Казни доктора Брайта
рейтинг: +32+x

Брайт понял, что они влипли, когда по обе стороны их фургона выехали грузовики. На их бортах было граффити "حزب الخلافة". Когда же бородачи, сидевшие в кузовах, направили на них стволы автоматов, Брайт понял, что они влипли по-крупному. Стиснув зубы, он взглянул на подрезающий их спереди пикап. Он подумал было дать по тормозам и смыться в обратном направлении, но сзади уже подъезжала четвёртая машина. Их взяли в коробочку.

- С боем прорваться сможем? - спросил Брунвик. Коренастый биолог держал автомат почти что со знанием дела.

- Если ты вдруг стал пуленепробиваемым - тогда сможем, - ответил Брайт. Он обернулся к шестёрке пассажиров фургона. - Итак, нас поймали. Пока не знаю, кто. Если правительство, то будет много вони, но нас продержат достаточно долго, чтобы Фонд попытался нас вытащить.

Адвани уже копался в мобильнике, писал своему человеку, что их накрыли. Он ехал на переднем сиденье рядом с Брайтом. Они были самыми неприметными во всей группе. Особенно Брайт в теле египтянина.

- А что если террористы? - спросил Сэндлер. Когда-то его густые брови доходили до линии роста волос, но со временем агент полысел.

- Так и есть, - ответил ему Джейкобс. Агентов в фургоне было двое, и он был младшим из них. - Правительство прислало бы бронемашины. Устроило бы демонстрацию силы, а не зажимало бы нас вот так.

- У нас всё будет в порядке? - пискнула Лопез. Юной исследовательнице на вид было не больше двадцати.

Брайт едва не сказал, что нет, ничего в порядке не будет, но что-то в её лице заставило его солгать во спасение.

- Наверное, это они ради выкупа, - сказал Брайт. - Наверное, даже не знают, кто мы. Не повезло, только и всего. Увидели американцев, решили устроить представление. Сохраняем спокойствие и ждём, пока за нами не явятся. Если возможно, попытаюсь выкрутиться из ситуации. - В его голове уже рождался набросок плана, но всё зависело от того, насколько алчными и насколько догадливыми были их похитители. Жаль, что арабский он знал только в таком малом объёме.

Грузовики вывели их с шоссе и повели на юго-восток. Через несколько километров процессия остановилась, вооружённые люди повыпрыгивали на землю. С воплями на арабском они вломились в фургон, вытащили всех наружу, и крепкими ударами уложили на землю. Брайт понимал, что сопротивляться не стоит. Он услышал, как Брунвик замахивается на одного из террористов, а потом - звук выстрела. Брайт поморщился, Сэндлер и Лопез вскрикнули, Джейкобс и Адвани промолчали.

Их тщательно обыскали, отобрали все телефоны. Нашли и разбили даже радиомаячок, спрятанный в ботинке. Это несколько осложнило ситуацию. Брайт надеялся на то, что спасение придёт скоро. Теперь Фонду, возможно, придётся потрудиться.

На головы им натянули мешки, сковали руки наручниками за спиной и повели к одному из грузовиков. Брунвик застонал - по-видимому, его ещё не убили. Странно, что никто так и не притронулся к амулету.

- Не шевелиться! - проорал один из боевиков ему в ухо. - Понимать? Ты шевелиться, я тебя стреляю!

Он слышал, как время от времени кто-то делал шаг, потом следовал звук удара, пресекающего попытку, и вскрик. Брайт стоял неподвижно. Ему уже не раз доводилось бывать в плену. Он даже знал некоторые из способов запугивания, которые сейчас применяли боевики. Это немного утешало. Самую малость.

Позже их вытолкнули из грузовика и гуртом повели в какое-то помещение. Внутри воняло скотиной. Их втолкнули внутрь, дверь захлопнулась за их спинами.

- Это… - заговорил было Адвани, но Брайт шикнул на него.

- اسكت! - раздался мужской голос. - عندي كلاشنكوف!

По-арабски Брайт понимал очень мало, но слово "Калашников" было понятно и так.

Через несколько часов появился ещё один боевик и снял с них мешки. Боевик был одет в военную форму и перепоясан мечом. Лицо его было обмотано шарфом. Позади него стояло несколько боевиков, их АК были направлены на пленных. Ещё один боевик снимал происходящее на камеру.

- Вы - пленники Хезб Аль-Халифа. Мы знаем о вашей Организации. Вы - плевок в лицо Аллаха.

"Сукин ты сын," - подумал Брайт. Кто-то их сдал. Интересно, кто именно.

- Ты, с амулетом. Ты - доктор Брайт. Мы всё про тебя знаем. - Мужчина потянулся к амулету, но на его руках были кожаные перчатки. - Вот он, ты. Здесь - твоя душа. Ты - нечестивый выродок. Мы покажем миру, что мы - против этого.

Один из боевиков вытащил нож и отрезал Брайту ухо. Тот стиснул зубы.

- Чьё на тебе тело, неверный? Мусульманина? Чью жизнь ты украл? Ты - упырь! - выкрикнул боевик в шарфе.

- Давай, покажи, на что способен, - ответил Брайт и сразу же пожалел об этом. Он, всё же, был не в кино.

Нож вонзился в глаз и больше Брайт ничего не видел.


Через некоторое время он проснулся, не понимая, где находится. Ясно было, что тело поменялось. Его что, спасли? Нет, руки по-прежнему были скованы за спиной. Колено разрывалось от острой, жгучей боли.

Он приподнялся, устроился полусидя. Тело было крупное, ясно и так. Сильное тело. Он огляделся, увидел Джейкобса, Сэндлера, Адвани и Лопез. Пришло осознание. Он посмотрел вниз, на массивное тело Брунвика. Вот суки.

- Брунвик? - прошептал Сэндлер.

Брайт покачал головой. Головой Брунвика.

Сэндлер заплакал. Брайт и не знал, что они так трепетно относились друг к другу. Циничная часть его сознания думала, боится ли Сэндлер, что его ждёт та же участь.

Он поглядел на место своей казни. Тело уже унесли, но кровь ещё не впиталась в земляной пол. Похоже, их оставили одних.

- И как нам из этого выбираться? - спросила Лопез.

- Не знаю, - ответил Брайт. - Дай подумать.

Луч надежды растворился во тьме. Террористы знали, кто он, и знали, как работает его амулет. И неизвестно, когда объявится Фонд.

Смерти он не боялся. Даже если они попробуют уничтожить амулет, то вряд ли у них выйдет то, что не удалось когда-то ему с самой лучшей техникой.

Но ему совсем не хотелось видеть, как гибнут люди из его команды. Он, не переставая, пытался продумать план. Если бы только Фонд поторопился и спас их.

С утра за ним явились вновь. И вновь явился человек в чёрном шарфе, и вновь работала камера. Его вздёрнули на ноги, колено едва не подогнулось, но потом его поставили лицом в нужном направлении.

- И вновь перед нами этот кафир, доктор Брайт. Он жив, потому что этот амулет крадёт чужие жизни, вселяет его в чужие тела. Мы дали ему украсть жизнь своего друга. У своего же собственного друга он украл, отнял жизнь! И вновь ему настало время умереть.

Нож поднялся и опустился, целясь в горло, но он был готов. Брунвик был кто угодно, только не слабак. Брайт изо всех сил упёрся здоровым коленом, толкнул в отчаянной попытке дотянуться амулетом до боевика, стоящего с автоматом.

Лишь долю секунды он видел мир его удивлёнными глазами. Потом раздались выстрелы и Брайт умер снова. Дважды.


Он проснулся. В этот раз перед ним сидели Адвани, Сэндлер и Лопез. Значит, Джейкобс. "Десять негритят" - подумал он.

Теперь его связали крепче и оставили на том месте, где он уже трижды умирал. С кляпом во рту. Штанины были испачканы кровью, застарелой, подсохшей и воняющей. В этот раз террористы решили перестраховаться.

Его спутники смотрели на него с жалостью, отвращением и страхом. Должно быть, видели, как лицо Джейкобса становится пустым, а потом в нём просыпается чуждый ум. Наверное, и Брунвика они так же наблюдали. Им показывали их будущее. Наверное, одно дело - знать, что это происходит с безымянными расходниками, другое - самому видеть, как через это проходит знакомый человек.

- Успокойтесь, - сказал Адвани остальным. - Как-нибудь мы из этого выберемся.

Эта ложь не обманула никого.

Он попытался заснуть, но в теле Джейкобса до сих пор гулял адреналин. Он смотрел на стены, на земляной пол, куда угодно, только не на своих товарищей.

Он был едва ли не рад, когда в дверь вошёл боевик в шарфе. Лишь бы поскорее.

- И вновь перед нами этот кафир, доктор Брайт. Он жив, потому что этот амулет крадёт чужие жизни, вселяет его в чужие тела. Мы дали ему украсть жизнь своего друга. У своего же собственного друга он украл, отнял жизнь! И вновь ему настало время умереть.

Речь была та же, что и в прошлый раз. Брайт понял, что его гибель в теле Брунвика в эфир не пошла. Плохо для репутации, когда жертва отбивается.

В этот раз лезвие ножа проделало надрез на его голове. В курчавые волосы Джейкобса впились пальцы, потянули скальп назад. Брайт закричал, но кляп превращал крик в мычание.

А они не торопились. Под конец он безмолвно умолял их покончить с этим.


Он проснулся позже. Гораздо позже. Он снова был связан, поставлен на колени для казни, а во рту снова торчал кляп. Брайт осмотрелся, нашёл взглядом Сэндлера и Лопез. Ясно было, что в своём выборе они следуют некой закономерности. Сначала - здоровяк Брунвик, потом - охрана, Джейкобс и Адвани. Под конец пойдут Сэндлер и молодая симпатичная Лопез. Нагнетают. Развивают "выбор" тел. Сначала выводят из строя "настоящих" мужчин, потом примутся за безвредного старика, а под конец расправятся с девушкой.

Сэндлер, похоже, сломался. Лопез же больше не боялась. Она злилась. На террористов и на него тоже. Но второе он, наверное, вызвал сам. Он и сам на себя был крепко зол.

Что-то поблизости привлекло его внимание. В грязи виднелась надпись. Едва различимая, паршиво написанная, но читаемая. "ПОМОЩЬ ИДЁТ. ДЕРЖИТЕСЬ."

Должно быть, её нанесли недавно, иначе бы террористы затоптали её.

Его сердце - сердце Адвани - подскочило в груди. Только бы задержать их. И тогда может получиться спасти Сэндлера и Лопез от этого ада. Лопез - сто процентов получится. Ещё чуть-чуть.

Но дверь уже открывалась вновь. Вошёл главарь террористов со своими прихвостнями. Брайт приготовился к худшему. Надо было занять их подольше кровавым делом. Чем дольше он проживёт, тем больше у них шансов на спасение.

- Доктор Брайт, этот упырь, забрал жизнь ещё одного своего друга! Ни до кого ему нет дела, лишь до себя самого. Но теперь он терпит муки! Мы заставим его пожалеть о каждой прожитой секунде, а потом мы уничтожим его во имя Аллаха! - Эти слова сопровождались театральным взмахом рукой.

Один из боевиков взял ведро и выплеснул на Брайта содержимое. Когда он понял, что именно на него вылили, желчь поднялась к горлу. Свиной навоз. Да откуда у них вообще свиньи в Египте? Должны же были все передохнуть во время эпидемии свиного гриппа.

Другой боевик взялся за нож и принялся украшать лицо Брайта множеством мелких порезов. Не слишком болезненно, но свиной навоз просачивался в раны. До того момента, как инфекция будет хоть что-то значить, он, конечно, не доживёт, но это было унизительно. Как, само собой, и было задумано.

- Мы оскверняем его подобно тому, как эта нечестивая душа оскверняет тела других людей! Мы клянемся вести вечную священную войну против всех Фондовских нечестивцев! - Сказав это, главарь вытащил меч и занёс его над головой.

Нет, нет, нет, - думал Брайт. - Вам же надо меня пытать! Не так всё должно случиться!

Меч начал описывать дугу и Брайт утешил себя мыслью, что хотя бы Лопез доживёт до спасения.


Помощь пришла через несколько часов после судьбоносного взмаха. Группа подмоги пришла тогда, когда террористы оставили своих пленников одних. Это даже боем нельзя было назвать. Несколько минут - и всё кончено.

Брайта развязали, проводили до вертолёта аварийной эвакуации и погрузили внутрь. Во время полёта одна из агентов рассказала, что Повстанцы Хаоса передали Хезб Аль-Халифа разведданные на их группу, вплоть до точного местонахождения фургона. Откуда эта информация у них взялась, и почему они поступили именно так - пока было неизвестно. Самая популярная гипотеза заключалась в том, что эта затея отвлекла и Фонд и террористов, чтобы Повстанцы могли спокойно захватить какую-то неизвестную цель и увезти её подальше от посторонних взглядов.

Вернувшись в Зону, они прошли до комнаты разбора заданий. Два уцелевших пассажира злополучного фургона уселись рядом с агентом.

- Ну, могло бы быть и лучше, - сказала Клаудия. - Прошу прощения. Помощь мы отправили сразу же, как смогли. - Казалось, сигарета повисла в воздухе.

- Вы сделали всё, что могли, - сказал Брайт. - Просто мне бы хотелось…

- Знаю, доктор, - произнёс Сэндлер. - Я и сам надеялся, что она выберется.

- Я вообще не понимаю, - сказал Брайт. - С самого начала выбор казнимых шёл по нарастающей. Сначала - здоровяк Брунвик, потом - Джейкобс, потом - Адвани. Её должны были оставить напоследок.

- Вы и верно не понимаете, - ответила Клаудия. - Другая культура. Нам закономерным финалом кажется молодая девушка. Но для них…

Брайт посмотрел на Сэндлера, на тонкую полоску седых волос вокруг обширной лысины. Потом - на свои аккуратные и молодые ручки.

- Ну конечно. Старейшина.

- Мне так жаль, - сказал Сэндлер. - Хотелось бы, чтобы всё сложилось по-другому.

Этой ночью доктора Брайта ждала последняя казнь. Люди, поставленные следить за ним, пытались его спасти, но он оказался быстрее.

Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-NonCommercial-ShareAlike 3.0 License