной легенде о кролике, который живет на Луне, но полностью не уверен.

Директор Мэй: А, понятно.

Директор Киттеринг: Итак, принимая во внимание все, что мы с вами уже сказали, я считаю, что сейчас надо проработать вопрос о захвате SCP-2085 и его сообщниц на борту "Солидарности". Я предлагаю…

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-4: Мы приняли решение.

Директор Киттеринг: А, точно-точно. Да, Смотритель?

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-9: Данный вопрос с этого момента находится на рассмотрении Совета.

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-4: Мы будем следить за ситуацией. По мере ее развития вам будут сообщать обо всех изменениях в соответствии с принципами распределения информации.

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-9: Возвращайтесь к своим делам.

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-4: Предоставьте все нам.

☆СМОТРИТЕЛЬ-O5-9: Встреча объявляется закрытой.


Хана посмотрела на ночную сторону Земли, проплывавшую далеко внизу. Континенты оплетала золотая паутина искусственного освещения. Молнии вспыхивали в облачных грядах. Где-то там внизу люди спали или занимались своими делами. Всеми, какими привыкли заниматься. А Хана даже не чувствовала, что они куда-то летят, хотя и находилась на борту космического челнока, оборудованного двигателем термоядерного синтеза и легко пронзающего пустоту на скорости в сотни тысяч километров в час.

От вида далекой Земли, от одной мысли о том, насколько же она прекрасна, ей хотелось плакать, но она не могла. Ей казалось, что ее сердце заполнилось тяжелой, застойной кровью. Как будто всю ее наполнили грязью, которой нет выхода наружу. Это должен был быть счастливый конец, вот только счастьем тут и не пахнет, да и вряд ли это конец. С другой стороны, это и не начало. Пока что это только пауза, и вокруг лишь безбрежный космос, сквозь который она сейчас летит неведомо куда.

- Итак… похоже, у нас получилось, - сказала она сама себе. - Мы в космосе.

- Он очень черный, - заунывно откликнулась Томи с потолка отсека. В условиях невесомости ее серебристо-синие волосы встопорщились на голове и образовали подобие короны. Одно плечо у нее было перебинтовано и обклеено пластырем.

- Ага-ага.

- Он такой пустой, такой нерациональный, - продолжила Томи, почесав лицо. - Но здесь все же лучше, чем на Земле. Там все такое многолюдное и неорганизованное.

Хана автоматически расшифровала смысл слов сестры. Томи, как обычно, мыслила на своей волне. Она всегда была в стороне от остальных. Ее ничто не волновало и ничто не интересовало. Перед ней были открыты все возможности, но она не искала выгоды ни в одной из них.

- Я переживаю за Волшебника, - сказала Хана. Она знала, что Томи может это легко прочитать по выражению ее лица, но решила все-таки сказать вслух. Тем более, что сейчас в отсеке кроме них больше никого не было. Момоко и Нанами пилотировали челнок, Шеф находилась в хвостовой части, а Волшебник мирно дрых в одной из капсул для сна. Он отключился еще до того, как они вышли за пределы околоземной орбиты, и Нанами пришлось запихнуть его в спальный мешок.

Томи пожала плечами. Ее волосы слегка взъерошились.

- Я знаю. Если с ним что-то случится, мы сделаем так, как он просил. Пустим ему две пули в лоб, затолкаем в воздушный шлюз и отправим на Солнце. Момоко сыграет "О благодать" на волынке, и мы продолжим полет.

Волшебник очень настаивал насчет последнего. Хана не знала, умеет ли Момоко на самом деле играть на волынке, но вполне возможно, что может постараться ради дела.

- Но ты не переживай, - продолжала Томи. - У нас все получится. Как и всегда.

На мгновение повисла тишина. Мимо них пролетела Шеф, потягивая сок из пакетика. Она помахала им рукой.


Волшебнику снился сон.

Он летел через тесные, душные камеры. Не вырубленные, а вырезанные в серой и пыльной скале, освещенные туманным тусклым светом. В центре каждой стены находился круг из гладкого темного металла, который при его приближении расходился в стороны как фотографический затвор. Он летел прямо и не имел возможности свернуть в сторону.

Вражеские врата пали.

Он должен был двигаться вверх или вперед, но на самом деле спускался вниз. По крайней мере, так считал он сам.

Все прочие звуки отсутствовали, за исключение его дыхания. Вообще было очень тихо. Стены сдавливали его со всех сторон, а комнаты, такое чувство, словно съеживались, когда он проходил через них. Сколько же их еще осталось? Есть ли конец этим комнатам, или они так и будут уменьшаться и уменьшаться, пока он окончательно не застрянет в одной из них?

Вот открылась очередная дверь-затвор, но комнаты за ней не было. Если здесь и были стены, то Волшебник все равно не увидел бы их из-за тусклого света. Огромное пустое пространство, простиравшееся на сотни, если не тысячи километров вокруг.

Где-то там, далеко внизу, он увидел поверхность темно-красного цвета, на который были начерчены две черных концентрических окружности, внутрь которых указывали три стрелки, прямо на огромный золотой глаз, похожий на козий. Глаз дернулся и уставился на него.

Громкий и ужасный голос эхом отразился в его голове, и он услышал бессловесную песнь о всепоглощающем Ничто.

И он почувствовал, как его тело откликается этому голосу в унисон.


- Спокойно, спокойно… Все в порядке? - Шеф помогала Волшебнику выбраться из капсулы для сна.

- Да. Да, похоже, все нормально, - Волшебник схватился за рукоятку на стене, пытаясь придать себе устойчивое положение. Его серое застенчивое лицо выглядело еще более болезненным и изможденным, чем обычно.

- Опять Рыжик?

- Ага.

Шеф похлопала его по плечу.

- Я буду с тобой до последнего, - сказала она.

- Я знаю.

- Это так, на случай очередного "я-не-хочу-быть-для-вас-обузой". Ты ведь знаешь, что это не так, и ты нам ничего не должен. Я буду рядом.

Волшебник издал слабый смешок.

- И как это у тебя получается?

- И очень просто. Ты же мой младший братишка, - ответила она, усмехнувшись. - Еще бы спросил, почему опадают листья осенью.

Волшебник лишь молча кивнул в ответ. Из пассажирского отсека доносились взволнованные крики, перекрывавшие вездесущий гул оборудования.

- Знаешь, - сказал Волшебник. - А я уж и забыл, кому из нас в голову первому пришла идея с космическим кораблем.

- Тебе.

- Нет, это определенно была твоя задумка. Я ведь и придумал весь этот волшебный маскарад только после того, как мы составили план.

- Ха… ну ладно, давай тогда считать, что в этой затее от каждого из нас по половине, - сказала Шеф, сделав рубящее движение рукой.

- Вот теперь все по честному.

Шеф сделала кувырок, оттолкнулась от пола и полетела в другой отсек.

- Девочки устроили заруб в "кваку", если хочешь - присоединяйся, - сказала она. - Лететь нам еще долго.


День 2

Вокруг голов членов Компании "Черный кролик" кружились шарики бренди.

- Итак, согласно уставу Компании, после каждой успешно выполненной миссии первую пьем в память обо всех наших сестрах, - сказала Шеф.

- Так точно! - хором ответили все остальные.

- Нам пришлось через многое пройти, но и расслабляться тоже не стоит. Так выпьем же за тех, кого с нами нет, народ.

- А наши ублюдочные папаши пусть катятся ко всем чертям, - сказала Нанами.

- Аминь, сеструха, - подхватила Момоко.

Все одновременно втянули в себя шарики спиртного.

День 5

Томи бежала по беговой дорожке и одновременно точила когти маленькой шлифовальной машинкой. Позади нее Момоко занималась на резистивном тренажере.

- Момоко, я должна перед тобой извиниться.

- За что?

- Я коснулась попки Большого Ричарда.

Момоко выпустила из рук планку и обернулась. Томи по-прежнему бежала и точила когти.

- Чего-чего?

- Дотронулась до его попки.

- Чего-чего? - Момоко прижала уши к голове.

- Я дотронулась до его попки, но потом я его почистила и нежно поцеловала.

В этот момент казалось, что Момоко своим угрюмым взглядом могла бы обратить молоко в творог, гранит - в крошку, а свою сестру - в кашку, если бы у нее была такая способность. К сожалению, этой способности у нее не было, поэтому получился обычный угрюмый взгляд.

- Так вот значит как мы играем, да? - она скрестила руки на груди. - Ну тогда я звоню Сэму.

- Только попробуй.

Момоко поднесла к уху кулак с оттопыренными большим пальцем и мизинцем и сделала вид, будто набирает номер.

- Нет, не смей!

- Бип-бип-буп-буп, - произнесла Момоко, держа руку у уха. - Дзыыыыынь! Дзыыыыынь! Алло, Сэм! Видишь ли, тут выяснилось, что наша Томи - лживая предательница и мошенница, которая любит трогать всех за попы, поэтому я хотела бы пригласить тебя на прогулку по ночному городу. Я слышала, что стрельбище недавно открыли после ремонта. Что? Конечно, и Гарри с собой бери!

Томи зарычала и замахнулась кулаками на Момоко. Но вследствие того, что ремни-ограничители беговой дорожки удерживали ее на месте, это не дало никаких результатов, поэтому она со вздохом понурила голову. Момоко так и прыснула со смеху. Томи не удержалась и тоже сухо захихикала.

- Похоже, у нас не все дома, - сказала она.

Момоко прижала палец к подбородку и глубокомысленно взглянула на потолок.

- Не, вряд ли.

День 9

[Шеф: Так, ладно, все возвращаемся в роли. Что там с плохим парнем?]

[Хана: Лады, сейчас ходит змея. Нанами, сколько там у тебя на костях?]

[Нанами: Тринадцать.]

[Томи: Безумный ученый впустил змею в подвал.]

[Хана: Лады… двадцать.]

[Нанами: Черт.]

[Хана: Кину кость еще раз… двадцать.]

[Нанами: Чоооооооооорт.]

[Хана: Итого получается… тридцать шесть очков урона.]

[Нанами: Ебаааааааааать.]

[Волшебник: б]

[Волшебник: лин]

[Волшебник: Никак не привыкну к клавиатуре.]

[Томи: хлопает беднягу по плечу]

[Хана: Можешь сделать спасбросок.]

[Нанами: Данунах. Заново начну.]

[Момоко: Ахахахах.]

[Хана: Итак. Прямо на наших глазах змея рвет Нанами как Тузик - грелку. Кровь, кишки и мясо летят в разные стороны.]

[Нанами: Но пока мой труп не закоченел, пальцы на руках успевают сложиться в два кукиша.]

День 11

- Тоооооооооолько… рюмка водки на столе! Ветер плачет за окном…

[Нанами: И долго они еще так горланить будут? Я сейчас повешусь на собственных подтяжках.]

[Томи: Веселое было бы зрелище.]

[Шеф: Ну так иди и скажи им, чтоб заткнулись.]

[Нанами: Да черта с два! Думаешь, почему я сижу тут и бурчу себе под нос? Пьяная Момоко - это еще полбеды, но вот когда Хана нажирается, то хоть святых вон выноси.]

[Нанами: И что самое хреновое - они выпили все оставшееся бухло. И ЭТО БЕСПОКОИТ МЕНЯ БОЛЬШЕ ВСЕГО.]

- Ну-ка, мечи стаканы на стол!

[Нанами: ГОСПОДИ]

[Шеф: ахахахах]

- Ну-ка, мечи стаканы на стол!

[Нанами: ГОСПОДИ ТОЛЬКО НЕ ЭТО.]

- Ну-ка, мечи стаканы на стол!

- И прочую посуду!

- Все говорят, что пить нельзя!

- Все говорят, что пить нельзя!

- Все говорят, что пить нельзя!

- А Я ГОВОРЮ, ЧТО БУДУ!

[Нанами: Я умираю. Положите в могилу мою коллекцию порнухи.]

[Томи: Будешь как Нефертити.]

[Нанами: Верно, черт тя дери.]

День 15

- Надеюсь, тебе нравится клюквенный? - сказала Шеф, перебрасывая Волшебнику пакетик сока.

- Сколько я был в отключке на этот раз? - спросил он, хватая пакетик слабой рукой.

- Девять часов с небольшим.

- Бля, как же мне хуёво.

- Да уж вижу.

- И не говори.

- Еще что-нибудь нужно?

- Не-а. Дальше я сам.

- Лады. Зови, если что.

Шеф полетела в другой отсек. Волшебник остался наедине с клюквенным соком и своими мыслями.

В некоторые моменты его разум уносился прочь от корабля и от девушек. В состоянии, что граничит со сном и реальностью, ему являлся туманный, зыбкий силуэт человека, которым он раньше был. Когда-то у него было прошлое, но он мало что о нем помнил. Когда-то он был женат. У него были дети. Братья. Друзья. Родители. Работа. Все это исчезло. Им лишь известно, что он бесследно пропал через какое-то время после того, как уехал в Японию, чтобы преподавать английский язык. Самоубийство человека без перспектив и способностей, вызванное отчаянием из-за неудачного брака и слабого здоровья. На том и порешили.

Казалось, что все эти воспоминания принадлежат кому-то другому. И каждый раз, когда он задавался вопросом о том, насколько он изменился, то в нем словно просыпался ворчливый червь сомнения, который спрашивал его, происходило ли это все на самом деле, и предлагал осознать факт того, что он или настолько зачерствел, что разорвал все связи с человеком, которым он когда-то был, или уже окончательно свихнулся, раз пытается убежать от своего прошлого.

И этот червь, имя которому Рыжик, говорил настолько убедительно, что у Волшебника в голове все путалось, и порой он не мог различать свои и его мысли.

Волшебник допил клюквенный сок. Все-таки хорошо, что он выработал умение выборочного слуха.

День 18

- Хана, там туша космического кита мимо пролетает, - сказала Нанами с гораздо меньшим энтузиазмом в голосе, чем обычно.

- С тобой все в порядке?

- Мне скучно. А вокруг кита вьются души китобоев, которые погибли на охоте.

Хана подлетела к иллюминатору и заглянула в него, отодвинув Нанами в сторону. Как она и ожидала, сплошная чернота космоса.

- Вон тому мужику в разбитом шлеме оставалось всего два дня до пенсии, - сказала Нанами, указывая пальцем в пустоту.

От скуки Хана решила подыграть сестре.

- А вон та тетка с гарпуном раньше была космической разбойницей. И у нее был говорящий космический осьминог.

- Китобойная компания решила не заморачиваться поиском тел, поэтому их имена просто вычеркнули из всех бумаг.

- Но… не все так плохо. Они оставили кое-что интересное для своих товарищей.

- Карта сокровищ, на которой указано, где зарыт клад.

- Космическая амбра.

- Алмазы размером с голову.

- И целый ящик космической шаурмы.

- Ну это уже ни в какие ворота! - простонала Нанами.

- Ну так вот, вторая команда китобоев села на буксир и отправилась в пояс астероидов на поиски сокровища, - продолжала Хана.

- Дай угадаю - вторая команда состояла из пяти сестер и их лучшего друга?

- Ага.

- Бугагагага, - ответила Нанами, отталкиваясь от стены отсека. - Рано еще радоваться, сеструха, ой, как рано.

Но они знали, что очень скоро их путешествие подойдет к концу. Уже очень скоро.

День 21

- Вот она, Шеф, вот она - "Солидарность" нашей мечты.

Корабль пока выглядел маленьким овальным пятнышком на экране, но этого было достаточно, чтобы в глазах Шефа снова загорелся лихой огонек.

- И что нам мешает достичь ее?

- Ээээ, видишь ли, Шеф, совершенно ничего. Станция дает добро на стыковку, - сказала Нанами, колдовавшая за пультом управления.

На секунду показалось, что от удивления замолчал даже двигатель челнока.

- Да вы, бля, издеваетесь?

- Без базара. Нам дали зеленый свет.

Шеф снова посмотрела на размытые очертания корабля и летавшей вокруг него космической станции.

- Это наверняка ловушка.

- Да как пить дать.

- Но они наверняка знают о том, что мы об этом догадаемся, - вмешалась Момоко.

- Ага-ага, а нам известно то, о чем знают они, бла-бла-бла, давайте опустим эту часть, - сказала Шеф и покачала головой. - Какие будут предложения?

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License